Семь кругов ада пенитенциарной системы

20 декабря, 2019, 19:42 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-26 декабря

В течение многих лет пенитенциарная система в Украине находится в перманентном состоянии реформирования, и каждый последующий этап оказывается стабильно хуже предыдущего. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Сначала — ликвидация Государственной пенитенциарной службы и передача ее функций Минюсту, что лишь усилило хаос в системе, затем — создание Администрации ГУИС Украины и передача ей функций от Минюста, но ситуация вновь не улучшилась. Даже увеличение финансирования (вдвое!!!) не привело к решению проблем и улучшению условий содержания.

На фоне усиления влияния "воров в законе" предыдущее руководство продемонстрировало "неплохие результаты" в организации коррупционных потоков через своих "теневых кураторов". Последствия не заставили себя ждать, а ситуация стала выходить из-под контроля, о чем свидетельствует распространение практики массовых волнений заключенных в колониях Черкасской, Одесской, Днепропетровской областей, состоявшихся в этом году. 

Заявления министра юстиции о том, что потребности Украины вполне могут обеспечить две тюрьмы (сейчас у нас свыше 50 тыс. заключенных), или о готовности строить частные СИЗО (на какие средства — пока непонятно) свидетельствуют, скорее, о непонимании его командой ключевых проблем пенитенциарной системы, не говоря уж о путях их решения. 

Наведение порядка и постепенное построение пенитенциарной системы европейского образца нуждается в комплексном решении семи основных, тесно взаимосвязанных проблем. 

Тотальная коррупция. За что ни возьмись — везде коррупция, от направления бюджетных потоков в "нужное" русло и до получения младшим персоналом "копеек" за пронесение в учреждения наркотиков и других запрещенных веществ и предметов. 

Среди основных факторов коррупции можно выделить наличие системных проблем и условий для коррупции по всей вертикали, чувство безнаказанности и покрывание неправомерных действий внутри системы, существование теневых финансовых потоков как подконтрольных, так и неподконтрольных руководству учреждений. 

Правоохранители периодически выявляют злоупотребления в указанной системе, но это — капля в море, которая, без решения системных проблем, ничего не дает. Да и из-за высокого уровня закрытости системы, при отсутствии подразделений внутренней безопасности, очень сложно эти преступления документировать. 

Неконтролируемость большинства учреждений. Только примерно в 30 из 150 учреждений ГУИС администрация полностью контролирует ситуацию ("красные зоны"). Несколько больше учреждений, в которых "смотрящие" от "воров в законе" полностью контролируют всю ситуацию в них ("черные зоны", в которых администрация существует номинально, то есть на бумаге). Есть помещения, куда представители администрации и даже прокуроры боятся заходить, не говоря уж о контроле над внутренним распорядком и т.п. Осужденные в таких учреждениях обложены "воровской пошлиной", которую платят члены семей ради безопасного пребывания их родственников в тюрьме), а те, кто не в состоянии платить за "бандитскую крышу", пытаются спасаться в карцерах от булинга "смотрящих".

Большинство же учреждений принадлежит к категории "серых", где администрация и воры нашли общий язык. В частности, представители администрации закрывают глаза на нарушения заключенными закона, и не трогают каналы попадания в учреждение наркотиков, позволяют проведение "воровских сходок", а последние, в свою очередь, контролируют остальных заключенных. 

Среди причин этой проблемы — коррумпированность отдельных руководителей, наличие теневых потоков от противоправной деятельности (азартные игры, наркотики, проституция, вымогательство и т.п.), из которых пополняется "воровской общак".

Конечно же, "черные" и "серые зоны" появились не вчера, но проблема состоит в угрожающей тенденции к росту количества неконтролируемых администрацией учреждений, и последние массовые волнения в колониях — лишь подтверждение этому. 

Кстати, "смотрящие" подчиняются "ворам в законе", а отечественные "воры" — в тесном контакте с российскими "ворами", которых контролируют спецслужбы соседнего государства. То есть во время "Ч" одновременно в десятках колоний могут произойти массовые волнения осужденных, инспирируемые извне. Готовы ли руководители МЮ и ГУИС к развитию такой ситуации? Хватит ли у них сил и средств, с одной стороны, преодолеть эту проблему, а с другой — выдержки обеспечить права человека? 

Кадры — едва ли не ключевая проблема, поскольку без качественных кадров нечего ждать изменений в пенитенциарной системе. Но сейчас в наличии низкая мотивация и профессиональная деформация, отсутствие условий для развития и даже проживания. Некоторые общежития для персонала размещаются на территории учреждений, то есть люди фактически всю жизнь "отбывают наказание", только на работе. Поэтому и не удивительно, что с каждым годом работники становятся все более похожими на своих клиентов. Зарплата вообще неконкурентная на рынке труда.

Профессия работника тюремной системы не уважаема в обществе и ассоциируется с "социальным дном". Вспомните хотя бы одну положительную публикацию о тюремщиках! И как после этого рассчитывать на высокую мотивацию, инициативу работников системы, не говоря уж о привлечении молодых перспективных кадров!

Неэффективная система управления. Во-первых, это непоследовательность и отсутствие системного видения реформы со стороны МЮ. Примеров множество — ликвидация ГПтСУ и передача всех ее функций Минюсту, а уже через год — обратный процесс. Другой пример — разработка проектной документации для построения нового корпуса Киевского СИЗО на базе Ирпенского ИЦ, а со временем — решение о его консервации. Во-вторых, неэффективное использование сети и низкая наполняемость учреждений из-за уменьшения количества осужденных (в отдельных случаях численность персонала колоний превышает количество осужденных). В-третьих, отсутствие эффективных менеджеров и единого центра управленческих и кадровых решений в системе.

Ненадлежащие условия содержания. Не секрет, что большинство помещений в пенитенциарной системе в неудовлетворительном состоянии, а некоторые из них — в аварийном. Недостаточность освещения в камерах, отсутствие вентиляции, чрезмерная влажность и поражение стен грибком — все это реалии, вследствие которых нарушаются права людей.

Питание — вообще отдельная история, поскольку дают какую-то "баланду", которую едят около 10% заключенных, остальные на собственные средства обеспечивают себя питанием, а администрация "экономит" на этом, поскольку бюджетные средства выделяются на всех заключенных. Но реалии таковы, что для кого-то плесень и "баланда", а для кого-то — райские условия, красная икра и девушки. Года два назад в YouTube попало видео празднования в Киевском СИЗО дня рождения одного из "смотрящих", на котором водка лилась рекой, а столы ломились от еды. 

Состояние медпомощи просто ужасное: нет специалистов, медицинские осмотры проводятся формально, нет лекарств и т.п. Бездеятельность медицинских работников часто приводит к гибели заключенных.

Украина ежегодно проигрывает десятки дел в ЕСПЧ за нарушения ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основополагающх свобод из-за ненадлежащих условий содержания и медицинского обеспечения. Сумма компенсаций за год составляет десятки миллионов гривен. Пилотные решения уже вынесены, поэтому вскоре можно прогнозировать вал обращений в ЕСПЧ со стороны заключенных, а это в перспективе уже несколько миллиардов гривен на компенсации из бюджета, то есть из кармана налогоплательщиков. 

Ненадлежащее финансирование и неэффективное использование средств. Руководители МЮ/ГУИС давно привыкли объяснять все проблемы системы ненадлежащим финансированием сферы. Но цифры — упрямая вещь. Так, с 2016-го по 2019 г. финансирование выросло вдвое (с 3,3 млрд до 6,6 млрд грн). Но никаких видимых улучшений как общество, так и заключенные не увидели. Одна из причин — неэффективное расходование бюджетных средств. Сразу вспоминается растрата 5 млн грн при поставке тепла в одно из учреждений Одесчины или случай в этом году с выделением Киевскому СИЗО 100 млн грн на капремонт помещений, которые не были использованы. О неединичных случаях фиктивного оформления на работу родственников руководства нечего и вспоминать. 

Нерентабельность производства и рабский труд. По данным Минюста, менее 20% предприятий системы ГУИС рентабельны. Несмотря на то, что на большинстве предприятий осужденные мало отличаются от рабов, работают без официального оформления и за копейки, ниже от установленного уровня минимальной зарплаты. В большинстве предприятий системы ГУИС нет прямых контрактов с конечными заказчиками продукции, а вокруг них созданы десятки посредников, которые и получают сверхприбыли. Такая же ситуация с поставщиками продуктов питания, одежды, энергоносителей и т.п., только наоборот. Следует вспомнить и "черную аренду" земли, находящейся в управлении ГУИС, — 250–300 долл. за гектар в год. В итоге все довольны, кроме государства и осужденных, часто работающих без элементарных средств индивидуальной защиты.

Картина в этой сфере будет неполной, если не вспомнить о ее "теневых кураторах", которые "от лица и по доверенности" руководителей Минюста часто распоряжаются средствами и имуществом предприятий ГУИС, конечно же, не в пользу государства. 

Розовые очки Минюста 

В ноябре министр презентовал To do list изменений, с определением целей государственной политики на следующие пять лет, ключевых проблем и соответствующей дорожной карты. "Изюминкой" Минюста на тюремном направлении стало создание частных СИЗО, "наподобие хорошо охраняемых отелей". С одной стороны, эту идею можно было бы реализовать, обеспечив надлежащие режимные требования государственными структурами. Но с другой — есть огромные риски полной потери со стороны государства контроля над ситуацией в этих частных СИЗО, если только вопросы охраны и режима будут возложены на частные компании (опыт США и Британии свидетельствует не в пользу таких экспериментов). Кроме того, абсолютно непонятно, на какие средства и в какие сроки МЮ планирует все это реализовывать. 

На этом фоне проблемы коррупции, неконтролируемых учреждений и устойчивой субкультуры остались без внимания дорожной карты министерства, поэтому ожидать каких-то прорывов действующего правительства на этих направлениях тоже не приходится. 

Что же реально надо сделать?

1. Провести независимый аудит системы ГУИС, который охватил бы все аспекты ее деятельности, от оценки коррупционных рисков, системы управления, подготовки кадров, использования ресурсов — до производства, инвентаризации имущества, в том числе проданного или списанного в течение последних лет. Страна ошалела бы от объемов земельного фонда, находящегося в управлении ГУИС. Конечно, аудитора надо выбрать по результатам прозрачного конкурса, прежде всего среди "большой четверки". Не исключено, что международные партнеры могли бы поддержать указанную инициативу. 

2. Подготовить действенный пошаговый план реформы ГУИС на основанииаудита (конечно же, с конкретными сроками и исполнителями), который включал бы законодательные изменения в системе исполнения наказаний, антикоррупционные мероприятия, нормативы обеспечения прав человека, а главное — изменение подходов в работе с осужденными, направленных на их ресоциализацию. Следует разработать новый закон о пенитенциарной системе, заложив в него надлежащие социально-бытовые гарантии для работников этой системы. Крайне важно финансовое обеспечение реформы, чтобы не повторять ошибок, как с реализацией Концепции реформирования пенитенциарной системы Украины, утвержденной распоряжением КМУ от 13.09.2017. Сотрудничество с международными партнерами не только позволило бы использовать лучший мировой опыт управления пенитенциарной системой, но и содействовало бы привлечению международной технической помощи в этой сфере.

3. Оптимизировать систему управления ГУИС и имеющейся сети учреждений. ГУИС должна стать единым центром принятия управленческих и кадровых решений в пенитенциарной системе, а не МЮ или "неформальные кураторы". Коррупционная система назначения/увольнения руководителей учреждений, работавшая в течение последних лет, должна быть уничтожена. Кроме того, следует обеспечить оптимизацию нынешней сети учреждений и эффективное их использование согласно существующим потребностям. 

4. Повысить институционную способность. После принятия закона, установления надлежащих материальных и социальных гарантий необходимо обеспечить обновление кадров, проведение конкурсного отбора, к которому привлечь независимые конкурсные комиссии. Обеспечить постоянное развитие кадров и повышение их институционной способности. Люди должны чувствовать заботу о них со стороны государства! 

5. Создать специализированные оперподразделения. ГУИС на законодательном уровне надо вернуть право на осуществление ОРД (упразднена вследствие "турборежима" ВРУ несколько месяцев назад). Создать специализированное подразделение по противодействию оргпреступности в учреждениях ГУИС для документирования противоправной деятельности "смотрящих", недопущения распространения контроля над учреждениями со стороны "воровского мира". Создать качественное подразделение внутреннего контроля с целью выявления коррупционных практик внутри системы ГУИС. Оба подразделения следует подчинить непосредственно руководителю ГУИС, а в случае выявления признаков нарушений в действиях руководителя ГУИС — наделить руководителя отдела внутреннего контроля правом информировать об указанном непосредственно генпрокурора, руководителей НАБУ и ГБР. 

6. Передать производства в частный сектор, особенно нерентабельных и малорентабельных производств системы ГУИС через открытые и прозрачные конкурсы. Для отдельных прибыльных предприятий рассмотреть возможность создания их объединений по производственному принципу (концерна, холдинга и т.п.).Обеспечить надлежащие условия и оплату труда для осужденных, что будет содействовать их ресоциализации.

7. Поэтапно обновить материально-техническую базу, обеспечить соблюдение прав человека. После оптимизации сети учреждений ГУИС целесообразно определиться с приоритетными направлениями обновления материально-технической базы. Капитальный ремонт, построение новых учреждений и помещений и т.п. можно реализовать через механизмы государственно-частного партнерства. Указанное будет содействовать улучшению условий содержания заключенных, уменьшит количество жалоб в ЕСПЧ, повысит шансы на успешную интеграцию заключенных в общество после их выхода на свободу.

* * *

Далее откладывать решение перечисленных проблем — недопустимо, системные решения надо принимать немедленно, уже вчера. Промедление с реализацией указанных шагов (аудитом, планом мероприятий, законодательными изменениями, финансированием, оптимизацией, обновлением кадров и т.п.) уже в ближайшее время может привести к выходу пенитенциарной системы из-под контроля государства, что может совпасть по времени с другими острыми социально-политическими процессами в Украине, и тогда мало никому не покажется. И последний бунт в Кировоградском СИЗО — лишь подтверждение этому. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно