АЛМАЗНЫЙ ВЕНЕЦ УКРАИНЫ

01 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 1 сентября-8 сентября 1995г.
Отправить
Отправить

На протяжении последних пяти лет сенсации одна головокружительней другой будоражат украинскую общественность...

На протяжении последних пяти лет сенсации одна головокружительней другой будоражат украинскую общественность. То в парламенте обсуждается вопрос о кладе несметной величины гетмана Полуботко, якобы лежащем в английском банке, то геологи обнаруживают огромные запасы золота, наконец, появляются волнующие сообщения о кимберлитовых трубках, в которых должны содержаться алмазы...

Впрочем, если геологи и правы, то мы не скоро разбогатеем от нашего золота, как и от алмазов - природа хранит свои богатства за семью замками. Чтобы добыть их из подземных кладовых, необходимы такие средства, которые утопят всю нашу экономику, и без того барахтающуюся в волнах свободного рынка. Ко всему опыт России свидетельствует, что, даже разработав кимберлитовую трубку, государство оказывается перед новой проблемой - как попасть на мировой рынок алмазов? Здесь действительно хорошо платят, но очень высока цена за вход.

В общем, все это из категории «журавлей в небе». Иное дело - искусственные алмазы. В этом непростом деле Украина еще в советские времена завоевала себе прочное место, создала исключительной мощи промышленность и теперь остановка за малым - подтвердить свой высокий международный класс в новых условиях.

Как украинские физики напугали американцев и чуть не поссорились с русскими

Великие открытия всегда несут в себе элемент интриги. Нередко даже не представляется возможным определить истинного автора. Бывает, что чествуют вовсе не того, кто этого заслужил. И все то, что произошло при открытии искусственных алмазов, превосходит запутанностью любую детективную историю.

В бывшем Союзе впервые искусственные алмазы получил крупный специалист по высоким давлениям академик Леонид Верещагин. Не известно, как события развивались бы дальше, если бы в Киеве созданием промышленности по производству искусственных алмазов не занялся в то время еще мало кому известный ученый Валентин Бакуль. Человек поразительного организаторского таланта, неукротимой энергии, предпринимательской сметки, он создал то, что не удалось величайшему специалисту в своей области - академику Верещагину - промышленную технологию по массовому изготовлению этого ценнейшего материала.

Для достижения цели, говорят, все средства хороши. Во всяком случае, подвернувшуюся удачу упустить никак нельзя. Валентин Бакуль был из тех людей, которые сами шли навстречу удаче. В Киев в конце пятидесятых годов приехал из Москвы всесильный в то время Никита Хрущев. Среди ученых ходили легенды о том, как коммунистический вождь посетил Академгородок под Новосибирском и там буквально в считанные месяцы начали расти крупнейшие научные центры. Знали киевляне и о том, что Никита Хрущев не чуждается меценатства и любит амбициозные проекты. Валентин Бакуль из этого сделал чисто практические выводы. С помощью знакомых добился, чтобы посещение его в то время небольшой лаборатории было включено в программу пребывания Хрущева в Украине. Ученый не упустил свой шанс - перед вождем партии раскрылась такая картина могущества и процветания державы (при условии, если развернуть в Киеве необходимые исследования по искусственным алмазам), что вождь дрогнул. Из высоких уст прозвучало одобрение проекту и вскоре на площади более чем в 20 га, как по мановению волшебной палочки, возникли гигантские корпуса научных лабораторий, цехов с самым современным по тем временам оборудованием, подсобные хозяйства, бассейн, сад, техникум и еще многое другое, что приводило заезжих гостей из США и Японии в изумление.

Один из именитых японских специалистов, увидев «киевское чудо», заявил, что с таким комплексом он забросал бы алмазами весь мир. Гости из Америки приходили в еще более возбужденное состояние и на будоражащем фоне полета первого советского спутника принимались подливать масла в огонь разгоравшейся тогда кампании повышенного интереса к нашим научным возможностям, и даже говорили о том, что СССР вскоре обгонит США по передовым технологиям.

Валентин Бакуль не спешил успокаивать расстроенных заокеанских коллег и на вопрос «сколько же производится у вас алмазов?» отвечал без ложной скромности, что «больше, чем в США и во всем остальном мире вместе взятом». Действительно, в то время удалось применять искусственные алмазы едва ли не повсеместно. В стране Советов умели добиваться великих успехов «по валу». Однако вскоре волна неумеренного пиетета перед достижениями советской науки начала спадать. Слишком уж очевидно было ее неумение сделать выдающиеся научные достижения достоянием промышленности, работающей на потребителя, а не на ВПК.

Примерно в это время на рынках Европы и США появились первые наши искусственные алмазы. Вот здесь американцы и вспомнили, что приоритет, официально закрепленный патентом, принадлежит США и выставили Советам счет на миллион долларов!.. Здесь следует припомнить, что еще ранее американцев, искусственные алмазы удалось получить шведам. Несказанно обрадованные шведские исследователи решили развить успех и молча, никому не объявляя о своем потрясающем достижении, принялись наращивать размеры алмазных кристаллов. Вот на этом они и поскользнулись!

В это время открытие повторно было сделано в США и без лишних сантиментов немедленно запатентовано. Шведы остались ни с чем.

Однако здесь выплыло еще одно обстоятельство - до войны известнейший московский физик Александр Лейпунский не только предсказал возможность синтеза алмазов, но и написал формулу этого процесса и рассчитал условия - температуру и давление, при которых это все может произойти. Работа московского ученого увидела свет в авторитетном журнале Академии наук, так что претензии американцев после того, как «раскопали» все эти обстоятельства и подтвердили их документами, стали весьма призрачными. Международный арбитраж так и не пришел к единому выводу, и в итоге СССР смог продавать небольшое количество своих алмазов, куда хотел. Собственно, это никому из китов международной промышленности по производству искусственных алмазов, среди которых лидером была американская компания «Дженерал Электрик», не мешало. Амбиции страны Советов на международном рынке не были особенно высоки - продавалось здесь лишь ничтожное количество алмазов. Зато внутренний рынок был монополизирован полностью.

Занятная деталь - неожиданно в ту пору возникли долго тлевшие противоречия между Москвой и Киевом на уровне Академии наук в области приоритета на тему, кто же является творцом алмазов в СССР и почему это «выскочки из Киева» отхватили себе самую лакомую часть алмазного пирога? Долгое время гуляли сплетни среди ученых по поводу «плагиата» и так далее. Однако, в конце концов все разрешилось благополучно. Очевидцы рассказывают, что состоялась встреча Валентина Бакуля и Леонида Верещагина. Итогом ее стала бумага, на которой черным по белому было написано и заверено подписями, что авторство по созданию искусственных алмазов между Москвой и Киевом, между Верещагиным и Бакулем распределяется поровну. И здесь не было никакой натяжки - работа по созданию комплекса машин, станков, приборов, которые требовались для быстрого развития отрасли, вызвала к жизни организаторский талант Валентина Бакуля. Традиционный исследователь, каким был Леонид Верещагин, просто не поднял бы этой гигантской ноши.

Такова непростая история рождения промышленности по изготовлению искусственных алмазов, которая и сегодня является драгоценным бриллиантом среди других передовых направлений украинской промышленности.

Колосс на глиняных ногах

Казалось бы, обладая уникальной отраслью промышленности, имея прекрасный, стабильный рынок на территории СНГ, наши «владельцы пакета акций» интеллектуальной и производственной собственности в алмазной промышленности должны были бы чувствовать себя очень комфортно. И все же в настоящее время состояние отрасли скорее плачевно, нежели вызывающее оптимизм. Основы нынешних трудностей были заложены еще в то время, когда академик Валентин Бакуль на вопрос о том, сколько у нас вырабатывается алмазов, отвечал уклончиво, но с достоинством, мол, сколько нужно, но больше, чем все остальные страны вместе взятые. Трудно сейчас сказать - шутил ли могущественный академик, уходил ли от прямого вопроса о количестве, которое, как известно, в те времена считалось важнейшим стратегическим секретом. Однако, как бы там ни было, но Украина в советские времена выпускала 70% всесоюзного производства этого драгоценнейшего материала и была фактически монополистом в производстве некоторых видов алмазов.

На мировом фоне страна выглядела гигантом алмазного производства. Здесь изготовлялось множество марок сверхтвердых материалов, которых не было нигде в мире. В Киеве находился уникальный научный комплекс - Институт сверхтвердых материалов НАН Украины, подобного которому не было в мире.

И все же это был колосс на глиняных ногах. Он имел очень статичные и ограниченные связи с мировым сообществом, решающим аналогичные задачи. За границу искусственные алмазы почти не шли - некоторое, весьма небольшое количество потребляли страны Восточной Европы, совсем мелочь удавалось продать на Запад. Все это штрихи, которые не могли не сказаться в далекой перспективе - отсутствие конкуренции и ориентация исключительно на внутренний рынок привели к тому, что на заводах оборудование не обновлялось уже несколько десятков лет. Приток молодых кадров в научный комплекс был приостановлен в последние годы, поскольку не была продумана система ротации научных сил. Вся идеология отрасли ориентировалась на вал, на широкомасштабное производство. Если, к примеру, в США более 7 тысяч малых фирм и фирмочек - только шлифовкой стекол с помощью алмазных порошков, а еще 300 фирм занимается изготовлением и поставкой этих порошков, то у нас все было сосредоточено на крупных производствах. Еще и сейчас создание малых предприятий в этой отрасли идет с огромным трудом.

Все эти обстоятельства заставляют нынешнего директора академика Николая Новикова с крайней сдержанностью оценивать перспективы отрасли. Предел мечты - удержаться в тройке мировых призеров, среди которых, впрочем, настоящие гранды бизнеса - «Дженерал Электрик» (США) и «Де Бирс» (Южная Африка и Ирландия).

Можно сказать уже с определенностью, что сделать это будет непросто. Прежде всего потому, что в связи с изменением структуры производства многие прежние потребители украинских искусственных алмазов из стран бывшей советской орбиты отпали. Даже такой крупнейший потребитель, как Россия, из-за падения производства резко сократил потребление сверхтвердых материалов. Повсеместно отмечается увядание интереса к высокотехнологическим, требующим дорогих материалов и инструмента производствам. Это больно ударило по творцам алмазов. Просматривается еще одна зловещая тенденция - из-за трудностей с платежами, а соответственно и со своевременными поставками, в российской промышленности развиваются настроения перейти на самостоятельное производство искусственных алмазов. Для быстрого развития подобного производства у России есть мощные предпосылки - здесь сосредоточен квалифицированный научный потенциал, в Россию перетекают специалисты с Украины и, кроме того, здесь же находятся заводы по изготовлению основных материалов для налаживания алмазного производства.

В итоге, можно предположить, что хотя эти опасные тенденции еще не проявились в полной мере, но в недалеком будущем следует предусмотреть резкий скачок развития промышленности по изготовлению искусственных алмазов в соседнем государстве. Эти алмазы будут явно дешевле наших и нетрудно предсказать, что такой мощный конкурент по соседству может сыграть роль могильщика честолюбивых намерений наших алмазных боссов.

Однако в этой весьма мрачной картине есть и отрадные моменты. Большой и устойчивый интерес к приобретению разработок украинских ученых проявляют китайские бизнесмены. И это при том, что на китайском рынке весьма прочно утвердились и расширяют свое присутствие американцы, которые предлагают свои искусственные алмазы по явно заниженным ценам. Украинским специалистам уже удалось создать ряд совместных предприятий в Китае.

Совместная лаборатория керамических изделий работает в Индии. Поставляются твердосплавные изделия в Израиль. Весьма значительное количество порошков идет в Европу. Здесь представителями украинской стороны являются фирмы Италии и Швейцарии. Продается некоторое количество синтетических алмазов в Японию. Украинские специалисты регулярно посещают японские научные центры, а директор ИСМ академик Николай Новиков является даже постоянным членом Центра технологического превосходства, созданного в Японии. В него входит ограниченное число ведущих специалистов мира, которые сообща определяют перспективы технологического развития в современном мире.

Продается некоторое количество синтетических алмазов и в США. Впрочем, гораздо более значительным достижением киевлян в поисках партнерства с Западом следует считать совместную разработку с известной фирмой «Монсанта». По контракту с этой фирмой на ее средства Институт сверхтвердых материалов НАН Украины разработал новые установки для нанесения алмазообразных покрытий на органические пленки. Таким образом получается новое соединение с уникальными свойствами - большая пластмассовая лента с малой твердостью, на которую нанесена твердая алмазообразная пленка. Американская фирма удовлетворена первой совместной разработкой.

Сейчас идут переговоры с известными японскими, канадскими фирмами о создании совместных предприятий, о совместных научных разработках и т.д. Значительный интерес, который начинает все больше проявляться со стороны зарубежных фирм к сотрудничеству с украинскими учеными, потребовал разработки нового концептуального подхода в деле производства СТМ в Украине в ближайшей перспективе.

Взгляд за горизонт 2000 года

В концепции, разработанной академиком Николаем Новиковым, к важнейшим и первоочередным мероприятиям относится установление связей с ассоциациями СТМ США и Японии, европейскими структурами, контакты с фирмами «Де Бирс» и «Дженерал Электрик», зарубежными фирмами Нортон, Винтер, Асахи Даймонд, компаниями в Китае, Германии, Польше, Венгрии, Чехии, Турции, Болгарии и т.д. Организационной платформой первого этапа могут послужить несколько конкретных проектов со сравнительно небольшим финансированием.

Второй этап предполагает создание специального фонда инвестирования малых совместных производств в области СТМ и изделий из них. В этот фонд как составные части могут войти вклады интеллектуальной и промышленной собственности из национального потенциала, финансовые поступления национального и зарубежного бизнеса, банков, правовая база, государственное поручительство и протекционизм государственных органов. Такой фонд можно оценить в 15-20 миллионов долларов. На этом этапе произойдет перераспределение государственного потенциала с целью повышения его эффективности и обновления производственно-технической базы. Все это позволит выделить конкурентоспособную продукцию на внутреннем рынке и выработать экспортную политику с учетом возможностей и потребностей, в первую очередь, европейско-азиатского региона.

Общая потребность в средствах на этом этапе составляет 100-150 миллионов долларов. Их можно получить в кредит или как инвестиционный вклад в совместные предприятия. Создание в экспериментальном порядке условий «открытых дверей» в алмазной отрасли позволит увеличить указанную сумму инвестиций и значительно ускорить выполнение мероприятий второго этапа.

Наконец, третий этап. Важнейшим заданием вырабатываемой концепции является создание мощного научно-производственного потенциала Украины по разработке, обеспечению внутренних потребностей и увеличению экспорта синтетических алмазов и изделий из них. При этом возможно создать производственную систему с производительностью около 100-150 миллионов карат или 20-30 тонн порошков в год. Перспективным при этом будет распределение 50% на внутренние потребности, 25% на взаиморасчетной основе для стран СНГ, 25% на экспорт за СКВ в ближнее и дальнее зарубежье.

Общая стоимость этой продукции может составить 200-250 миллионов долларов, инструментов из них - 500-700 миллионов долларов, а новых изделий с их применением около 2 миллиардов долларов. Это позволит создать прочный фундамент развития алмазной науки, производства и закрепления за Украиной позиции третьего производителя в мире. На научно-технические нужды пойдет 10-15% финансовых затрат. Однако замедление в развороте дел приведет к потере Украиной потенциального рынка от 100 миллионов до 1 миллиарда долларов для алмазной продукции и на порядок выше для интеллектуальной и производственной собственности Украины.

«Алкон» - реальный шаг в будущее?

Концепция, созданная академиком Н.Новиковым, позволила четче осознать и оценить проблему, о которой сегодня так много говорят в Украине - роль иностранных инвестиций в реконструкции народного хозяйства. А необходимость иностранных инвестиций в отрасль ставит во главу угла вопрос о форме собственности, на который в учреждениях НАН четкого ответа нет. На мой вопрос о перспективах приватизации в учреждениях НАН Украины председатель ФГИ Юрий Ехануров ответил однозначно: «Мы действуем в соответствии с утвержденным списком предприятий, подлежащих приватизации. Утверждали и составляли его не мы».

Действительно, Указом Президента Украины определено, что НАН - это самоуправляемая организация, которой государственное имущество передается для использования. А имущество учреждений, которые полностью или частично финансируются из бюджета, приватизации не подлежит. Таким образом нельзя распространять нормы приватизации на учреждения НАН. Однако и здесь, как говорится, «возможны варианты». Академик Н.Новиков так увидел эту проблему: «Государство передало Академии имущество при условии, что не будет меняться право собственности. Это, конечно, сдерживает развитие. Однако здесь есть противоречие с существующим порядком - и раньше так было, и сейчас это практикуется - можно продать автомашину или станок, принадлежащие НАН. Тогда чего же нельзя продать?.. Остальное тоже, наверное, можно продать: ведь как-то нелогично получается - если предмет малого размера, то можно продать, а если что побольше, то нельзя. Ограничение получается не юридическое, а какое-то масштабное. Уже ясно - мы в институте не выживем, если это положение не изменить. Сейчас у нас основной вопрос - как и что продавать? Китайцы, например, нашли прекрасный выход - они делают вклад в совместное предприятие не землей, а налогом на эту землю. То есть они продают иностранцам не землю, а на 99 лет налог на эту землю. И такой путь зарубежные компании вполне устраивает. Почему бы и нам не подумать и не найти выход, устроивший бы инвесторов?»

Своеобразным ответом на этот вопрос явилось событие, которое произошло 6 июня сего года. В этот день президиум НАН Украины утвердил создание научно-технологического алмазного концерна «Алкон». Генеральным директором нового предприятия утвержден академик Николай Новиков. Оценивая значение создания нового концерна, президент НАН Украины академик Борис Патон сказал, что «эта новая для академического учреждения форма послужит определенным экспериментом, и, в случае его удачи, опыт будет использован академическими учреждениями с хорошо развитыми технологическими наработками - Институтом электросварки, Институтом материаловедения и другими».

«Интересным в организации концерна, - сказал Николай Новиков, - является то, что в единую хозяйственную структуру включены различные формы собственности - от хозрасчетной до частной. Кроме того, сюда могут входить и различные по размеру и мощности предприятия - от малых до ассоциаций. Все это позволяет активизировать работу, легче устанавливать отношения с иностранными инвесторами, которые до сих пор не шли на вложение средств в государственные предприятия, в частности, в промышленность синтетических алмазов.

С другой стороны, за счет прибыли, получаемой производственными структурами, концерну удастся поддерживать те уникальные формы организации науки, каким является, к примеру, Институт сверхтвердых материалов НАН Украины. Ведь именно благодаря его деятельности, благодаря концентрации в одних стенах разноплановых исследований, украинской науке удалось добиваться весьма впечатляющих результатов».

* * *

Ко всему этому, пожалуй, добавить нечего - руки у недавних узников системы - академических ученых, решивших заняться международным бизнесом, развязаны. Теперь им уже никто не вправе вставлять палки в колеса при желании найти себе зарубежных партнеров, где им заблагорассудится. Остановка за малым - разумно и энергично распорядиться представившимися возможностями. Наша жизнь показывает, что как раз это и является главной трудностью на пути к истинному взлету и процветанию. Но что гадать - время, и очень недалекое, покажет, какая судьба уготована алмазной промышленности Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК