Смех преодолеет страх. Страницы "Книжного Арсенала"

19 мая, 2017, 17:03 Распечатать Выпуск №18-19, 20 мая-26 мая

В столице до 21 мая продолжается VII Международный фестиваль "Книжный Арсенал" (в пространстве "Мистецького Арсенала"). О фокус-теме феста — "Смех. Страх. Сила" — ZN.UA рассказала куратор проекта Татьяна Терен. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

В столице до 21 мая продолжается VII Международный фестиваль "Книжный Арсенал" (в пространстве "Мистецького Арсенала"). 

О фокус-теме феста — "Смех. Страх. Сила" — ZN.UA рассказала куратор проекта Татьяна Терен. 

Программа "Книжного Арсенала" традиционно насыщенная, разнообразная: презентации, творческие встречи, импрезы. А вот важным поводом к нынешней фокус-теме стало 175-летие выхода первого полного издания "Енеїди" Ивана Котляревского. С ней связано несколько знаковых проектов. Специально для "Книжного Арсенала" Юрий Андрухович и агентство "Арт-поле" подготовили мультимедийный коллаж с элементами лекции, концерта и банкета — "Бесконечное путешествие, или Энеида". Кроме того, харьковский театр-студия "Арабески" восстановил спектакль "Енеїда", поставленный его коллективом 20 лет назад и ставший тогда действительно театральной сенсацией. 

Среди особых событий литературной программы — дискуссия "Смех во времена кризисов" (с участием известных философов, литературоведов и журналистов). Литературовед Ростислав Семкив предложит пересказать "короткую историю смеха в украинской литературе", а критик Татьяна Трофименко расскажет о смехе в произведениях современных авторов. Состоится также вечер иронических поэтов "Пионеры свободного юмора". 

Разговор о том, как можно перевести юмор в кино, ожидает нас на встрече с переводчиком и режиссером дубляжа Алексеем Негребецким. Андрей Куликов будет модерировать дискуссию о роли смеха в украинской политике, а точнее — о том, как он помогает нашим политикам получить поддержку электората.

Отдельный блок важных событий в рамках фокус-темы подготовили кураторы визуальной программы Павел Гудимов и Диана Клочко, в частности — выставки "Энеида" Базилевича", "Один километр "Перцю" и "Оноре Домье — отец французской карикатуры". 

И это далеко не все творческие мероприятия в рамках "Книжного Арсенала", объединенные фокус-темой "Смех. Страх. Сила": куратор — Татьяна Терен. 

татьяна терен
Татьяна Терен

— Г-жа Татьяна, фокус-тема формулируется как "Смех. Страх. Сила". Это идентичные понятия — в литературном процессе, — или все же они подразумевают определенный контраст? 

— Формулируя название фокус-темы фестиваля, кстати, введенной в  нынешнем году впервые, мы сознательно закладывали в нее несколько уровней прочтений, которые должны были бы выйти за пределы сугубо литературные. С одной стороны, эти понятия не идентичные, но взаимосвязанные. Смех — это и сила, помогающая нам преодолевать различные сложные ситуации и состояния, а следовательно, очень часто, — и страх. 

В рамках фокусной темы прежде всего хочется обратить внимание аудитории на то, что смех и юмор всегда проявляются в культуре в переломное и кризисное время, как это было с той же "Енеїдою", которую Котляревский писал, когда якобы исчезла надежда на восстановление гетманской Украины, или с творчеством "бубабистов" в последние годы существования Советского Союза, или со всплеском иронических и сатирических текстов, появившихся во времена Майдана. Следовательно, под этим углом, "смех", "страх" и "сила" всегда идут рядом.

"Книжный Арсенал" позиционирует себя как мультидисциплинарный фестиваль, поэтому в рамках нашей фокус-темы мы выходим за пределы литературы и хотим говорить о роли и формах смеха и в философии, и в искусстве, и в журналистике, и даже в политике. Здесь мы уже можем сказать, что слова в нашем названии не являются идентичными. Мы хотели это тоже подчеркнуть и поговорить о трансформации смеха, поскольку очевидно, что в различные времена, в разных социальных условиях мы смеемся над разными вещами. В то же время сегодня смех видоизменился еще и благодаря социальным сетям, и всем тем методам пиара и продвижения товаров, идей и людей, которые не обходятся без смеха. В этом контексте он может нести в себе не только силу, но и опасность, ведь мы невольно избираем, поддерживаем и отдаем свой голос за те продукты и за тех людей, которые обратились к смешной рекламе или забавным лозунгам, за которыми в действительности нет ни качества, ни четкого плана действий. 

— Кто, на ваш взгляд, сегодня в современной украинской литературе ярче всех воплощает практику и теорию смеховой культуры? 

— В действительности, по моему читательскому убеждению, писать смешно — это едва ли не наивысшее искусство в литературе. Самые смешные книги для каждого из нас — книги детские, поскольку дети могут смеяться, не анализируя, не выискивая причин и стилистических приемов. Поэтому продолжение смеховой культуры можно отыскать в текстах авторов, пишущих для детей: Владимира Рутковского, Леси Ворониной, Александра Гавроша, Ивана Андрусяка, Саши Дерманского. 

книжный арсенал_23
Василий Артюшенко, ZN.UA

Писать смешно для взрослых — это сверхсложная задача, поэтому, возможно, мы найдем не так много писателей, которые прибегают ныне к иронии, сатире или юмору. Конечно, как и в других жанрах и темах, впереди поэты. В нише иронической поэзии остаются Александр Ирванец и Юрий Позаяк, но есть уже и младшие, более близкие к сатире, — Артем Полежака и Юрий Космин. В прозе продолжают смеховую традицию Александр Ирванец (что подтверждает и его новый роман "Харків 1938"), и Богдан Жолдак (его "Укри" следует рассматривать в одном ряду с "Енеїдою"), и, конечно, Лесь Подервьянский, и Михаил Брыных с его суржикоязыковыми "шидеврами".

— Отталкиваясь от 175-летия со времени выхода полного издания "Енеїди" Ивана Котляревского, в чем видите формулу бессмертия этого произведения? 

— Лично для меня уникальность поэмы прежде всего языковая. Если другие тексты этого и более позднего периодов уже часто сложно читать из-за малоупотребляемых слов или конструкций, то "Енеїда" даже почти через два столетия не теряет своего свежего звучания, поскольку язык здесь является словно еще одним полноценным героем. Часто говорим, что с "Енеїди" все началось — и смеховая традиция, и украинская литература в целом, и проявления котляревщины и китча в украинской культуре. Каждый из этих тезисов можно оспаривать, но вместе с тем остается неопровержимым тот факт, что это первый текст, написанный на разговорном украинском языке, и это тоже одна из причин его колоссального успеха. 

С другой стороны, казалось бы, поэма — малопопулярный сегодня жанр, но Котляревский заложил в "Енеїду" очень многие "ингредиенты", делающие ее вневременной: здесь и вечный античный сюжет, к которому литература всегда будет возвращаться, и тот же смех в виде травести, бурлеска или макаронического языка, и образ украинского казака, которого навеки обессмертил в своих иллюстрациях Анатолий Базилевич, и победный дух в последних частях поэмы. Котляревский начинал писать "Енеїду" ради забавы, чтобы доказать, что может перелицевать классический сюжет на украинский лад, но чем дальше, тем очевиднее повеса Эней становится смельчаком, способным одолеть любого врага. Поэтому "Енеїда" вполне закономерно входит в наш классический канон.

— Если накладывать дефиниции — смех, страх, сила — на масскульт, который предлагает сегодня телевидение в виде "Квартала" или "Дизель-шоу", то чего там больше: смеха, страха или силы? 

— Очевидно, смеха. Ведь у них большие аудитории. Кроме того, в каком направлении нашей страны ни поехал бы — в автобусе обязательно станешь невольным заложником этих шоу. У смеха множество ролей, и, конечно, есть и функции развлекать и отвлекать. И, очевидно, упомянутые шоу с этими функциями справляются. 

Но в действительности функций у смеха значительно больше: он может обновлять, изменять, разоблачать, двигать вперед. И на эти уровни, на мой взгляд, указанные проекты не выходят. Возможно, здесь тоже вопрос в традиции, — откуда она начинается? С советского "КВН"? А это означает — с того времени, когда смеяться можно было только над самыми простыми вещами, не заходя на опасные территории; с того времени, когда всячески формировался образ не очень умного, простоватого "хохла" и страны, в которой "культуры хватит едва  на четыре дня". 

Вместе с тем хочется, чтобы появлялись шоу, программы, стендап-комедии, которые уходили бы корнями в традицию украинского юмора и той же культуры, с которой пока что наши комики мало знакомы. 

— Как можно в рамках указанной фокус-темы раскрыть такое противоречивое понятие, как "украинский юмор советского периода", когда писали такие популярные авторы, как Глазовой, Олейник, Сом? Но, к сожалению, сегодня далеко не все их произведения прошли проверку временем...

— С одной стороны, мы сказали, что в разное время смеемся над разными вещами. Нам не только могут быть не смешны те книги или фильмы, которые смешили наших родителей, — мы сами не смеемся над произведениями, которые были для нас смешными несколько лет назад. То есть речь идет о контексте, который постоянно меняется и который проявляется в юморе, а следовательно — со временем стареет. 

С другой стороны, советская культура творилась в условиях давления и соцреалистических предписаний, поэтому очевидно, что сегодня мы эти тексты перепрочитываем, и немногое из того заидеологизированного наследия в нынешней культуре может остаться. 

Но Глазовой все же остается, — его "Гуморески" переиздала "А-Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га" и, похоже, они и далее имеют успех на различных чтениях. Мне даже кажется, что у нас есть определенное предубеждение к юморескам — дескать, это что-то устаревшее и простоватое. Вместе с тем юморески — это такой собственно украинский жанр, который все же продолжил смеховую традицию, хотя и в условиях, когда смех был сурово цензурован. 

книжный арсенал_6
Василий Артюшенко, ZN.UA

— Если бы вам предложили составить условный рейтинг лучших украинских смехотерапевтов всех времен — кто и почему вошел бы в такой рейтинг?

— Бесспорно, ни один топ не обойдется без "Енеїди" Котляревского, как и, очевидно, без "співомовок" Степана Руданского или комедий Ивана Карпенко-Карого и Михаила Старицкого. Из более поздних авторов нельзя не вспомнить Миколу Кулиша, которого тоже продолжают ставить и перепрочитывать в наших театрах. Назову также Остапа Вишню с его "усмішками", а из детских авторов обязательно — Всеволода Нестайко с его "Тореадорами з Васюківки". И, очевидно, в этом рейтинге не обойти "макабресок" Богдана Жолдака и произведений Леся Подервьянского.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно