Нищие боятся реформаторов: как избирают руководителей научных учреждений

17 ноября, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

И почему законодательство здесь бессильно

Вот и отгремел Всемирный день науки, основанный ЮНЕСКО во имя мира и развития. День, когда и наша страна вспоминает, что науку надо развивать и реформировать. Но изменения начинаются с головы, то есть зависят от того, кто сядет в руководящее кресло научного института и какую политику будет вести. Здесь поджидают многие опасности. Новые правила отбора руководителей, введенные Законами «Об образовании» и «О науке и научно-технической деятельности», работают, но иногда приносят прямо противоположный результат — вплоть до риска уничтожения учреждений и университетов. Особенно тех, которые располагаются на привлекательных территориях и являются лакомым куском для захвата другими государственными учреждениями или строительства жилых комплексов.

Поэтому, если мы хотим реформ, очень важно, чтобы научными учреждениями руководили адекватно. Что такое адекватное руководство? Это способность к стратегическому мышлению и развитию, а в наших вечно сложных условиях — адекватно реагировать на угрозы и риски, противостоять тем, кто желает уничтожить университет или научное учреждение. Даже если они предлагают большие деньги или угрожают. Нацеленные на уничтожение могут и не требовать отдать землю-помещение прямо завтра, а проводить политику преобразования качественного учреждения-лидера в нечто едва тлеющее, чего будет не жалко, когда придут открытые рейдеры или просто желающие использовать имущество не в пользу науки с образованием. Мне кажется, что люди, считающие возможным платить позорные зарплаты, работают именно на этих рейдеров.

Кто-то подумает, что реформы управления научными учреждениями и университетами никоим образом не касаются простых научных работников, которым, дескать, не следует иметь руководящие амбиции. Некоторые профессора и академики, услышав, что простой кандидат наук начинает обсуждать проблемы управления, сразу вспоминают о Шарикове, предъявлявшем претензии профессору Преображенскому. Хотя многих малообразованных лиц советская и постсоветская власти успешно сделали «проффесорами» и даже академиками.

Эти и другие местные обстоятельства требуют адекватных процедур отбора руководства. С учетом очень плохих условий для расцвета полной демократии и рисков.

Нищие, которые никому не доверяют и боятся, что «реформатор» еще больше усложнит их сложную жизнь, в надежде на обещания «стабильности» часто голосуют за самые плохие и даже деструктивные для учреждений и университетов кандидатуры, которые немедленно начинают раздачу имущества в аренду, застройку земельных участков и разгоняют активных качественных работников. Страх понятен: в сложных условиях многие люди нашли какие-то способы приспосабливания (например, дополнительные заработки в рабочее время на рабочем месте) и боятся потерять возможности при новом руководстве. Ученые тоже люди, и так же, как и широкие круги избирателей, могут принимать неблагоприятные для них же самих решения.

В последние годы, после изменений в законодательство, запретивших пожизненное пребывание на руководящих должностях в науке и образовании, в научных институтах и университетах начались замены директоров и ректоров. Многие «старые» руководители получили свои должности 30–40 лет назад, при других условиях, в другой стране. Даже если тогда они победили на выборах под лозунгами реформ — условия уже сильно изменились. Эти руководители разными способами выжили и обеспечили выживание учреждений в очень тяжелые времена — практически без финансирования, с оттоком лучших или просто самых активных работников, со сменой власти и идеологии. Они старели вместе с институтами, работниками и оборудованием, привыкали к постоянному недофинансированию. Такое недофинансирование привело к значительному расслоению работников, — большинство, особенно молодежь, выживает на «минималке», на урезанных ставках. Руководство и приближенные обычно чувствуют себя довольно неплохо, — что хорошо видно по имущественным декларациям: здесь прозрачность все же помогает оценить ситуацию. У руководителей много возможностей совмещать должности (хотя таких возможностей в последнее время стало значительно меньше, — это уже не 10+ должностей, а 2–3, но на фоне неполных ставок других работников разница ощутимая). Потеря руководящей должности означает существенную потерю доходов. Сохранение фактического руководства может обеспечиваться несколькими способами: например, действующий директор (ректор) подбирает преемника, который будет полностью управляемым и назначит предшественника советником, почетным директором или президентом (под это меняют устав учреждения). А в научном учреждении в то же время не меняется ничего. Демократия демократией, но даже стопроцентно свободные и честные выборы оставляют много возможностей для применения админресурса. Например, перед выборами принять на работу на часть ставки несколько новых людей, отложить продление контрактов недостаточно лояльным, лишив их права голоса. Пообещать что-то уязвимым избирателям. Если нет критической массы недовольных реформаторов, которые не боятся катаклизмов от изменения руководства — все пройдет тихо и вполне законно. Если админресурс не срабатывает, может вмешаться высшее руководство, которое не утвердит новоизбранного человека. А там — все свои, они будут поддерживать прежнего руководителя. Или будут продвигать кого-то «нового старого», как произошло в одном из университетов.

unsplash/mikael_k

Первый сценарий реализовали в Институте физиологии им. А.Богомольца в этом году, где я была наблюдателем на выборах. Сами выборы прошли без нарушений, и проблемы будто бы не должны были возникнуть, — говорят, дирекция провела «подготовительную работу». Несколько новых работников и работа с отделами — и небольшая, но уверенная разница в количестве голосов была обеспечена. Но потом из института начали вытеснять конкурентку победителя и преследовать ученых, поддерживающих ее, — что угрожало репутационными потерями для вуза и срывом престижных международных грантов, разрывом договора с Киевским академическим университетом, готовившим магистров для аспирантской школы. Начался придирчивый контроль «группы поддержки» и «оппозиционных» отделов, похожий на целенаправленную попытку уволить: проверки присутствия на рабочем месте, выговоры, ограничение доступа к ресурсам, и совсем не похожий на заботу о развитии и научном престиже института.

Другие угрожающие варианты — есть два хороших кандидата, но ни один после нескольких серий выборов не может набрать 50% голосов избирателей; или высшее руководство (Бюро отделения для института НАНУ) не утверждает кандидата, набравшего 50%, но не набравшего 2/3 голосов, и в таком случае институт долго работает без директора, под временным руководством людей, которых никто не избирал. Если в выборах участвует женщина — влиятельные люди гарантированно выдают на публику неудовольствие и мизогинистические взгляды, хотя уже время понять как минимум несовременность подобного.

У всех этих проблем множество причин. Основная — это многолетнее жалкое существование науки и образования в условиях выживания. Некоторые руководители после многих лет борьбы за это выживание искренне верят, что без них все развалится; и подчиненные тоже в это верят — потому что деньги делят «наверху»: МОН, президиумы академий — и готовы бороться за удержание власти до последнего. Во многих институтах и университетах в результате выживания и вытеснения не очень лояльных не осталось потенциальных руководителей со стратегическим мышлением и лидерскими способностями; за многие годы образовалась прослойка людей, привыкших к бедной стабильности без условий для эффективного труда — кое-как преподающих или переписывающих из года в год одни и те же отчеты и не готовых что-либо менять.

Не всегда все так плохо, бывает, что директор сам передает власть адекватному достойному преемнику, готовому быть лидером развития. Но хотелось бы, чтобы такие ситуации не были единичными, чтобы процедуры отбора руководителей все же обеспечивали соблюдение необходимых условий для доверия и развития. Попытки любой ценой удержать власть — разрушительны. Даже если не оправдываются прогнозы, что некоторые руководители борются за власть только для того чтобы передать имущество заинтересованным лицам с выгодой для себя.

При всей моей приверженности демократии и учете мнения ученых, действующее законодательство не обеспечивает эффективный и адекватный отбор руководителей научных и образовательных учреждений. Попытки адептов стабильности (напомню, что стабильность и sustainability — разные вещи) сохранять власть приводят в лучшем случае к стагнации, недоверию общества. Возможно, надо подумать о создании наблюдательных советов с участием международных экспертов для отбора кандидатур с безупречной научной репутацией и менеджерскими способностями, недопущения избрания лиц, в отношении которых есть, например, обоснованные обвинения в плагиате с надлежащими сравнительными таблицами.

Если сохранять избирательную систему, то следует откорректировать состав избирателей, ограничив возможность участия лишь теми, кто работает в университете или учреждении как минимум один год; отменить возможность участия в выборах полностью зависимых от руководства административных и технических работников, подавляющее большинство которых не имеет надлежащей компетентности для оценки кандидатур и их стратегий (вспоминаю абсурдную новость на сайте одного из самых-самых университетов «Автоколонна выдвинула (действующего ректора) N кандидатом на выборы ректора»). Если же возник серьезный раскол — 50:50 — между сторонниками реформ и апологетами стабильности, следует подумать о возможности разделения такого учреждения. Большое не всегда эффективно. Если в университете или институте конфликтная ситуация, следует хотя бы организовывать выборы с комиссией не из работников этого учреждения, возможно даже не на его территории. Предусмотреть обязательность выступлений всех кандидатов с программой и стратегией развития (сейчас администраторы часто создают препятствия оппонентам) и санкции за препятствование в общении с избирателями. Необходимы также процедуры немедленного отзыва руководителя в случае деструктивных действий, как, например, передача имущества для потребностей, далеких от науки и образования, разрушение образовательного процесса в заведении, препятствование выполнению международных грантов, вытеснение качественных активных работников, особенно молодежи. Если человек очевидным образом препятствует развитию учреждения, такое руководство должно прекращаться.

Но проблемы с отбором руководителей — лишь зеркало глобальных проблем в науке и образовании: непонимание всеми работниками и руководителями стратегии и путей развития, функций науки и образования в адекватном обществе; порочного круга недофинансирования и общественного недоверия всех ко всем.

Больше статей Ирины Егорченко читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК