Слово о друге

15 марта, 18:37 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-22 марта

Ушел Антон Бутейко... Разум говорит "да", а сердце — "нет". Перед глазами — его доброжелательная улыбка. С какой-то хитринкой в глазах.

Когда я пришел в МИД, он уже несколько лет работал в элитном, как тогда считалось, отделе международных организаций. "Независимой" Украинской ССР было запрещено иметь двусторонние отношения даже с соседними странами, поэтому ООН и ее структуры были единственным окном для украинской дипломатии. И он отворял его для Украины максимально широко. 

Антону это удавалось по одной простой причине — он был Профессионалом с большой буквы. Пробиться на работу в Секретариат ООН, в подразделение, которое занималось размежеванием Мирового океана, мог только специалист высочайшей международно-правовой пробы. А еще до работы в ООН, помню, он невероятно интересно рассказывал о перипетиях очередной сессии "конференции поддонков" — так у нас шутливо называли заседание экспертов, которые готовили Конвенцию ООН по международному морскому праву. Впитывая этот опыт, Антон рос на глазах.

Всегда он выглядел поглощенным заботами, поскольку на его плечах, в буквальном смысле слова, лежали кипы бумаг, которыми ООН любезно засыпала страны-члены с просьбами очередных докладов или ответов на вопросники или другой важной, тем не менее непомерно большой по объему работы. Но ему это нравилось. Он этим жил.

И самое главное, чем жил Антон, была Украина. В конце теперь уже далеких 1980-х в министерстве сформировалась весьма небольшая неформальная группа "украиноцентристов". В нее входили Борис Тарасюк, Антон Бутейко, автор этих строк, Иван Беттяр, Андрей Фиалко. А внешним участником был профессор Владимир Василенко. В воздухе уже пахло переменами, мы в МИД, как никто, это ощущали и хотели одного — новой Украины. Нашими первыми интеллектуальными испытаниями стали Декларация о государственном суверенитете Украины, Договор об основах отношений между УССР и РСФСР, Акт провозглашения независимости Украины, к написанию или редактированию которых мы в той или иной степени приобщались. Но в полный голос эта "могучая кучка" заявила о себе предостережениями Верховной Рады в отношении Беловежских соглашений. 

Именно тогда Антон, как мне кажется, окончательно сформировался в последовательного Государственника. Конечно, прежде всего, это были его глубокие внутренние убеждения. Он был Украинцем. Не хохлом, не малороссом, а Украинцем. Последовательным, трезвым, упрямым. Но это упрямство направлял на пользу государству. Волынские корни все же сказались. Он мечтал об успешной, мощной, признанной в мире и уважаемой этим миром Украине. Мне в нем все это очень импонировало...

А превратиться в убежденного государственника ему, среди прочего, помогла... Москва, которая (и при "совке", и после него) никоим образом не изменилась в своем неудержимом шовинизме и неизменном желании доминировать над всем постсоветским пространством. И не только.

Антону неоднократно приходилось чувствовать это на собственном опыте. Широко известно, что Черномырдин грозил ему в Ялте. И если бы только там! 

"Бутейко, а ты еще жив?" — в такой традиционно хамской манере он обратился к Антону в Кишиневе на одной из очередных встреч по приднестровскому урегулированию. Кажется, это был 1997 г. В тот раз обошлось без дерганья и хватания за лацканы пиджаков. 

Представляете, сколько надо было иметь мужества и твердости характера, убежденности в своей правоте (поскольку доказывал он ее своими знаниями и аргументами, а не кулаками и отборным русским матом), чтобы в те времена, когда нельзя было даже упомянуть Россию в каком-то отрицательном контексте (поскольку ж "стратегическое партнерство"!), бросить публичный вызов далеко не последним людям в "краснозвездной". Да и в родном Киеве тоже.

От природы он был очень сильным. Поэтому и не гнулся: ни в прямом, ни в переносном смысле. У него была своя гордость и гордость за государство, которому он искренне и верно служил. И никому не позволял унижать его честь. А еще — никогда не торговал собой ради каких-то быстротечных политических (не говоря уже о финансовых) интересов. Где бы он ни работал, Украина была превыше всего.

В моем понимании, это и есть принадлежность к элите. Элиты настоящей, а не той показушно-мнимой, которая не защищает, а торгует интересами своего государства. 

Поэтому он легко прощался с высокими должностями, и делал это даже с вызовом. Потому что его украиноцентричные принципы не позволяли ему притворяться, будто ничего не случилось, когда все же происходило что-то антиукраинское. Он политически сжигал себя (и неоднократно), но зажигал Духом Украинства многих других. Великая благодарность ему за это! Страна бы только выиграла, если бы современные украинские дипломаты были хоть немного похожими на таких, как он!

Вспоминаю его нежность и любовь в отношении к жене и сыну... Они всегда отвечали тем же.

Дорогой Друг, ты прожил яркую и глубокую содержательную жизнь. О тебе есть кому думать, помнить, держать в сердце... 

Покойся с Богом! 

 

От редакции. 

Редакция "Зеркала недели. Украина", журналисты которой много лет плодотворно и с большим удовлетворением сотрудничали с Антоном Бутейко — Профессионалом, Человеком, Патриотом — выражает искреннее сочувствие родным, близким, друзьям и коллегам Антона Денисовича, всем, кто гордится знакомством с ним. Скорбим вместе с вами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно