Алексей Гнатковский: "Ветераны АТО будут играть Шекспира на английском. Это будет вызов и еще одна победа"

5 апреля, 16:39 Распечатать Выпуск №13, 6 апреля-12 апреля

В столице на территории Михайловского монастыря проходят репетиции довольно неожиданного театрального проекта — шекспировской "Двенадцатой ночи" в исполнении волонтеров и ветеранов АТО. 

Режиссер спектакля — заслуженный артист Украины Алексей Гнатковский. 

По словам инициаторов проекта, Project "W" — Veterans, Volunteers and William — это социальный англоязычный театр, в котором задействованы украинские военные, волонтеры. Те, кто прошел кастинг, изучают английский язык, чтобы сыграть Шекспира в оригинале. 

Вызов действительно незаурядный. Далеко не каждый актер в нашем академическом или национальном театре сегодня может сыграть шекспировскую трагедию или комедию на языке автора. А здесь, представьте, люди, которые вернулись с фронта, образно говоря, пропахли порохом. 

Реализацию этой театральной инициативы начали еще в марте прошлого года — и, разумеется, не ради "развлечения", ибо такой театр должен решать и другие задачи. Благотворительные в том числе. 

Конечно, новая "Двенадцатая ночь" не будет иметь ничего общего с классическими версиями шекспировской комедии, — режиссер и его актеры-бойцы ищут свое решение, пробуют разные формы и оригинальные методы для адаптации известной пьесы. К тому же у этой новой театральной истории несколько важных этапов. Один из которых, чрезвычайно сложный, связан с изучением английского языка и ознакомлением с творчеством Шекспира. Ветераны АТО к этому относятся ответственно, такой этап в контексте проекта длился почти год — с мая 2018-го по апрель 2019-го. И именно сейчас в разгаре активный репетиционный процесс, потому что скоро, в мае, можно ожидать премьеру в столице. 

Режиссер спектакля — Алексей Гнатковский. Можно сказать, что он является премьером Ивано-Франковского национального драмтеатра, на западной сцене играет Гамлета, Энея, Модильяни и другие главные роли в репертуаре театра. К тому же Алексей как режиссер осуществил на родной сцене постановку по произведению Ремарка. Художественный руководитель проекта — руководитель Ивано-Франковского театра Ростислав Держипильский. Поэтому неслучайно сразу после Киева "Двенадцатую ночь" покажут во Франковске. 

— Алексей, как вы, собственно, приобщились к Project "W" — Veterans, Volunteers and William? Кто вам предложил постановку "Двенадцатой ночи" — именно для волонтеров и ветеранов АТО? 

— Ко мне обратился Игорь Касьян, десантник с опытом прыжков с парашютом более 40 раз.

Он — капитан, командир разведки взвода отдельной разведроты 95-й десантно-штурмовой бригады, ветеран. После возвращения с войны вместе с друзьями открыл Современную школу "живого" английского языка.

Игорь еще на войне задумал проект, который должен был бы помогать ветеранам найти интересную полноценную жизнь, поддерживать участников войны и создавать что-то новое.

Так вот постановка "Двенадцатой ночи" — его идея. Не знаю, как пришла в голову мысль сыграть Шекспира на языке оригинала. 

Представьте, мы репетируем Шекспира даже не на современном английском, а на старом специфическом, сложном… Этот язык очень редкий в наше время, он даже не употребляется в быту. Участники знают, что я хорошо владею английским, это моя тема. А еще довольно много времени уделяю теме послевоенной реабилитации. 

Кроме того, мне близка военная тема, потому что в Ивано-Франковском театре я поставил спектакль по Ремарку "На Западном фронте без перемен". 

Наши актеры в "Двенадцатой ночи" — люди без какого-либо опыта общения на английском языке даже на бытовом уровне. К тому же они никогда не играли в театре. 

То есть сначала может показаться, что задуманная миссия нереальна, даже невыполнима. 

Но я почувствовал, что это интересный вызов и нужное дело. 

Основная цель постановки — привлечь внимание к послевоенной реабилитации военнослужащих. Это повышает их самооценку. Таким образом они доказывают сами себе и окружению, что способны на все. То есть доказывают, что они являются важной составляющей общества. И на своем примере хотят показать, что, даже вернувшись из горячих точек, не надо опускать руки, а можно подчинить еще и театральную вершину, а это также вызов. 

— Почему именно эта пьеса Шекспира — то есть комедия, в которой есть волшебные превращения, истории любви и переодеваний? Не думали взять вместо этого какую-то шекспировскую трагедию о войне?

— Наоборот, в театре хотели отойти от военной тематики. А "Двенадцатая ночь" — пьеса о жизни и о любви.

Это, собственно, ода любви, которую поем. Здесь  действительно есть переодевания, любовь. В начале работы у меня были разные видения. В результате получается другой спектакль, чем тот, который я себе планировал. 

Наш спектакль — о больших детях, которые откровенно забавляются, откровенно любят жизнь и откровенно не стыдятся своей детскости. Именно как дети, которые в детсаду берут зонтик, а представляют, что это меч. 

Я в восторге от этих людей. Сначала провели кастинг, на который пришли ветераны, волонтеры. Это разные люди, с разными судьбами, а также непростым жизненным опытом за плечами. Но они все оказались мотивированы театром, хотя живут обычной бытовой жизнью. 

Они по несколько раз в неделю собираются, учат английский язык. Возможно, со стороны это выглядит весьма удивительно. Взрослые люди, которые прошли фронт, вдруг начинают баловаться и вести себя как дети! 

Но если заглянуть глубже, то приоткрывается их огромная любовь к жизни, желание эту любовь передать другим. 

— У вас есть опыт режиссерской работы, ведь вы ставили во Франковске "На Западном фронте без перемен". Итак, где комфортнее чувствуете себя — в актерской ипостаси или когда сами ставите спектакли? 

— Не могу сказать, где мне комфортнее. Органично чувствую себя и как актер, и как режиссер. Даже не разделяю эти ипостаси, потому что и то, и то — служение театру. Возможно, пафосно прозвучит, но есть служение в его высоком понимании. Так вот не могу этого разделить. Это как, например, иметь двух детей и решать, кого ты больше любишь. Очевидно, что дети разные, очевидно, кто-то старше, а кто-то младше. Но люблю я их одинаково сильно. 

— Все же, почему спектакль на английском языке? Ведь не все бойцы и волонтеры им свободно владеют. Насколько успешно участники проекта овладевают языком Шекспира, какие сдвиги можете отметить за последнее время? 

— Конечно, далеко не все сразу овладели английским. Это длительный и постепенный процесс. В некоторых моментах мои актеры говорят или читают слова, фразы, однако не понимают, что они означают. Эти актеры — абсолютно начинающие как в театре, так и в английском языке. Делают шаг за шагом. Шаги маленькие. Но в этом их огромная искренность. 

Всегда провожу параллели, потому что есть две истории, — ведь актеры искренне рвутся на сцену: в условный бой и с английским, и с театром. В таком условном театральном бою все основывается на их вере. Я уже год приезжаю в Киев на несколько часов репетиций в свои выходные. Весь день в поезде из Франковска, потом — репетиция, потом — снова ночь в поезде. 

— Для вас это тоже большое самопожертвование.

— Это важно, ведь этим спектаклем мы можем многое изменить, в стране — в том числе. Мы не претендуем на высокую профессиональность или выдающийся художественный уровень проекта, мы претендуем на победу. Не больше и не меньше. 

Поэтому сдвиг есть — если говорить и об английском языке, и об актерском мастерстве. Думаю, что в мае завершим репетиции "Двенадцатой ночи". Фактически постановку сделали, теперь только "чистим" ее, работаем с актерами на запоминание. 

Иногда на репетиции приходится начинать все с нуля. Например, ставлю одну сцену, через некоторое время — следующую, но часто предыдущей сцены они уже не помнят… И я нашел выход — снимаем репетиции на видео. Потом в свободное время они эти видео смотрят. То есть придумываем новые технические способы. 

Репетиции проходят в аудитории Михайловского монастыря. Само место довольно символичное, то есть здесь все сошлось, и я верю, что случайностей не бывает. 

— В "Двенадцатой ночи" есть яркие женские образы, их тоже будут исполнять мужчины, как это было во времена шекспировского театра? 

— Нет, женские роли будут играть женщины. Мы не будем прибегать к историческим реконструкциям. К нам на кастинг пришло много воевавших женщин, которые являются женами-волонтерами. Приглашали всех, кто хочет, мы открыты. 

— Во время репетиций вы, очевидно, часто говорили с участниками проекта не только о театре, но и об их боевом опыте… 

— Я бы не хотел переходить на отдельные истории и личности... Скажу только, что история нынешней украино-российской войны — это история огромного подвига наших ребят.

История каждого бойца — это маленькие частички огромной истории. 

И я даже не знаю, что здесь рассказать. Мне не хватает слов. Да и ребята с девушками не очень хотят об этом говорить. 

Вообще наша постановка — это детская, легкая, комедийная работа. Но будет момент, где мы напомним, что на самом деле сейчас происходят очень серьезные вещи. 

— Планируете ли после майской премьеры показать этот же спектакль в других городах Украины? Повезти его на Восток, в зону АТО? 

— "Двенадцатую ночь" ждут за
границей. В Украине нас прежде всего ждет Франковск, потому что мой родной театр — партнер спектакля, который взял творческий процесс под свое крыло. Ростислав Держипильский этому способствовал. 

Очевидно, будут фестивали, другие разные предложения. Но не буду говорить, что будет дальше, сначала надо выпустить премьеру. 

— Вы и ставите Шекспира ("Двенадцатая ночь"), и играете Шекспира — имею в виду вашего Гамлета во Франковске. Что вас как актера и режиссера больше всего поражает в творчестве великого Барда? 

— С Шекспиром у меня определенная своя личная история. Раньше играл Меркуцио, теперь играю Гамлета. Есть мечты о других текстах Шекспира. Знаете, в чем его парадоксальность, почему он мне близок? Здесь можно говорить о двух аспектах. Можно смотреть как снаружи, так и изнутри. То есть освещать технологическую сторону актера и концептуальную режиссерскую. Драматургия Шекспира — уникальная для постановок. Но здесь не подходит система Станиславского. Чтобы работать над Шекспиром, использовать ту систему просто нелепо. Театр Шекспира — игровой и… сумасшедший. Но суть Шекспира в том, что он вне времени и пространства. Этого автора можно ставить где-угодно, как-угодно, и все равно его уникальность будет только приумножаться. Он говорит на современном языке о современных вещах. О вещах, которые актуальны всегда. Он говорит о добре и зле, о любви и смерти, о политическом порядке и больше всего — о естестве человека. То есть человека со всеми его прелестями и добродетелями. Все это он показывает в трагедиях, комедиях. Шекспир тонко чувствует человеческую душу, показывает, что человеческая душа не меняется от сотворения мира. Человек может одновременно любить и есть запретный плод, то есть одновременно взлетать и падать. Шекспир очень чувствует человеческую душу, и потому он сверхактуален. 

— Сегодня к вашему Франковскому театру приковано особое внимание, недавно театр получил статус национального. А случайно, не тянет ли вас, скажем, на столичные хлеба? Войти, например, в труппу Киевского театра имени Ивана Франко или Молодого театра? 

— Были предложения. Но я вам такое скажу: Ивано-Франковский драмтеатр — лучший театр в Украине. Возможно, это не очень скромно, и "каждая жаба свое болото хвалит". Но, как по мне, это так и есть. 

Думаю, найти себя в творческом плане можно только на том месте, которое дает тебе силу. А Ивано-Франковский театр — место с уникальной атмосферой. Это отмечают все, кто приходит к нам в труппу, причем из разных мест, возможно более престижных. 

Наш театр — это место, где действительно есть служение (в высоком смысле) Театру. Где не переходят на мелочные меркантильные интересы. Очевидно, что к этому в большой степени причастен наш художественный руководитель Ростислав Держипильский, ну и также — Наталия Половинка как одна из столпов, на которых держится наш театр. Она много сделала для нашего театра. 

В нашем театре есть вера, своя философия. Поэтому, думаю, и существует феномен Ивано-Франковского театра. 

И я бы его не променял ни на какой столичный. Конечно, я задействован и в других театральных проектах в Украине, но всегда хочу возвращаться домой. 

— В контексте проекта, о котором мы говорили, а также многочисленных гастролей и громких премьер в Украине, еще один, последний вопрос: театральный бум в Украине — это все-таки факт или только пиар-комбинации журналистов? 

— Театр — явление не массовое, а высокое, элитарное, искусство для избранных. И с массовой поп-культурой лично я театр не идентифицирую. Разумеется, есть ответвления — антрепризовые, коммерческие вещи. Но настоящий высокий театр — театр элитарный. И общество нуждается в искусстве высокого уровня. Конечно, ситуация у нас в стране далеко не идеальная, и далеко не все люди мыслящие. И наблюдающийся театральный бум — это определенная реакция на запрос общества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 20 апреля-25 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно