Здравствуй, оружие!

8 ноября, 2013, 20:50 Распечатать

Опасность "недоделок" Минобороны, МЧС и ученых, призванных реализовать госпрограмму поиска и обезвреживания остатков химоружия в Черном и Азовском морях, очевидна для всех. Только чиновники говорят об этом в закрытой переписке, а публично врут или недоговаривают, прикрываясь грифами "ДСП" и "не для печати".

Публикация в ZN.UA ведомственной переписки с данными о срыве выполнения госпрограммы поиска и обезвреживания остатков химического оружия в Черном и Азовском морях, а также потенциальной угрозе для экологии акватории и безопасности судоходства в местах свалок контейнеров с боевыми ОВ вызвала большой резонанс в СМИ, но пока не заставила чиновников в погонах и без говорить правду о реальном положении дел и готовности к конкретным мерам по его исправлению. Вместо этого мы стали свидетелями очередной волны недосказанностей и откровенной лжи хранителей этой тайны, нарушения закона о доступе к публичной информации при ответах на информзапросы, направленные в Министерство обороны и Госслужбу по чрезвычайным ситуациям (преемник МЧС), и обвинений журналистов в некомпетентности и погоне за сенсацией. Хорошо, что статья вышла не весной, а то бы еще обвинили в попытке срыва курортного сезона в Крыму…

Но чем хороши документальные источники информации, так это тем, что они, в отличие от людей, не отказываются от своих слов. И даже те, кто подписал опубликованные ZN.UA документы, уже не могут себя опровергнуть, поскольку они — лица должностные, и отказ от изложенных ими в переписке фактов означал бы чистосердечное признание в совершении деяний наказуемых за предоставление заведомо недостоверных данных. Напомним, что в письме главы Счетной палаты Украины В.Симоненко к президенту Виктору Януковичу, письмах-согласованиях за подписью П.Неботова, директора департамента экономики обороны и безопасности Министерства экономики, академика НАНУ В.Кухара, возглавлявшего межведомственный Координационный совет по реализации госпрограммы, замминистра МЧС В.Романченко содержалась информация о том, что к 2010 году:

— госпрограмма по поиску и обезвреживанию остатков химоружия выполнена наполовину, в том числе, по причине недофинансирования и, по данным аудита Счетной палаты, ввиду нецелевого использования двух третей выделенных средств;

— большинство найденных и омоноличенных контейнеров с ОВ (ипритом и люизитом) не были перезатоплены на больших глубинах, как того требовала программа обезвреживания, а находятся на технологических площадках;

— 60 таких саркофагов с контейнерами находятся на глубине всего пяти метров в Керченском проливе, что создает навигационную опасность, а выброс на них судов во время шторма может привести к экологической катастрофе, ликвидация последствий которой принесет огромные убытки.

Заметим, что ни один из опубликованных документов никем не был поставлен под сомнение, и ни один из приведенных в них фактов не был опровергнут. В отличие от слов отдельных должностных лиц, убеждавших общественность в том, что ситуация под контролем, а контейнеры с химоружием находятся за 12–15 км от берега на глубине 150 м. Это заявление бывшего начальника крымского главка МЧС Недобиткова два года спустя было опровергнуто: в эфире "5 канала" начальник департамента реагирования на чрезвычайные ситуации Госслужбы по ЧС Григорий Марченко сообщил, что таких данных у них нет.

А какие есть? В информационных запросах, направленных автором в Министерство обороны и Госслужбу по ЧС, вместе с НАНУ выполнявшими госпрограмму, содержались предельно конкретные вопросы и запрашивалась информация, доступ к которой не может быть ограничен, поскольку она касается состояния окружающей среды, использования бюджетных средств и, несомненно, вызывает общественный интерес. А именно: данные по финансированию и выполнению задач госпрограммы, количеству и площади обследованных районов, найденным, омоноличенным и перезатопленным объектам химоружия, а также о мерах по обеспечению безопасности их сохранения на технологических площадках и судоплавания в Керченском проливе. От министра обороны П.Лебедева также хотели получить информацию, предоставила ли Российская Федерация карты затопления химоружия, неоднократно затребованные его предшественниками, а если нет — то чем отказ был аргументирован.

Увы, Министерство обороны не сочло нужным ответить ни на один из поставленных вопросов, а попросту отфутболило запрос Госслужбе по ЧС (при этом сотрудница МО, звонившая мне, удостоверилась, что спасателям запрос направлен отдельно). В свою очередь, первый заместитель Госслужбы С.Данилюк тоже решил не отвечать ни на один из пяти поставленных вопросов и обзорно сообщил, что в акваториях вблизи Севастополя и в Керченском проливе за время выполнения программы "обнаружено и обезврежено объекты с остатками химического оружия на доступных водолазам глубинах". Сколько найдено и обезврежено — не указывается, из цифр есть только общая (скромная, заметим) площадь обследованной акватории двух морей — 30 кв.км. И заверение в том, что "ситуация по упреждению возникновения чрезвычайных ситуаций, связанных с возможным загрязнением прибрежных вод отравляющими веществами, находится на постоянном контроле", а пляжи и места массового отдыха "ежегодно проверяются и аттестуются соответствующими службами по основным критериям безопасности". Это замечательно, только мы спрашивали о другом и конкретно: сколько, где и как …

Отписки из Минобороны и Госслужбы, конечно же, будут обжалованы в Генпрокуратуре и, если, понадобится, в суде. Тем не менее, то обстоятельство, что тему, поднятую ZN.UA, подхватили многие СМИ, позволило расширить объем познаний общественности о проблеме угрозы невыполнения госпрограммы по обезвреживанию остатков химоружия в акватории Черного моря. Суммируя озвученную за последние недели информацию, можем констатировать следующее. 

Общее количество обнаруженных в процессе выполнения госпрограммы объектов химоружия в Черном и Азовском морях не известно, вернее, нам его не хотят называть. При этом данные экологических частных предприятий из Севастополя "Пирамис" и "Ситалл", привлеченных Минприроды для поиска ОВ и сообщивших об обнаружении соответственно 428 и 1 200 контейнеров, опровергаются. Аргумент — сомнительность технологии их поиска с применением спутниковых снимков. Если это так, тогда встречный вопрос: кто и зачем привлекал эти фирмы, затрачивая бюджетные средства? 

Количество омоноличенных (помещенных в каркас и залитых спецбетоном) контейнеров с боевыми ОВ — 117. Это данные начальника департамента Госслужбы по ЧС Г.Марченко подтверждены документально: в опубликованных ZN.UA письмах фигурировала цифра в 113 контейнеров, четыре были омоноличены в 2010 г., о чем мы узнали, найдя простым поиском на просторах Инета "секретную" таблицу МЧС по итогам года с полной выкладкой количественных показателей и стоимости работ по поиску и обезвреживанию контейнеров с остатками химоружия.

Еще одна страшная тайна — места, где не до конца обезвреженные контейнеры в саркофагах остались лежать на техплощадках в Керченском проливе, грозя в любой момент попасть под выброшенный штормом сухогруз или танкер. Официальных ответов на вопросы о том, где находятся эти площадки и насколько они обезопашены, ни мы, ни наши коллеги из других СМИ не получили. Но их легко вычислить по данным документов, опубликованных ZN.UA. Это район между мысом Белым и о-вом Тузла, куда в ноябрьский шторм 2007-го выбросило на мель баржи "Дика" и Деметра", о чем писал академик В.Кухар. И еще два района приводятся в письме экс-замминистра МЧС В.Романченко, сообщившего, что два омоноличенных саркофага были транспортированы под водой на расстояние 25 км из района 691 в район 690. Мы без особого труда из нескольких источников смогли получить не только информацию о том, где эти засекреченные места находятся, но и карту, где эти районы обозначены. На словах наш источник сообщил следующее: "В режиме плавания в Черном и Азовском морях эти районы обозначены так: запретные для постановки на якорь, лова рыбы придонными орудиями лова, подводных дноуглубительных и взрывных работ и плавания с вытравленной якорь-цепью. Район 691 — это акватория города Керчь, район 690 — акватория озера Тобечик". Итак, судя по обозначению на карте, район 691 находится неподалеку от Керченского рыбного порта, район 690 — у перешейка оз.Тобечик. В упомянутом уже эфире 5 канала Г.Марченко уклончиво сообщал, что саркофаги находятся на глубине "менее 100 метров". Помилуйте, ведь судя по обозначению района 690 карте, саркофаги перетащили на глубину всего в два—четыре метра!

Но абсолютной тайной остается для нас количество и местонахождения контейнеров, которые под действием коррозии уже разрушились и их невозможно поместить в саркофаги. Напомним: глава Счетной палаты сообщал президенту Януковичу, что в месте, где обнаружен частично разрушенный контейнер L 400 (район мыса Белый), содержание мышьяка превышает допустимый уровень в 3,46 раза, такое же превышение — в районе п. Героевское (Керчь), где находятся популярные пляжи. Академик В.Кухар указывал, что в 2010 г. заканчивается срок сохранности оболочек контейнеров, после чего 90% из них могут быть разрушены в результате коррозии, а затопленные ОВ обладают "чрезвычайно сильным мутагенным действием…, способным влиять на генетический код даже при минимальной концентрации". 

В нынешних интервью академик Кухар об этом уже не говорит, а, признавая проблему, убеждает, что никакой угрозы иприт и люизит на холодном дне морском не несут — пока их не поднять, конечно, чего делать ни в коем случае нельзя, или случайно не повредить техникой. Другое дело в Балтике, говорят сегодня большие и маленькие начальники в больших и маленьких эфирах: там этого химоружия намного больше, чем у нас, зато Украина первой начала его обезвреживать. Ну, во-первых, как начала, так и закончила. А во-вторых, было бы честно при этом рассказать, как себя ведет затопленное химоружие, которого там около 15 тысяч тонн, на еще более холодном дне Балтийского моря, Сделать это очень легко: карты официальных и "стихийных" свалок боевых ОВ в Балтийском море — в свободном доступе. А информация о том, как "безвредный" иприт застывшими кусками находят в своих сетях рыбаки, а пляжники обжигаются белым фосфором, приняв его за янтарь, не замалчивается, а официально публикуется с предостережениями. 

Всем, кто верит и не верит в рассказы украинских чиновников и около чиновных ученых о том, что угроза от затопленного химоружия невелика, рекомендуем посетить сайт проекта CHEMSEA, финансируемый ЕС, в котором участвуют ученые 11 институтов из пяти балтийских стран. Проект предполагает инвентаризацию данных из различных источников о свалках затопленных боеприпасов, характеристиках среды и состоянии контейнеров и снарядов (степень коррозии и загрязнения). Эта обобщенная информация вскоре будет доступна в формате ГИС-карты (проект заканчивается в 2014 г.). Кроме того, ученые изучают влияние вытекших ОВ на жизнеспособность рыбы и моллюсков. На сайте проекта можно найти публикации и отчеты по исследованиям трески и мидий, а совсем недавно, в сентябре этого года, СМИ облетело сообщение об итогах работы польских ученых. Доктор Яцек Белдовский из Института океанологии Польской академии наук заявил, что найдено подтверждение влияния химического оружия, затопленного в Балтийском море, на появление генетических нарушений у обитающих в этих местах рыб. 

По словам Белдовского, 80% затопленных в Балтике ОВ составляет иприт, а в нескольких местах обнаружен также табун. "Рыбы, плавающие в местах расположения затонувшего оружия, имеют больше болезней, чем те, что живут в других регионах моря. У них также наблюдаются генетические дефекты. До сих пор это было скорее предположением", — сообщил Яцек Белдовский, предостерегая людей от употребления больной рыбы. В презентации исследований, к слову, есть фотоснимки тех самых больных рыб с генетическими дефектами — как говорится, все наглядно. 

Резюмируем. Опасность "недоделок" Минобороны, МЧС и ученых, призванных реализовать госпрограмму поиска и обезвреживания остатков химоружия в Черном и Азовском морях, очевидна для всех. Только чиновники говорят об этом в закрытой переписке, а публично врут или недоговаривают, прикрываясь грифами "ДСП" и "не для печати". По_этому общественность должна настоять на том, чтобы, во-первых, все эти грифы были с документов программы сняты, и правда встала перед нами во всей своей страшной наготе, а сама программа была выполнена. По крайней мере, омоноличенные саркофаги необходимо перезатопить на больших глубинах. 

Обращение с требованием возобновить работы по обезвреживанию химического оружия к правительству Украины готовят крымские общественники. Как сообщил ZN.UA лидер Ассоциации "Экология и мир" профессор Виктор Тарасенко, данный вопрос планируется к рассмотрению на ближайшем заседании президиума Крымской академии наук. Крымские ученые готовы выступить инициатором проведения научной конференции по данной проблематике.

"Контейнеры с химическим оружием разрушаются. Это значит, что час Х уже наступает и откладывать и прятать проблему уже некуда и некогда. В курортном Крыму нужно упредить любые возможные негативные последствия разгерметизации контейнеров с ОВ, тем более, если они находятся на малых глубинах. Нужен мониторинг, нужны карты-навигаторы с обозначением всех свалок боеприпасов. Нужна разъяснительная работа, как это мы видим сейчас в Балтийских странах, где проводят тренинги для рыбаков", — говорит Виктор Тарасенко. 

И последнее. Если засекреченность проваленной программы и всей связанной с ней информации поясняется тем, что какие-то нехорошие люди из очередного "Аум Синрике" могут поднять бочку и использовать химоружие по назначению, то смею вас заверить: те, кто хочет узнать место свалки, легко узнает и достанет. Жители Героевского журналистам рассказывают, что бочки лежат в 300–400 м от берега. Только они думают, что контейнеры затопили клятые фашисты, а наши не достают, потому что они уже безопасные…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • знаю знаю 10 листопада, 20:03 Еще и карта не правильная. Селище Войкова находится югозападнее на другой стороне города. А это спальный район возле завода войкова, ранее назывался ленинским. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться ну, это ж самое главное ну, это ж самое главное 11 листопада, 15:56 где у вас на суше какой спальный район. вообще-то карта морская навигационная..., неужели местным все-равно, что у них под носом военные побросали? поэтому Крым был и остается совком (в котором полуостров был не только курортом, но и "плавучим эсминцем"), в то время, как все остальные причерноморские страны строят современные и доступные курорты согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно