Юрий Рыбчинский: "За нынешний бюджет Евровидения можно было бы провести три подобных конкурса"

12 мая, 2017, 17:06 Распечатать Выпуск №17, 13 мая-19 мая

В состав украинского жюри конкурса "Евровидение-2017" вошло пять человек. А возглавил это жюри известный украинский поэт Юрий Рыбчинский. Его творчество фактически рождало новую украинскую эстраду, песни на его стихи стали нетленными национальными хитами. В интервью ZN.UA г-н Рыбчинский рассказал о своих впечатлениях от конкурса и конкурсантов, а также предложил свою кандидатуру уже на "Евровидение-2018".

В состав украинского жюри конкурса "Евровидение-2017" вошло пять человек. А возглавил это жюри известный украинский поэт Юрий Рыбчинский. Его творчество фактически рождало новую украинскую эстраду, песни на его стихи стали нетленными национальными хитами. В интервью ZN.UA г-н Рыбчинский рассказал о своих впечатлениях от конкурса и конкурсантов, а также предложил свою кандидатуру уже на "Евровидение-2018".

— Юрий Евгеньевич, с 2009 г. по правилам Евровидения его итоги определяют не только телезрители, но и пять музыкальных профи. Такая система вам кажется эффективной? Или нужно было сохранить прежний принцип — голосуют только зрители? 

— Думаю, если бы в каждой стране конкурсантов оценивали только профессионалы, было бы лучше. Но ведь все зависит от задачи, которая ставится организаторами конкурса. Если ставится задача профессионально выявить уровень тех или иных участников, то лучше было бы, чтобы эту задачу решали профессионалы — композиторы и продюсеры, работающие в шоу-бизнесе. Есть тонкости и нюансы в музыке, на которые, естественно, зритель внимания не обращает. Мнение профессионального жюри, безусловно, более  компетентно.

С другой стороны, чтобы демократизировать процесс, конечно же, должны участвовать и зрители. Зрители — любители музыки. И если голосуют одни зрители, то иная составляющая на поверхности. Выясняется, какие вкусы преобладают у потребителя той или иной музыки. Думаю, соединив две составляющие — зрителей и профессионалов, складывается общая картина вкусов и предпочтений.  

— Чем в музыкальном плане Евровидение в Украине отличается от иных конкурсов в других странах? Есть подобные различия, на ваш строгий взгляд?  

— Конкурс демонстрирует последствия глобализма, происходящего во всем мире. Когда размыты "границы". Это началось с момента, когда на Евровидении отменили важное условие: каждый участник должен исполнять песню той страны, которую он представляет. То есть француз должен петь французскую песню, англичанин — английскую, испанец — испанскую. 

Сейчас почти все участники поют на английском языке, как будто этот конкурс проходит в Англии, Австралии или в США. Это свидетельствует о том, что победа двух ведущих стран в шоу-бизнесе — США и Англии — давно состоялась. В результате трудно определить по песне, какую страну тот или иной участник вообще представляет. С моей точки зрения, это плохо и неинтересно. Нивелируется язык. Англосаксонский мелос доминирует. И вместо разнообразия постепенно все сводится к евростандарту. 

Да, уже много лет существует стандарт Евровидения. То есть форматная песня для Евровидения. И слава Богу, что не всегда евростандарт побеждает. Иногда побеждает что-то яркое и необычное. Но в целом тенденция привела к тому, что конкурс становится менее интересным. 

У нашей Джамалы была нестандартная песня. Также — и у Верки Сердючки. У "Тату". У Даны Интернэшнл, Александра Рыбака. На фоне всеобщей стандартизации эти песни казались свежими и непохожими на 75% композиций. 

— Почему далеко не все песни, прозвучавшие на этом конкурсе, становятся хитами?

— Сейчас вообще дефицит хитов. То есть мировой кризис в песенной индустрии. Возьмем 50–60–70–80-е гг. Тогда в каждой стране появлялись яркие шлягеры, самобытные произведения. Эпоха Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin, Тины Тернер, Мирей Матье, Патрисии Каас — это эпоха хитов.  

На сегодняшний день, когда слушаешь "песни года" (или "Евровидение"), то складывается впечатление, что все талантливые композиторы давно умерли или перестали писать. 

— А кто сегодня пишет песни для современного Евровидения? 

— Пишут хорошие ремесленники, которые научились делать евроремонт. Все по стандарту. Сегодня мы не знаем американских, английских, французских шлягеров. Не знаю, как в других странах, но у нас во многом виноваты радиостанции, потому что понятие формата убило все необычное и интересное в творчестве. 

А в творчестве главное — непохожесть. Что-то новое. 

Ничего нового на "Евровидении-2017" нет. И эта тенденция будет продолжаться до тех пор, пока не появится поколение талантливых композиторов — Раймонда Паулса, Нино Рота, Эннио Морриконе… Да можно много назвать имен тех, кто делал шлягеры в прошлые годы. 

Ведь до появления Beatles в мировой музыке был застой. И вдруг прорыв. И тогда совсем в другой части мира появляются "Песняры". Мне кажется, вскоре должен произойти какой-то прорыв. И Евровидение это ярко демонстрирует. 

— Ваше мнение о скандале в связи с отстранением от конкурса российской исполнительницы Юлии Самойловой? Что в этой провокации все-таки удалось российской стороне, а что не удалось? 

— Это дело приобрело сугубо политическую окраску. Считаю, что наши правоохранительные органы правильно поступили, потому что есть закон, который действует по отношению ко многим эстрадным, кино- и театральным артистам РФ. Хотите приезжать в Украину, то, пожалуйста, не гастролируйте в Крыму или Донбассе. И если существует закон, то он должен выполняться. 

— Говорят, вас по каким-то причинам не пригласили или не пустили на красную дорожку во время открытия Евровидения? Это так? 

— Меня не то что на красную дорожку не пригласили, мне пока вообще не было — как такового — даже приглашения на сам конкурс "Евровидение". Разве мне за этим нужно обращаться к организаторам? Что можно говорить, если Джамалу не пустили на красную дорожку. 

В какой стране подобное было? Человек выиграл Евровидение, и благодаря ему проходит сам конкурс. Но этого артиста не пускают на красную дорожку, на церемонию открытия. Это же какой-то театр абсурда. И мы, увы, в этом "театре" занимаем пока первое место. 

Что касается работы жюри, то оцениваем конкурсантов "по монитору" — в студии. И я вообще не знаю, увижу ли "вживую" этот конкурс. Поэтому и ничему не удивляюсь. Больше удивляюсь, когда в нашей стране что-то происходит нормально и правильно. 

В жюри пять человек: Яна Прядко, Серж Гагарин, София Тарасова, Сергей Грачев и я. Работаем. Но с нами не заключены никакие договора. 

Мы не знаем даже, на каких началах работаем. Бесплатно или за деньги? Хотя я работаю в жюри не первый раз, и всегда такая работа считается оплачиваемой. 

— А разве на этапе приглашения в жюри не было договоренностей? 

— Мне просто позвонили, спросили: согласен ли я быть членом жюри? Я сказал, что согласен. Позже узнал, что, кроме всего, я еще и председатель украинского жюри Евровидения. 

Члены жюри не против работать бесплатно. Если мы патриоты своей страны и на "субботнике" работаем бесплатно. Но в таком случае должны работать бесплатно и все остальные на этом же конкурсе. 

И, конечно, меня  возмущает еще один факт. Не могу об этом молчать. Это то, что за нынешний бюджет Евровидения можно было бы провести три подобных конкурса. 

Не знаю, куда смотрит наша прокуратура, но на поверхности — коррупционная составляющая этого конкурса. 

Например, в прошлом году в Стокгольме подобный конкурс провели за 9 млн евро. И достаточно прилично. В Эстонии когда-то потратили 12 млн евро.

Но такие цифры, как у нас, многим странам даже не снились. 

Нищий народ в Европе — и самое дорогое Евровидение. 

Я еще бы понял, если бы построили новый концертный зал, который  остался бы в Украине. У нас же катастрофически не хватает концертных залов. А в монопольном зале "Украина" — совершенно дикая аренда. 

Что это вообще за европейский город, в котором практически нет концертных залов? 

Да, на футбольном "Евро-2012" тоже, не сомневаюсь, была коррупционная составляющая. Но тогда хотя бы были построены дороги, реконструированы стадионы. И это все осталось Украине. 

Такое впечатление, что каждая следующая власть в нашей стране хочет побить рекорд предыдущей власти по коррупции. И это видно не потому, что я такой Шерлок Холмс… Это все — на поверхности.

И самое главное: почему эти люди не боятся воровать в открытую? Почему они нас всех считают или слепыми, или с зиппером на губах?  Они же проводят масштабный конкурс за наши деньги, за деньги налогоплательщиков. 

Другое дело, если бы все олигархи Украины сбросились и провели Евровидение. Тогда это их личное дело, "сколько тратить": хотите — 30 млн, а хотите — 300 млн. Но тут забирают последнее. И это вызывает страшное возмущение. 

— Поскольку Украина не имеет права сама за себя голосовать, то, возможно, поделитесь мнением в отношении украинских конкурсантов — группы O.Torvald. Вписываются ли эта команда в формат конкурса? 

— Может быть, в формат Евровидения они и вписываются, но репертуар у них неинтересен, поют они плохо. Это мое профессиональное мнение. 

Если бы мы хотели, чтобы после Евровидения остался европейский шлягер, который бы крутили по всей Европе, то нужно было выбрать, к примеру, Арсена Мирзояна с песней "Джеральдина". 

Но выбрали то, что выбрали. Голосовали зрители. А, как известно, один человек мог голосовать и 50 раз. Кто-то голосовал один раз, а другой не пожалел денег и проголосовал все 50. 

Если это конкурс песни, а не исполнителя, то нужно проводить отбор на Евровидение загодя. И объявлять конкурс именно на песню. Конкурс должен быть среди авторов — композиторов, поэтов. А потом должен быть конкурс — кто эту песню лучше исполнит. 

А так получается конкурс исполнителей, а не песни. И так не только в Украине, но и в других странах. 

Поэтому из года в год Евровидение и становится все менее интересным. Если через несколько лет данный конкурс вообще исчезнет, то никакого влияния на музыкальный процесс это не окажет. 

Данный конкурс был интересным первые 12–15 лет. Сейчас он превратился в конкурс хорошей самодеятельности. Повторюсь, все очень стандартно. Уже на пятой или  шестой песне создается впечатление, что слушаешь разные вариации одной и той же песни.  

Проходит очередное Евровидение, и разве вы слышите, что эти песни звучат по радио? Большинство из них умирают к окончанию конкурса. Эти песни как мотыльки, которые прилетели на яркий свет — и все. Хотя в условиях проведения конкурса значится, что Евровидение — конкурс, который  создан для того, чтобы выявлять новые течения в европейской эстрадной музыке. 

Можно по пальцам посчитать, какие песни предыдущих конкурсов стали популярными. Песня "ABBA", Селин Дион, Даны Интернэшнл, Александра Рыбака… 

— Но ведь существует вариант выбора кандидатуры на Евровидение — не только народным голосованием, но и решением той или иной телекомпании. 

— Да, был и такой формат отбора. Например, когда от Украины на "Евровидение-2004" поехала Руслана, то было условие: все кандидаты должны были прислать свое видео с песней. Я тогда также был в жюри. Мы собрались, просмотрели видео с записями разных песен — и выбрали Руслану. И она победила.

Я не против того, чтобы из отбора делать шоу. Но представьте: играет Каспаров в шахматы, ему нужно сделать ход, и он спрашивает мнение зрителей (которые наблюдают за ним): какой же ему сделать следующий ход? Это касается и музыкальной, и даже политической составляющей. Непрофессионалы всегда ошибаются. Как может не ошибиться человек, который в некоторых сферах ничего не смыслит? 

—  Если была бы возможность целевого выбора на будущий год, то кто из украинских исполнителей мог представить свою песню в 2018-м? 

— Я предложил бы Катю Chilly. Это было бы неожиданно, интересно. Эта исполнительница ни на кого не похожа. Она яркая, национальная. У нее глубокое корневое искусство, которое уходит в нашу украинскую историю. 

Разве песня группы O.Torvald имеет непосредственное отношение к Украине? Исполнитель любой страны мог бы спеть такую композицию. 

— Что скажете об организации самого конкурса? В чем преимущества такой организации и в чем недостатки? 

— Я не сильно вникаю в организацию, так как не вхож внутрь. У меня такая же информация, как и у всех. Во всяком случае, мне нравятся ведущие —Александр Скичко, Тимур Мирошниченко, Владимир Остапчук. У меня даже какая-то гордость за это поколение, когда наши пацаны говорят свободно и по-английски и по-французски. Вот они — европейцы! Им безвиз можно давать сразу. 

Достойная телевизионная картинка, это очень даже хорошо смотрится. Так что внешне все нормально. 

Словом, я благодарен Джамале за эту победу. И прекрасно, что в Киеве проходит такое громкое музыкальное мероприятие. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно