Зачем Украине Римский статут и Международный уголовный суд

25 октября, 2019, 19:36 Распечатать Выпуск №40, 26 октября-1 ноября

13 тысяч погибших, 28 тысяч раненых, 1,8 миллиона внутренне перемещенных лиц из Крыма и Донбасса.

© International Criminal Court

Около 200 человек как гражданских, так и военных, находятся в застенках подвалов и тюрем "ЛНР", "ДНР" и России. Их незаконно задерживают, жестоко пытают и содержат в нечеловеческих условиях в течение многих лет. Ежедневно разрушаются жилые дома вследствие обстрелов, происходящих на территории Донбасса. Важными элементами школьного образования на оккупированных украинских территориях является антиукраинская пропаганда и милитаризация. Десятки украинцев насильственным способом перемещаются с территории Крыма, много крымской молодежи принудительно призывается в ряды российской армии, и если поднимется вопрос войны против собственного народа, она будет вынуждена в ней участвовать. 

Этот список можно продолжать и далее, но понятно одно: тяжесть последствий войны для людей трудно переоценить. Опыт стран, пострадавших от конфликтов на своих территориях (Сербия, Босния, Хорватия, Руанда, Колумбия, Гватемала и другие) неопровержимо свидетельствует: преодолеть эти последствия невозможно, если те, кто их вызвал, не несут ответственности за свои действия. 

Неопровержимым является и тот факт, что в случае с российско-украинской войной государство-агрессор не будет брать на себя ответственность за страдания и потери, которые народ Украины испытал вследствие ее действий. Но для Украины как правового государства в этом контексте важно ответить на два вопроса: а) хочет ли Украина инициировать и обеспечивать качественные процессы по привлечению к ответственности всех тех, кто принимал решение об убийствах гражданского населения, истязаниях и нечеловеческом отношении к незаконно задержанным, принудительном призыве, использовании гражданского населения для захвата воинских частей и т.п.; б) может ли украинская правоохранительная система профессионально, институционно и технически обеспечить надлежащие процессы правосудия без международной поддержки? 

Украина начала давать частичные ответы на эти два вопроса в 2014 и 2015 годах, когда Верховная Рада Украины подала две декларации в Международный уголовный суд, принимая его юрисдикцию на своей территории касательно событий на Майдане, в Крыму и на востоке Украины. Со временем Офис прокурора Суда начал предварительное изучение ситуации в Украине по вероятным военным преступлениям, совершенным всеми сторонами конфликта. В результате предоставления двух деклараций Украина получила все обязательства по сотрудничеству с Судом, но, не ратифицировав Римский статут, никаких прав при этом не получила, таких как право принимать участие в выборах на официальные должности Суда, в частности право иметь собственных представителей и судей; не будучи участницей Ассамблеи стран-участниц, Украина не может получить и право формировать повестку дня и влиять на нее, как и возможности самостоятельно направлять информацию о ситуациях для расследования, тем самым избежав потребности получать разрешение досудебной палаты, как это было в ситуации с Афганистаном. 

В течение последующих пяти лет ко многим, кто работал над вопросами ответственности за преступления, совершенные во время конфликта, постепенно приходило понимания, что даже если бы у украинской правоохранительной системы было желание расследовать тягчайшие преступления, система была несостоятельна — по разным причинам: когда из-за отсутствия опыта и знаний, когда — политической воли, из-за законодательных ограничений не только в национальном законодательстве (например, отсутствия некоторых видов преступлений, таких как преступления против человечности), но и в международном, — обеспечивать эти процессы. 

21 октября на сайте Генеральной прокуратуры Украины появилось сообщение о создании специального Департамента надзора в уголовных производствах по преступлениям, совершенным в условиях конфликта. Основной его задачей будет обеспечивать национальными правоохранительными органами — Национальной полицией, Службой безопасности Украины, Государственным Бюро расследований — надлежащие расследования преступлений, совершенных во время конфликта в Крыму и на Донбассе. И хотя это существенный шаг на пути к обеспечению процессов правосудия, его недостаточно для того, чтобы эти процессы происходили эффективно и в конечном итоге приводили к необходимым результатам, а именно: чтобы те, кто, вероятно, совершал военные преступления и преступления против человечности, несли ответственность в соответствии не только с национальным законодательством, но и с международным. 

И именно поэтому Украина должна ратифицировать Римский статут

В части обязательств, которые Украина уже получила в результате предоставления двух деклараций, ратификация ничего не изменит, а лишь улучшит положение, ведь Украина получит еще и права государства-участника. Но имплементация статута, нормы и изменения в национальном законодательстве, которые надо будет внести в результате ратификации, обеспечат необходимый законодательный инструментарий для отправления эффективных процессов правосудия во время не только расследований, но и рассмотрения этих дел национальными судами. В таком случае украинское законодательство будет, наконец, приведено в соответствие со стандартами международного в части обеспечения надлежащего судебного процесса, качества расследований и обеспечения права на справедливый суд в сверхсложных международных уголовных делах. С политической точки зрения Украина присоединится к 122 странам, на поддержку которых она сможет рассчитывать даже в национальных процессах. 

Во время дискуссий о целесообразности ратификации статута, эксперты, к сожалению, часто не разграничивают вопрос ратификации и вопрос сотрудничества с Международным уголовным судом и, как следствие, выступают против ратификации. 

И хотя сотрудничество между Украиной и МУС продолжается в течение последних пяти лет, понимание того, зачем Украине МУС, имеет сверхважное значение. И в этом контексте возникают несколько вопросов: 

 Будет ли Офис прокурора МУС расследовать все преступления, совершенные в Крыму и на Донбассе? 

Ответ: МУС — это суд последней инстанции, он берется только за те ситуации, которые государства не способны решить или не желают самостоятельно расследовать и привлекать к ответственности виновных. У него очень ограниченные человеческие и финансовые ресурсы, но конфликтных ситуаций в мире, требующих внимания следователей и судебных органов, становится все больше, поэтому, вследствие политики приоритезации, Суд выбирает очень ограниченное количество эпизодов для рассмотрения.

 Эффективен ли МУС?

Ответ: В последнее время различные эксперты очень часто ропщут и указывают на неэффективность этой институции. Сложность ситуации заключается в том, что Суд был создан государствами-участниками именно для тех ситуаций, с которыми их национальные системы правосудия справиться не могли. Все административные решения принимает Ассамблея стран-участниц, которая иногда, в тех случаях, когда участники не могут достичь консенсуса, делает процесс принятия решений непоследовательным и сложным. А при этом львиная доля эффективности работы Суда зависит именно от государств-участников. Кроме того, остро стоит вопрос сотрудничества стран-участниц. Поэтому чем больше стран ратифицирует Статут, тем легче будет решаться эта проблема. Следующая серьезная, часто звучащая жалоба, — что за 20 лет существования МУС мир увидел от него всего лишь три приговора. Государства столетиями выстраивают системы правосудия и столетиями достигают их эффективности. Например, украинская система правосудия за 28 лет своего существования все еще очень далека от эффективной, при том, что ее бесконечно реформируют и в ее совершенствование вкладывается огромный ресурс, как национальный, так и международный. При этом у Суда очень высокие требования к обеспечению надлежащего расследования и соблюдению всех прав обвиняемого для соблюдения права на справедливый суд. Однозначно, понимание необходимости повысить эффективность работы Суда, а именно того, что Суд нуждается в реформировании и сейчас существует реальная перспектива пересмотра некоторых процессов, есть как у государств-участников, администрации, сотрудников, так и у международного гражданского общества. Поэтому, если Украина в ближайшее время не ратифицирует Римский статут, это будет означать утраченную возможность быть вовлеченной в процесс реформирования, чей ценный опыт может и, по большому счету, должен быть учтен в отправлении международного правосудия. 

 Сможет ли Украина привлечь к ответственности высшее руководство РФ? 

Ответ: Однозначно — нет. 

 Есть ли шанс, что в результате расследования МУС сможет привлечь к ответственности Владимира Путина и высшее руководство РФ? 

Ответ: Да, есть. 

 Поддерживают ли пострадавшие вследствие конфликта сотрудничество с МУС? 

Ответ: Да, однозначно. За эти пять лет в Офис прокурора МУС были направлены десятки сообщений различными неправительственными организациями и правоохранительными органами о нарушении Римского статута на основании свидетельств пострадавших. 

Ратифицировав статут, Украина продемонстрирует, что она готова нести ответственность и защищать свой народ, сделает мощный вклад в национальные и международные процессы правосудия, подаст важный сигнал своим оппонентам (особенно важный в свете недавних негативных для Украины движений в Парламентской ассамблее Совета Европы) и станет частью борьбы за преодоления безнаказанности во всем мире, обезопасит себя от реальных и будущих атак (как это было в случае с Грузией), обеспечит дополнительную защиту пострадавшим от конфликта на востоке Украины и в Крыму.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно