Мир, труд, сталь

19 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 19 июня-26 июня 2015г.
Отправить
Отправить

Порох на донбасских полях никак не уляжется - противостоянию вдоль линии фронта пока не дано окончательно утихнуть. Обстрелы то прекращаются, то возобновляются, нанося ущерб всем без разбору. Такие колебания сразу ощущают на себе домны и конвертеры метзаводов - работа остановленных предприятий начинает постепенно восстанавливаться, но, как показывает жизнь, их деятельность может быть прервана в любой момент из-за попадания шального снаряда. Много еще необходимо будет сделать, чтобы вернуться к прежнему положению дел. Но если танки и пушки пойдут не в атаку, а на металлолом, то отечественный горно-металлургический комплекс вполне способен показать всему миру, что он выстоит в глобальной конкурентной борьбе, которая только начинается.

Мир, труд, сталь

Порох на донбасских полях никак не уляжется - противостоянию вдоль линии фронта пока не дано окончательно утихнуть. Обстрелы то прекращаются, то возобновляются, нанося ущерб всем без разбору. Такие колебания сразу ощущают на себе домны и конвертеры метзаводов - работа остановленных предприятий начинает постепенно восстанавливаться, но, как показывает жизнь, их деятельность может быть прервана в любой момент из-за попадания шального снаряда. Много еще необходимо будет сделать, чтобы вернуться к прежнему положению дел. Но если танки и пушки пойдут не в атаку, а на металлолом, то отечественный горно-металлургический комплекс вполне способен показать всему миру, что он выстоит в глобальной конкурентной борьбе, которая только начинается.

Надежда на восстановление

Важнейшая для украинской экономики отрасль - металлургия - может похвастаться в мае небольшим достижением. Объемы выплавки стали достигли 2,162 млн т. Это максимум за последние восемь месяцев, то есть с августа 2014-го - с тех пор, как война в Донбассе внесла жесткие коррективы в слаженную доселе работу предприятий. Для сравнения: в тот трагический для Украины месяц меткомбинаты выплавили всего 1,767 млн т стали. В новейшей истории страны меньшее месячное производство наблюдалось лишь в ноябре 2008 г. - 1,653 млн т, когда работа заводов и комбинатов оказалась парализована из-за фактического отсутствия рынков сбыта.

С января по май 2015 г. отечественные предприятия все еще показывают снижение выплавки стали - на 28% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (9,2 млн т). Падение на треть неудивительно, ведь в начале 2014-го металлурги работали с загрузкой, которая сейчас выглядит высокой, в относительно "мирное" тогда время. Хотя тогда и этого казалось мало. Кризис в металлургии ожидался, ожидание сложных времен витало в воздухе. На глобальном рынке мощностей намного больше, чем спроса. Но немногие предполагали, что причинами снижения производства могут стать именно трагические события в Украине, начавшиеся после аннексии Крыма.

В отличие от осени 2008 г., сейчас паралитический эффект оказывают не дефолты глобальных банков, а взрывы снарядов и мин в Донбассе. Последние
70 лет этот фактор нечасто влиял на ситуацию в мире, но сейчас он прямо определяет загрузку украинских металлургических предприятий. Еще несколько лет назад это могло показаться бредом, но факт остается фактом. Принцип простой: меньше стреляют, больше выплавляем стали и продаем металла. Если стрельба прекратится полностью, то производство постепенно, но относительно быстро восстановится до прежнего уровня.

До войны Украина выплавляла 2,5–2,8 млн т стали в месяц, что позволило выпустить 32,7 млн т жидкого металла в 2013 г., хотя производственный потенциал значительно выше. Например, в 2011 г. загрузка составила 35,3 млн т, а общие сталелитейные мощности металлургической отрасли страны составляют 42 млн т. Правда, о таких объемах можно будет говорить, когда перепроизводство перестанет давить на рынок. Пока же такой возможности в перспективе ближайших двух-трех лет точно не видно.

Древнегреческий бог огня и покровитель кузнечного ремесла Гефест, должно быть, оберегает большинство печей, в которых варится сталь в Донбассе, и отводит летящие снаряды (если, конечно, главная заслуга в этом не принадлежит известному своей хитростью и лукавством богу торговли Гермесу. - Ред.). Снижение загрузки сейчас связано больше с разрушением железной дороги и прерыванием поставок электроэнергии, чем с обстрелом основных производственных агрегатов. Железнодорожное сообщение до сих пор затруднено, особенно после разрушения крупных транспортных узлов в Ясиноватой и Дебальцево. Обходные пути транспортировки сырья и готовых материалов есть, но их пропускная способность значительно ниже, чем необходимо для полноценной работы металлургов. Контроль прохождения грузов через линию фронта и нередкие задержки на границе линии фронта также не добавляют оперативности работе предприятий.

Импорт избыточного прежде сырья

Не всем предприятиям горно-металлургического комплекса повезло. Больше всех пострадал Авдеевский коксохим, который находится прямо на линии фронта. Завод входит в "Метинвест" Рината Ахметова и до войны был крупнейшим производителем кокса в Украине и Европе
(сырья для выпуска чугуна, из которого выплавляется сталь). На территорию предприятия постоянно "прилетает", из-за чего уже пострадали как основные цеха, так и объекты инфраструктуры. Завод вынужден работать на треть от своей мощности, что и спровоцировало дефицит кокса в Украине. Даже несмотря на то, что металлургические мощности в стране (которые и определяют спрос на кокс) сейчас загружены всего на 60%. Многим металлургическим предприятиям приходится искать поставщиков кокса за рубежом, хотя потенциал коксохимической подотрасли вполне способен обеспечить внутренний спрос.

Есть еще одно негативное последствие вынужденного простоя "Авдеевки". Коксохимические батареи, в отличие от агрегатов в других подотраслях ГМК, не могут простаивать, они должны постоянно работать. Иначе они приходят в негодность, и печи, скорее всего, придется перекладывать заново. По факту большая часть мощностей Авдеевского коксохима недозагружена уже восемь месяцев. Сотрудники завода пытаются поддерживать батареи завода в работающем режиме, без лишнего пафоса, просто-таки героическими усилиями, но энергоснабжение предприятия неоднократно прерывалось, и никто в действительности не знает, как себя поведут батареи, когда их снова полностью загрузят заказами. Вполне возможно, что предприятию понадобится реконструкция.

Боевые действия привели к дефициту еще одного вида сырья, которое раньше было в избытке в Украине, - известняка, используемого в производстве стали. Ключевыми поставщиками были находящееся в Крыму Балаклавское рудоуправление Вадима Новинского, а также расположенные в Донецкой области Новотроицкое рудоуправление вместе с Докучаевским флюсо-доломитным комбинатом (ДФДК) Рината Ахметова. ДФДК находится между двух огней, вблизи линии фронта. В середине апреля комбинат во второй раз остановил работу, после того, как был разрушен железнодорожный перегон Еленовка-Южнодонбасская, и транспортный путь был заблокирован.

До войны ДФДК обеспечивал более половины внутреннего спроса на металлургический известняк, а сейчас отечественные комбинаты вынуждены импортировать его из соседних стран. При этом Украина обладает значительными месторождениями известняка, однако в открытии новых добывающих проектов пока нет экономического смысла, впрочем, как и финансовых возможностей для их обеспечения. Остается ждать, когда наступит мир, и предприятия восстановят разорванные хозяйственные цепочки.

Цель на горизонте - восстановление выплавки стали

Что касается металлургических предприятий, то они медленно, но постепенно восстанавливают объемы производства. Сложнее всего, конечно, приходится заводам, находящимся на оккупированной территории. Донецкий металлургический завод (ДМЗ), входящий в группу "Донецксталь" Виктора Нусенкиса, попытался к зиме загрузить две свои доменные печи, выплавляющие востребованный на рынке чугун. Из-за частых перебоев с поставками сырья, которые предприятие взялось организовывать почему-то из России, а не из Украины, как это было раньше, производственный процесс часто прерывался.

В начале июня прошел слух, что одна из двух печей снова запущена в работу, а вторая готовится к запуску. Осуществляет ли еще Виктор Нусенкис контроль над предприятием или руководство перешло к местным боевикам, до конца не понятно. Но с юридической точки зрения, экспорт продукции, произведенной в Донецке, как и на любой другой территории страны, является экспортом из Украины. Только в этом случае поставки будут сопровождаться необходимыми для внешнеэкономических операций документами, как бы ни надували щеки вожаки бандформирований в непризнанных республиках. Легальные поставки чугуна на экспорт, якобы произведенного в неназываемой республике, даже в Россию невозможны. Только контрабандой, чего исключать, к сожалению, нельзя. На внутреннем рынке, в отличие от рынка внешнего, чугун в чушках большим спросом не пользуется.

Находящийся рядом с ДМЗ, Донецкий электрометаллургический завод (ДЭМЗ), входящий в группу "Мечел" Игоря Зюзина, простаивает давно, уже несколько лет. "Мечел" до войны не смог продать это предприятие, а в текущих условиях не то что продать, сохранить контроль над заводом было бы уже неплохим результатом. Одна из причин такого давнего простоя - нехватка металлолома, основного сырья. И вроде бы металлолома в округе сейчас, по понятным печальным причинам, немало, но слаженной работы ломозаготовительных компаний не будет, пока в регионе продолжаются боевые действия. А запускать электросталеплавильное производство, чтобы снова остановить через несколько месяцев, смысла нет. Недешевое это удовольствие.

С тех пор, как в начале 2008 г. первый собственник предприятия Мохаммад Захур продал его россиянину Вадиму Варшавскому, у завода началась непрекращающаяся пока полоса неудач. Относительно молодое предприятие прошло через все возможные кризисы - финансовый, операционный и нынешний, самый тяжелый, под названием "война".

Еще один крупный металлургический комбинат - Алчевский, находящийся на оккупированной территории в Луганской области, простаивал с августа 2014 г. Раньше это предприятие, входящее в корпорацию "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД, принадлежит прогосударственным российским акционерам), стабильно входило в пятерку крупнейших в Украине. При прочих равных, мало что могло выбить АМК с этих позиций, и комбинат мог бы посоревноваться за первые места по объемам производства. Но разрушения инфраструктуры - электроснабжения и железной дороги, особенно ключевого для Алчевска Дебальцевского железнодорожного узла, не позволяли предприятию возобновить работу. АМК планировал запустить производство в январе, затем в мае, но тщетно.

И только в начале июня была задута одна доменная печь. В июле, возможно, начнет работу еще одна. Возможно, поскольку, к сожалению, нельзя исключать какого-нибудь очередного обстрела, из-за которого планы могут быть пересмотрены, как это было в мае, когда было нарушено электроснабжение завода. Пока о производстве стали речь не идет, хотя оно и возможно. Все зависит от того, будет ли стабильным выпуск чугуна. Как и на "Донецкстали", на АМК изучают возможность поставок железорудного сырья из России, как и из Украины, хотя ранее традиционными и основными поставщиками для комбината были ГОКи "Метинвеста".

Вместе с перезапуском Алчевского меткомбината стабилизировалась работа находящегося по соседству коксохима, также принадлежащего ИСД. В марте Алчевский коксохим не производил кокс и возобновил деятельность только в апреле. Это помогло ИСД обеспечить поставки кокса на свой второй украинский меткомбинат - ДМК им. Дзержинского, находящийся на территории, контролируемой ВСУ, и таким образом нарастить выпуск стали, причем весьма значительно. В мае комбинат произвел
257 тыс. т стали - подобные объемы последний раз наблюдались в середине 2013-го. Хотя при желании и возможностях наращивать объемы производства предприятию есть куда, ведь в мае металлургические мощности были загружены на 64%.

Ожидаемой масштабной атаки сепаратистов на Мариуполь, где на сегодняшний день выплавляется треть всей украинской стали, к счастью, не было. Правда,
12 июня из-за обстрела боевиками был поврежден магистральный газопровод, по которому газ поставляется в город. Подача газа была прекращена на несколько суток, из-за чего мариупольским метпредприятиям пришлось останавливать агрегаты. Уже 15 июня работа заводов была возобновлена. Повлияет ли это ЧП на производство в июне, станет понятно, когда предприятия опубликуют статистику за месяц.

До этого в обстановке весьма условного перемирия оба комбината "Метинвеста" продолжали наращивать производство стали, хотя на довоенные объемы еще не вышли. "Азовсталь" выплавила в мае 312 тыс. т, ММК им. Ильича - 278 тыс., что еще на 22 и 26% соответственно меньше, чем в мае прошлого года, но является лучшим результатом с августа 2014-го. Препятствия для полной загрузки остаются теми же, что и для остальных украинских производителей, находящихся в Донбассе, - разрушенное железнодорожное сообщение, которое без полноценного мира не восстановить.

Расположенный на оккупированной территории входящий в "Метинвест" Енакиевский металлургический завод в марте возобновил выплавку стали и с тех пор работает с приличной загрузкой - около 66–70%. Если военно-политическая ситуация стабилизируется, предприятие вполне способно продолжать увеличивать загрузку.

Яркий представитель приднепровской группы металлургических предприятий, которому удалось избежать прямых последствий войны, - меткомбинат "АрселорМиттал Кривой Рог" - увеличил производство стали за пять месяцев 2015 г. на 4%, до 2,6 млн т. И это несмотря на то, что предприятие полностью потеряло один из важнейших для себя рынков - российский. Комбинат "Запорожсталь" (принадлежит "Метинвесту" и россиянам) сохранил объемы выплавки стали практически неизменными с января по май 2015 г., продемонстрировав снижение всего на 1%, до 1,6 млн т.

Рудари выдерживают просадку цен

Снижение производства стали в Украине не могло не сказаться на горнорудной отрасли. Выпуск железорудного концентрата за пять месяцев снизился на 7%, до 21,5 млн т. В основном это произошло из-за того, что часть сырьевой продукции не удалось переориентировать на внешний рынок после того, как охваченные войной внутренние потребители сократили закупки или вообще остановили свое металлургическое производство. Подлило масла в огонь и беспрецедентное падение цен на железную руду в мире, что вызвано глобальным перепроизводством и снижением спроса. В марте цены в китайских портах упали до минимума с 2010 г. Ряд украинских комбинатов задумались о целесообразности дальнейшей работы, поскольку цены достигли уровня безубыточности.

Если бы падение цен продолжилось, предприятия начали бы показывать отрицательный финансовый результат. Дальнейшее сокращение добычи руды, которое было вполне возможным, привело бы к негативным социальным последствиям, которых пока удалось избежать. Впрочем, цены на руду с конца марта "отскакивают" и уже "отросли" на 40%, до 65 долл. за тонну в Китае. Такие цены обеспечивают определенную подушку безопасности для рударей в виде прибыли.

Не все ГОКи сокращали производство руды. Например, расположенный в безопасной с военной точки зрения Полтавской области Полтавский ГОК компании Ferrexpo (контрольный пакет принадлежит Константину Жеваго) вышел на полную мощность по производству окатышей - около 12 млн т в год. Предприятие успело завершить инвестпрограмму по расширению мощностей и, ориентируясь сейчас только на внешних покупателей, способно обеспечивать высокую загрузку. ПГОК обладает неплохим запасом прочности, чтобы выдерживать просадку цен на руду в мире, если она повторится и затянется дольше, чем в первый раз.

Если посмотреть на общую картинку в горно-металлургическом комплексе Украины, то ключевой вопрос сейчас: будет ли установлено полноценное перемирие в Донбассе, которое позволит заняться восстановлением разрушенной инфраструктуры? Если же нет, и конфликт будет нарастать, это не сулит ничего хорошего ключевой отрасли украинской экономики.

Если же разум все же возобладает, то украинские предприятия, которые могут принадлежать разным собственникам, но представляют собой вертикально интегрированные цепочки, имеют хорошие шансы выстоять в глобальной конкуренции. Конкуренция же предстоит жесткая, но в ней так просто украинский ГМК с рынка не выдавить. В период резкого сокращения производства стали
осенью экспорт металлопроката из Украины снизился с привычных 1,7–1,9 млн т в месяц до
1,2 млн. В мае продажи за рубеж составили 1,5 млн т и вполне могут расти дальше, укрепляя тем самым платежный баланс. Если, конечно, не помешают возможные боевые действия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК