Ограбление века: из Украины исчезло 40 тонн алмазов

06 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 6 октября-13 октября 2006г.
Отправить
Отправить

Если бы из какого-либо банка невесть как пропал пуд-другой золота, можно представить, какой бы поднялся переполох в стране!..

Если бы из какого-либо банка невесть как пропал пуд-другой золота, можно представить, какой бы поднялся переполох в стране! Сколько статей было бы написано по этому весьма ничтожному поводу! А сколько ответственных лиц поклялись бы с телеэкрана, что они берут это дело под свой контроль и, безусловно, найдут злодеев, и накажут виновных…

Но вы слышали хоть какие-либо шорохи по поводу пропажи бесценного достояния Украины — ее алмазного производства, заслуженно делившего в свое время пальму первенства на этой почетной стезе с Соединенными Штатами и производившего свыше 200 миллионов каратов (то есть 40 тонн) алмазов в год?

Однако никто и слова не сказал по этому поводу. А ведь это было наше общее с вами богатство — на каждого украинца не так давно приходилось по грамму высококачественных алмазов в год. Некоторые из них были совершенно уникальны, поскольку создавались непревзойденным научным коллективом в Институте сверхтвердых материалов НАН Украины. На полную мощность работали алмазные заводы в Полтаве, Львове, Бориславе, бывшие гордостью Украины.

В «загашнике» у украинских ученых было немало остроумных идей, позволявших с уверенностью смотреть в будущее — в Киеве тогда проходили триумфальные международные конференции, выставки, симпозиумы. Такого количества технических алмазов, какое в те времена производилось у нас в стране и сейчас было бы достаточно, чтобы находиться среди ведущих держав мира. Это была истинная драгоценность, на которой держалось очень многое в нашей стране — прежде всего современная обработка металлов, керамики, гранитов и т.д.

Недавно в редакцию еженедельника, видимо, отчаявшись, обратился кандидат технических наук, заслуженный изобретатель Украины Евгений Мошковский. Он сообщил, что его история вряд ли сможет что-либо исправить в нынешней ситуации, но ему будет легче, если газета расскажет людям, до какого абсурда может дойти положение в нашей несчастной стране.

Собственно, мы уже писали («ЗН», № 476, 2002 г. «Патон первый понял — это время не вернется никогда…») о бывшем заведующем отделом Института проблем материаловедения НАНУ Евгении Мошковском, который, как только президиум академии разослал документ о создании научных кооперативов, создал едва ли не первое в Украине малое научное предприятие — Вышгородский алмазный завод. Завод быстро стал на ноги и, несмотря на все нелегкие перипетии, ожидавшие Евгения Ивановича на этом пути, до сих пор является самым успешным научным предприятием — типичнейшим представителем хай-тека, который всегда способен, опираясь на достижения передовых представителей украинской науки, сделать неожиданный рывок вперед...

Одно время казалось, что к этому научному предприятию присоединится еще один достойный партнер — алмазный завод в городе Бориславе Львовской области. Помнится, как в редакцию еженедельника пришел контактный и жизнерадостный сотрудник НАНУ Григорий Минченко. Он сообщил нам, что вместе с коллегами стал акционером алмазного завода во Львовской области. «Состояние завода ужасное, — рассказал Григорий Васильевич, — но я приложу все усилия, чтобы поднять производство и вернуть былую славу украинским алмазам».

Правда, коллеги предпринимателя из Института сверхтвердых материалов, услышав фамилию Минченко, не стали скрывать свое мнение: «Проходимец. Завод не поднимет, да он об этом и не думает, им движет только нажива». Мы сообщили предпринимателю нелестную реакцию коллег. Он грустно улыбнулся, и парировал: «Что ж вы хотите — таковы нравы научно-уголовного мира. Здесь зависть правит всем…», и попросил поддержать его, потому что враги и завистники наседают, а без помощи ему просто не выжить в таких условиях. «В конце концов, — утверждал тогда Минченко, — ваша демократическая газета печатает разные мнения. Напечатайте и мое, а время покажет, кто прав в этой истории». Отдел науки решил тогда напечатать рассказ о планах молодого предпринимателя — в конце концов, в нашей науке не так много ученых, готовых взяться за реальное производство. А здесь явный пример человека, который на это решился. Тем более что мы знали об успешном примере Бориславского алмазного завода и о том, что сам Евгений Мошковский щедро выделил из полученного им инновационного кредита 570 тыс. грн. в помощь заводу в Бориславе на приобретение оборудования. Это была высшая рекомендация…

И вот теперь экономические газеты пестрят статьями с зазывно-броскими заголовками. К примеру такой: «Алмазный заводик… хочешь?». В них всем желающим предлагаются акции того самого Бориславского завода искусственных алмазов, который с таким энтузиазмом собирался поднять Григорий Васильевич. Теперь в рекламных статьях рассказывается о том, какие замечательные перспективы открываются перед тем, кто станет совладельцем этого перспективнейшего предприятия. Среди прочих благ, которые якобы обрушатся на голову того, кто решится приобрести акции, — прибыль в размере 1,5 — 2 млн. долл. в год…

— Я хочу предупредить потенциальных инвесторов о ложности этих предложений, — рассказал Евгений Мошковский, когда я прибыла в Вышгород.

— Евгений Иванович, но это заявление вам может дорого обойтись — ведь если Григорий Минченко не продаст свой завод, вы не получите ни гривни из одолженных ему денег, ни вашего оборудования…

— Оборудование доведено до такого состояния, что сейчас уже представляет собой металлолом. Там была сложная электроника и гидравлика, все это требовало ухода и соблюдения температурного режима не ниже одного градуса, а в неотапливаемых помещениях безвозвратно вышло из строя все оборудование для синтеза алмазов, в том числе и 22 пресса, принадлежащих нашему ОАО НПП «Прецизионные абразивы». Это большая потеря, потому что в настоящее время стоимость одного нового пресса — 150 тыс. долл. США.

Минченко когда-то приватизировал государственное предприятие, на мой взгляд, весьма сомнительным путем за 20 400 гривен, а сегодня реальная стоимость даже того, что осталось от завода, — пять миллионов долларов. Выгодная сделка с государством! И при этом он как патологически жадный человек еще и не хочет вернуть нам когда-то взятые кредиты.

Так что получить обратно оборудование в таком состоянии мы уже не хотим. Мы отдаем себе отчет и в том, что свои же инвестиции не сможем вернуть даже судебным путем. Наш горький опыт свидетельствует о том, что Львовские хозяйственные суды выносят абсурдные решения по этому поводу. Посудите сами, в решении Львовского хозяйственного суда сказано, что ОАО НПП «Прецизионные абразивы» не выполнило условия договора поставки алмазного сырья, так как купило у Бориславского завода его по более высокой цене (в полтора раза превышающей цену, которая заложена в договоре), и в судебном порядке обязана сделать предоплату на сумму 455 тыс. грн. за 2477000 каратов алмазного сырья, но уже по более низкой цене. Мы были бы рады купить это сырье да еще и по более низкой цене, но суд не дает никакой гарантии, что заказчик его получит. А мы совершенно определенно знаем: если мы еще раз вышлем деньги на счет Минченко, то алмазов не получим, так как на заводе в Бориславе их уже не производят. Да и завода такого нет! Вот такая трагикомическая история…

— Не могу понять, как вы могли впутаться в такую историю и передать свой немалый инвестиционный кредит человеку с весьма сомнительной репутацией?

— А у нас не было другого выхода. То было время, когда гордость Украины — Полтавский алмазный завод сначала выкупили перекупщики, а затем продали его знаменитой Ирландской алмазной корпорации «Элемент сикс» (то есть «шестой элемент» — углерод в переводе с английского). Сегодня это главный монополист в мире по алмазам. И нам рассчитывать на получение сырья отсюда, как прежде, не приходится, так как корпорация намерена с 2007 года вывозить с Полтавского алмазного завода всю алмазную продукцию за рубеж ввиду ее более высокой стоимости (в 3—4 раза) на мировом рынке. Новые хозяева по-новому метут, и им не до интересов национальных производителей.

Впрочем, они рассматривали нас как конкурентов с самого начала, и было понятно, что не склонны отпускать нам сырье. Бориславский завод искусственных алмазов и алмазного инструмента в этих экстремальных условиях оставался для нас спасительной альтернативой. Поэтому мы были согласны отдать последнее, чтобы помочь заводу спастись. Вот тогда мы и предоставили Минченко кредит, который ох как нужен был нам самим. Но, видимо, не судилось. Мы уже смирились и с этой потерей…

Все-таки в Вышгороде нашли выход и из этой ситуации. Еще в советское время ныне покойный академик Виктор Трефилов пригласил в Киев на работу ученого из России Вячеслава Даниленко, чтобы он занялся в Институте материаловедения НАНУ динамическим синтезом алмазов. К счастью, приглашенный оказался не только прекрасным ученым, но, что случается гораздо реже, и замечательным менеджером. Вскоре он организовал отличную экспериментальную базу. Для этого ученый где-то достал толстостенную трубу на сто кубов и начал там с помощью взрыва получать алмазные нанопорошки. Уже первые испытания их свойств показали, что они позволяют совершить буквально технологическую революцию.

К сожалению, Даниленко из-за болезни сердца (а наш климат на него действовал явно негативно) был вынужден вернуться в Россию. Однако перед отъездом привез в Вышгород к Мошковскому своего зятя Владимира Падалко, представил его как наследника своего дела и попросил украинского коллегу помочь довести начатое дело до конца. Кстати, зять — гуманитарий — оказался человеком железной хватки. Он наладил в Житомире производство, в котором после взрыва получаются тончайшие алмазные порошки толщиной 10—100 ангстрем. При этом с весьма высоким выходом до 50 процентов.

Поскольку ни один завод у нас не мог бы выполнить все технологические звенья этого процесса, в нем была задействована целая цепочка производств. Следующим исполнителем в ней был НИИ сверхтвердых материалов НАНУ. Из Житомира полученный материал отправляется в ИСМ к академику Николаю Новикову, где его очищают от графита и спекают воедино по специальным технологиям. В результате получаются своеобразные «ершики».

А вот после спекания «ершики» поступают к Евгению Мошковскому в Вышгород, и здесь из них на центрифугах отбирают только те, размер которых равняется 0,3 микрона. Остальные алмазные отходы («ершики» большего и меньшего размера) отправляют на склад, так как пока им еще не придумали применения. Сейчас удается использовать лишь 20 процентов «ершиков».

Но и это еще не все. После обработки в Вышгороде «ершики» отправляют в Германию. Причем везут их в водном растворе, чтобы они не слиплись. Здесь их помещают в специальную жидкость. Образуется суспензия. И хотя в ней алмазных «ершиков», как говорится, кот наплакал, она делает чудеса — замечательно полирует самые твердые неметаллические материалы: компьютерные диски, электронные материалы, волоконную оптику. При этом убирает любые трещины. После этого материалы буквально преображаются и приобретают новые свойства.

Поэтому такие суспензии пользуются широчайшим спросом, в частности в Японии. Достаточно сказать: если цена статических алмазов для тонкой полировки 15 — 30 центов, то за суспензию с «ершиками» потребитель готов выкладывать шесть долларов за карат. Эффект при этом такой, что их выгодно использовать даже при столь высокой цене. «Сейчас, слава богу, держимся на «ершиках». Они нас спасают, — рассказывает Евгений Иванович, — наноалмазы уберегли нас от катастрофы и банкротства».

Не забывают в Вышгороде и о своей старой любви — микроалмазах для шлифовки, которые здесь научились делать так, что мало кто может с ними конкурировать в мире. До недавнего времени, пока поставлялось недорогое сырье с Полтавского алмазного завода, эту продукцию они продавали во многие страны. Только один японский дилер покупал в Вышгороде несколько миллионов каратов. Однако, когда остановился Бориславский завод и в Полтаве объявили, что будут вывозить все алмазные порошки в Ирландию, перед многими иностранными дилерами, работавшими с Вышгородом, замаячила перспектива коммерческого провала.

Один из них — японец — приехал в Украину к академику Н.Новикову: мол, караул, пропадает бизнес — спасайте. Е.Мошковский подсказал выход — покупай для нас китайское сырье. В Китае запустили 23 новых алмазных завода, некоторые даже помощнее завода в Полтаве. Да и «Элемент сикс» открыл там свой завод мощностью 350 млн. карат с условием, что эти алмазы будут потребляться Китаем и не выйдут на внешний рынок.

Справка для сведения: оказывается китайцы сами потребляют около миллиарда каратов алмазов, почти столько сейчас потребляет весь остальной мир! США используют лишь половину этого количества.

Ныне в Китае перед алмазными заводами встала нелегкая проблема реализации сырья и порошков. Вот Евгений Иванович и сориентировал дилера из Японии по очень дешевым ценам покупать сырье у китайцев, а в Украине (которая лишилась своего производства) его перерабатывать. В октябре японский дилер обещает привезти в Украину первый миллион китайских каратов…

Итак, пусть временный, но выход для Вышгородского завода найден. Конечно, после того блистательного развития алмазной отрасли в Украине, какой она была еще 15—20 лет назад, смешно живописать сегодня о таких «успехах». Но не будем гневить Бога! Этот успех завтра может оказаться лишь призраком, и Украина вообще останется без своих алмазов — ведь мы еще не рассказали о том, что в нашей стране «главные друзья бриллиантов» — это украинские судьи (почти как в известном шлягере).

Чтобы предприимчивым вышгородцам жизнь медом не казалась и чтобы они не получили обратно свой кредит, господин Минченко предпринял весьма грамотные шаги. Здесь пришло на помощь его техническое образование — с его подачи соответствующие органы проверили на Вышгородском алмазном заводе… технологию. Оказывается, здесь используют в очистке соляную кислоту без лицензии. Караул! И судьи всерьез рассматривают это «нарушение» технологии, которая применяется с бог весть каких времен. До сих пор никому даже в голову на приходило усмотреть в этом какое-то нарушение. Но если очень захочешь, можно везде увидеть такие «нарушения», что вовек не отмоешься…

Передо мной лежит кипа документов из судов, в которых рассматривались все эти претензии. Читая их, порой кажется, что или я, или тот, кто писал все это, сошел с ума…

Как все это могло произойти? Остается признать — Евгений Иванович весьма недооценил господина Минченко.

«Этот человек прекрасно понимает особенности общества, в котором живет, и лихо ими пользуется. Достаточно сказать, что сей господин обзавелся удостоверением помощника депутата и бесстрашно размахивает им в нужный момент. Говорят, помогает. И не только это!..

Мы уже ничего от него не хотим, — как-то устало и невыразительно рассказывает Е.Мошковский, — главное — показать ситуацию в отрасли и хотя бы просигналить обществу о том, как погибают последние из могикан при полном равнодушии властей. Хотя, подчеркиваю, это стратегически важная отрасль для страны, и ее изначально нельзя было отдавать в руки разным проходимцам и любителям легкой наживы».

Таков невеселый финал истории великой отрасли по производству алмазов в нашей стране, которая когда-то, во времена академика Бакуля, была пионером в этом деле в мире. И кому она так мешала в Украине?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК