Нужны ли «погоны» исследователю?

26 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 26 ноября-3 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Если судить по количеству докторов наук, «проффесоров» и даже академиков в украинском правительстве, мы имеем самую высокообразованную и ученую администрацию в мире...

Если судить по количеству докторов наук, «проффесоров» и даже академиков в украинском правительстве, мы имеем самую высокообразованную и ученую администрацию в мире. Неудивительно, что в этой среде, обвешавшей друг друга медалями, орденами, звездами и другими отметинами (Брежнев может отдыхать!), так быстро нашла отзвук идея иностранных проходимцев, предложивших за весьма умеренную мзду избрать желающих в мифическую Нью-Йоркскую академию наук, сделать их членами некоего почетного ордена и даже поместить в книгу самых выдающихся людей планеты…

Недавно один из иллюстрированных журналов опубликовал геральдические знаки, мода на которые лавинообразно распространяется среди элиты. Художник, создававший герб премьера Януковича, объяснил, что синий цвет символизирует высокую образованность и ученость…

Страсть получить лычки за ученость появилась не сегодня. Еще в петровские времена в Российской империи были введены первые ученые степени. Видимо, за два века чванность, связанная с формальной «остепененностью», настолько надоела обществу (вспомните, сколько яда по этому поводу вылил Чехов), что Ленин специальным декретом отменил все профессорские, доцентские и другие звания. Он не удовлетворился этим и хотел было отменить и аттестаты об окончании гимназии, чтобы люди, которые «гимназиев не кончали», не комплексовали перед высоколобыми и образованными…

У нас идет та же революция — только наоборот. Видимо, каким-то тайным указом каждый год отсидки решили защитывать за год аспирантуры, и Украина дополнительно получила отряд остепененных ученых, чтобы они почувствовали себя вровень с Эйнштейном…

Журналисту бессмысленно воевать с таким исключительно «демократическим» подходом к ученым регалиям, если бы не многочисленные обращения научных работников в «ЗН» с просьбой помочь разобраться в странных, на их взгляд, решениях ВАКа.

ВАК голосует «против»

Пожалуй, одной из самых вопиющих является эпопея с защитой диссертации Сергеем Муленко. Этот сотрудник Института металлофизики им. Г.Курдюмова НАН Украины защитил в Российской Федерации докторскую диссертацию («Лазерно-индуцированные физико-химические процессы и осаждение элементов из паров металлоорганических соединений»). Защита в Москве в знаменитом Институте общей физики им. А.Прохорова РАН прошла успешно: за присуждение искомой степени высказались пятнадцать членов совета и ни одного голоса не было против. 14 февраля 2003 года решением ВАКа Российской Федерации С.Муленко была присуждена ученая степень доктора физико-математических наук.

У крупнейших в мире специалистов по этой проблеме нет никаких сомнений в значимости работы украинского соискателя. Так, профессора Санкт-Петербургского технического университета В.Вейко и Е.Яковлев отметили, что «актуальность диссертационной работы несомненна. Она является значительным вкладом в развитие физики взаимодействия интенсивного лазерного излучения с веществом».

Высокую оценку работе дает директор Центра естественнонаучных исследований член-корреспондент РАН В.Конов: «Проведенные исследования — важное достижение в данной области науки. Они хорошо известны научной общественности, неоднократно докладывались на международных конференциях и научных семинарах, опубликованы в ведущих журналах».

Его точку зрения поддерживают официальные оппоненты: профессор кафедры твердого тела МИФИ А.Чистяков и доктора физико-математических наук Физического института им. П.Лебедева В.Щеглов и В.Исаков. Еще ряд авторитетных представителей широко известных кафедр и институтов России и Белоруссии отмечают, что киевский коллега провел важное исследование, которое вызвало резонанс в мире.

Мнение украинских научных авторитетов по поводу качества докторской диссертации не отличается от российских. К примеру, академик НАНУ М.Бродин о работе высказался так: «Автор получил оригинальный результат… и несомненно заслуживает присуждения ему ученой степени доктора физико-математических наук по специальности «лазерная физика». Примерно так же выразили свое отношение к диссертации заведующий отделом Института физики полупроводников НАНУ член-корреспондент В.Литовченко и еще ряд известных украинских физиков...

Оставалась, казалось бы, малость — привезти соответствующие документы из российского ВАКа в украинский, и тот быстро переаттестует и предоставит специалисту такого уровня возможность работать в соответствующей должности. О том, что специалист именно такой специализации очень нужен, говорит и то, что гибридные лазерные технологии относятся к так называемым прорывным, по указанию академика Б.Патона в Украине даже создан центр координации исследовательских и технологических работ по этому направлению. Собственно, об этом написал в ВАК непосредственный руководитель С.Муленко — директор Института металлофизики академик А.Шпак. В его письме прозвучала просьба к украинскому ВАКу «выдать диплом доктора по упрощенной процедуре аттестации»…

Вот тут и началось хождение по мукам. Как оказалось, ВАК из 26 представленных работ, опубликованных в российских и немецких журналах, решил признать едва половину и на основании этой арифметики соискателю отказал. Украинский ВАК не посчитался и с тем, что работы ученого опубликованы в сборниках трудов международных конгрессов «Лазер» и трудах международного оптического общества, которые во всем мире считаются одними из наиболее авторитетных изданий по лазерной физике и посвящены самым актуальным и перспективным направлениям в этой области. Не обратил внимания украинский ВАК и на то, что институт, в котором Муленко защищал свою диссертацию, является ведущей организацией в области лазерной физики в мире и требования здесь к докторским диссертациям предельно высоки. ВАК Украины так же легко отмахнулся от того факта, что официальными оппонентами украинского соискателя были прямые ученики нобелевских лауреатов по физике академика А.Прохорова и академика Б.Басова…

— Чем руководствовался ВАК, принимая столь строгое решение? — с этим вопросом обозреватель «ЗН» обратился к председателю ВАКа члену-корреспонденту НАНУ Владимиру Мачулину и его первому заместителю профессору доктору физико-математических наук Роману Бойко.

В.Мачулин: — Видите ли, Муленко защитил диссертацию в России. У него было опубликовано 12 работ, а наши требования — 20 работ. Поэтому, когда он обратился за переаттестацией, то получил отказ.

— Но в списке публикаций, которые представил Муленко, было перечислено 26 работ в престижных изданиях. Что, ВАК не учитывает рейтинг изданий?

— У нас нет возможности пересчитать все. Мы создали свои специализированные издания, чтобы знать, что у нас издается. Конечно, если издание отрекомендовано учеными как авторитетное, если есть рецензия, то мы его учитываем. Но для многих Россия — оффшорная зона, где можно защититься без статей. Россияне, когда своих аттестуют, делают это тщательно, а для иностранцев у них другие требования. Поэтому когда наши граждане возвращаются домой с этими дипломами, возникают проблемы. Но мы даем возможность доопубликоваться и выполнить условия нашего ВАКа. Так и Муленко было предложено, но он отказался. Естественно, мы не можем пойти на уступки, так как тоже должны какие-то принципы иметь. В противном случае — зачем создавался ВАК Украины?

Вопрос, поставленный Мачулиным, редакция переадресовала академику НАНУ Валерию Кухарю, который стоял у истоков ВАКа.

— ВАК Украины, — вспоминает Валерий Кухарь, — был задуман как орган надзора за научными советами, качеством их работы. Мы рассчитывали, что со временем он будет лишь утверждать научные советы. Однако бюрократическая структура и чиновник, ее олицетворяющий, оказались сильнее. А через пять лет все это настолько окрепло, что уже сами «отцы-основатели» не могли повлиять на трансформацию своего детища. ВАК пошел по типичному для бюрократической структуры пути — из года в год формализм все усиливается: ведется чистка диссертаций под каноны, проверка личных дел аспирантов, выдача дипломов. И все это — вместо исследования принципиального качества диссертаций. Поэтому мы в институте считаем, что достаточно аттестации нашего совета, и продолжаем практику выдачи собственных дипломов, где на двух языках (украинском и английском) написано, какая диссертация и на каком совете защищена. Одновременно посылаем документы в ВАК, потому что он выдает документ, позволяющий ученому работать в Украине.

В.Мачулин: — По поводу новаций В.Кухаря хотел бы отметить, что незачем ему было делать свой диплом-«самопал» и нарушать при этом устав. Ведь у нас в дипломе все, что нужно, написано. ВАК организован от имени государства, чтобы гарантировать — наш диплом всюду признают в Украине.

Р.Бойко: — Валерий Павлович делает разумно — он выдает свой диплом, а потом еще и диплом ВАКа. Вот ректор Щекин выдает дипломы без лишнего формализма, но за эти дипломы никто не получает никаких льгот, не дадут за это профессора и доцента. Наш формализм оправдан тем, что диплом ВАКа гарантирует повышение заработной платы, пенсий и продолжительности отпуска. Если государство платит, оно должно иметь систему контроля за выдачей дипломов.

— А вы способны стать плотиной, которая сдержит поток псевдодиссертаций?

— Мы стараемся быть такой плотиной. Но следует учесть, что первое решение принимает совет института, где защищается диссертант. И они часто принимают слабую работу, чтобы не портить отношения с человеком. Бывает, мы на экспертных советах отклоняем ее. Но это бывает редко. Экспертиза кандидатских диссертаций проводится у нас избирательно — только 5—6 процентов читается. А все остальные рассматриваются, как на профосмотре у терапевта: «Здоров?» — «Вроде бы да». — «Ну и хорошо».

В.Кухарь: — ВАК определил количество публикаций, необходимых для защиты докторских и кандидатских. Если можно согласиться с тем, что для соискания кандидатской степени должно быть опубликовано минимум три работы, то для докторских такие ограничения вообще бессмысленны. Ранее случалось — кандидат защищал диссертацию по нескольким работам, а ему на совете присуждали докторскую степень. Это было признание качества работы. Теперь такой ход событий исключен — формализм правит бал.

И.Трахтенберг, член-корреспондент НАН Украины, академик АМНУ: — ВАК признает публикации всего в нескольких научных журналах. Если же статья появилась в другом издании — пусть во всемирно известном журнале в Москве, Лондоне, Берлине, украинский ВАК ее не рассматривает. Зато приветствует статьи в периферийном журнале, где на коммерческой основе печатается что угодно. ВАК установил жесткие требования к количеству публикаций для кандидатской диссертации и докторской. В сопроводительных документах должно быть указано, что «работа выполнена в соответствии с требованиями ВАКа», многие из которых просто абсурдны. Убежден, если бы Альберту Эйнштейну пришлось сейчас защищаться, наш ВАК без тени сомнения завалил бы и его.

ВАК голосует «за»

Строгость и пунктуальность, проявленные ВАКом при рассмотрении диссертации Сергея Муленко, у некоторой части читателей может даже вызвать сочувствие и понимание. Ведь должен же быть в государстве институт, который наперекор всему демонстрирует четкое следование букве закона, внутренним правилам и своему пониманию развития науки. Последовательность и честность в проведении решений в конце концов оборачивается добром…

В таком случае ВАК действительно выглядел бы пусть старомодным, чудаковатым, но истинным поборником порядка, если бы не… Действительно, ну как объяснить ту лавину чаще всего полубезграмотных малозначимых диссертаций, которые беспрепятственно проходят сквозь игольное ушко этого учреждения, проявляющего столь неуклонное следование закону в других случаях? Интересна и такая особенность этих диссертаций — они, как правило, написаны должностными лицами, не имеющими ни малейшего отношения к науке и научным исследованиям…

«ЗН» не раз писало об этом. Еще один пример — события, развернувшиеся с приходом на пост заведующего кафедрой социальной медицины, управления и экономики здравоохранения профессора В.Журавля в Одесском государственном медицинском университете. Об этом нам пишет доцент кафедры Е.Захарченко (впоследствии уволенная): «Подготовленные мною для конференции по семейной медицине тезисы двух докладов поступили в сборник через зав. кафедрой, но уже как работы В.Журавля и Е.Захарченко, а также Е.Захарченко и А.Журавель (жены В.Журавля). Подготовленная мною для журнала «Ліки України» статья «Про деякі питання комплексної оцінки стану здоров’я населення та організації охорони здоров’я» была опубликована как работа В.Журавля, Е.Захарченко, В.Мегедя, о существовании которого я не подозревала…»

Эти и другие факты заставили доцента внимательнее присмотреться к диссертации нового зав. кафедрой. Здесь ее ждали неожиданности. Как утверждает Е.Захарченко, ею «была выявлена фальсификация материалов докторской диссертации… Одна глава исследований полностью списана диссертантом из книги Ю.Екатеринославского. Остальные материалы отчасти являются фальсификацией, отчасти перепевают известные в практике здравоохранения положения. Диссертация не содержит никакой новизны и не имеет ни малейшей практической ценности, являясь, по сути, образцом фальсификации и словоблудия».

Е.Захарченко обратилась в ВАК с предложением пересмотреть диссертацию и лишить ее руководителя степени доктора медицинских наук. В обоснование своего заявления она приводит немало «логико-мыслительных» шедевров из произведений В.Журавля, которые «свидетельствуют о вопиющей неграмотности заведующего кафедрой». Впрочем, судя по всему, этим ВАК удивить было трудно, поскольку до шедевров другого «проффесора», который в свое время также беспрепятственно получил докторскую степень, они не дотягивают…

ВАК в конце концов направил материалы на рассмотрение специализированного ученого совета Национального медицинского университета имени А.Богомольца, где В.Журавель когда-то защищал свою диссертацию. Заседание совета не выявило единодушия при принятии решения. За то, чтобы лишить В.Журавля ученой степени доктора медицинских наук, проголосовало семь членов совета, против — 14. Как видим, в составе совета было значительное число профессионалов, склонных лишить господина Владимира Журавля присужденной ранее научной степени. Однако голосов не хватило и ученый совет решил «не порушувати клопотання про позбавлення наукового ступеню».

Если это и победа В.Журавля, то пиррова. И речь здесь — о совести научного работника. Иное дело — поведение в этой ситуации ВАКа. Первый заместитель ВАКа доктор физико-математических наук В.Бойко объяснил это так: «Мне поручили рассмотреть по сути эти факты. Выяснилось (и потом экспертный совет это подтвердил), то, что подается как плагиат, было вольным пересказом без ссылок…»

— Но не это защищалось. Там была двухмерная модель социального явления, а тут представлена трехмерная. Я внимательно читал диссертацию, хотя я математик, а не медик. Но когда человеку не изменяет здравый смысл, можно понять, и я не увидел никакого плагиата…

Думаю, яснее не скажешь. Остается лишь недоумение — единогласное присуждение Муленко докторской степени в Москве и письменная поддержка ведущих специалистов трех стран, публикации в сборниках с высоким мировым рейтингом — все это не убедило ВАК Украины присудить степень, а семь голосов за то, чтобы лишить степени доктора, не зародили и тени сомнения и не придали решимости ВАКу поглубже проанализировать ситуацию. Не говорит ли это о политике двойных стандартов?

Попробуем внести некую ясность в этот запутанный вопрос, обратившись к ученым.

В.Кухарь: — Ничем нельзя объяснить, почему мы сохранили ВАК — административную структуру аттестации научных кадров. Ведь всем понятно — чиновник, сидящий в аппарате этой организации, не способен оценить работу, если он не специалист в данной области. Например, может ли химик давать оценку работам по физике или математике? Почему же берет на себя такую ответственность чиновник? В совете нашего института 21 доктор наук. Здесь сконцентрированы лучшие специалисты, много лет работающие в области химии. Вряд ли с такой оценкой экспертного совета может сравниться оценка ВАКа. И все-таки окончательная точка ставится там. Хотя, казалось бы, ну что может чиновник?!

Д.Затонский, академик НАНУ, действительный член Европейской академии наук и искусств: — Одно дело, когда, получив диплом доктора наук, «ученый» идет работать в парламент или правительство. Там диплом доктора — лишь красивые «погоны» без автоматического повышения зарплаты и права управлять научным процессом. Иное дело, когда доктор с дипломом приходит в учебное или научное заведение. Или в президиум НАНУ. Появление такого «ученого» — настоящая катастрофа!

Нужен ли ВАК?

Р.Бойко: — Я интересовался историей и будущим ВАКа и специально ездил в Москву. У наших соседей аналогичные проблемы с количеством диссертаций, за год защищается столько, сколько во времена Советского Союза. Впереди по числу диссертаций также идут экономисты, юристы… Дело в том, что раньше их выпускалось меньше, чем нужно. Сейчас необходимость в таком количестве специалистов вызвана резко возросшим числом коммерческих вузов именно этого профиля… Так что это объективный процесс. Бороться с ним нет смысла.

Д.Затонский: — Существовала советская власть с ее идеологией и всеми прочими прелестями, ей нужен был ВАК. Организация эта была, что и говорить, малопочтенная, но… Сейчас ситуация совсем иная. ВАКу приходится ежедневно, если не ежечасно, отстаивать свое право на существование, доказывать всем и каждому, что он донельзя нужен и бесконечно полезен. Оттого он испытывает чуть ли не ежеминутную потребность напоминать о себе новыми циркулярами. Иначе о нем, чего доброго, забудут…

Я нисколько не сомневаюсь в том, что в обозримом будущем украинский ВАК просто-напросто прекратит свое существование.

В.Кухарь: — ВАК не нужен. Вместо него следует создать орган при МОН или при НАНУ для контроля над научными советами. Он должен лишь давать рекомендации ректору вуза закрыть совет, если тот выпускает некачественную продукцию. И все…

P. S. Самое печальное то, что молодые люди в Украине все больше теряют интерес к науке. Немалую роль в этом играет и архаичная система защиты диссертаций. Симптомы падения интереса к делам украинской науки еженедельник отмечает по многим косвенным признакам. К примеру, все меньше откликов на самые острые статьи научных аксакалов в «ЗН», крайне низок рейтинг их статей. Похоже, молодой читатель потерял веру в то, что можно что-либо изменить в структуре управления нашей наукой. Не исключено, что «здоровый консерватизм» тает вместе с его носителями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК