С-300 в ядерном заливе

17 апреля, 2015, 22:25 Распечатать

Главным фактором высокой эффективности многолетних санкций против Ирана стало единство постоянных членов СБ ООН в вопросе иранского ядерного досье. Это был тот уникальный случай, когда такие разные по своим интересам игроки, как США, Россия, Китай и ЕС, смогли найти консенсус по сверхсложной проблеме. И вот, после 10-летних переговоров, когда впереди затеплился хрупкий шанс на заключение окончательного соглашения с Ираном, Москва решила сломать этот единый санкционный фронт.

 

Главным фактором высокой эффективности многолетних санкций против Ирана стало единство постоянных членов СБ ООН в вопросе иранского ядерного досье. Это был тот уникальный случай, когда такие разные по своим интересам игроки, как США, Россия, Китай и ЕС, смогли найти консенсус по сверхсложной проблеме. И вот, после 10-летних переговоров, когда впереди затеплился хрупкий шанс на заключение окончательного соглашения с Ираном, Москва решила сломать этот единый санкционный фронт. 

Коварно, в условиях крайне непростых консультаций "шестерки" с Ираном, Россия, абсолютно неожиданно для партнеров по ядерным переговорам, отменяет эмбарго на поставку Тегерану зенитно-ракетных комплексов С-300, цинично рассказывая всем об исключительно оборонительном характере этого оружия. Ну и как здесь можно удержаться, чтобы не вспомнить о дерзких заявлениях российских руководителей о недопустимости предоставления оборонительного вооружения Украине, суверенному государству, против которого не действуют никакие санкции на поставки оружия? Такой вопрос теперь должен вообще исчезнуть из голов украинских партнеров. Наверное, так же подумал премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху, когда 14 апреля позвонил Владимиру Путину, чтобы выразить обеспокоенность российскими планами по С-300, и в ответ услышал об оборонительном характере этих комплексов. Лидеры других государств даже не звонили, потому что мотивы России понятны. 

В рамках переговоров по иранской ядерной программе продолжаются большие торги за колоссальный рынок Ирана, где после долгих лет международных санкций существует потребность практически во всем. Особый дефицит будет наблюдаться на инвестиции, технологии и качественные современные товары. Все это иранцам предлагает Запад, который в случае снятия санкций однозначно начнет мощно осваивать иранский рынок. Чтобы полностью не потерять Иран, Россия решила сыграть на опережение, положив на стол оружейный контракт. Это неплохо сыграло на руку Тегерану, ведь своими действиями РФ наглядно продемонстрировала, что режим международных санкций против Ирана начал разрушаться.

В то же время такое возобновление Москвой односторонней политики на иранском направлении значительно улучшает позиции Исламской Республики в торгах с Западом. Это станет ощутимо уже 21 апреля, когда должны возобновиться переговоры "шестерки" с Ираном на уровне заместителей министров иностранных дел. Несмотря на прогресс, нерешенными остаются основные пункты окончательного соглашения, в частности — когда и как снимать санкции с Ирана, в каком объеме будет продолжать функционировать иранская ядерная программа, и будет ли разрешено ИРИ использовать центрифуги нового поколения. На решение этих моментов остается два с половиной месяца (до 30 июня), в течение которых даже еще не поставленные российские С-300 уже будут защищать иранские ядерные объекты.

Конечно, такое мощное оружие влияет на расстановку сил в регионе, но не настолько сильно, как сама возможность достижения соглашения с Ираном и снятия с него санкций. Подписанные в Лозанне 2 апреля рамочные договоренности между "шестеркой" и ИРИ сделали процесс необратимым — Персидский залив неизбежно становится ядерным регионом. Здесь будут активно развиваться ядерные программы, а угроза появления атомной бомбы не исчезнет. 

Однако, аргументируя свое стремление договориться с Тегераном, президент США Барак Обама акцентировал на том, что нет более эффективной формулы или опции, которая бы позволила не допустить получения Ираном ядерного оружия, чем дипломатический диалог и инициатива с подписанием соглашения. Если воспринимать конфликт с Ираном исключительно в разрезе ядерной проблематики, то так, вероятно, и есть. Однако все намного сложнее. Иранское ядерное досье — только отдельный элемент жесткого регионального противостояния Ирана со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман — ССАГПЗ) и Израилем, где каждый стремится доминировать и нейтрализовать друг друга. В этом противостоянии Израиль и страны ССАГПЗ считали главными союзниками США на Ближнем Востоке. Несмотря на это, Белый дом продолжает сближение с тем, кто характеризовал Америку как "главного шайтана", при этом утверждая, что переговоры с ИРИ не мешают американским обязательствам по защите своих союзников в регионе. Обама даже специально планирует провести встречу с лидерами ССАГПЗ в конце апреля в Кэмп-Девиде, чтобы попытаться лично убедить в этом арабских шейхов.

Однако сами аравийские монархии и Израиль уже мало доверяют администрации Барака Обамы. Слова американского президента о том, что если ничего не делать и оставить санкции в силе, то Иран продолжит строительство ядерной инфраструктуры, — воспринимаются ими как несерьезные. Страны ССАГПЗ всячески пытались убедить Белый дом в нецелесообразности снятия санкций с Ирана, пребывая в абсолютной уверенности, что ничто не способно остановить региональных амбиций иранцев. В свою очередь, Израиль подчеркивал опасность получения Тегераном ядерного оружия. Однако, вопреки категоричной позиции своих ключевых ближневосточных союзников, США все же инициировали подготовку соглашения с Ираном, чем, фактически, существенно изменили Ближний Восток. 

В результате арабских революций центр влияния в арабском мире сместился из Египта в регион Персидского залива, где ведущую роль играет Саудовская Аравия. Одновременно переместился и центр основного регионального противостояния, которым стала геополитическая борьба за влияние между КСА и Ираном. Узнав о сближении США с Ираном, Саудовская Аравия приняла стратегическое решение о необходимости утверждения новой оборонительной стратегии, согласно которой главным ударным компонентом должны стать именно саудовские вооруженные силы и вооруженные силы стран ССАГПЗ. После продолжительных союзнических отношений с Западом аравийские монархии пришли к выводу, что когда речь идет о защите своих интересов в регионе, то лучше полагаться на собственные силы. 

Операция "Буря решимости" в Йемене стала первым примером применения новой стратегии. Саудовская Аравия успешно создала довольно широкую региональную коалицию и проводит масштабную военную операцию против поддерживаемых Ираном боевиков шиитского движения "Аль-Хуси" для защиты йеменского режима, который Эр-Рияд считает законной властью. Саудиты также активно проталкивают возможность формирования Общих арабских сил, о чем было заявлено 28–29 марта с.г. в Шарм-Эш-Шейхе (Египет) в ходе 26-го саммита Лиги арабских государств. При этом главный аргумент в пользу необходимости таких сил — противодействие иранской экспансии в регионе. Осознавая низкие шансы того, что арабские страны сегодня способны создать такую силовую структуру, Саудовская Аравия оформляет правовые основания для нее, прописывая "добровольное" участие военных контингентов, чтобы в случае необходимости иметь возможность создать военную коалицию уже под эгидой ЛАГ.

Параллельно в ответ на развитие иранского атома Саудовская Аравия разрабатывает собственную ядерную программу стоимостью свыше 100 млрд долл. США для обеспечения все больших потребностей в электроэнергии. Тендеры на строительство АЭС планируется объявить уже в 2016 г., и ведущие мировые производители ядерных реакторов активно стараются приобщиться к этому масштабному проекту. 

Нет сомнений, что Саудовская Аравия будет искать адекватный ответ и на случай появления в Иране ядерного оружия. Что касается израильтян, то они уже давно готовы к такому сценарию. Вместе с тем, несмотря на агрессивные региональные амбиции, Исламская Республика довольно четко понимает опасность непосредственного конфликта со странами ССАГПЗ и Израилем, поэтому мы продолжим наблюдать за прокси-войнами между этими региональными соперниками с вероятностью прямых столкновений на территориях третьих стран, например в Сирии или Йемене. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Rain Rain 18 квітня, 14:15 Як на мене, таким чином автор просто образно описав, що ця російська заява про поставку комплексів буде використовуватися іранцями під час переговорів в якості аргументу для тиску на європейців та американців. Тут навряд чи йдеться саме про фізичний захист обєктів ядерної інфраструктури. Цікаво інше, як врешті відреагують ізраїльтяни, бо в їх стилі нічого не залишати без відповіді. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно