За мраморной пылью упавшего Ленина

31 октября, 2014, 21:45 Распечатать Выпуск №40, 31 октября-7 ноября

Теперь мы очень рассчитываем на новоизбранный парламент. Многие считают, что это — победа. Ведь началась, наконец, какая-то ротация элит. "Отсохли", наконец, коммунисты. Но станут ли "новые лица" критической массой, способной переломить систему made-in-USSR?

Когда президент Порошенко, комментируя провал КПУ на выборах, заявил о том, что осудить компартию должен не суд, не власть и т.п., а "народ Украины", — все сразу встало на свои места. И олигархи, которых (поменяй им пиджак) не отличишь от члена Политбюро, и вчерашние активисты, которые, получив должность, тут же перерождаются в кондовых чиновников, и журналисты, дружно готовые "не раскачивать лодку". И я, наверное, впервые в жизни остро ощутила солидарность с евреями, по сей день разыскивающими, преследующими и тянущими к суду бывших нацистов — дряхлых старцев уже и так одной ногой стоящих в могиле. Чтобы не успели улизнуть на тот свет без справедливого человеческого суда. "Это нужно не мертвым, это нужно живым" — забить осиновый кол в сердце людоедской системы, чтобы она, наконец, умерла. Окончательно и навсегда.

Нет, мы этого так и не сделали. И, судя по речи президента, не собираемся — мы продолжаем встраиваться в эту систему и искренне не понимаем: почему все так криво получается. Мы не понимаем, что и нынешняя наша война ведется все той же системой — она ощутила
серьезную угрозу и принимает экстренные меры ради собственного выживания. Это вообще не какая-то "новая" война — мы все еще не можем закончить предыдущую. 

Речь вовсе не о людях, заинтересованных именно в этой системе, потому что научились в ней жить и жить неплохо. А о самой "системе вещей", использующей людей, подчиняющей их себе, заставляющей действовать так, а не иначе. Эта система инертна, она владеет нами уже несколько десятков лет. Когда поступки и выступления людей у власти кажутся вам абсурдными и даже убийственными как для страны в целом, так и для их личной политической карьеры, — вы воочию видите, как хвост виляет собакой. Например, когда власть и журналисты с подачи власти дискредитируют волонтерское движение помощи фронту — это почти губительно и для воюющей страны, и для репутации этих политиков. Рост волонтерского движения, как зародыш гражданского общества, — децентрализованный, не поддающийся контролю и манипуляциям со стороны власти — прямая угроза политической системе, сложившейся и заматеревшей в эпоху СССР. 

Именно поэтому никто не собирается осуждать коммунизм. Ему позволят просто уйти "на свалку истории". И даром, отправляя что-то на свалку вместо того, чтобы изучить, расследовать, дать оценки — мы всю свою историю действительно превращаем в свалку. Или, скорее, в канализацию. 

Со школьной скамьи мы привыкали верить в "роль личности в истории", полагаться на "человеческий фактор" — и не видеть за деревьями личностей леса-системы. И это мы-то, знавшие Систему не по книгам и синематографу — сверху донизу, с детского сада до Политбюро! Видевшие, как мало значит в этой системе индивидуальное усилие. Знающие, как люди, вырвавшие победу у Гитлера во Второй мировой, прошедшие от Волги до Берлина, делившие последнюю самокрутку на двоих, закрывавшие собой товарищей, ложившиеся под танк со связкой гранат — эти несомненные смельчаки, герои, супермены — дома, на своем заводе/институте/лестничной площадке/колхозе оказывались конформистами, а иногда — и трусами, стукачами, крысами. Не потому, что такими были рождены — война-то показала, что они вполне могут быть героями — а потому, что "такая была жизнь". 

Упавшая нам в руки независимость, первичное накопление капитала в 90-е, новый застой в эпоху Кучмы, косметический национализм Ющенко, беспредел Януковича, весь наш клоунский политический процесс, где и "левые" и "правые", и "красные", и "жовто-блакитные" оказывались совершенно однотонными и одинаково безыдейными, т.е. строго говоря "однопартийными" — все это было зыбью на поверхности при относительной стабильности глубин. Нельзя сказать, что совсем ничего не менялось в сокровенных внутренних общественных процессах — стал же возможен Майдан, например. Но революция, к сожалению, не гарантирует глубинных системных изменений в обществе. 

Победить эту систему — означает победить совок, укоренившийся в нас самих. Победить конформизм и двойную мораль, почти за сто лет ставших основной стратегией выживания. И никакие "сорок лет по пустыне", — последнее, на что уповают самые неисправимые оптимисты — не спасут. Потому что (даже если мы уже в пустыне) мы носим свой плен в себе и передаем его по наследству. 

Назвав свою революцию "революцией достоинства", мы интуитивно ухватили суть необходимых изменений. Достоинство — это, в частности, неприятие лжи, в том числе, той ее коварной разновидности, которую мы называем "двойной моралью", той, которая кроется в подмене понятий. Но потом оказалось, что это просто удачное название. Двойная мораль снова выжила, осталась с нами. Болезнь, которую мы почти диагностировали, в последний момент ускользнула из поля зрения, прикрывшись пылью очередного упавшего с постамента Ильича. Символическая жертва в очередной раз была принесена "во искупление" — и ничего на самом деле не искупила.

А завтра была война. Которая всегда — хаос и бардак. И в которой поэтому так удобно прятать концы в воду. Нам был предложен целый список возможных врагов, из которого каждый мог выбрать то, что соответствует его вкусам и темпераменту: Путин, Стрелков, Россия, "даунбасс", "лугандоны", снова Путин, "Русский мир", раша тудэй, еще раз Стрелков и Киселев (один или оба?), Путин и Пушкин (кстати тоже), РПЦ и патриарх ея лично. Врагов так много, что искать еще кого-то — просто нет смысла. А потому этот враг, как магический кощей, обретя множество имен и ликов, ускользает из пальцев при малейшей попытке его ухватить. 

Впрочем, мы не слишком-то и стараемся. Мы тоже — всего лишь люди и готовы идти по пути наименьшего сопротивления. Пока были на революционно-патриотическом подъеме, мы твердили: "ни пяди родной земли" (ну прям как те "деды, которые воевали"). Теперь мы с огромным облегчением повторяем мантры "Донбасс не нужен" и "сбрасывание балласта" — это куда приятнее, чем признать, что мы его не сбросили, а потеряли в результате проигранной бездарной военной кампании. И теперь на его месте — некая неопределенность, темное пятно на карте и, что мучительней, —на душе травма, с которой срочно надо что-то делать, чтобы "начать новую жизнь с чистого листа". 

Мы вообще в последнее время подозрительно много сил и слов тратим именно на забалтывание травмы, а не на борьбу с реальными обстоятельствами.

Возможно, это началось с лингвистического компромисса — "АТО" вместо "война". Эта подмена понятий оказалась удобной для всех — для украинской власти, России, Европы и для нас самих. Потому что если там "террористы", то все просто. Террористы — это кучка злодеев (пускай даже большая кучка), а те, кто не прямо террористы, значит — "пособники" террористов и нет никакой нужды разбираться в мотивах и причинах этой "вспышки терроризма" во вчера еще самом советско-конформистском регионе страны. Спишем на "зомбоящик" и то, что все они там — "скотское быдло". 

Это стало большим облегчением для всех нас. Потому что разбираясь в мотивах, пытаясь понять этих людей — мы рискуем много неприятного узнать о самих себе. Куда приятнее назвать "совок" в собственной голове "донбассом" и локализовать его где-нибудь подальше, на восточной границе, чем иметь с ним дело каждый день, выдавливать из себя по капле. Куда удобнее канализировать свои травмы, страхи, негативные эмоции "в Донбасс": хамство, насилие, алкоголизм и наркомания, сиротство обоих видов, мракобесие и рабство, глупость и "вата", просто скотство — это все "там", "где-то", "где нас нет". 

Язык ненависти, который мы практикуем в отношении Донбасса — это наша личная психотерапия. Мы поддерживаем статус Донбасса как канализации. Мы канализируем туда собственные эмоции и травмы, а, например, Путин канализирует туда эмоции и травмы своего народонаселения. А еще он отправляет туда отечественных каналий — казачков, безработных, нациков и просто горячие головы. И наша система по мере сил точно так же поступает с украинскими парнями, готовыми рисковать собой, бороться, стоять насмерть. Ведь для системы made-in-USSR, стремящейся сейчас выжить, они опасны — это они и им подобные нанесли по ней колоссальный удар последним Майданом. Теперь она срочно пытается нейтрализовать это напряжение. Частично включив в себя и переварив часть этой человекоэнергии — комбатов, журналистов, активистов и прочих — выдав им в качестве отступного мандаты и должности. А часть — спуская все в ту же канализацию. "В Донбасс", как пишут теперь некоторые российские коллеги. 

Наши психотерапевтичекие мантры — тоже до боли узнаваемы. "Не забудем, не простим" — калька советского плаката. Вот только что "не забудем", и кого именно "не простим" — не уточняется. Каждый может подставить в эту формулу собственного врага. А потом с чистой совестью спустить в унитаз — коммунистической партии, как видите, все забыли, простили и с миром отправили "на свалку истории". И никто не протестовал — ни от имени жертв репрессий, ни от имени заморенных голодом, ни от имени депортированных. У наших мертвых по-прежнему нет голоса живых, нет их сочувствия — а значит, не может быть ни преемственности, ни истории, ни народа. 

Или, скажем, распространенное "так им и надо", "нам их не жалко", "они сами этого хотели". Кого "не жалко"? Кто и чего "хотел"? Война не делает людей лучше — но никто из нас не готов признать, что это сказано не только о "них", но и о нас. Наше злорадство по поводу умирающих от голода луганских пенсионеров или замерзающих в Якутии беженцев, наше дружное брызганье слюной в адрес коллективного "предателя" — это не просто низко с нашей стороны, это еще и опасно. Потому что вместо того, чтобы четко диагностировать заболевание и вырвать его из тела нашего общества с корнем, эти мантры затягивают нас в паллиативную психотерапию.

Теперь мы очень рассчитываем на новоизбранный парламент. Многие считают, что это — победа. Ведь началась, наконец, какая-то ротация элит. "Отсохли", наконец, коммунисты. Но станут ли "новые лица" критической массой, способной переломить систему made-in-USSR? Или она перемелет и переварит эту "новую плоть и кровь" в рекордные сроки — в конце концов, на ее стороне энтропия?

Ведь мы уже не раз имели возможность убедиться в том, как быстро вчерашние революционеры, активисты и авторитеты, став чиновниками встраиваются в систему бюрократии и начинают смотреть глазами системы, защищать ее. И тогда нам кажется, что "мы обманулись в человеке", что достаточно его заменить — и дело с концом. Но замены не помогают. И все равно в голову не приходит, что это, наверное, не "они такие", это "мы все — такие". Мы поддерживаем систему, мы — ее часть, поэтому, только преодолевая себя, мы начнем менять систему.

Журналисту, например, куда проще (и доходнее) "не раскачивать лодку", кормить реципиента успокоительными таблетками — период, мол, сложный, не надо мешать власти, у нее же обязательно "есть виденье", "больше информации чем у нас", "план" и проч. Куда проще обращать оружие не против власти, а против ее критиков, мешающих системе и дальше сохранять себя. А вы представьте, например, что год назад, вместо того, чтобы выйти на Майдан и додавить его, мы принялись бы уговаривать друг друга "не мешать президенту", что "раз он не подписал ассоциацию, у него есть на то причины", "у него есть план", "ему и так тяжело — на него давит Путин" и тому подобное, прочно прописавшееся в нашем нынешнем "ежедневном я". Это же так удобно — отдать все на откуп очередному "папе", которому "нельзя мешать, пока он работает". Но то, что удобно нам — удобно и системе. 

Мы сделали шаг от революции к эволюции — и шаг довольно широкий. Но при всех преимуществах эволюции перед революцией — это долгий путь, а на долгом пути легко заблудиться — на древе эволюции множество тупиковых веток. Мы постепенно учимся жить не по-советски. Первые признаки эволюции прорастают у нас на глазах. Надо дать им шанс. 

Система, которой мы так и не сломали хребет во время революции, все еще может измениться эволюционным путем — если только мы будем осознавать ее, узнавать в каждом проявлении и крепко держать за горло. Чтобы "достоинство", которое мы сделали знаменем нашей революции, не протекло у нас между пальцами и не ушло в землю — вслед за нашими мертвыми. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 16
  • Иван Иванович Иван Иванович 1 грудня, 06:15 Из русской Новороссии привет! Судя из прочитанного - Теперь мы точно победим! )) Вижу автору-журналистке кроме вымазывания советской истории больше нечего предложить ни стране вцелом, ни человеку в отдельности. Много слов, а суть очередные перепевы госдеповских методичек, не более. Обращаю внимание читателей в статье абсолютно НЕТ ЦИФР!, и это не случайно. Ложь и измышления либеральных кликуш становятся очевидны при малейшем результативном анализе. Как говорится "по делам судите их". Напомню под руководством коммунистической партии с 50-х годов ХХ-го столетия, население Украины неуклонно увеличивалось. А за 20 лет незалежности, украинцев убавили на 7 МИЛЛИОНОВ! Либерал-западые интеграсты, чудо-реформаторы под руководством заокеанских советников, ухитрились без войны уничтожить СЕМЬ МИЛЛИОНОВ украинцев. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться SOUZ_21 SOUZ_21 1 грудня, 06:16 (продолжение1) Тот же результат видим и в сфере практической деятельности. К примеру в строительство общественной инфраструктуры. Сравним объемы построенного с 1965-1990 и 1991-2014. Дороги и предприятия, дома, школы, детсады и университеты, автопарки и электростанции. Всё это было построено в стране руководимой Коммунистической партией. Новейшая история Украины может похвастать лишь пивными киосками и высотками втиснутыми на детские площадки. Разве может сейчас врач или преподаватель купить себе квартиру? При СССР миллионы простых людей ПОЛУЧАЛИ ЖИЛЬЁ БЕСПЛАТНО. В сфере духовного наследия та же картина. Художественные фильмы, песни и литература времен СССР остается недосягаемой вершиной. Автору статьи словно мантру беспрерывно повторяющей тезу об коммунизме уходящем на свалку истории, придется напомнить что лидер мировой экономики Китай управляется именно Коммунистической партией. Темпы роста ВВП Китайя в несколько раз превышают таковые экономики США и Европы. Огромная страна с населением 1.3 миллиарда давно стала примером развития промышленности, науки и культура для всего мира. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно