Верховный суд президента

6 августа, 2016, 00:02 Распечатать Выпуск №27, 6 августа-12 августа

Совсем немного времени остается до вступления в силу изменений в Конституцию Украины в части правосудия и новой редакции Закона Украины "О судоустройстве и статусе судей". Уже 30 сентября заработают самые масштабные в истории независимой Украины нормативные трансформации в части судебной реформы.

Совсем немного времени остается до вступления в силу изменений в Конституцию Украины в части правосудия и новой редакции Закона Украины "О судоустройстве и статусе судей". Уже 30 сентября заработают самые масштабные в истории независимой Украины нормативные трансформации в части судебной реформы.

Создание Верховного суда с нуля, вероятно, самое революционное положение нового закона. В его основе — положительный опыт формирования новых учреждений (патрульной полиции, НАБУ, специализированной антикоррупционной прокуратуры) в противовес безуспешным попыткам реанимировать и заставить работать по-новому старые учреждения. Наиболее показательный антипример — реформа местных прокуратур. 

Новый Верховный суд создается на конкурсных началах. Участвовать в конкурсе могут как действующие судьи любой инстанции, так и специалисты вне рамок системы — адвокаты и ученые. Результатом, по замыслу, должен стать наивысший суд абсолютно нового качества. Он должен не только справедливо окончательно решать дела, ограничивая произвол и исправляя ошибки судов низшего уровня, но и формировать постоянную судебную практику, обязательную и понятную для всех.

Символически меняется и название учреждения — с "Верховный суд Украины" на просто "Верховный суд". Этим, несомненно, устанавливается определенная историческая справедливость — признается, что наивысший судебный орган не всегда работал на интересы источника государственной власти — народа Украины. Однако открытым остается вопрос, в чьих интересах будет работать единственная кассационная инстанция в дальнейшем — в интересах всего народа Украины или отдельных его представителей. 

Ответ неоднозначен. Сейчас определить последствия имплементации закона "О судоустройстве и статусе судей" в новой редакции довольно сложно. 

Путь от возникновения идеи до воплощения ее в жизнь неизбежно пролегает через этап выполнения. А история знает множество случаев, когда даже самые лучшие идеи, воплощенные в законах, были искажены до неузнаваемости из-за "особенностей" их реализации. 

Сегодня главная опасность реализации судебной реформы заключается не столько в возможном отсутствии желаемых результатов, сколько в невозможности исправить вероятный провал в ближайшее время. В реформе прокуратуры, где изменения ограничились неудачной попыткой обновить руководство местных прокуратур и "законом о Луценко", то здесь еще сохраняются возможности для более решительных действий, а именно: для реорганизации или вообще ликвидации Генеральной прокуратуры.

Что касается судебной реформы, то здесь, к сожалению, "плана Б" нет. И в нормативном регулировании, и в судебной системе. Мы уже изменили Конституцию и уже создаем новый Верховный суд, а это наивысшая планка, которая может быть установлена. В покере это называется all-in или ва-банк — мы поставили на карту все. Поэтому либо выиграем, либо останемся ни с чем. Если реформа не достигнет поставленной цели, шанса на еще одну попытку у нас может не быть еще много лет, а значит — и верховенства права в Украине. 

Основная причина беспокойства заключается в том, что, исходя из положений закона, новый Верховный суд может оказаться ничем не лучше старого, и вот почему.

Непонятная процедура отбора судей 

Никто не знает, как будет проходить конкурс. Соответственно, им довольно легко будет манипулировать. Ведь законом определены лишь формальные требования к кандидатам и этапы конкурсного отбора. Остальное — содержание конкурса, порядок его прохождения, методику оценивания кандидатов — определяет Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), орган, который состоит в основном из судей, и который в процессе переаттестации судей не показал однозначной готовности менять судебную систему. 

Мало того, по оценкам экспертов, значительная часть ВККС готовы прислушаться к "советам" администрации президента, а из самой администрации, в свою очередь, иногда поступают месседжи о готовности "содействовать" в процессе. В результате есть риск получить новый Верховный суд, который будет состоять из судей, подконтрольных президенту. 

Общественный совет добропорядочности без никаких полномочий

Сбалансировать политические влияния и возможный протекционизм относительно недобросовестных судей должен был бы Общественный совет добропорядочности. Его создание предусмотрено новым законом как ответ на требование неправительственных организаций усилить общественный контроль над судьями и кандидатами на должность судьи. 

Как основной рабочий вариант обсуждалась идея "права вето" общественности на карьеру судьи. То есть если профессиональная общественность, которая, в отличие от органов власти, имеет высокий уровень доверия в обществе, усомнится в добропорядочности судьи, этот судья не должен в дальнейшем занимать должность. 

Вместо этого новопринятый закон предусматривает, что выводы новообразованного общественного совета будут иметь для ВККС лишь характер "информации". А это значит, что профессиональный судейский орган, ответственный за отбор судей, может на них даже не реагировать. 

Высший совет правосудия

Еще больше неопределенности относительно нового конституционного органа — Высшего совета правосудия (ВСП), который согласно переходным положениям Конституции является реинкарнацией Высшего совета юстиции в его нынешнем составе, с несколькими дополнительными членами из числа судей. Он непосредственно будет вносить представления президенту о назначении судей. Относительно этого органа недавно был представлен законопроект, подготовленный Советом по вопросам судебной реформы, однако он уже содержит много положений по меньшей мере противоречивых и, более того, опасных. 

В частности, для занятия должности члена ВСП авторы закона предлагают требование 10-летнего судейского стажа. Это означает, что никакой новый судья не сможет стать членом Высшего совета правосудия. И даже в 2019 г., когда состав ВСП должен обновиться полностью, большинство в конституционном органе будут составлять исключительно представители старой системы. 

Также остаются весьма широкие возможности для закрытого заседания в дисциплинарном деле, закрытие для обнародования отдельных мнений членов ВСП и изъятие положения о распространении на ВСП Закона "О доступе к публичной информации". Такие новеллы отнюдь не способствуют повышению доверия к процессу.

"Ширка" с судьями Януковича

В 2014-м Законом "О восстановлении доверия к судебной власти в Украине" были прекращены полномочия председателей судов, назначенных при Януковиче, и существенным образом ограничен срок пребывания на должности любого председателя суда — максимум две каденции по одному году. Основная причина этого была довольно проста: именно через председателей судов осуществлялось влияние на судей с целью принятия конкретного решения. 

Но такими ценными кадрами, очевидно, действующая политическая власть также не может себе позволить разбрасываться… 

Законом авторства президента 2015 г. "Об обеспечении права на справедливый суд" срок пребывания председателей судов на должностях увеличился до четырех лет — две каденции по два года подряд. И, наконец, законом, который президент подписал 13 июля, продолжительность каденции председателя суда увеличилась до трех лет, что дает возможность председателям судов времен Януковича, через которых администрация президента совершала давление, пребывать в должности еще шесть лет.

Также, принимая во внимание переходные положения нового закона, довольно сложно будет избавиться от судей, назначенных впервые на пять лет при Януковиче. Относительно них Верховная Рада еще должна утвердить решение, но широко разрекламированного представителями политической власти увольнения 1800 "судей Януковича" нам точно напрасно ожидать. 

Не выглядит странным в этом контексте и недавнее назначение президентом на должности 28 судей, проходивших процедуру отбора еще при предыдущей политической власти, в предыдущем составе Высшей квалификационной комиссии судей. Интересно также, по какому критерию осуществлялся отбор, ведь среди 28 вновь назначенных обладателей мантий много родственников — судей высших и апелляционных судов.

Учитывая изложенное, можно сказать одно: президенту все легче становится найти общий язык с судьями предыдущего режима. Допускать к принятию решений новых судей он не спешит.

Месседж

Еще одно важное обстоятельство, не добавляющее оптимизма, — отсутствие должной коммуникации со стороны власти. Одним из факторов успешности создания новой патрульной полиции была масштабная адвокационная кампания. Она дала как участникам конкурса, так и обществу в целом веру в честность этого процесса. Кроме того, это позволило привлечь к участию в конкурсе достаточно квалифицированные и мотивированные кадры. 

С новым Верховным судом ситуация противоположная. Кандидатов не просто не поощряют подавать на конкурс. Неопределенность и непонятность механизмов отбора, общее недоверие к процессу (не говоря уже об информации о списках, которые кто-то уже якобы формирует или даже сформировал) отпугивают потенциальных кандидатов с желаемыми ценностями и мотивацией. 

Все эти факторы в совокупности посылают довольно четкий негативный месседж и судейскому корпусу. Среди судей уже давно царит уныние и убеждение, что эту систему в который раз пытается укротить власть — теперь уже новая. 

Учитывая все это, хотелось, наконец, понять: мы формируем новый Верховный суд Украины или вместо него в который раз — Верховный суд президента Украины? Это, кстати, касается и других судов, если учесть сохраненные изменениями в Конституцию за президентом на протяжении ближайших двух лет полномочия назначать и переводить судей, а также создавать, ликвидировать и реорганизовывать суды. Ведь это позволяет реорганизовать и перезагрузить любой суд по собственному усмотрению в период до следующих президентских выборов. 

Конечно, это лишь один из сценариев развития событий — так сказать, все события выдуманы. Персонажи, впрочем, вполне реальные, и предыдущий опыт подсказывает, что совпадения отнюдь не случайные. Заложить в закон противоречивые положения и не воспользоваться ими в дальнейшем? Очень сложно поверить в искренность намерений президента, особенно после "реформы прокуратуры" и попыток неконституционным способом установить контроль над выбором председателей РГА. 

Учитывая изложенное выше, не оставляет ощущение дежавю относительно "судебной реформы" 2010 г. Конституцию тогда так и не изменили, но новый Закон "О судоустройстве и статусе судей" также получил в целом положительную рекомендацию международного сообщества, а новый отбор судей происходил при поддержке авторитетных международных доноров. 

Тогда также оставались небольшие "щелочки", на которые было не очень и удобно обращать внимание, учитывая "общий прогресс в законодательном регулировании в направлении учета европейских стандартов". К чему это привело, мы хорошо помним.

Когда на табло Верховной Рады по результатам голосования за изменения в Конституцию напротив "за" загорелась цифра 335, президент воскликнул: "Это победа!". Но чью именно победу имел в виду гарант Конституции — народа Украины или свою личную — пока неизвестно. 

Однако игра в судебную реформу, за которой мы сейчас наблюдаем, не обязательно должна быть с нулевой суммой. Если внести соответствующие точечные изменения в упомянутые законы и законопроекты, гарантируя прозрачный и беспристрастный отбор новых судей, а также подотчетность и ответственность судебной системы, можно получить весьма неплохой результат, от которого выиграют все: и президент, начавший и внедривший судебную реформу в Украине, и общество, получившее, наконец, справедливый суд. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Rostyslav Kravets Rostyslav Kravets 9 серпня, 19:21 Внимательно прочитал статью. И первое что пришло в голову так это попытка автора снять с себя ответственность за пролоббированую РПР судебную реформу и абсолютно бездумные изменения внесенные в законодательство, которые только усиливают влияние администрации Президента на судебный корпус. О чем я уже неоднократно писал и говорил. Похоже до представителей РПР дошло, что даже написанная под себя громадская рада доброчестности не даст им возможности влиять на судей. в очередной раз убеждаюсь в непрофессионализме и шарлотанстве реформаторов. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно