Наталья Ворожбит: "Читаешь детские истории — и волосы становятся дыбом!"

26 мая, 2017, 17:18 Распечатать

Драматург Наталья Ворожбит в июне инициирует уже во второй раз проект "Класс Акт" (дети пишут пьесы, а звезды их ставят и играют): место действия — Театр на Подоле. А на этой неделе на фестивале "Мельпомена Таврии" Литовский театр из Паневежиса представлял ее пьесу "Саша, вынеси мусор". Сама драматург в Херсоне читала фрагменты из своей новой пьесы "Плохие дороги". О дорогах, детях, "Киборгах", "Театре переселенца", новой драме — Наталья Ворожбит и рассказала ZN.UA. 

Драматург Наталья Ворожбит в июне инициирует уже во второй раз проект "Класс Акт" (дети пишут пьесы, а звезды их ставят и играют): место действия — Театр на Подоле. А на этой неделе на фестивале "Мельпомена Таврии" Литовский театр из Паневежиса представлял ее пьесу "Саша, вынеси мусор". Сама драматург в Херсоне читала фрагменты из своей новой пьесы "Плохие дороги". О дорогах, детях, "Киборгах", "Театре переселенца", новой драме — Наталья Ворожбит и рассказала ZN.UA. 

— Наталья, на днях литовцы играли вашего "Сашу…" — в Херсоне и Киеве. Это постановка Станислава Моисеева. Эту же пьесу, уже в Киеве, поставила Тамара Трунова. Вы, как автор, восприняли эти постановки? Какая из них вам ближе — по духу, по режиссерской концепции? 

— Пьесу я когда-то написала по заказу Шотландского театра. И если говорить о двух теперешних постановках — Моисеева и Труновой, то они совершенно разные. Постановку Станислава Анатольевича я не могу оценить сполна, так как, естественно, существует языковой барьер. Но мне очень нравится внимание и чуткость режиссера к моему тексту. Он понял все, что я хотела сказать. В этом смысле мы с ним на одном дыхании. Точные и интеллигентные литовские актеры.

Тамара Трунова этот текст трактовала по-своему. Она большая выдумщица, мастер неожиданных решений. Но она не может не трактовать текст, ей всегда мало того, что написал автор, и автор этому не всегда рад. Мне понравились работы актеров Молодого театра. В результате получился сильный стильный спектакль. Так что спектакли разные, и их невозможно сравнивать. 

Если совсем честно, то любая режиссерская трактовка меня всегда травмирует. Особенно если выбрасываются
куски текста. Но я уже к этому привыкла. Можно сказать, смирилась. 

Видимо, такова судьба драматурга. Нужно приобретать иммунитет, наращивать мышцы.

— Правда ли, что именно эта пьеса достаточно автобиографическая? 

— Да, в основе сюжета история, которая связана с моей личной жизнью. Там семья, мать и дочь, которые хоронят отчима — военного по профессии. Потом они остаются вдвоем и обсуждают его жизнь. 

Я тоже перед войной потеряла отчима, который был полковником. Я много думала: как бы он воспринял ситуацию с Майданом, с войной? Думала о роли военных в Украине: как эта роль трансформировалась за последние годы? Это все вошло в пьесу. 

— Сегодня у вас два новых кинопроекта, в которых выступаете как сценарист — "Киборги" и "Ворошиловград". В какой стадии эти проекты сегодня? 

— "Киборги" уже сняты. Сейчас у ленты состояние постпродакшна, монтаж. Премьера запланирована на 6 декабря — День Вооруженных Сил Украины. 

Это очень важный для меня проект. 

А съемки "Ворошиловграда" еще не начались, идет поиск дополнительного финансирования. Не все актеры утверждены, запуск съемочного процесса запланирован на лето. 

— Какие трудности испытали вы как сценарист в разработке сложных и общественно важных тем, поднятых в двух картинах? 

— Сложности, конечно, были. В случае с "Ворошиловградом" нужно было подумать, как сократить роман и убрать некоторые линии. В общем, адаптировать текст для кино. 

С "Киборгами" дело обстояло сложнее. Было две главные трудности — я не защищала Донецкий аэропорт. И я не умею писать про войну. Я встречалась с консультантами из зоны АТО. Много общалась с военными, добровольцами. Набрала массу интервью. Где-то 10% вошло в фильм. Я комбинировала многих персонажей, ведь каждый из них тянет на отдельного героя картины. Выписала пять-шесть ключевых образов. И получилась история одной ротации. 

Очень переживала, когда мой текст читали консультанты. Но поскольку их реакция была позитивной, то я немного успокоилась. 

На съемочной площадке "Киборгов" была хорошая атмосфера и сильная команда: продюсер, режиссер, оператор, художник. И, конечно, актеры. Хочется верить, что этот фильм получится. 

— Год назад проект "Класс Акт", по мнению многих критиков, стал событием театрального сезона. В новом витке этого проекта, видимо, участвуют дети-драматурги уже из других украинских городов? 

— Если в прошлом году в "Класс Акте" были город железнодорожников Попасная и шахтерский город Нововолынск, то в этом году на проект приедут дети из Счастья и Клесова. 

Город Счастье очень пострадал от обстрелов. Вообще, какой-то парадокс в названии города — Счастье. Задумываешься — насколько само это название влияет на людей? Дети тоже об этом стали задумываться после того, как начались военные действия. 

Еще один город, который участвует в проекте, — Клесов Ровненской области. Там добывают янтарь. (Разумеется, незаконно). И почти все местное население на 90% занимается исключительно этим. Когда попадаешь сюда — тоже ощущаешь себя на "войне". 

В городе Счастье, который находится в нескольких километрах от линии разграничения, много военных, людей в камуфляже. А приезжаешь в Клесов — и тоже видишь: почти все мужчины в камуфляже ездят на квадроциклах с закрытыми лицами, многие из них вооружены. 

Я никогда не была на Клондайке, но в Клесове — в самом воздухе — витает энергетика авантюризма и легких денег. 

Нередко там происходят местные разборки. То есть в Ровненской области совершенно другая война и совершенно другая Украина. 

Счастье и Клесов — два разных полюса Украины. Вот поэтому мы и поехали в эти города. Поработали в школах, познакомились с детьми. И буквально на днях по результатам сочинений, которые писали дети, выбрали 10 участников из двух городов. Этот список я уже отправила в школы, чтобы ребята смогли приехать на "Класс Акт" из Счастья и Клесова. 

— По каким критериям отбирали участников? 

— Прочитали около 150 сочинений. Для нас были важны две составляющие —драматургический потенциал у подростка и социальный аспект. Если видим, что у подростка много обид на мир, внутренней боли, то это так или иначе выражается и в его сочинении. Его обязательно нужно взять в проект. 

И вот думаешь: как это все совместить? Как сделать правильный выбор — между сочинением с яркой фантазией, выдумкой или тем, в котором ребенок рассказывает о какой-то своей беде? 

— Если вспоминать истории конкретных ребят, которых вы выбрали и пригласили в Киев, то какие из них более всего поразили вас? 

— Возрастной диапазон ребят — 13—16 лет. Например, один мальчик из Счастья в своем сочинении на трех страницах ругает происходящее в стране, в его строках сквозит ненависть. Мы решили взять этого молодого человека в "Класс Акт". Возможно, во время проекта у него изменится мнение. Снизится уровень агрессии. Ведь он гражданин Украины, и за него нужно бороться. 

Или одна девочка описывает свой счастливый день, проведенный вместе с родителями, а в конце сочинения пишет, что на самом деле родителей уже нет в живых, и она сирота… 

В общем, есть истории, выносящие мозг… 

Иногда не можешь сдержать слез. 

Еще много сочинений о любви, о досуге на разных "заброшках", где дети в основном проводят время. Это кладбища, заводы, стройки. 

Читаешь детские истории — и волосы становятся дыбом! 

Во многих сочинениях красной нитью проходит тема борьбы со взрослыми. Как бы зло — это мир взрослых, который выгоняет детей, прессует их, орет, угрожает. 

Естественно, в ответ на это от детского мира — протест. Как будто это два враждующих лагеря. Это тоже объединяет детей с Востока и Запада Украины.

— Кто вам в этом году помогает финансово? 

— И в этом, и в прошлом году нас поддержал Владимир Бородянский, генеральный продюсер СТБ. Еще подавали проект на несколько грантов, но результат пока неизвестен. Также нам помогает департамент культуры Киева и лично Диана Попова. 

В этом году "Класс Акт" проводим в Театре на Подоле. Собственно, открываем "Класс Актом" новую площадку. Я уже была в этом пространстве и убедилась, насколько там все круто. 

Виталий Малахов обещает, что все будет хорошо. Само место красивое и притягательное — Андреевский спуск. Так что будем надеяться на лучшее. Мне кажется, что, стартуя с "Класс Акта", сам замечательный Театр на Подоле зарабатывает "плюс" в свою карму, ведь это очень позитивный социальный проект с детьми. 

— Наталья, а как складываются судьбы некоторых детей из "Класс Акта", в особенности с Востока Украины, которые были в Киеве год назад?

— Ребята с Попасной, вернувшись домой, поставили пьесы у себя в школе, как бы сделали мини-театр. То есть они привлекли дополнительно участников, расширили полученный в Киеве опыт. И, представьте, они уже с этим спектаклем ездили на гастроли в несколько городов Украины. 

А несколько мальчишек — один из Попасной, другой из Нововолынска, которые на проекте были достаточно замкнуты и необщительны, вдруг после "Класс Акта" начали много писать. Сейчас у меня на почте два их больших романа. И это только начало. Они пишут безостановочно — в разных жанрах. И им этот процесс нравится. Планируем пригласить их на новый "Класс Акт" и устроить творческий вечер. 

Я бы хотела познакомить их с детскими издателями. Ведь ребята очень талантливые. 

— Предполагается ли какая-то фокус-тема в рамках нового "Класс Акта"? Или темы совершенно произвольные? 

— Не ставим никакой объединяющей темы. Но всегда вытягиваем на поверхность "те, що болить" и то, что по-настоящему важно, потому что один из результатов проекта — достучаться до взрослых. 

Пусть это будет фантастика, космические приключения, комедия, но все же не в отрыве от их личностей.

На прошлом "Класс Акте" было 11 пьес, и в них были затронуты разные темы, почти все болезненные — война, отношения с родителями, любовь, самопожертвование, школа, учителя, одиночество. 

— Кто из известных актеров уже согласился участвовать в проекте?

— С некоторыми актерами есть договоренности. Например, согласилась участвовать в проекте Олеся Жураковская, Ирма Витовская. Может быть, Ахтем Сеитаблаев сыграет. В прошлом году у нас были Евгений Нищук, Римма Зюбина, Ирма Витовская, другие замечательные артисты. 

Детям приятно общаться со звездами, для них это дополнительный стимул. Они видят весь процесс создания пьесы от начала до конца. Вначале — чистый лист, а уже через десять дней — их спектакль. Если бы я в их годы попала на такой проект, то мне ого-го как бы это прибавило уверенности. 

Парадокс — самые тихие робкие дети, которые ни с кем не общаются, пишут самые интересные тексты. 

В процессе сотворчества подростки очень сдруживаются, и одна из целей проекта — объединить детей, у которых есть набор мифов друг о друге. Через неделю общения мифы слетают напрочь. В прошлом году дети говорили, мол, писать тексты с ними еще будем, а вот дружить — никогда. Но когда уезжали домой, то рыдали, их нельзя было оторвать друг от друга. 

— Какой период переживает сегодня "Театр переселенца", который вы курируете вместе с Георгом Жено? 

— Почти вся команда этого театра задействована в "Класс Акте". На самом деле, "Театр переселенца" переживает период затишья. Ведь у нас нет ни финансирования, ни помещения. Все "выезжало" на голом энтузиазме и волонтерстве. Мы немного устали, хотим сделать паузу. Поэтому мы с Георгом (как руководители театра) пока дистанцируемся, а театром будут заниматься молодые ребята.

"Театр переселенца" — прекрасный проект. Но работать только на энтузиазме тяжело. Ведь Георг, для того чтобы ставить пьесы, должен работать в Берлине, а для "Театра переселенца" выделять свободное время. На постоянных перелетах он теряет деньги. Я тоже в свою очередь без сильного режиссера не готова заниматься театром. 

Посему мы и решили этот театр оставить нашим молодым коллегам. 

Верю, что у них откроется второе дыхание. И мы в свою очередь не будем довлеть над ними как руководители. 

Последний проект у нас — "Дети и военные" в городе Счастье. Это важный проект. Мы приезжаем в город, заходим в школу, знакомимся с подростками, потом с военными, которые реально воевали на передовой. И сводим их в одном пространстве. И в течение недели работаем над их историями. Затем в местном ДК показываем документальный спектакль при участии военных и детей. Они вместе на сцене. Ведь на Востоке Украины, к сожалению, не существует программ, где местное население как-то контактировало бы с военными. И отсюда — полное неприятие друг друга. Мы с этим сталкивались, поэтому и решили делать проект. 

Такие встречи начинаются с всеобщего напряжения, дети задают военным неприятные вопросы, сами военные также вначале неохотно идут на контакт. 

Понятно, что через неделю — это уже дружба и полное или частичное развенчивание мифов. Потому что люди видят друг в друге прежде всего людей. Потом, когда они уже объединяются вместе на одной сцене, рассказывают про первую любовь, другие свои истории. У местных жителей также меняется отношение к военным. На этот проект мы выиграли грант. И сделали его в четырех городах — Счастье, Попасная, Николаевка, Славянск. Мечтаем привезти в Киев сборную из этих четырех документальных спектаклей, показать самые интересные истории. Опять же все упирается в деньги. 

— А что после "Театра переселенца"? Предполагается какой-то новый ваш проект?

— Вместе с Георгом Жено хотим сделать "Институт драмы". И набрать с 2018-го курс. Ведь постоянно сталкиваемся с нехваткой или непрофессионализмом театральных кадров. На этом курсе и будем обучать современной драматургии, режиссуре, актерскому мастерству. У нас много связей с крутыми профессионалами из Европы. Будем их приглашать читать курсы, чтобы образование получилось современное и разностороннее. Может быть, на данном курсе будут учиться 20 человек на протяжении двух лет. Но, по крайней мере, мы дадим им все, что только можно — в профессиональном плане. 

— Недавно вы участвовали в немецком фестивале в Хайдельберге в рамках Дней украинского театра. Какие впечатления?

— Я прежде не знала о его существовании. Оказалось, что это прекрасный фестиваль, посвященный современной драматургии, с большым бюджетом. Украинский драматург Оля Мацюпа получила первую премию. Вообще украинские драматурги выглядели очень достойно наряду с немецкими авторами. 

Павел Арье был куратором украинской программы. В Хайдельберг пригласили несколько украинских театров. В том числе и "Театр переселенца" с двумя спектаклями — "Товар" и "Монолог №1". Здесь были спектакли "Зерносховище" по моей пьесе (Львовский ТЮЗ) и "Слава Героям" киевских "Золотых ворот" режиссера Станислава Жиркова. 

— В одном из интервью вы говорили, что готовы поработать не только драматургом, но и режиссером. Когда это случится? 

— Есть такие намерения. Как раз сейчас собираюсь снимать короткометражку по своему сценарию. Название — "Буквально на два дня". И еще буду проходить питчинг в Госкино как режиссер на полный метр. Продюсер рискнул, но не знаю еще — дадут или не дадут финансирование? Однако такой запрос возник, и я иду навстречу. Когда-то я вообще не собиралась заниматься ни социальными проектами, ни кураторством, но сейчас занимаюсь. Может быть, стоит попробовать себя в режиссуре. 

А вот тема новой пьесы — поездки на Восток Украины. Она называется "Плохие дорогие". Пьеса состоит из разных новелл. 

— Вы смотрите сегодня украинское телевидение? Если смотрите, то что вас в нем отталкивает, а что привлекает? Может ли быть контент современного ТВ темой для новой пьесы о форматировании и оглуплении человека?

— Нет! ТВ вообще не смотрю. Но сейчас пишу для канала СТБ 12-серийный телефильм по мотивам "Кайдашевої сім'ї". Написала уже 10 серий. События происходят в 2004—2014 гг. На протяжении 10 лет. 

Все персонажи и многие ситуации из повести Ивана Нечуя-Левицкого перенесены в современную Украину. Но много нового додумано, исходя из времени и формата сериала. 

Когда перечитывала классическое произведение, то подумала, что оно и о нас сегодняшних, в менталитете мало что изменилось. Многие проблемы — те же.

— Многие критики, когда говорят о современной украинской драматургии, в первую очередь называют ваше имя и еще буквально нескольких ваших коллег. Почему все-таки современная украинская драма достаточно робко заходит на сцены украинских театров? 

— Украинский театр достаточно консервативен. Он часто не реагирует на современную драму, равнодушен к ней. Причем еще и отмахивается, дескать, нет современных текстов. Хотя на самом деле такие тексты есть. Ко всему театры не хотят платить гонорары современным авторам. Ведь гораздо легче и безответственнее взять и поставить классику. А новый текст — это всегда риск: пойдет или не пойдет зритель? В общем, лень, страх и консерватизм руководят многими украинскими театрами, которые не стремятся к новаторству, эксперименту. Ведь академический театр сидит на зарплате, его содержит государство. Вот и не надо ни с кем конкурировать. 

А ведь в каждом академическом театре есть малая сцена, на которую просто необходимо приглашать молодых режиссеров и драматургов. И позволять им эксперимертировать, а иногда и делать ошибки. 

— Исходя из опыта ваших последних поездок на Восток Украины, какие настроения у людей? 

— Все хотят одного — чтобы закончилась война. В открытую, всем сердцем этого хотят. Никто сейчас не говорит ни о каком "отделении". У людей — страх. Они боятся повторения активной фазы войны. 

С одной стороны, они боятся этой войны, но с другой — уже привыкли жить, когда все время стреляют. 

Классическая история девочки из Попасной. Мы там были в ноябре, и выстрелы не умолкали ни на минуту. Представьте: стрельба круглые сутки! И дети рассказывали про свои ассоциации со звуками. И вот одна девочка говорит, что на три месяца ей пришлось
уехать из Попасной из-за сильных обстрелов. Но потом она вернулась. Был солнечный день. И вдруг она услышала эти выстрелы. И ощутила "счастье"! Она подумала: как хорошо, что я все-таки дома! 

Вот в таком рассказе ребенка — квинтэссенция всего того ужаса, который и происходит. Понятно, что это состояние отразится на следующих поколениях. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно