Юрий Горбунов: "Скажене весілля" — это анекдот"

1 января, 14:54 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

Фильм-рекорд 2018-го уже известен: украинская кинокомедия "Скажене весілля" под занавес года собрала в прокате около 54,9 миллиона гривен. 

Успех? Успех. С продюсером этой картины и, конечно, популярным ведущим "1+1" — Юрием Горбуновым — предновогодний разговор именно на тему успеха: в кино, на ТВ, а также в театре, когда Юрий Николаевич в далекие 90-е был звездой Ивано-Франковской сцены.

— Юрий, насколько понимаю, "Скажене весілля" — ваш дебют в качестве кинопродюсера. И именно этот дебют — то есть кинокомедия о районном работнике просвещения и одержимом родителе Василии Середюке, — так сказать, попал в кассу. Потому что некоторые десятилетиями что-то продюсируют, а в кассу никак не попадут.

— Да, действительно, это мой первый кинопродюсерский проект, над которым мы работали совместно с продюсерами Ириной Костюк и Надеждой Коротушкой. Поэтому было важно и принципиально, как говорят друзья, "не облажаться". Именно потому, что первая работа!

Впрочем, я уже давно задумывался над продюсерской деятельностью. Хотя и понимал, что всему свое время.

И вот наконец, в случае со "Скаженим весіллям", — как будто сошлись звезды. Появилась классная идея Николая Куцыка, из нее возник классный сценарий, над которым работали Николай Куцык и Алексей Приходько. Появился талантливый молодой режиссер — Влад Дикий. И, безусловно, мощная актерская команда — Назар Заднепровский, Полина Василина, Джимми Воха-Воха, Леся Самаева, Александр Кобзарь, Арам Арзуманян, Инна Приходько... Нас поддерживала сильная маркетинговая команда во главе с Полиной Толмачевой.

— Что было первичным импульсом в желании взяться за этот проект — мечта "что-то сделать в качестве продюсера" или просто сценарий зацепил и подсознательно внушил кассовые последствия?

— Мечта в первую очередь. Ведь сначала появляется мечта, а уж потом вокруг нее возникают какие-то другие вещи, которые и помогают воплощать эту мечту в реальность.

— Обычно продюсер диктует правила игры — режиссеру, сценаристам. Сценарий заметно изменился, когда на него начали "влиять" именно вы?

— Наши сценаристы — люди творческие, амбициозные. Поэтому с ними сразу же обо всем, как говорят моряки, "договаривались на берегу", прежде чем отправиться на большом корабле в наше съемочное путешествие. Главное, что была интересная основа — сюжет. Это главное. И было важно, чтобы такая история была близка нашим людям. Чтобы впоследствии она стала еще и народной историей и была понятна зрителям — даже ментально.

— Судя по кассовым сборам, наши миллионы — ментально — все поняли об украинском отце, а-ля Мартыне Боруле, снедаемом сомнениями о будущем зяте — афрофранцузе... А поймут ли такие комбинации, например, в других странах — ментально? Хотя бы в Грузии, Беларуси. Естественно, о России я не спрашиваю.

— Там, к сожалению, мало кинотеатров — и в Беларуси, и в Грузии. А что касается России — у нас принцип: там никакого проката быть не может.

Но есть, например, Австралия. То есть желание именно этой страны увидеть украинский фильм. И пока это была их инициатива, — люди сами начали звонить, потому что фильм появился на Megogo.net.

— А почему такой интерес в Австралии?

— Что касается Австралии — это их интерес к нашей ленте, и для меня изначально он показался немного странным. Ведь на том далеком континенте взгляды на жизнь заметно отличаются от наших. Там давно свободное общество.

Но, как оказалось, есть вечные вопросы отношений родителей и детей. И такие отношения везде актуальны, в любой стране, на каком бы континенте их не рассматривали, и на каком бы экране их не демонстрировали. Это же классическая тема. Всегда родители будут представлять жизнь своих детей "по-своему", а дети — делать свою же жизнь тоже "по-своему".

Я иногда смотрю на своего маленького Ивана, — а ему сейчас 1 годик и 9 месяцев, это мое золотце, — и думаю: как это так, что кто-то придет и будет рассказывать, "что" ему делать, как ему жить? Поэтому и родителей тоже можно понять.

— Если вернуться к сценарию, то, очевидно, замена режиссера в этом проекте тоже, не в последнюю очередь, была вызвана особенностями реализации экранной темы дети-родители?

— Еще в процессе кастинга мы поняли, что смотрим с нашим первым режиссером Дмитрием на эту историю немного по-разному. Поэтому и пришлось пожать друг другу руки, и дальше мы уже продолжили работу с режиссером Владом Диким. Несмотря на свою молодость, на свои годы, — а ему еще нет и 30 — он вполне справился.

— Насчет кастинга. Кандидатура актера Назара Заднепровского (на роль Василия Середюка) была определяющей для этого проекта? Были варианты?

— Не скрою, на главную роль пробовались разные актеры. Даже Александр Кобзарь, который затем в фильме сыграл соседа.

Но со временем мы поняли нашу ошибку... И отказались от мысли, что главный герой — эдакий "председатель колхоза". Или еще кто-то в таком же роде.

И мы начали воспринимать этого персонажа как интеллигента. Эдакого искреннего, доброго руководителя-просветителя из районного центра, у которого в кабинете портреты Ивана Франко, Леси Украинки, Тараса Шевченко. 

И это реальный, а не вымышленный его мир. Потому что раньше никогда в его кабинете не было портретов Ленина!

Поэтому именно Назар — очень удачный кандидат на главную роль. В данном случае на фильм работает все — и его актерская фактура, и харизма. Посему уже шлифовка истории нашими сценаристами на определенном этапе и обратилась "под Назара".

— У некоторых зрителей во время просмотра возникает подсознательное наложение образа героя Середюка на образ "первого лица", ведь они очень-очень похожи — внешне. Вы это умышленно программировали, чтобы добавить фильму подтекстуальный политический колорит?

— Нет. Такую версию мы не стимулировали. Да, возможно, естественное сходство между ними и есть. Но скажу откровенно, что Назар пришелся нам по душе еще раньше — во время работы над "Последним солдатом". И когда актер узнал о предстоящей работе в "Весіллі", то часто названивал мне, спрашивал: "Ну что там? Когда начинаем?".

Он очень "настойчивый". Он объяснял, дескать, у него в театре плотный график, и вы там это имейте себе в виду!

Мы же его "успокаивали" как могли: "Назар, все будет хорошо! Не переживай! Дай нам сделать свою часть работы, а ты потом — свою!".

Словом, Назар — прекрасный артист. И он всегда предлагает свои идеи в процессе работы. Иногда его даже нужно останавливать, потому что, бывает, полностью "накрывает" процесс. И это даже здорово.

— Если определять три составляющие, так сказать, самой успешной украинской кинокомедии, то какие они на самом деле? На чем акцентировать внимание тем, кто сейчас такие комедии активно снимает, но результаты зачастую неутешительны — кассовые тоже?

— Знаете, на мой взгляд, эти составляющие очень уж зависимы друг от друга. Сценарий. Режиссер. Бюджет. Это только три. А еще — маркетинг, правильная дата релиза. Ведь когда вокруг тебя стоят в прокате голливудские киногиганты, то вообще сложно с ними в одной афише конкурировать.

— Что касается даты релиза — как ее угадать, как это определить, чтобы не проиграть?

— Все-таки "Скажене весілля" — это больше осенняя тема. И зимой, когда на улице снег, а ты смотришь в кадр, где щедрые дары полей, такая тема в кинопрокате, возможно, не совсем уместна.

Поэтому действительно мы очень тщательно определяли дату. И этому вопросу, в частности, уделял большое внимание Сергей Леонидович Созановский, поскольку это наша партнерская история.

— "Скажене весілля", очевидно, будет в новогоднем прайме на "1+1"?

— Да, фильм будет в контексте новогодней телепрограммы на "1+1". Поэтому все, кто не успел, смотрите 1 января в 20.15.

— На какой рейтинг рассчитываете?

— Думаю, с рейтингом у фильма проблем не будет. Хотя не всегда и не все можно предугадать. Вот, например, я не был продюсером в "Останньому москалі". Но тоже вложил свою долю в эту работу, когда принес на канал полстраницы А4 выписанного текста от Николая Куцыка. Представьте, начальная история тогда состояла действительно только с половины страницы формата А4! И эта история всем сразу понравилась. Уже потом началась работа над полноценным сценарием, появились интересные идеи.

И когда рейтинги "Останнього москаля" превысили 32 процента, то все очень удивились: потому что не могли такого спрогнозировать и на такое рассчитывать. А оно выстрелило. До сих пор еще ни один сериал с 2009 года и по сегодняшний день не демонстрировал такие высокие показатели телепросмотров.

И вот когда мы сдавали Госкино "Скажене весілля", то некоторые из нас даже смеялись. Говорили, мол, смешно на что-то значительное рассчитывать. Слышали мы и слова вроде: "Если соберете за это "Весілля" 18 миллионов, то уже будет хорошо...".

Хотя нашей целью вообще было выйти хотя бы в ноль. Ведь, кроме спонсорских средств, вкладывали и свои. И, конечно, хотели что-то вернуть.

— Давайте уточним локации этой картины, места съемок. У зрителей возникает ассоциация с красивым Подольем, где разворачиваются свадебные приключения Франсуа, любящего отца Василия...

— Большинство сцен мы снимали в Киеве и области, а также на Тернопольщине. То есть никак не позиционировали определенную географическую местность в Украине.

Это должна быть и не Западная Украина, и не Восточная. По нашему мнению, должна быть история, которая объединяет страну. Поэтому не делали ни гуцульских "декораций", ни восточно-украинских, ни киевских.

И наша Яблунивка на экране — не село, а именно районный центр. Не стоило углубляться ни в столичную, ни в сельскую истории, ведь это должна была быть история, так сказать, универсальная, близкая всем — и ментально, и географически.

И даже через разные поколения этот фильм должен был найти своих союзников-сторонников, потому что, повторюсь, проблемы детей-родителей существуют везде и всегда.

— Что касается афрофранцуза, с которым "борется" украинец, — не было после премьеры упреков в ксенофобии?

— Да, мы держали в уме определенные опасения по этому поводу. В фильме, например, есть шутки об армянах, об афрофранцузах. Но это не только "сценарий", из таких шуток складывается и жизнь. И мы ничего не придумали.

Например, Ашота в фильме играет Арам Арзуманян, он армянин. Мы у него спрашиваем: "Арам, есть в сценарии какие-то вещи, которые могут тебя оскорбить?". Он откровенно ответил: "Нет! Такого нет!".

Поймите, "Скажене весілля" — анекдот. В анекдоте ты никогда не будешь разбираться, у кого какая "предыстория", а у кого какая "география". 

— Юрий, после "Скаженого весілля" будет продолжение вашего продюсерского направления на "1+1", будете создавать новый сезон "Останнього москаля"?

— Да, буду креативным продюсером проекта. Сейчас идет работа над сценарием. Съемки запланированы на весну.

— Это продолжение популярной истории?

— Нет, это не продолжение, это спин-офф, и будет называться эта часть "Большие Вуйки". В сериале появятся некоторые любимые персонажи из оригинальной истории, но в новых условиях. Однако в "Больших Вуйках" место, к сожалению, нашлось не всем. Время — наше настоящее. Ведь события предыдущих сезонов уже остались в прошлом. Но многих персонажей полюбил народ. Знаю, что их ждут. Об этом свидетельствуют комментарии зрителей. Пишут: "Когда планируется продолжение "Москаля"?". Поэтому в следующем сезоне любимые персонажи будут живы-здоровы, но попадают в новые для себя условия. Зрители переживут с жителями села Большие Вуйки небывалое приключение — поездку в столицу Украины.

— Относительно "Скаженого весілля" — прогнозируемой вопрос о сиквеле?

— Мы бы хотели снять сиквел. Но возникает другой вопрос: чего люди ждут от этой истории дальше? Они будут ждать продолжения или совершенно нового сюжета?

Поэтому сейчас и думаем над этим вопросом, ведь есть несколько направлений, как дальше развивать историю о Василии Середюке и его семействе.

— Юрий, как сейчас складывается ваш нынешний график — с учетом продюсерства, различных телешоу, корпоративов предновогодних?

— Все сложно. Приходится "бегать" от одного кабинета к другому. Например, только что закончились "Танцы". Всего было 14 прямых эфиров. А это эфирный максимум. Ведь долго проекты никогда не шли. Раньше делали 10 эфиров — и это было максимальное число. Вот сейчас — "Голос країни": слепые прослушивания. Также есть и корпоративы.

— Принимая во внимание нынешнюю напряженную жизнь страны, больше или меньше приглашений на корпоративы?

— Я бы не сказал, что их стало больше. Но в уже уходящем 2018-м все было более-менее. Впрочем, сейчас во многих городах Украины — военное положение. Поэтому и возникают ситуации, когда развлекательные мероприятия приходится отменять. Люди отменяют такие мероприятия, поскольку просто не уверены в завтрашнем дне и пока не понимают, стоит ли именно сейчас на это тратить деньги.

— У вас есть уверенность в завтрашнем дне?

— Надеюсь, все будет хорошо. Знаете, мне неоднократно выпадала возможность изменить жизнь и уехать за границу...

— Куда? Быть может, Канада или Америка?

— Да куда угодно! У меня есть родственники и друзья за рубежом. В частности в Америке.

— А можете представить, как бы "там" чувствовали себя — органично, комфортно?

— Точно не могу сказать, потому что мне комфортно и здесь. Поэтому я и не хочу делать каких-то лишних движений, по поводу которых потом буду сожалеть. Хотя, возможно, иногда и нужно рисковать?

Вот, например, после театрального института имени Карпенко-Карого я пять лет работал в Ивано-Франковске. Играл там главные роли. Пришел в этот театр именно тогда, когда из него ушел Игорь Борис, а уже потом успешные спектакли ставил Николай Яремкив. Мы участвовали во многих фестивалях, занимали призовые места. Казалось, все хорошо. И это должно долго продолжаться. Но мне нужны были изменения.

— Потребность изменений вам навевал театр, который далеко от столицы, и в котором не станешь медийной звездой всеукраинского масштаба?

— Еще после театрального института у меня было состояние эйфории, — вся жизнь впереди, я на все смотрю сквозь розовые очки. А потом, когда решил уехать из Франковска в Киев, на меня, мягко говоря, смотрели в городе как на чудака, крутили пальцем у виска: "Юра, ты здесь — звезда! Работаешь на радио, ведешь концерты. Ты же здесь, во Франковске, в любой кофейне можешь даже не рассчитываться! И куда уезжаешь? Куда тебя несет?".

Но я понимал — надо. Потому что если останусь, то буду только стареть. И чувствовать, что перспектив нет.

К тому же учеба в Киеве кардинально повлияла на меня, сформировала мировоззрение. Тогда был прекрасный период, когда мы, студенты, жили так классно!

— Кто ваши сокурсники?

— Виталик Линецкий, царство ему небесное. Володя Цивинский. Есть несколько талантливых девочек, моих сокурсниц, сейчас они успешно работают за рубежом. Моим педагогом был выдающийся Леонид Олейник.

Уже работая во Франковске, каждый раз, когда включал телевизор и видел столицу, то комок к горлу подступал. Вспоминал свое студенческое время. У меня тогда была стипендия — 39 рублей 80 копеек. К тому же мне еще из дома ежемесячно присылали 60 рублей. И всего получалось 100 рублей! А для студента, живущего в общежитии на Лукьяновке, 100 рублей ежемесячно — довольно неплохо!

Я вспоминал, как часто мы, студенты, спускались вниз по лестнице на Глыбочицкую, затем сбрасывались по 25 копеек и вчетвером ехали на такси на Ярославов Вал — на один рубль! Те годы студенчества были для меня сплошным праздником. 

Я же окончил Карпенко-Карого с красным дипломом. Причем вполне заслуженно. У меня было всего две четверки: первая — по гражданской обороне, вторая — по английскому языку. Остальные предметы учил взахлеб. Много читал — Панаса Мирного, Федора Достоевского, других писателей. Чувствовал сердцем, что попал в свою театральную стихию.

— То театральное время давно ушло. А настоящее время — ваше участие в антрепризах.

— Да, играю в антрепризе по произведениям Антона Чехова. И получаю от этого кайф. Как-то возникла ситуация, когда мне позвонил Слава Жила с предложением сыграть роль в спектакле. А я ответил: "Нет! Никакого театра, у меня даже нет времени пообедать".

Но сложилось иначе... Скажу так... У меня есть жизнь "до" и "после", — и это связано с первой семьей и со второй. И на пересечении этих жизненных метаморфоз я и понял, что мне нужно заняться чем-то творческим, чтобы было легче пройти через личное. Это же очень тяжело — менять жизнь.

Итак, именно в этот переломный период мне и позвонили с предложением "сыграть Чехова". И я снова "нырнул" в театральную историю. И так уже прошло почти три года.

Часто зрители на спектакле меня воспринимают как "Юру Горбунова", лицо из телевизора. Например, в спектакле есть сцена, когда моего героя выгоняют, мы бьемся подушками. А потом я возвращаюсь к героине — иду через весь зрительный зал. И каждый раз этот мой проход — перформанс. Если посмотреть на то, что вытворяют люди в зале... Они обычно заговаривают со мной: бабушка в Одессе говорит: "Иди, не бойся, я читала Чехова, там все хорошо заканчивается!". Или иногда кричат: "Горбунов, не бойся, давай!". Или одна женщина говорит: "Потрогай моего ребенка...".

— То есть имеется успех?

— Успех.

— А что такое успех — для вас?

— Наверное, когда ночью засыпаешь с улыбкой на лице от осознания, что твой день прошел удачно — не зря.

— Успех — это только результат?

— Результат меня интересует меньше всего. Самое интересное — это процесс. Ведь именно в процессе можешь выложиться на все 100 процентов — полностью.

— В предновогоднем интервью я должен обязательно спросить о вашей супруге — Кате Осадчей. Но вопрос в том и заключается, что вы сами сформулируете, кем она для вас является.

— Ну... Она — моя муза... Да...

— Но ведь супруга — не только эфемерная муза? И вы не Петрарка, а она — не Лаура.

— Буду откровенен... Когда у нас с Катей все это произошло, мы и сами не поняли — а как это? Наверное, все делалось сверху. Мы же никаких сверхусилий к этому не прилагали. И трудно представить, что за все десять лет, как были знакомы, мы ни разу не работали вместе!

Да, работали на одном канале, я не раз давал интервью "Світському життю". Но даже на какой-то "халтуре" или на концерте — никогда не стояли рядом.

И вот впервые стали рядом в "Голосі країни". И что-то сразу случилось...

Недавно мы с Катей два дня были в Риме. И она мне говорит: "И как мы до сих пор жили друг без друга? Сейчас мне кажется, что предыдущей жизни словно и не было...".

— Вообще, как думаете — есть "режиссура" над всем этим?

— Конечно есть! Но когда мы за рулем, то Бог за нас не нажмет на педаль тормоза, если впереди горит красный. Это должны делать сами. Также наш выбор — в какой автомобиль садимся.

Мы ежедневно должны делать свой выбор. Ведь "сегодня" — это ответственность за "завтра".

— Что подарите близким людям на Новый год?

— Я по гороскопу — Дева, стихия Земли. Поэтому всегда делаю материальные подарки. Возможно, это будет какое-то украшение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно