Вовка убрали, "волчья стая" осталась

20 марта, 2015, 23:39 Распечатать Выпуск №10, 20 марта-27 марта

18 марта текущего года судья Печерского суда Батрин вынесла решение, которым удовлетворила иски Государственного концерна "Укроборонпром" и Министерства обороны Украины к ООО "ЗН УА", как издателю еженедельника "Зеркало недели. Украина", С.Зварич и В.Мостовому, обязав их опровергнуть недостоверную, по мнению истцов, информацию.

 

18 марта текущего года судья Печерского суда Батрин вынесла решение, которым удовлетворила иски Государственного концерна "Укроборонпром" и Министерства обороны Украины к ООО "ЗН УА", как издателю еженедельника "Зеркало недели. Украина", С.Зварич и В.Мостовому, обязав их опровергнуть недостоверную, по мнению истцов, информацию.

Эти сведения были изложены в статье Д.Менделеева "Тень войны" и комментарии волонтера полка "Азов" С.Зварич ("Зеркало недели. Украина" №31 от 6—12 сентября 2014 г.)

В статье рассказывалось о позорной продаже оружия различными коммерческими организациями людям, вставшим на защиту независимости и территориальной целостности Украины.

Судебное решение в очередной раз подтверждает тот факт, что независимого суда в Украине нет. Суды между безусловным выполнением законов и желанием угодить власти или богачам выбирают последнее.

Законодательством Украины и судебной практикой установлены четыре составляющих, наличие которых может быть основанием для удовлетворения судом исков в этой категории производств.

Первое: оспариваемые сведения должны быть информацией, а не оценочным суждением, которое опровержению и доказательству правдивости не подлежит.

Второе: сведения должны быть распространены, то есть доведены хотя бы до одного человека каким-либо способом.

Третье: сведения должны быть недостоверными.

Четвертое: они должны порочить деловую репутацию. В этом конкретном случае — "Укроборонпрома" и МО Украины.

Все четыре составляющих должны быть в наличии одновременно, иначе иск удовлетворению не подлежит.

Ничего подобного в установлении обстоятельств в производстве Печерского суда не произошло.

Что же имеется в действительности?

1. Было установлено отсутствие правовых оснований для защиты в суде деловой репутации "Укроборонпрома" и МО Украины.

Информация, вызвавшая недовольство "Укроборонпрома", касалась продажи ГП ГХВТИФ "Укринмаш" 35900 автоматов АКМ (калибр 7,62), 1237 гранатометов РПГ-7У, 60 противотанковых ракетных комплексов "Фагот", продажи ГП ГВТИП "Промоборонэкспорт" десяти БТР-70, продажи ГП ГХВТП "Спецтехноэкспорт" 23 беспилотников "Рейс", продажи государством Светлане Зварич 200 автоматов АКМ калибра 7,62 и 20 пулеметов, телефонного разговора Светланы Зварич с представителем ГК "Укроборонсервис" по телефону горячей линии последнего о продаже
СБР-3 по 270 тыс. грн".

Позиция нашего представителя в суде заключалась в том, что законодательством Украины установлено право физического или юридического лица защищать свои неимущественные права в суде только в случае, если порочащая информация касается только его самого и (или) членов его семьи.

Поэтому единственная возможность для "Укроборонпрома" судиться против нас заключалась бы в получении им от указанных организаций доверенности на право представлять их интересы в судебных инстанциях или же если такая возможность предусмотрена уставом истца.

Изложенная нами информация не может повредить деловой репутации ГК "Укроборонпром", поскольку ГП ГХВТИФ "Укринмаш", ГП ГВТИП "Промоборонэкспорт", ГП ГХВТП "Спецтехноэкспорт" и завод "Маяк" являются самостоятельными юридическими лицами, которые не уполномочивали ГК "Укроборонпром" защищать их интересы в суде.

Но судья Батрин этого не услышала и не заметила.

Оригинальной оказалась и судебная трактовка деловой репутации Министерства обороны Украины. Согласно действующему украинскому законодательству "под деловой репутацией юридического лица, в том числе предпринимательских обществ, физических лиц-предпринимателей, адвокатов, нотариусов и других лиц понимается оценка их предпринимательской, общественной, профессиональной или иной деятельности".

А "унижением деловой репутации субъекта хозяйствования (предпринимателя) является распространение в любой форме неправдивых, неточных или неполных сведений, дискредитирующих способ ведения или результаты его хозяйственной (предпринимательской) деятельности".

В Законе Украины "Об обороне Украины" сказано: "Минобороны как центральный орган исполнительной власти обеспечивает проведение в жизнь государственной политики в сфере обороны, функционирование, боевую и мобилизационную готовность, боеспособность и подготовку Вооруженных сил Украины к осуществлению возложенных на них функций и задач".

Исходя из положений этого закона, МО Украины не может считаться субъектом хозяйствования, и на него законодательством Украины не возложена обязанность вести в государстве предпринимательскую, общественную и другую деятельность. И потому Министерство обороны вообще не может быть истцом в этом производстве. Но не для судьи Батрин.

Министерство обороны считает предметом иска вырванные из контекста статьи "Тень войны" следующие высказывания:

"Министерство обороны и предприятия Государственного концерна "Укрборонпром", призванные обеспечить защитников страны средствами защиты, вооружением и боевой техникой, цинично приторговывают тем, в чем нуждается фронт, устроив колоссальную распродажу оружия на внутреннем рынке".

"Оно (правительство) спокойно взирает на то, как Минобороны через многочисленных посредников организовало на внутреннем рынке распродажу автоматов, беспилотников, вертолетов, гранатометов, ракет, то есть всего того, что сейчас могло бы спасти жизни наших солдат".

При этом, ВНИМАНИЕ: все остальные изложенные в статье сведения, как и ее содержание в целом, МО Украины не оспаривает и опровержения не требует. 

В то же время приведенные утверждения не могут быть определены как информация, поскольку не содержат в себе фактических данных, а являются критикой и оценкой действий Министерства обороны Украины при организации отчуждения военного имущества. Это исключительно оценочное суждение.

Эти высказывания являются выводом, или же, как их определило в своем иске МО Украины, — "обобщением". По определению "Википедии", обобщение — это основной элемент логики и размышлений человека, общий вывод на основании анализа определенных фактов.

Суд должен анализировать факты. А ФАКТЫ — это невыдуманные, действительные события или явления, которые происходят в обществе или же в окружающей среде. Анализ фактов приводит к выводу, то есть окончательному мнению о чем-либо, логическому итогу, сделанному человеком на основании наблюдений, размышлений или же рассмотрения определенных фактов.

И это обобщение, кстати, подтверждает в своем иске именно МО Украины, предоставив суду достоверную информацию в виде разных справок об участии Министерства обороны в организации отчуждения избыточного военного имущества.

Министерство обороны Украины в своем иске признает, что "решение об отчуждении избыточного военного имущества, пригодного для дальнейшего использования, …принимает Кабинет Министров Украины по именно представлению Министерства обороны Украины". 

Мы обращали внимание суда на то, что в статье "Тень войны" С.Зварич утверждает, что "у самого Министерства обороны мы ничего не покупали", а в ее интервью речь идет о распродаже оружия и военного имущества многочисленными посредниками.

Основной претензией Министерства обороны к нам является то, что "утверждение об осуществлении Минобороны организации распродажи оружия употреблено в настоящем времени. Более того, из содержания статьи следует, что продажа оружия на внутреннем рынке осуществляется одновременно с проведением (в период проведения) антитеррористической операции".

Это утверждение безосновательно, поскольку, во-первых, в цитате "Оно (правительство) спокойно взирает на то, как Минобороны через многочисленных посредников, организовало на внутреннем рынке распродажу автоматов, беспилотников, вертолетов, гранатометов, ракет, то есть всего того, что сейчас могло бы спасти жизни наших солдат" глагол "организовало" употреблен в прошедшем времени, во-вторых, все содержание статьи не является предметом иска и во время судебного слушания не рассматривалось. 

И, в-третьих, в статье "Тень войны" Д.Менделеев утверждает: "По этой схеме согласно отчету МО о реализации военного имущества за первое полугодие, Минобороны "наторговало" почти 84 млн грн. Из этой суммы предприятия-посредники, уполномоченные правительством, "срубили" почти 3,5 млн грн в качестве комиссионного вознаграждения, а более 17 млн грн пошло на "организацию" распродажи этого имущества. Все перечисленные Министерству обороны средства поступают в спецфонд…"

Эту информацию Министерство обороны Украины не опровергает и считает ее достоверной. Она свидетельствует об участии МО Украины в распродаже военного имущества и получении им за это значительных средств именно в первой половине 2014 г., то есть во время проведения АТО на Востоке Украины.

Более того, Министерство обороны в своем иске подтвердило информацию Д.Менделеева о том, что распродажа военного имущества продолжалась уже после начала военных действий на Востоке Украины: "…срок действия решения Кабинета Министров Украины о военном имуществе, которое может быть отчуждено, закончился 18 августа 2014 года…", то есть в самый разгар войны. Так что же тогда оспаривало Министерство обороны?

В суде было установлено отсутствие доказательств нанесения морального ущерба "Укроборонпрому" и Минобороны Украины. То есть никаких доказательств нанесения ушерба деловой репутации "Укроборонпрома" и МО Украины в материалах исков нет, и во время судебного разбирательства таких доказательств представители ГП "Укроборонпром" и МО Украины не предоставили. 

Законодательством Украины на ответчика возложена обязанность доказать в суде только достоверность распространенной негативной информации. Доказывание всех остальных составляющих прав истца осуществляется по принципу "презумпции доказывания", согласно которой суд должен рассматривать это гражданское производство на основании предоставленных сторонами доказательств, а каждая из сторон должна доказать суду те обстоятельства, на которые она ссылается в обосновании своих требований и возражений. 

То есть в нашем случае именно "Укроборонпром" и МО Украины должны были предоставить реальные и весомые доказательства того, что мы распространили неправдивые сведения и вследствие этого были нарушены их личные неимущественные права.

А судья Батрин должна была, как того требует действующее законодательство, установить наличие такого нарушения и выяснить, чем подтверждается факт нанесения ущерба деловой репутации истцов.

Справедливости ради отметим, что сама судья пыталась получить от представителей истцов доказательства такого ущерба. Не вышло. "Доказательства" свелись к голословным объяснениям о министерских страданиях. 

Да что там доказательства, если "Укроборонпром" и МО Украины не удосужились даже предоставить должным образом заверенную ксерокопию статьи "Тень войны" в печатном номере газеты "Зеркало недели. Украина" и ее распечатку с сайта ZN.UA. По сути, суд не должен был признавать эти так называемые письменные документы надлежащими и допустимыми доказательствами распространения нами "недостоверной информации".

И финишный правовой парадокс судебного решения. В своем иске "Укроборонпром" требовал, чтобы "недостоверную" информацию опровергали ООО "ЗН УА" и В.Мостовой. Соответствующие исковые требования касались только ООО "ЗН УА". То есть истцы фактически отказались от претензий к С.Зварич и Д.Менделееву. Но судья Батрин, очевидно, не смогла преодолеть неудержимое желание угодить истцам и своим решениям обязала и С.Зварич, и Д.Менделеева опровергнуть "недостоверную" информацию.

Во время судебного производства судья Батрин допустила также несколько нарушений норм материального и процессуального права, и они обязательно будут предметом рассмотрения в апелляционной инстанции. Возникает закономерный вопрос — когда же судьи начнут выполнять закон?

Неужели пример судьи Вовка, которому наконец объявили о подозрении в вынесении заведомо незаконных решений, ничему не учит?

И еще одна, очевидно, наивная, как для нашей страны, мысль. А как же совесть? Неужели не мешает таким судьям и их кураторам спать? Хотя, кажется, у них она полностью отсутствует…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Геннадий Петров Геннадий Петров 23 березня, 11:30 Остановитесь! Никакой народной кастрации не будет.Я пишу не с Марса, работаю в коллективе на Украине.Диктат захвативших власть, боязнь высунуться - это есть в большинстве рабочих коллективов.Не надо мудрствовать от лукавого, начать бы нам с себя! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно