Laibach. Пиксель единства со словенским акцентом

11 октября, 17:18 Распечатать Выпуск №38, 12 октября-18 октября

Словенская рок-группа Laibach выпорхнула из пепла коммунистической Югославии.

© Laibach Press Photo

Словенская рок-группа Laibach выпорхнула из пепла коммунистической Югославии и с тех пор удачно пародирует тоталитарные режимы разного пошиба, используя свои любимые приемы перелицовки и переодевания: дескать, своего врага мир должен знать в лицо. 

Большей частью эти антипартийные трюки выполнены настолько убедительно, что было время, когда словенскую команду обвиняли то в неонацизме, то в фашизме, то в шовинизме, то еще в каком-нибудь "-изме". Другие бы оправдывались, а эти лишь углубляют шок: "Мы фашисты настолько, насколько Гитлер был живописцем".

Бесспорно, эпатируют Laibach парадоксально. Но они действительно полиглоты, из десятилетия в десятилетие безупречно овладевающие языком диктатур в национальной одежде, чтобы выставлять на свет Божий Правду. Поэтому подлинным творческим кредо звучат слова из пятого документального фильма о группе Liberation Day ("День освобождения"), снятого четыре года назад в Северной Корее: "Все искусство подвергается политическим манипуляциям. За исключением того, которое говорит на языке той же манипуляции".

Накануне единственного в Украине концерта, который состоится 12 ноября в Международном центре культуры и искусств (Октябрьском дворце), мы пообщались в скайп-конференции с идеологом словенской культовой группы Иваном Новаком (Любляна) и промоутером украинской части мирового тура The Sound Оf Music Tour Геннадием Гутгарцем (Киев).

— Иван, это правда, что вы говорите на словенском только тогда, когда вам есть что скрывать?

— Нет, словенский язык мы используем наравне с другими языками: Laibach может петь на немецком, английском, французском, японском языках. На словенским мы начали исполнять свои песни в 1982-м, и до сих пор его часто используем.

— Достоевский говорил, что красота спасет мир. Прошло полтора столетия — не считаете ли вы, что мир спасут пародия и сарказм?

—Это довольно сложный вопрос. Ведь в современных условиях нам, чтобы спасти мир, приходится использовать и красоту, и юмор, и пародию, и сарказм. Но прежде всего нам следует использовать человечность и ум.

— Один из известнейших в мире киевлян, Казимир Малевич, в 1913–1915 гг. написал "Черный триптих" — квадрат, круг и крест. И молниеносно основные формы визуализированной натуры превратились в три первофигуры супрематизма. В частности, "Черный крест" у Казимира Малевича знаменовал рождение с нуля форм иной, новой формы усложненного построения. Полотно "Черный крест" Малевича, 79х79 см, хранится в Центре Помпиду в Париже. Какое значение вы, Иван, вкладываете в свой "Черный крест", который встречается в клипах Laibach, на обложках, в атрибутике?

—Впервые этот древний символ мы использовали в далеком 1980-м, когда группа играла один из первых концертов. Тогда это никак не было связано с Малевичем, точнее, не только с Малевичем… Крест — это универсальный символ, издавна существующий в каждой культуре мира. Его мы можем найти в разных национальных традициях и духовных практиках. Поэтому Малевич стал для нас лишь одним из источников вдохновения. 

В некоторых ситуациях крест значит очень много, тогда как в других — почти ничего. У символа этого очень много интерпретаций, и это как раз то, что с ним делает Laibach.

* * *

У каждого художника есть свой крест, есть такой и у Laibach.

Наглухо закрытые государства, изолированные от остального мира местными царьками, — просто идеальное место для рок-провокаторов из Любляны. Историческая миссия Laibach — извне помогать внутренне угнетенным народам понять, что они заключенные и отделены от внешнего мира; почему здесь так живут, даже не представляя реальной степени своего порабощения: плотные шеренги, стиснутые зубы, искусственные улыбки, диктатура на марше. 

В случае с Северной Кореей, которую словенский септет Laibach посетил в августе 2015 г., они в который раз столкнулись с суровой идеологией и невиданными культурными расхождениями. Буквально сквозь игольное ушко цензуры пришлось из месяца в месяц добывать разрешение на публичное выступление в Пхеньяне. Стоило ли это усилий? Да. Ведь на кону стояла сама возможность выступить перед аудиторией, которая никогда не слышала не то что альтернативной музыки, но и вообще рок-н-ролла. Здешний народ больше привык к тому, что на границе между двумя Кореями бухтят пропагандистские громкоговорители, объявляя обратный отсчет до начала братоубийственной войны. 

Собственными глазами убедившись, что в Северной Корее самым популярным является классический киномюзикл "Звуки музыки" (1965) режиссера Роберта Вайза, в 2018 г. Laibach издали пятый кавер-альбом — The Sound оf Music, переиграв девять классических песен авторства Ричарда Роджерса в своей характерной индастриал-манере, дополнив репертуар знаменитой корейской народной песней. Впрочем, в памяти не всплывает никакая другая известная рок-группа мира, которая работала бы в жанре "политический митинг".

* * *

— Как это — быть первыми в мире рок-исполнителями, выступившими в Северной Корее?

—Да, четыре года назад мы играли два концерта в Пхеньяне. Все было просто фантастически. КНДР оказалась гостеприимной страной, где живут дружелюбные люди. Конечно, мы гордимся, что именно мы открыли для наших коллег двери в Северную Корею. Об этой поездке режиссер Угис Олте по сценарию Мортена Траавика сделал видеофильм на сто минут — "День освобождения". В апреле 2018 г. картина появилась на DVD, и теперь документальную ленту может просмотреть любой желающий. Мортен Траавик все время повторял: "Меня не интересует мир, меня интересует Правда".

— Сколько времени потребовалось для подготовки мини-тура в Северную Корею?

—С местными чиновниками наш менеджмент вел переговоры около года. Когда же мы прибыли в Пхеньян, чтобы сыграть концерт в честь 70-й годовщины освобождения Кореи от господства Японии, понадобилась одна неделя, чтобы все хорошо подготовить. Местный, с позволения сказать, шоу-бизнес не имел опыта работы с такими проектами. И мы были готовы все сделать сами.

— А сколько понадобилось времени, чтобы бы подготовить концерт в этом году в Украине?

—Кхм... Это вообще не было проблемой. Мы не первое десятилетие знакомы с киевским промоутером нашего тура Геннадием Гутгарцем. Нет никаких сомнений, что концерт в Киеве состоится вовремя и без каких-либо проблем.

* * *

Из славянских Laibach — самая известная рок-группа, которая создает продукт мирового уровня и на выбор может заставить слушателя думать, танцевать и маршировать под одну и ту же музыку. Украинцы, в частности киевляне, уже имели возможность в этом убедиться. Напоминаю, впервые в столице команда выступила осенью 1997 г. 

Организатором двух шоу: в ночном клубе "Нью-Йорк" (5 октября) и Международном выставочном центре (6 октября) — был украинский промоутер Геннадий Гутгарц. Тогда шоу состоялось в рамках мирового турне Jesus Christ Superstars.

После перерыва в 22 года словенская группа Laibach снова посетит столицу Украины. Новое мировое турне и старая добрая команда в Киеве! 12 ноября в Международном центре культуры и искусств в рамках мирового турне The Sound оf Music культовая группа-загадка дает единственный в Украине концерт.

* * *

— Скажите, Геннадий, вы начали готовить ноябрьский визит Laibach в Киев еще весной этого года. Что оказалось самой большой проблемой?

— Беспокойство вызвал тот факт, что пик рекламной кампании украинской части мировой трассы The Sound оf Music Tour выпадет на дни планируемых выборов в Верховную Раду. Однако они состоялись раньше, и мы спокойно распространяем информацию о единственном в Украине концерте культовой словенской группы.

— Уже известно, в каком составе они приедут в Украину?

—Это будет тот же состав, который в разных странах представляет концертную версию пятого кавер-альбома Laibach — The Sound оf Music, изданного прошлой осенью британской независимой фирмой грамзаписи Mute Records: Милан Фрас — вокал, Иван Новак — идеолог группы, основной автор песен. Марина Мартенссон — вокал, акустическая гитара, Боян Крланко — ударные инструменты, Лука Джамник и Рок Лопатич — синтезаторы, Витя Бальжалорский — гитара.

— Такой состав выступал в Северной Корее?

Иван: Почти. По семейным обстоятельствам Мина Шпилер не сможет принять участие в киевском концерте. Поэтому будет фичеринґ — Laibach на сцене поддержит Марина Мартенссон.

— Что слушатели услышат на киевском концерте?

— Преимущественно тот же материал, который звучит в рамках мирового турне The Sound оf Music Tour, но будут исполнены и самые большие за почти сорокалетнюю историю существования хиты команды. Особым подарком станут треки из новейшего финско-немецкого комедийного боевика Iron Sky: The Coming Race ("Железное небо: Грядущая раса"; 2019), саундтрек к которому написали Laibach.

— О-о-о, прекрасно! Я видел ваше последнее видео, титульный трек Iron Sky: The Coming Race. Это там, где актер играет Путина, который вырезает Украину из карты, приклеивает к России где-то между Ленинградской областью и Финляндией, а потом выпрыгивает из-за стола, срывает рубашку и пляшет гопака! 

—Да, это оно.

— Геннадий, скажите, есть ли какие-то специфические пункты в райдере гостей?

—В бытовой части нет, только в вопросах технического обеспечения концерта. К саунду Laibach очень требователен. Некоторых из заказанных приборов в Украине не нашлось, так мы заказали аппараты из соседних стран. Подчеркну, украинская часть мирового турне никоим образом не будет отличаться от шоу, которые проходили или состоятся в других странах. Никаких технических компромиссов!

— В последнем кавер-альбоме The Sound Оf Music вдруг появилась корейская народная песня "Ариран", которая считается неофициальным гимном страны. Неужели все словенские народные песни Laibach перепел?

Иван: Хочу сказать, что в Северной Корее мы столкнулись с суровой цензурой. Государственные чиновники буквально сквозь лупу просматривали не только тексты, но и песни. Впрочем, нас это не волновало. Да, они подвергли цензуре наш репертуар, но концерт от этого не изменился никоим образом. Еще на родине мы знали о внимательной цензуре в КНДР и были готовы к такому состоянию дел. Тем временем песня "Ариран" стала данью уважения к простому корейскому народу. В этом случае цензура не имела особого значения, главное, что мы выступили в Пхеньяне.

— Объясню читателям: песня "Ариран" бытует в Корее, может, в сотне вариантов. В ней речь идет о молодой паре: пока парень с побратимами сражается за свободу в горах в рядах повстанцев, девушка тоскует и ждет любимого.

Геннадий: Добавлю от себя: ошибаются некоторые музыкальные обозреватели, упрекающие Laibach в низкопробности и потворстве самым низким человеческим инстинктам, считая этих музыкантов провокаторами… В случае с песней "Ариран" мы имеем дело с высокоинтеллектуальным рок-продуктом. И тут Laibach использует так называемый пиксель единства. В репертуар они включают произведение, близкое обеим Кореям, выстраивая языком современной музыки программу общения. Это — миссия, которая лежит в плоскости над любыми цензурами. Что сложнее поиска взаимопонимания, что слаще найденного общего языка? О таком пикселе единства следует и украинцам позаботиться: важно не то, что нас разъединяет, а то, что может объединить. Как по мне, в отечественной рок-музыке у группы "Скрябин" есть такая мощная песня — "Старые фотографии".

— Звучит на уровне предвыборной программы…

Г.: Прошу прощения, здесь я высказал собственное мнение, и расписываться за Laibach намерения не имел.

И.: Важным остается одно: два наших концерта в Северной Корее были успешными. Скажу больше: если вообще говорить о цензуре, для нас важным был другой факт: мы выступили в Пхеньяне.

— Ваш концерт в Киеве состоится в рамках мирового турне? Почему именно Украина?

И.: Во-первых, нас пригласили сюда приехать и играть концерт. Это наша работа — выполнять заказы на нашу музыку, поступающие из разных уголков мира.

Г.: От себя добавлю: Украина нуждается в высокоинтеллектуальном музыкальном продукте, который должен звучать в национальных концертных залах. Именно такова, на мой взгляд, музыка Laibach. За исключением, возможно, Беларуси, нет европейских стран, где бы ни выступала словенская группа. Лишь весенняя часть мирового турне The Sound оf Music Tour включала 42 концерта в 18 странах. Где есть просвещенный, интеллектуальный слушатель, там Laibach и выступает.

И.: Уточню, мы играем не только в Европе, хотя в каждой стране сыграли концерт, но и в Соединенных Штатах и Канаде. Например, после Украины мы сыграем по одному концерту в Израиле, Сербии и Австралии. 

— Скажите, Иван, существует ли до сих пор ваше виртуальное государство NSK (Новое словенское искусство), образованное когда-то несколькими молодыми художниками? И когда откроете посольство в Киеве?

— Творческая коалиция NSK возникла в 1992 г. В нее объединились несколько групп художников. Так возникло движение, которое мы назвали "Новое словенское искусство". Прошло время, такого образования, как NSK, больше не существует. Но проект "Новое словенское искусство" продолжает жить. Теперь это прибежище для граждан NSK. Идея оказалась простой и мощной — создать идеальное государство без территории. Группа Laibach принимает участие в поддержании жизнедеятельности "Нового словенского искусства". Конечно, мы бы открыли посольство в Киеве, но не от нас должна исходить инициатива.

— Сделаю крайне важное уточнение: в свое время виртуальное государство NSK реально помогло сотням людей, ведь его паспорта признали, например, Соединенные Штаты. Иван, можно об этом услышать из первых уст?

— Паспорта NSK для своих членов мы ввели в 1992-м. Между прочим, они до сих пор существуют и действительны. Когда началась гражданская война в бывших странах Югославии, мы выдали около трехсот паспортов беженцам из Сараево, Босния. Часть из них пользовались только этими документами — других у переселенцев не было. Пересказывали, что немало военных офицеров смотрели на эти паспорта и серьезно их воспринимали как документы. Более того, действовали такие документы и в некоторых европейских странах. Сознаюсь, даже музыканты Laibach до сих пор иногда используют паспорта NSK, пересекая некоторые государственные границы.

— Не представляю, какая другая из мировых рок-групп отважилась бы на такой интеллектуальный проект: виртуальное государство со своими паспортами…

И.: Да, идея оказалась интересной.

— Какие фантастические проекты вам еще не удалось реализовать?

И.: В январе 2020-го у нас — Австралия, в феврале — большой проект в Берлине, а еще мы начали работать над колоссальной идеей и задумали в следующем году дать концерт в Тегеране (Иран). Поверьте, на 2020-й у нас много глобальных проектов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно