Втихую

19 октября, 2007, 16:22 Распечатать
Выпуск № 39, 19 октября-26 октября 2007г.
Отправить
Отправить

В Крыму разгораются два нешуточных скандала. Народонаселению они не сулят ни дешевого хлеба, ни веселых зрелищ, но во властных верхах в маневрах задействованы практически все главные силы...

В Крыму разгораются два нешуточных скандала. Народонаселению они не сулят ни дешевого хлеба, ни веселых зрелищ, но во властных верхах в маневрах задействованы практически все главные силы. Фронт видимый и публичный обозначился по окончательной приватизации «Крымхлеба», невидимый (но уже с утечкой информации в прессу) — по профессионально поставленной слежке за судьями крымских судов, включая Верховный. И состоявшиеся выборы имеют к этим скандалам непосредственное отношение.

Продукты питания в первые дни после голосования подорожали по всей стране, но самым дорогим регионом, и прежде всего — по ценам на хлеб, оказался Крым. По информации первого вице-премьера автономии Е.Михайлова, килограмм крымского хле­ба стоит на 1 гривню и 16 копеек дороже, чем в соседних областях. Госинспекция по контролю за ценами добавляет, что продукция «Крымхлеба» подорожала от 5 до 28 про­центов, при этом выпуск т.н. социальных сортов хлеба сокращен более чем вдвое.

Учитывая, что каждая вторая буханка на полуострове выпекается ОАО «Крымхлеб», решение местного правительства именно в этот момент продать оставшийся в собственности автономии блокирующий пакет акций этого предприятия выглядело, мягко говоря, неадекватным. Причем летом, когда Фонд имущества АРК уже было назначил дату конкурса по продаже 25% + 1 акции «Крымхлеба», по настоянию того же правительства приватизация была приостановлена. Как объяснял тогда премьер В.Плакида — чтобы власти могли по-прежнему влиять на цену хлеба. Теперь же, следовательно, у Совмина такая потребность отпала. Нет, на телекамеры на заседаниях-совещаниях от руководства «Крымхлеба» строго требуют обеспечить выпуск «социального» продукта для малообеспеченных, но другой рукой голосуют за отказ от последней возможности влиять на ценовую политику ОАО. Итак, чей же здесь интерес?

Более семидесяти процентов «Крым­хлеба» принадлежат холдингу «Т и С». На­зва­ние легко расшифровывается — Табачник и Слабовский. Председателю наблюдательного совета холдинга Михаилу Владимировичу Табачнику принадлежат 59 процентов акций «Т и С», остальные — президенту холдинга и Всеукраинской ассоциации пекарей Владимиру Леонардовичу Слабовскому. В состав «Крымхлеба» входят девять хле­бозаводов в городах и районах полуостро­ва. Кроме того, «Т и С» контролирует самую крупную в Крыму мельницу — Симферопольский КХП и Бахчисарайский хлебозавод. Оба совладельца холдинга, кстати, несмотря на столичную прописку, — депутаты ВР автономии.

По условиям конкурса по продаже пакета акций «Крымхлеба», принадлежащим автономии, начальная его цена составляет 5 миллионов 791 тысячу 400 гривен. Кроме того, для переоснащения предприятия предусмотрено внесение инвестиций на сумму 43,1 миллиона.

«Т и С» еще летом объявил о намерении выкупить этот пакет акций, хоть и считает его цену завышенной в два раза. Как заявлял В. Слабовский, «мы собираемся покупать пакет акций только для того, чтобы у нас не появился нежелательный партнер». В случае же выкупа блокирующего пакета третьей стороной и возникновения с ней разногласий, цитирует Слабовского «Новый регион», холдинг мог бы просто остановить производство: «100 процентов поставок сырья идет от «Т и С», а 70 процентов оборудования предприятия сдано холдингом в аренду». Не слабо, да?

С требованием отменить решение об окончательной приватизации «Крымхлеба» выступил постоянный представитель президента в АРК Владимир Хоменко. У правительства Крыма, говорит он, постоянно возникают проблемы, связанные с выпуском ОАО «Крымхлеб» социальных сортов хлеба, закупкой сырья у местных сельхоз­производителей, а также закрытием предприятий или производств в некоторых городах Крыма, что создает напряженную социально-экономическую ситуацию в регионе. За неделю до нового 2007 года, напоминает постпред, «Крымхлеб» без согласования с властью прекратил выпуск социальных сортов хлеба для населения: «В Крыму возникла взрывоопасная ситуация, и только реальное участие правительства в управлении предприятием, позволило восстановить контроль за состоянием рынка и уровнем цен».

Не все согласны с решением о продаже и в самом правительстве. Первый вице-премьер Е. Михайлов приводит фактически те же аргументы, что и В. Хоменко, — нельзя лишаться права контроля над стратегически важным предприятием. В.Слабовский называет эти мнения «ерундой» — мол, у нас все равно более 70 процентов.

Бывший вице-премьер автономии по аграрной политике и бывший постпред президента Анатолий Корнейчук, в свое время немало повоевавший и по поводу приватизации «Крымхлеба», и по корректировке его ценовой политики, в интервью «ЗН» привел, пожалуй, самый веский аргумент. «Да, у Крыма небольшой пакет, и влиять на принятие решений почти невозможно. Однако, будучи совладельцем, автономия в лице правительства имеет доступ к финансовой документации и может проверить обоснованность расчета себестоимости хлеба при повышении цен. Половина себестоимости — это цена на муку, и мы могли требовать от «Крымхлеба» покупать более дешевое зерно у местных производителей, а не завозить из-за пределов Крыма. Предлагали и зерно из республиканского резерва, что позволяло удерживать цены от резкого роста. Если своего пакета Крым лишится — доступа к предприятию уже не будет».

Но есть еще как минимум два обстоятельства, которые крымские власти обязаны были учитывать, принимая решение о продаже последнего пакета акций «Крым­хлеба». И не знать о них руководство автономии просто не могло. Следовательно, проигнорировало сознательно.

Первое: прокуратура АРК ставит под сомнение законность приватизации «Крым­хлеба» вообще, а именно — безвозмездную передачу 51 процента акций ОАО семи негосударственным сельхозпредприятиям в 2002 году. (Их пакеты уже в следующем году скупила лизинговая кампания «Хлеб Украины», правопреемником которой и является «Т и С.»).

Второе: в судах оспаривается сама правомочность Фонда имущества АРК выполнять функции органа приватизации. В январе этого года В.Ющенко аннулировал указ президента Украины от 1995 года «Об органах приватизации в Автономной Респуб­лике Крым». После чего приказом В.Семенюк полномочия ФИАРК по осуществлению политики в сфере управления, приватизации и аренды имущества, находящегося на территории автономии и принадлежащего государству, вообще были переданы за пределы автономии — в Севастополь. Исков и их обжалований уже с полдюжины, но последнее (по времени) решение Севастопольский апелляционный хозсуд принял в сентябре в пользу Киева.

Но вернемся к сомнениям в законности приватизации «Крымхлеба». Описать всю нормативно-правовую чехарду, сопровождавшую этот процесс с 1998 года, когда госпредприятие «Крымхлеб» стало ОАО, нет никакой возможности. Отметим только один аспект: на момент отчуждения 51 процента акций действовало постановление ВС Крыма о запрете приватизации 95,08% «Крымхлеба» до 15 июля 2006 г.! А постановление о передаче контрольного пакета в управление МинАПК Крыма (давшего добро Фонду имущества) и вовсе было приостановлено указом президента Украины как неконституционное.

Это помимо уголовного дела в отношении трех бывших должностных лиц — председателя правления ОАО Н.Демченко, министра АПК Ю.Шевченко и главного специалиста Фонда имущества АРК Н.Кущ. Перечень обвинений — злоупотребление служебным положением, служебный подлог, причинение государству материального ущерба и существенного вреда охраняемым законом государственным интересам. Вся закавыка в том, что предприятия, которые неведомо как (но догадаться несложно) были определены для льготного получения акций «Крымхлеба», не имели с ним никаких договорных отношений, как того требует закон. Например, поставляли ему зерно или оказывали другие услуги.

В прошлом году Центральный райсуд Симферополя вынес оправдательный приговор по этому делу, а Аппеляционный суд Крыма его поддержал. Однако прокуратура АРК подала кассационную жалобу в Верховный суд Украины и в апреле этого года коллегия судей вынесла иное определение: упомянутые судебные приговоры отменить, а дело направить на новое расследование. И оно, как сообщил «ЗН» прокурор автономии Виктор Шемчук, уже завершено, и дело готовится к передаче в суд: «Мы не преследуем цели добиться только наказания виновных. Наша задача — вернуть в собственность автономии незаконно приватизированное предприятие, которое имеет стратегическое значение, и возместить ущерб, нанесенный государству такими действиями».

«Крымхлеб», конечно, не «Криворож­сталь», но на крымских просторах это, пожалуй, будет первая попытка реприватизации важного объекта. (Если, конечно, не принимать в расчет старания крымской прокуратуры по возвращению в госсобственность разворованного до оранжевой революции добра ДУСи, которые затем на корню были подрублены Киевом.)

Итак, дело за судами — нет сомнения, что одной инстанцией все не обойдется. Но с судами в Крыму теперь еще интереснее, чем в целом по стране. На прошлой неделе газета «Первая крымская» опубликовала материалы, вызвавшие нешуточный переполох в крымских верхах. В распоряжении еженедельника находятся своего рода досье с собранной неведомо кем информацией, касающейся служебной и частной жизни, собственности, круга знакомых и родственников «целого ряда весьма высокопоставленных лиц, большинство из которых судьи. Причем «география» служителей Фемиды, попавших «под колпак», весьма широкая — от первых руководителей высших судебных инстанций автономии до городских и районных судей», — пишет «1К». Схема составления информации и содержание досье свидетельствуют, что наружное наблюдение, сбор обширных данных на должностных лиц и членов их семей, друзей и партнеров, поиск возможных коррупционных связей велся весьма профессионально. Ну, с поправкой на известный уровень исполнителя. А кто он — газета ответ не нашла, но предполагает, что это официальный орган. Разделяю предположение, причем особо стоит обратить внимание на частоту ссылок на оперативные данные УБОП.

В кулуарах ходит байка. О том, как накануне выборов один начальник высказал идею собрать на определенных людей информацию. Другой начальник это пожелание выполнил, и досье ему принес. А тот, по наивности, дал распоряжение размножить в десяти экземплярах. Так информация и поплыла. Люди нервничают. Особенно те, кто вынужден был незаконные приказы исполнять. Судьи, попавшие под колпак, как ни странно, пока что в компетентные органы не обращаются — с просьбой ответить, как то закон позволяет, на каком таком основании на них, по сути, ОРД заведено. И пресса остальная молчит, как будто обнародованная «Первой крымской» информация — не из ряда вон с точки зрения прав человека. Но даже если судьи и иные должностные лица, за которыми незаконно была установлена слежка (а ни одной санкции на такие действия не давалось), и не обратятся с соответствующими заявлениями, у прокуратуры есть основание для проверки информации, опубликованной в СМИ. Поэтому точку не ставим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК