Какая нам нужна наука?

14 сентября, 2012, 13:30 Распечатать Выпуск № 32, 14 сентября-21 сентября 2012г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Ученым, которые не проводят исследования на международном уровне, лучше выплачивать пособие по безработице

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Много писано-переписано о том, что украинская наука недофинансирована. Добавлю парадоксальный, как это может кому-то показаться, тезис: считаю, что даже многоразовое увеличение уровня финансирования науки не приведет к улучшению ее эффективности. Без кардинальных структурных реформ нечего надеяться на качественные изменения в научной сфере.

Ныне научно-техническую деятельность проводят в десятках министерств и ведомств, но около 50% бюджетного финансирования получает Национальная академия наук Украины (НАНУ), остальные же 50% распределяется среди институтов отраслевых академий наук, учреждений Министерства образования и науки, молодежи и спорта, других министерств и ведомств. В абсолютных величинах общие расходы бюджета на науку составляют около
4 млрд. грн., или почти 1% от общего бюджета Украины. Для сравнения: Евросоюз рекомендует своим странам-членам выделять на развитие науки 1,7% национальных бюджетов, некоторые страны этот ориентир превышают (Германия выделяет 2,8%, Франция - 2,2% бюджета). Каждая страна Евросоюза может получить дополнительное финансирование из общего бюджета сообщества, а в нем расходы на науку составляют более 10%.

В НАНУ работает 40 тыс. человек (в Академии наук Польши, например, близкой к Украине по численности населения, работает только 6 тыс. человек). Государственное базовое финансирование предусматривает деньги только на заработную плату и частично на коммунальные платежи. На материалы, реактивы и командировки средства практически не выделяются. Поэтому в нашей стране финансирование науки в таком виде, как оно осуществляется, это просто напрасная трата государственных денег. Об этом досадно писать, поскольку премьер-министр Украины сам является членом-корреспондентом НАНУ и должен такие вещи хорошо знать.

Что же означает термин «наука международного уровня»? Когда-то мой хороший знакомый из США профессор Джеймс Брегг сказал: «Знаешь, Андрей, США - очень богатая страна, но все же не настолько, чтобы финансировать науку не самого высшего международного уровня. А вы значительно беднее, но вместе с тем выбрасываете огромные деньги на якобы исследования, которые таковыми в действительности не являются, и поэтому становитесь еще беднее». Наша наука все еще вырабатывает товар (а таким товаром являются преимущественно научные публикации), который не соответствует международным стандартам, и потому никому (может, за исключением авторов) не нужен.

Существуют более или менее объективные критерии оценки уровня научных публикаций, по крайней мере, в сфере естественных наук, математики, технических наук, экономики и т.п. Они необходимы для применения в научных и научно-образовательных учреждениях всех развитых стран, но у нас все еще не получили официального признания для обязательного применения. Во-первых, это суммарный импакт-фактор публикаций отдельного ученого, научного подразделения или и всего учреждения за определенный отрезок времени (например, пять лет). Ведь каждый научный журнал имеет свой уровень, который называется импакт-фактором и определяется как среднее количество ссылок на одну статью в этом издании за последние два года. Если журнал публикует важные результаты, на публикации в нем ссылаются многие исследователи, если же публикуются малозначащие работы, то и ссылок на них будет мало. Как правило, журналы издаются на английском языке, тогда они доступны читателям во всем мире и, соответственно, могут иметь больше ссылок (высший ИФ).

Кроме суммарного импакт-фактора публикаций, параллельно используют два других критерия - индивидуальный индекс цитирований и так называемый индекс Гирша (или Хирша - от фамилии ученого J.Hirsch, предложившего этот критерий). Все они базируются на определении цитирований работ того или иного автора или журналов, в которых автор публиковал свои работы.

Скажу сразу: не будет у нас международного уровня науки и, как следствие, собственных передовых технологий без перехода к публикациям только в журналах с импакт-факторами (международных или отечественных, у которых они есть). И здесь возникает вопрос: как можно в условиях, когда финансирования не хватает даже на коммунальные платежи, а на научные исследования деньги почти вообще не выделяются, подняться до международного уровня работ, а в перспективе получить отдачу в виде новейших технологий? Сколько времени на это понадобится?

Бесспорно, для реформ требуется определенное время, но основные шаги надо сделать в течение ближайших двух-трех лет, то есть довольно быстро. Положительные результаты реформ появятся не сразу, их придется ждать не менее десяти лет.

Реформу научной сферы сама НАНУ или отдельно взятое министерство провести не сможет по многим причинам, поэтому это должно быть задачей правительства, а также законодательной власти. Наилучший вариант - использовать опыт стран, которые уже провели такие реформы, в частности Польши. Что-то можно позаимствовать и у России, опередившей нас в реформировании системы управления наукой.

Убежден: финансирование научных подразделений должно базироваться не на количестве работающих, а на новых показателях, которые разрабатываются на основе международно признанных критериев, утверждены Кабинетом министров Украины и введены для обязательного применения. Надо создать специальный комитет (или комиссию) при Кабмине, который будет проводить реформу научной сферы, в том числе подготовит соответствующую систему оценивания. Хорошо бы пригласить в состав комитета компетентного работника комиссии по развитию науки Евросоюза или из соответствующего министерства страны, которая уже провела реформу научной сферы. Для разработки показателей оценивания научной деятельности научных и научно-образовательных подразделений можно использовать имеющийся зарубежный и отечественный опыт. Например, Министерство науки и высшей школы Польши разработало соответствующие обязательные критерии (параметрическое оценивание деятельности научных и научно-образовательных подразделений), которые можно принять за основу при разработке нашей системы оценивания. Кстати, Институт биологии клетки НАНУ, который я возглавляю, разработал и внедрил в жизнь такие критерии восемь лет назад (балльная система оценивания деятельности отдельных научных подразделений и индивидуальных научных сотрудников). Результаты оценивания используются руководством института в кадровых решениях, а также при распределении премиальных средств между научными подразделениями. Критерии польского министерства и нашего института учитывают не только уровень публикаций на основе импакт-факторов соответствующих журналов. Дополнительно принимаются во внимание патенты (за иностранные патенты начисляется значительно больше баллов, чем за отечественные), выступления на международных научных конференциях, монографии и отдельные разделы в международных монографиях, защиты диссертаций и т.п. Отдельно начисляются баллы за внедрения, которые приносят доход институту. За статьи в отечественных журналах, выступления на отечественных конференциях начисляется очень мало баллов. Система оценивания систематически пересматривается в связи с изменениями импакт-факторов журналов и т.п.

Именно такую балльную систему нужно разработать и внедрить в жизнь в украинской науке. Она не должна иметь ничего общего с системой оценивания научных учреждений, недавно утвержденной Министерством образования и науки, молодежи и спорта и якобы уже обязательной к применению. Ведь она полностью отличается от систем, используемых в развитых странах. Да и вообще непонятно, как такую систему утвердили без обсуждения научным сообществом. Ее разрабатывали люди, имеющие весьма приблизительное представление о том, что такое настоящая наука.

После разработки и утверждения балльной системы оценивания все научные и научно-образовательные учреждения министерств и ведомств должны подсчитать суммарные баллы для каждого научного сотрудника, подразделения и учреждения в целом и представить полученные цифры в вышеупомянутый комитет при Кабинете министров. Вне сомнения, окажется, что, кроме подразделений и учреждений со скромным заделом, в стране есть, пусть немного, научных работников, подразделений (отделов, лабораторий, кафедр) да и целых институтов, работающих на высоком международном уровне. Поскольку без солидных денег, особенно в естественных дисциплинах, чего-то значимого сделать невозможно, возникает вопрос: как же отдельным коллективам это удалось? Каждый из них получает значительные дополнительные средства из разных источников: у кого-то это в основном международные гранты, у кого-то - гранты отечественные и зарубежные, у третьего - хоздоговоры или гранты отечественных или зарубежных фирм, продажа лицензий на интеллектуальную собственность и т.п. Бесспорно, есть научные коллективы, которые имеют все перечисленные типы поступлений. То есть источником финансирования исследований для таких коллективов являются конкурсные бюджетные и внебюджетные средства, в том числе зарубежного происхождения. Иначе говоря, часть таких коллективов смогла обеспечить иностранные инвестиции для проведения исследований в Украине. Но нормой должны стать исследования на международном уровне всех коллективов, финансируемых государством, а не только мизерной их доли. (Конкретных данных о количестве таких коллективов у меня, конечно, нет, но думаю, что их не более 5% от общего количества.)

Государственный бюджет на науку должен быть увеличен хотя бы на четверть. Сегодня он составляет около 1,0% бюджетных расходов, а должен был бы составлять хотя бы 1,25% с тенденцией к постепенному росту. Далее надо объявить о переходном периоде (продолжительностью два-три года), в течение которого нынешние принципы бюджетного финансирования (преимущественно на основе численности штатных работников) до определенной степени сохранятся. Дополнительные расходы на науку (0,25%, или около 1 млрд. грн.) должны пойти на финансирование только конкурентоспособных исследований международного уровня. Распределять это финансирование наиболее целесообразно через комитет по реформированию научной сферы. Гранты должны быть нескольких типов: основные исследовательские, исследовательские для молодых докторов наук в возрасте до 40 лет (не более трех лет после защиты), исследовательские для возвращения на родину украинских ученых из-за границы или для иностранцев, которые по каким-то причинам хотят продолжать свою научную карьеру в Украине, а также инфраструктурные. Основной исследовательский грант должен составлять сумму, которая позволит полностью выполнить проект за определенный период и иметь в результате несколько публикаций в международных журналах с импакт-фактором. Это приблизительно 1-2 млн. грн. в год, что соответствует уровню серьезных зарубежных проектов. Уровень доплат к основной заработной плате должен стать серьезным барьером на пути отъезда ученых за границу. Определенное количество денег должно быть направлено на оплату научной экспертизы проектов, стажировку украинских ученых в наилучших лабораториях мира и т.п.

Очень важно, чтобы рецензирование было независимым, анонимным и осуществлялось только иностранными научными сотрудниками. Иначе все дело можно погубить. Однажды я обсуждал эти идеи со своим добрым знакомым, и он отметил: «Вот ты считаешь, что распределение денег на исследование по результатам конкурсов добавит объективности, но я думаю, что наоборот. Тот, кто будет организовывать проведение конкурсов в той или иной отрасли, сделает так, что львиная доля средств пойдет именно в его учреждение». У нас, собственно, так бывает часто: тот, кто пробивает программу и деньги под нее, сам организовывает команду рецензентов (все из Украины), и результат - предвиденный. Именно этого ни в коем случае нельзя допустить. Недавно была попытка провести первый конкурс научных проектов по привлечению иностранных рецензентов, но выполнить независимую экспертизу проектов не удалось и в этот раз. Поскольку же иностранцев приглашали только два учреждения, то и результат был ожидаем: именно они (за минимальным исключением) и получили гранты. Вот почему иностранные рецензенты должны быть еще и независимыми, и анонимными.

Теперь рассмотрим, как должны были применяться средства (4 млрд. грн., или 1% бюджета), которые идут в основном на базовое финансирование науки. Их, очевидно, и в дальнейшем надо использовать по этому же назначению, но с одним уточнением: финансируя при этом не все научные подразделения, а только те, которые наберут определенное количество баллов согласно специально разработанной и утвержденной системе оценивания результатов деятельности научного подразделения. Надо определить минимальные (предельные) количества так называемых проходных баллов, набрав которые, научное или научно-образовательное подразделение будет и в дальнейшем получать государственное бюджетное финансирование. Это одна из основных задач специального комитета при Кабинете министров Украины, который будет заниматься реформой научной сферы.

Возникает вопрос: что делать с основной массой научных и научно-образовательных коллективов, которые не наберут предельного минимального количества баллов, что гарантирует продолжение государственного финансирования? Их надо либо ликвидировать, либо укрепить путем реорганизации. Очевидно, в реальной жизни будут задействованы оба пути, хотя понятно, что реорганизация научного коллектива с целью повышения эффективности более желательна. Решение о ликвидации должно приниматься не сразу. Научным подразделениям (а не учреждениям в целом), набравшим меньше баллов, чем составляет предельный уровень, должна быть поставлена задача достичь этого предельного минимального уровня баллов в течение двух-трех лет. Если коллектив набирает проходной балл, у него сохранится базовое бюджетное финансирование, если же нет - он или продолжает существовать за счет внебюджетных средств (хоздоговоры, гранты из отечественных и зарубежных источников и т.п.), или же - при отсутствии источников финансирования - подлежит расформированию. Надо изменить определенные положения в законодательной базе, чтобы порядок увольнения был таким как, скажем, в промышленности, когда работников увольняют с работы в случае отсутствия заказов, или как это делается в сфере науки в развитых странах. Научных сотрудников и преподавателей надо трудоустраивать преимущественно на временной основе, причем ученых - на время выполнения определенной научно-исследовательской работы (гранта или госзаказа). Часть высвобожденных работников может быть трудоустроена научными подразделениями, которые сохранят госбюджетное финансирование: это должны решать руководители соответствующих подразделений. Другим придется переквалифицироваться и получать пособие по безработице (на это также надо предусмотреть специальные средства из госбюджета на науку). Ученые, которые не проводят исследования на международном уровне, не нужны, да и средств на их содержание нет. Лучше уж выплачивать им пособие по безработице. Много у нас и преподавателей высших учебных заведений, часто не имеющих соответствующей научной квалификации. Высвобожденные за счет ликвидации слабых подразделений средства надо оставить в науке, финансируя научно-исследовательские темы таким образом, чтобы коллективы имели возможность выполнять полноценные исследования на международном уровне.

Реальны ли шансы на начало глубоких реформ нашей науки, чтобы она стала оцениваться и финансироваться по тем же критериям, что и в развитых странах? По своей природе я реалист-прагматик, и потому шансы серьезных реформ в ближайшее время оцениваю как низкие. Часть верхушки научного истеблишмента не только не заинтересована в реформах, но и воспримет их враждебно, потому что они угрожают ее руководящему положению. Все предыдущие руководящие элиты Украины были равнодушны к вопросам функционирования науки, а предыдущая команда, вопреки увеличению финансирования науки до начала экономического кризиса, даже была намерена ликвидировать НАНУ. К сожалению, я не вижу среди руководства государства человека, наделенного достаточной полнотой власти, который захотел бы взяться за дело, не сулящее немедленных дивидендов. Если ошибаюсь, буду действительно счастлив.

Об авторе. Сибирный Андрей Андреевич, доктор биологических наук, профессор, академик НАН Украины, директор Института биологии клетки НАН Украины, президент Украинского общества клеточной биологии, заведующий кафедрой биотехнологии и микробиологии Жешувского университета (Польша).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК