Секрет Полишинеля

1 ноября, 2013, 20:25 Распечатать

Именно "деск-офисеры", а не заместители министра должны быть основными партнерами для посольств других стран и для своих посольств. Новая система оборота информации имеет смысл лишь тогда, если будет сопровождаться другими изменениями в работе дипслужбы, по сути, ее системной реформой. 

Обнародование группой Anonymous писем якобы "с домена МИД Украины", а фактически отдельных отрывков переписки посольства Украины в Азербайджане, стало весомым информационным поводом в начале прошлой недели, хотя, в сущности, опубликованная информация может заинтересовать разве что самых ленивых агентов армянской разведки или кого-то из будущих исследователей казусов в истории украинской дипломатии. Чувствительной оказалась эта информация или нет, были там подделки или все тексты подлинные — не важно. Сам факт очередной публикации отрывков дипломатической переписки — событие куда серьезнее, чем содержание телеграмм, выложенных в Интернете на всеобщее обозрение. Оно еще раз привлекает внимание к факту, что, в отличие от подавляющего большинства дипломатических служб мира, украинское МИД по сей день так и не владеет одним из базовых атрибутов современной дипломатии — полноценной внутренней закрытой электронной сетью оборота и сохранения информации, которая объединяла бы всех сотрудников дипслужбы и была бы надежно защищена от внешнего вмешательства. 

Утечка информации возможна всегда и везде, даже из самых лучших спецслужб или банковского сектора. Но когда грабят надежно защищенный банк с десятью линиями защиты и контроля — это исключение из правила. Когда же ценности держат даже не в сейфе, а за стеклянными дверцами канцелярского шкафа, а единственный на весь банк охранник своей основной обязанностью считает подсматривать, чем занимаются банковские сотрудники в нерабочее время, то ограбление в таком случае — норма, а не исключение. И если такой банк не грабят — то лишь потому, что красть там нечего, а бумаги на канцелярских столах уже давно не имеют никакой ценности.

На протяжении последних 15 лет автору этой статьи за время работы на различных должностях в системе МИД приходилось неоднократно подавать служебные записки о несоответствии системы оборота информации внутри отечественной дипломатической службы стандартам, которых уже с начала или середины 1990-х гг. придерживаются лучшие дипломатические службы мира и подавляющее большинство европейских дипломатий. К сожалению, ни технической модернизации, ни качественного изменения системы оборота информации, ни реформы системы функционирования дипслужбы провести не удалось. Докладные "Относительно реформирования системы функционирования дипломатической службы Украины" образца 1998-го, 2005-го и 2007 гг. лежат где-то в ящиках. Так же, очевидно, лишь энтузиасты прочитали опубликованное в 2009 г. в "Зеркале недели" и отпечатанное отдельным изданием фундаментальное исследование "Модернизация Украины: приоритеты реформ", где целый раздел посвящен необходимости ввести новую систему подготовки и оборота информации

Так что рано или поздно должно было произойти событие, после которого все увидели, что король — голый, а секреты украинской дипломатии спокойно может пересматривать любой хакер, даже не самой высокой квалификации. И хорошо, что это произошло по отношению к такому относительно беспроблемному вопросу, как укрепление стратегического характера партнерства с Азербайджаном, а оглашенная информация затрагивает одно из наших самых лучших и хорошо вышколенных посольств с достойным и квалифицированным послом во главе. В свое время я упрекал старших коллег по дипломатическому цеху в том, что они слишком быстро, легко и дешево отдали ядерное оружие, доставшееся Украине в наследство от СССР. Однако, читая в Интернете выдержки не только из посольской переписки, но и более серьезные документы, ловишь себя на мысли, что, возможно, и хорошо, что у нас уже нет ядерного оружия. А то точно однажды кто-то опубликовал бы в открытом интернет-пространстве коды доступа к украинским ядерным боеголовкам...

В свое время наши западные партнеры в довольно доброжелательной форме ознакомили всех, кого это интересовало, с организацией внутреннего документооборота в их дипломатических службах. Меня лично глубоко поразила стажировка в лондонском Форин офисе в далеком 1998 г., когда британские дипломаты разрешили ознакомиться с тогдашней системой оборота и хранения информации. Эта система (с соответствующим британскому чувству юмора названием "Арамис"), которую уже в то время британцы считали морально и технически устаревшей, для нас казалась недосягаемой мечтой. Прежде всего, с точки зрения принципов построения и организации работы с информацией. К сожалению, за эти годы наши партнеры пошли в организации системы оборота информации на несколько уровней вперед, а мы до сих пор используем большей частью советские бюрократические принципы и подходы как к обороту информации, так и к организации дипломатической работы, что является двумя составляющими одного вопроса. 

Британская система оборота информации 15-летней давности предусматривала, что каждый дипломат центрального аппарата и за границей работает, практически, на двух компьютерах (или с двумя системными блоками за одним монитором): один — для работы во внутренней сети, другой — для работы в Интернете. Вся внутренняя информация, общение с посольствами проходят в сети, физически изолированной от той, через которую идет общение с внешним миром. Позже на смену этой устаревшей технологии пришли другие технические средства для обеспечения высокого уровня защиты внутренней информации, например, так называемые модули безопасности — программа, записанная на флеш-карту, которая разрешает безопасно работать с внутренней информацией через открытые каналы связи даже с использованием компьютеров в интернет-кафе третьих стран.

В любом случае дипломатическая переписка осуществляется в закрытой и защищенной от внешнего мира сети, к которой подключены все рабочие места, имеющие системный защищенный доступ к массиву информации. В украинском же варианте рабочие места объединены в открытую интернетовскую сетку, которая не может служить оперативной поисковой системой с соответствующими базами данных и быть основным средством оборота информации и документов. Уровень ее защиты сравним с уровнем защиты обычного киевского офиса, торгующего чаем и работающего с офисным пакетом Майкрософта. И хотя в случае МИД речь идет не о чае, а о дипломатической переписке, через такую систему проходит абсолютное большинство документов. Существует и закрытая внутренняя сетка электронной связи, но ее используют лишь для мизерной части информационного потока, поскольку, в сущности, это всего лишь система кодирования информации, которая по определению не охватывает всех сотрудников и не является базой данных или средством оперативного оборота информации. 

В результате у отечественной дипслужбы существуют две фундаментальные проблемы: а) системное ограничение оборота и доступа к информации, что в целом обусловливает неэффективность дипслужбы, низкий уровень и качество осведомленности основного дипломатического состава; б) недостаточная защита основного объема информации, что вызывает ее постоянную утечку в СМИ, делает невозможным откровенность в переписке и соблюдение конфиденциальности в работе.

К чему это приводит? После получения важной информации, скажем, британский или американский дипломат среднего уровня садится за свой компьютер, надежно обособленный от открытой сети, и за собственной подписью излагает суть информации, полученной во время ежедневной работы. Поскольку утечка информации возможна лишь только как государственная измена, как это было в случае с Бредли Менингом, дипломат может разрешить себе изложить в телеграмме важную информацию, откровенные оценки, анализ и предположения относительно развития ситуации. Такая телеграмма сохраняется в базе данных под соответствующими маркерами, и кто-либо из его коллег в другой части света и в другой период времени по этим маркерам может найти эту информацию. Поскольку защита разрешает откровенное изложение сути позиции, те, что будут читать телеграмму, узнают не только об официальных заявлениях, но и о мотивационной части, основе, интригах, прогнозах возможного развития событий и т.п. Те, кто просматривал выложенные (благодаря упомянутому Менингу) в Викиликс образцы американской дипломатической переписки, могут оценить высокий класс, я бы даже сказал, высочайший пилотаж, виртуозное мастерство американских дипломатов при описании, например, ситуации в Украине или Азербайджане.

В закрытой внутренней электронной сети информация в удобном формате доступна для всех сотрудников на протяжении значительного времени. Готовясь к контакту с иностранным партнером, европейский дипломат в режиме онлайн получает информацию обо всех необходимых ему контактах за последнее время и сразу может сделать вывод о том, насколько его партнер адекватно информирован. Более того, внутренняя поисковая система позволяет быстро ознакомиться как с другими зафиксированными контактами с этим дипломатом, так и с историей обсуждения конкретного вопроса. Таким образом, дипломат страны, где действует такая закрытая внутренняя сеть, в отличие от своего партнера из страны, где такой сети нет, заведомо лучше информирован и более эффективен. 

Информация о сути позиций сторон переговорного процесса, при существующей у нас системе оборота информации, будет доведена, в лучшем случае, лишь до высшего руководства, а обычные сотрудники смогут ознакомиться не с содержательным отчетом, а с текстом уровня сообщения для СМИ. Никто не рискнет излагать чувствительную информацию в обычном письме, поскольку всем хорошо известно, насколько незащищенной является система. Защищенный же канал связи — устаревший и ограниченный. Он не создает систему обмена оперативной информацией и не является электронной базой данных.

Уже стало абсолютным фактом, что иностранные партнеры стараются вести диалог с украинской дипслужбой на уровне не ниже заместителя министра, а низшие уровни, как правило, игнорируют именно из-за того, что уровень заместителя министра является самым низким из тех, где "присутствуют" осведомленность и возможность принятия решений. В других дипслужбах, например ЕС, ситуация обычно противоположная: именно низшие уровни должным образом информированы; максимальный уровень, на котором можно вести диалог, — это директор подразделения; должностные лица уровнем выше привлекаются к соответствующей тематике лишь в случае, если она становится проблемной, или для выполнения публичных функций.

Было бы ошибкой считать, что внедрение новой закрытой системы оборота и хранения информации является техническим вопросом, для решения которого достаточно купить новые компьютеры или установить дополнительное защитное программное обеспечение. Это вопрос перехода от линейной схемы управления, характерной для авторитарных или переходных стран, — к функциональной, присущей высокоразвитым демократическим государствам. Это вопрос делегирования полномочий и передачи ответственности и оперирования информационными потоками на низший уровень. По сути, для того, чтобы довести работу отечественной дипслужбы до уровня европейских, необходимо перенести основную часть ответственности на "деск-офисеров" — сотрудников среднего звена, которые непосредственно ведут конкретные вопросы. Именно они получают полномочия за своей электронной подписью готовить и рассылать документы и информацию, именно на них ложится ответственность за результат. Именно "деск-офисеры", а не заместители министра должны быть основными партнерами для посольств других стран и для своих посольств. Новая система оборота информации имеет смысл лишь тогда, если будет сопровождаться другими изменениями в работе дипслужбы, по сути, ее системной реформой. 

Внедрение новой системы подготовки и оборота информации зависит, прежде всего, от политической воли руководства и выделения определенных человеческих, технических и финансовых ресурсов. Такая система изменяет способ работы дипломата и требует пересмотра уровня полномочий и сферы компетенции. Нынешнее распределение полномочий основывается на советской системе недоверия к исполнителю, когда есть сомнения в его достаточной квалификации и т.п. Внедрение новой системы оборота документов и информации возможно лишь при условии пересмотра полномочий и уровня ответственности сотрудников и приведения их в соответствие с европейскими нормами. 

Каждый дипломат с помощью сети самостоятельно готовит и отправляет от своего имени документы по вопросам, принадлежащим к его компетенции. Фактически 60—70% писем, которые готовят сотрудники, имеют текущий, информационный, технический, а не политический характер, и не нуждаются (при надлежащем уровне квалификации сотрудников дипслужбы, что является, бесспорно, условием их работы в МИД) в согласовании или подписи посла или заместителя министра. Письма, содержащие обзор печати, изложение беседы, информацию о текущих событиях в стране аккредитации, о внутренних тенденциях и т.п.; технические телеграммы относительно прибытия или размещения делегаций, отправление и получение материалов и т.п. могут направляться от одного исполнителя другому с отправлением копий всем, кого это касается, или же, по необходимости, размещаться в сети. Такие документы пишутся кратко, без лишних обращений или объяснений (поскольку рассчитаны на тех, кто работает в этом направлении и не нуждается в дополнительных разъяснениях), и являются основной формой документооборота. Именно таков способ работы дипломатов в подавляющем большинстве современных дипслужб.

Эта система позволяет существенно упростить работу и повысить эффективность, однако возлагает на дипломатов низшего и среднего уровня значительно большую ответственность. Конечно, такая система будет функционировать эффективно, если дипломаты самостоятельно и на высоком профессиональном уровне будут отслеживать вопросы, принадлежащие к их компетенции, отвечать на запросы других пользователей системы, присылать по их просьбе справочные или позиционные материалы и т.п., а руководители будут привлекаться к рабочему процессу лишь при принятии политических решений или возникновении разногласий. С другой стороны, перенесение большей ответственности именно на уровень дипломатов низшего и среднего уровня, создание условий, когда довольно легко будет сделать вывод относительно их квалификации или приложенных усилий, заставить их активнее и эффективнее работать, будет способствовать карьерному росту именно лучших сотрудников дипслужбы.

Бесспорно, нужны и технические, и финансовые инвестиции. Внедрение указанной системы работы МИД потребует обеспечения каждого рабочего места компьютером как с доступом к внутренней сети, так и с возможностью работать с открытыми источниками и Интернетом. Необходимо разработать пакет программного обеспечения для функционирования системы закрытой внутренней электронной сети оборота информации и документов, ввести электронную подпись, новые стандартные формы документов, создать электронную базу данных и систему поиска информации, единый электронный реестр должностей и работников дипломатической службы и т.п.

Стоимость создания внутренней закрытой системы оборота информации — несколько миллионов гривен, для государства — это малая толика. Копейки по сравнению с затратами на протяжении последних лет на многочисленные проекты, эффективность и стоимость которых вызывают вопросы. Дипломатическая служба — это не просто лицо государства, это синоним, олицетворение государства в мире. Если не ценят собственную дипслужбу, то невольно возникает вопрос: а ценят ли само государство и государственность?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • галахвостый галахвостый 3 грудня, 16:29 Василю Олександровичу, дуже корисна стаття в ці буремні часи недбайливого ставлення до чутливої державної інформації, яку всі держслужбовці мають берегти як "зєніцу ока". Ви запропонували покласти "додаткову відповідальність" на дипломатів середнього та малого ланцюга у звязку з введенням пропонованої Вами системи захисту. Нажаль, Ваш підхід чомусь не зачіпає проблематику належної оплати праці людей, які будуть за це нести повну відповідальність. Власне, як і багато інших "цікавих ідей" про зміни накраще із радянським присмаком, на кшталт "дать стране больше угля", "обеспечить достижение целей пятилетки" тощо. Може вже час подумати над мотивацією не " додатковою відповідальністю", а грошима і соцзахистом, правами людини, в решті решт ? Чи все ж таки і далі жити думками, що раби за копійки будуть працювати краще ніж гідні своїх грошей спеціалісти ? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно