Сила фиги в кармане

14 октября, 2016, 00:02 Распечатать Выпуск №37, 14 октября-21 октября

Два с половиной года незаконной оккупации и аннексии Крыма власть Украины благодарно (ибо оправдывалось бездействие) вторит западным лидерам: крымский "случай" — беспрецедентный, проблема — архисложная, решение требует длительного времени и множества усилий. Причем усилий исключительно дипломатических и, как подразумевается, уже не при их каденции. Далее были Донбасс, Минск-1, Минск-2 и оба — минус Крым.

Два с половиной года незаконной оккупации и аннексии Крыма власть Украины благодарно (ибо оправдывалось бездействие) вторит западным лидерам: крымский "случай" — беспрецедентный, проблема — архисложная, решение требует длительного времени и множества усилий. Причем усилий исключительно дипломатических и, как подразумевается, уже не при их каденции. Далее были Донбасс, Минск-1, Минск-2 и оба — минус Крым

Минус ответственность и Запада, и властей Украины за происходящее на оккупированном полуострове, ведь объективно за соблюдение прав и свобод на этой территории, согласно Женевской конвенции ООН 1949 года, ответственность несет страна-оккупант. Между жесткой позицией России (вопрос по Крыму закрыт навсегда) и государств, поддержавших Резолюцию Генассамблеи ООН о территориальной целостности Украины, Парламентских ассамблей СЕ, ОБСЕ и НАТО (аннексия Крыма РФ никогда не будет признана) зияет пропасть отсутствия переговорного процесса по Крыму и международной площадки для него. 

Заявленная в начале этого года инициатива президента Порошенко о создании переговорного формата "Женева плюс" для деоккупации Крыма ("при участии партнеров из ЕС, США, и, возможно, стран — подписантов Будапештского меморандума") Россией была ожидаемо проигнорирована, западными лидерами — дипломатично поддержана, но практических шагов далее не последовало. Можно предположить, что причина тому — в отсутствии конкретного видения у западных партнеров путей и механизма возвращения Крыма под контроль Украины без участия России и отсутствие конкретных предложений на сей счет у руководства Украины, да еще и на фоне провала "минских договоренностей". Желающих увязнуть в еще одном потенциально тупиковом процессе по Украине среди наших партнеров, похоже, не оказалось. При этом всем понятно, что без решения "крымского" вопроса закрыть "украинский" невозможно, даже если удастся "заморозить" ситуацию на Донбассе. Поскольку "заморозить" проблему Крыма не позволяет сам Владимир Путин, грозящий из милитаризованного полуострова всему миру, запустив при этом маховик репрессий по признакам, закрыть глаза на которые Западу можно, только отказавшись от всех своих ценностей. Так что же делать?

"Вы жарьте, рыба будет!"

Не мной подмечено: если действия не приносят желаемого результата, надо менять или тактику, или методы и средства, или исполнителей, или все сразу, или в нужной комбинации. Равно как: если бездействие так и не привело к чудесному саморассасыванию проблемы (ишак не сдох, а падишах не отходит в вечность, пока не услышит от воспитанника Насреддина суру Корана), то надо бы уже, наконец, и самому что-то делать. Самое простое — то, что дОлжно по закону. А не по правилам игры, не нами предложенной, но, ввиду отсутствия силы или силы воли, принятой. 

Увлеченность гибридной игрой Путина, позволяющей подмену смыслов и ролей, обернулась тем, что гибридными стали многие процессы в самой Украине и в ее внешних сношениях. Непризнание президентом и парламентом состояния войны с Россией позволило им увильнуть от конституционных обязанностей. Отсюда — и все последующие гибридные уродцы: "минский" процесс, "свободная экономическая зона" в оккупированном Крыму, непризнание оккупированных территорий Донбасса, превалирование неформальных договоренностей над нормами права, отношение к Конституции как предмету торга с агрессором. Несомненно, многие фигуры встали бы на свои места, если бы в Украине не на словах, а на деле велась борьба с коррупцией, если бы от нее были зачищены хотя бы составляющие сектора безопасности. Да, по большому счету, тогда бы у нас, возможно, был другой президент, другой парламент, но уж наверняка — иное качество действующих. 

Но и при нынешних вполне реально убедить западных партнеров, не откладывая на потом, заняться Крымом — нужно только самим начать это делать. Свежий пример тому, что это реально, — действительно блестящий результат совместных усилий и огромной работы украинских депутатов, дипломатов, правозащитников на нынешней сессии ПАСЕ, принявшей две резолюции по докладам по Украине в редакции, полностью учитывающей предложения украинской делегации. По крымской теме здесь имеем два важных момента. Во-первых, выборы в Госдуму РФ на территории Крыма признаны ПАСЕ ничтожными, а легитимность российского парламента поставлена под сомнение. Во-вторых, признано, что в результате запрета РФ деятельности Меджлиса крымских татар, народ потерял свое традиционное демократическое представительство, а совокупный эффект репрессивных мер в отношении крымских татар "несет угрозу для самого существования крымскотатарской общины как отдельной этнической, культурной и религиозной группы". 

Как развить этот успех и что на сегодня есть целью приложения усилий? По мнению и лидеров Меджлиса, и правозащитников, и экспертного сообщества — целью должно быть усиление западных санкций и максимальная изоляция России. Но для этого Украине необходимо самой занять максимально четкую и последовательную позицию по Крыму. Во-первых, выполнить домашнюю работу над ошибками, которые следует признать и исправить, не соблазняясь на совершение новых. 

Для примера возьмем ситуацию с гибридным статусом Крыма, который, по законодательству, у нас одновременно и оккупированная территория, и СЭЗ, где проживают полноправные граждане Украины, но — со статусом нерезидентов. Развязка проста: отменяется лоббистский закон о СЭЗ, за ним, как домино, падают все нездоровые наросты — нарушение прав своих граждан, коррупционные схемы, инвестирование украинского частного капитала в экономику оккупанта. И появляются новые проблемы у страны-агрессора, которой придется еще больше платить за оккупацию. 

Во-вторых, основные политические силы в Украине должны исключить из своей практики спекулирование на российской теме. Как это было с введением визового режима с РФ.

После того, как ФСБ в Крыму лихорадочно сшила, из кого было, дело "украинских диверсантов", пошли рекомендации не ездить в оккупированный Крым, особенно если ты — участник Майдана, воевал или волонтерил в зоне АТО, журналист, активист, патриот-блогер… После того, как ФСБ в Москве задержала журналиста Романа Сущенко, последовали советы не ездить в Россию без крайней надобности. От МИД Украины, от российских адвокатов, защищающих украинцев, арестованных российскими спецслужбами, и просто — от всех здравомыслящих сограждан. 

Не здраво, но конъюнктурно мыслящие товарищи из "Народного фронта" тут же воспользовались ситуацией, чтобы потроллить Петра Порошенко и БПП на предмет патриотизма, и погнали волну за введение визового режима с РФ. В надежде, что вся страна беспробудно больна амнезией и не помнит, что вопрос этот поднимался в повестке дня с момента организации оккупантами крымского "референдума". Когда Украина еще контролировала границу. И когда именно Арсений Яценюк, будучи главой правительства — органа, в компетенцию которого и входит вопрос визового режима, выступал категорически против. Конечно, лучше поздно, чем никогда, но в этом случае граждане Украины с крымской пропиской, не взявшие российские аусвайсы, снова попадают в группу наказанных за свою верность Украине. Если сейчас им приходится раз в 90 дней выезжать на материк, чтобы "зачекиниться" на въезде у российских пограничников, то в случае введения визового режима они просто могут не попасть домой — РФ откажет им в предоставлении визы. И это замечательно с точки зрения оккупантов и их спецслужб, которые уже два с половиной года всеми неправдами выдавливают "вредное население" из захваченной территории. Менее стойкие встанут в очередь за российскими паспортами, куда приведут и своих подрастающих 14-летних детей, которых затем поставят и на учет в военкоматах. 

В-третьих, как видится на фоне вероломных действий оккупанта, образ голубя мира, принятый на себя президентом и его подчиненными, в том числе по действиям в Крыму, выглядит неадекватно ситуации и цели. Для иллюстрации напомню события, связанные с так называемым делом ФСБ по "украинским диверсантам". Не касаясь сейчас его правовой квалификации и фактажной составляющей (в Крыму ситуация неправовая в целом), замечу, что заверения украинских силовиков о том, что ДРГ на территории Крыма не забрасываются, поскольку "мы такие методы не используем", а мы только за дипломатические, вызывают, как минимум, недоумение. А почему, собственно?! Кто-то лишил военную разведку ее функций? Кто-то ограничил украинским законодательством и международным правом предусмотренные действия соответствующих силовых ведомств? Вообще-то народ Украины, включая граждан на оккупированных территориях, ожидает от них профессиональных и результативных мероприятий, приближающих деоккупацию Крыма. Отсутствие оных при усилении репрессий и, одновременно, росте протестных настроений в Крыму может привести к ситуации, когда на оккупированном полуострове будут возникать очаги стихийного сопротивления, с неминуемым усилением репрессий и увеличением числа их жертв. Поэтому очень важно правильно оценить процессы, происходящие сегодня в Крыму.

Репрессии как источник сопротивления 

Выборы в Госдуму, распространенные Кремлем на оккупированный полуостров с осознанием того, что мировое сообщество неминуемо их, как минимум, осудит, а по максимуму — не признает легитимной нижнюю палату парламента РФ, со всеми вытекающими последствиями, включая усиление санкций, за снижение, а то и отмену которых Россия уже практически вслух просит Запад. Но Путин, как обычно, поступил иррационально: ему важнее была демонстрация "окончательной политической интеграции Крыма в РФ". 

Меджлис, несмотря на репрессии и угрозу запрета деятельности с клеймом экстремистской, а то и террористической организации, призвал к бойкоту, и не только крымские татары призыву последовали. В ответ — новый виток репрессий. Даже день, в который ПАСЕ принимала резолюции по Украине, был демонстративно и брутально использован российскими силовиками. К политическим заложникам Путина добавились еще пять крымских мусульман, только что вернувшихся, к слову, из хаджа. Видео облавы в симферопольских пригородных Строгоновке и Каменке выкладывалось местными жителями практически тотчас. И просматривая его заново, нельзя не обратить внимание на бесстрашие женщин, прорывающих цепь омоновцев, кажется, впервые так громко заявленные "мы вас не боимся", брошенные селянами в лица автоматчиков. Да, Хизб ут-Тахрир в России признана террористической организацией, но крымские "террористы" почему-то никаких действий не совершали — ни до оккупации, ни после. Вся вина этих людей — их вера и позиция. 

"Репрессии в отношении Хизб ут-Тахрир имеют место не из-за соображений общественной безопасности или террористической угрозы. Россия ведет борьбу против Хизба более 10 лет, и во всех уголовных делах, обвинительных заключениях и приговорах не фигурируют обвинения в планировании террористических актов, хранении или применении оружия. Наша организация постоянно озвучивает исламскую точку зрения на политику России в отношении собственных граждан, мусульманского населения, а также на ее преступную политику в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. В нынешних российских реалиях, когда репрессиям подвергается любое инакомыслие, любые общественные или политические организации, будь они светские, религиозные или правозащитные, подобная позиция Хизб ут-Тахрир рассматривается российской властью как угроза", — говорит руководитель офиса Хизб ут-Тахрир в Украине Фазыл Амзаев.

По его мнению, каждый крымчанин, вне зависимости от национальной или религиозной принадлежности, одним росчерком пера может быть обвинен в причастности к Хизб ут-Тахрир, Меджлису, Правому сектору, ИГИЛ, участнику гражданской блокады Крыма и другим страшилкам.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев считает, что репрессии в Крыму стоит рассматривать как репрессии по религиозному признаку, так и в отношении к крымскотатарскому народу в целом. "Религия ставится под контроль государства. Мы видим, как они (российские власти. — В.С.) разрешают проведение дуа — домашних молебнов — только с участием ими допущенных священнослужителей. То есть стукачей. Как это было в Советском Союзе". 

Ответом на такие действия, опасаются правозащитники, могут стать стихийные выступления и даже террористические акты. 

"Неужели власть (РФ. — В.С.) не понимает, что сейчас идет формирование реального террористического подполья, прежде всего — усилиями этой самой власти? Еще нет реальных террористических групп, еще нет реального оружия и реальных террористических актов, но власть уже вбила в сердца людей чувство злобы и осознание несправедливости происходящего. Непрекращающиеся обыски, аресты, запреты, суды ... Люди озлоблены. Пока никто не берется за оружие, но при таких тенденциях это вопрос времени. Лучше бы строили в этих поселках дороги, школы, создавали новые рабочие места. Но нет, власть упорно толкает общество к пропасти. И еще — постоянно слышу эту уже почти ритуальную фразу: "А при Украине такого не было", — написал в соцсети адвокат Джемиль Темишев — защитник многих арестантов в Крыму сразу после обысков в семи домах крымских мусульман в день, когда ПАСЕ утверждала доклады по ситуации в Украине.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Матвей Гаценко Матвей Гаценко 17 жовтня, 09:03 Шановні! А у Вас нікого, в тому числі, і автора статті, не вистачило мужності, відверто та прямо сказати, що всі біди України та, того ж, самого, Криму, від того, що мали дурість, повірити, що черговий бізнесмен на шоколаді, прийде на цю посаду, виключно. щоб зробити щось добре для людей, а не з ціллю, використати цю посаду для подальшого збагачення, використовуючи її, як надпотужний ричаг. І все, що ця людина робить, спрямовано тільки для здійснення своєї мети. Хтось вірить в те, що нестримне бажання Гаранта, є задекларувати в Е-декларації всі свої заначки в офшорах та решті схованок по всьому світу, в тому числі І в державі -агресорі. Чи бажання невідкладно знищити на корінню корупцію в Україні, ту саму корупцію, яка дозволяє Гаранту мати те, що він має та збільшує не по годинам , а по хвилинам. Можете ламати списи і далі. А Все упирається в одну просту , але потужну дію. Не здогадуєтесь? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно