Рокировки под прикрытием

2 сентября, 10:22 Распечатать Выпуск №32, 1 сентября-7 сентября

Как под давлением международных санкций  перегруппировывается российский high-tech-шпионаж в США.

31 августа 2017 года администрация президента Трампа внезапно объявила, что в течение 48 часов закроет консульство Российской Федерации в Сан-Франциско. 

Сутки из дымохода здания валил дым, не характерный для жаркого калифорнийского лета, — сотрудники консульства уничтожали документы. Вокруг кружили грузовики, увозившие в неизвестном направлении технику и аппаратуру. Многие политические обозреватели тогда посчитали, что решение Трампа — ответный ход на сокращение Путиным числа дипломатов США, работающих в РФ. Но почему Трамп выбрал именно консульство в Сан-Франциско, а не в Нью-Йорке, Сиэтле или Хьюстоне? Бывшие сотрудники американских спецслужб утверждают, что именно в Северной Калифорнии располагался основной разведывательный центр РФ, своеобразная штаб-квартира. И не случайно, ведь под боком Кремниевая долина, Стэнфорд и Беркли, большое количество оборонных предприятий, исследовательских центров и две лаборатории по разработке ядерного оружия. Это был новый виток в шпионском противостоянии двух сверхдержав. И на этом история себя не исчерпала.

Спустя год, в апреле 2018-го, в санкционный список США попадает президент российского инновационного центра Сколково Виктор Вексельберг, цитируя Минфин США, "за подкуп чиновников, связанных с проектом по производству электроэнергии в России". Все его активы в Штатах заморожены, а американским гражданам запрещено вступать с ним в какие-либо деловые отношения. Этот удар по шпионской сети РФ в Соединенных Штатах не менее мощный, чем закрытие консульства в Сан-Франциско. Ведь, судя по всему, Сколково играет не последнюю роль в распространении разведывательной сети РФ.

Вас предупреждали

Еще в 2014 г. бостонское подразделение ФБР напрямую обращалось к инновационным компаниям и стартапам, сотрудничающим со Сколково и его донорами, с предостережением, что данное сотрудничество может быть скрытым шпионажем со стороны россиян. А агент Бостонского офиса ФБР Люсия Зиобро даже опубликовала колонку в местном деловом журнале, где описала реальную угрозу сотрудничества американских исследователей со Сколково. В частности, она отмечала: "Фонд (Сколково. — Ю.С.) может стать средством, позволяющим российскому правительству получить доступ к секретным научным исследованиям, разработкам и технологиям двойного назначения нашей страны. У института Сколково есть партнеры, которые потенциально заинтересованы в получении таких технологий, могут получить к ним доступ и использовать в своей военной промышленности...".

Многим тогда колонка Зиобро показалась слишком уж алармической, Сколково представлялся всем неким инновационным центром, призванным ускорить технологический прогресс в РФ, обучить молодежь, открыть талантливым российским исследователям доступ на американский рынок, наладить обмен технологичными разработками, упростить поиск инвестиций. И потом, Сколково ориентирован именно на поддержку местных, российских, стартаперов и исследователей. Но рациональное зерно в словах агента ФБР все-таки было, ведь приемы и методы шпионажа развиваются в ногу со временем, адаптируясь к современным реалиям и принимая наиболее эффективные формы для получения доступа к нужной информации.

В колонке агента речь не идет о фиксировании секретных чертежей на фотоаппарат в виде авторучки, речь идет об обмене российских инвестиций на доступ их специалистов к техническим новинкам и разработкам США, их обучении технологиям, их участии в инновационных проектах. Ведь любой технологией, даже не засекреченной, надо уметь пользоваться. Сохраняя монополию на знание принципов работы, можно оставлять недоступными другим странам разработки, даже не засекречивая их. Правительство США давно выпускает часть своих программных продуктов с открытым исходным кодом. В открытом доступе хранятся, например, основа разведывательных баз Distributed Data Framework, программное обеспечение для картографирования WorldWind, ракетная система Core Flight, многие оборонные проекты Defense Intelligence Information Enterprise. Прежде всего, Сколково и венчурные фонды, его поддерживающие, обеспечивают обучение и интеграцию в технологические процессы своих специалистов, которые потом, взяв в руки эти технологии, будут понимать, как их применить, усовершенствовать и изменить под конкретные нужды.

У Сколково есть обширные связи и возможности в США, позволяющие отправлять туда студентов, внедрять российские стартапы, обмениваться идеями и технологиями с ведущими компаниями — партнерами фонда, в любой из которых можно получить информацию о технологиях военного или двойного назначения. А главное, можно получить знания, позволяющие полученную информацию применить на практике (Cisco Systems, Microsoft, Boeing, Dow Chemical, Массачусетский и Калифорнийский технологические университеты — лишь немногие партнеры Сколково).

Инвестиции в обмен на информацию

Чтобы дружба между учеными двух стран крепла, а доступ к американским hi-tech-технологиям не ограничивался лишь участием в совместных научных конференциях, РФ вкладывает немалые средства в американскую науку, фактически "покупая" доступ к нужной информации. Конечно, средства инвестирует не Сколково, центр, наоборот, создан для поиска инвестиций. Но главными инвесторами являются основные доноры и учредители Сколково — компании "Российский венчурный капитал" (RVC) и "Роснано".

Представительство RVC в США (RVC IVFRT LP) — это венчурный фонд, который является титульным спонсором стартап-инициативы MassChallenge Массачусетского университета, с которым тесно сотрудничает Сколково. Факт сам по себе занимательный, ведь венчурные инвестиции, как правило, вкладываются в конкретные проекты, а MassChallenge — по своей сути ярмарка стартапов, призванная лишь помочь им найти инвесторов или получить гранты на развитие.

А еще RVC IVFRT LP — это активный инвестор, который вкладывает немалые средства в американские компании, занимающиеся разработкой технологий. RVC IVFRT LP вместе со своими западными партнерами (фонды DCM VI, IVP XIII, IVP XIV и Trident Capital VII) инвестировал свыше 65 млн долл. в две сотни высокотехнологичных компаний США, занимающихся разработкой прикладного программного обеспечения, совершенствующих кибербезопасность и "облачные" вычисления.

"Роснано" не отстает от "партнера". Его отдельное представительство в США за последние пару лет инвестировало свыше миллиарда долларов в американские компании, занимающиеся нанотехнологиями, биотехнологическими и энергетическими разработками. Недавно в американском Politico было опубликовано расследование "Как Кремниевая долина стала логовом шпионов", автор которого, основываясь на показаниях бывших сотрудников американской разведки, утверждает, что закрытие российского консульства в Сан-Франциско никак не ослабило шпионскую сеть РФ в Кремниевой долине, так как Россия давно использует альтернативные методы получения нужной информации. Автор отмечает беспечность и неготовность ученых и разработчиков Кремниевой долины противостоять попыткам получения информации как двойного, так и военного назначения.

"Одним из потенциальных механизмов, по словам трех бывших сотрудников разведки, является компания "Роснано США", — говорится в статье. По словам бывших сотрудников американской разведки, деятельность "Роснано" в Штатах была связана не только с покупкой технологий, но и с включением своих людей в группы венчурного капитала в Кремниевой долине, что позволило компании "запустить свои щупальца во все разработки". Должностные лица США всерьез обеспокоены контактами "Роснано" с сотрудниками, подозреваемыми в шпионаже, так как компания давно внедрена в проекты разработки не только гражданских, но и военных технологий США. По всей видимости, "Роснано" не могла бы осуществить все это, если бы не обширная сеть контактов, создаваемая Сколково, и кадры, им же поставляемые.

Не скупилась на инвестиции и поддержку и принадлежащая непосредственно Вексельбергу компания "Ренова", финансово поддерживающая не только Сколково, но и американские компании, а заодно и некоторых политиков США. С 2008 г. "Renova USA" только на "социальные инвестиции" потратила порядка 34,5 млн долл., причем в основном речь идет о проведении массовых мероприятий и научных выставок, а еще о финансировании программы обмена студентами в Стэнфордском университете, предполагающей приезд и участие российских студентов в научных исследованиях США. Список партнеров компании "Renova USA" и Сколково схож до безобразия — Массачусетский технологический, Стэнфорд, Cisco Systems. А генеральный директор московской Renova Group даже успел параллельно поработать директором по международному сотрудничеству в Сколково.

Тактика "инвестиции в обмен на знания" себя оправдывает. Большое число выпускников Сколковского института науки и технологий продолжают обучение в аспирантуре за рубежом, попадают на работу либо в зарубежные компании, либо в научные центры, группы, развивающие стартапы. Можно предположить, что в центре российских инноваций куются кадры, за внедрение которых в американские компании платят доноры этого же центра инноваций.

Причем, судя по всему, речь идет не только об ассистировании в интеграции этих "кадров" в американское общество, но и об их неформальной поддержке. Свежий пример — история Марии Бутиной, прибывшей в США по студенческой визе в 2016-м и арестованной американскими спецслужбами 15 июля 2018 г. по обвинению в связях с российской разведкой и работе иностранным агентом в США без регистрации. По материалам Департамента правосудия США, Бутина "целенаправленно завязывала отношения с американскими должностными лицами и организациями, имеющими влияние на американскую политику, с целью продвижения интересов РФ". На слушаньях в Комитете сената США по разведке весной 2018 г. сама Бутина показала, что финансовую поддержку ей в течение нескольких лет оказывал российский миллиардер К.Николаев, соучредитель московской школы менеджмента Сколково. Кстати, Константин Николаев многие годы не только работал в Сколково, но и активно инвестировал средства в стартапы Кремниевой долины.

Новые лица в старой игре

Активность американских спецслужб, по-видимому, не случайна. И тема обязательно будет иметь продолжение. Вероятно, попадание Вексельберга под санкции проделало настоящую брешь в шпионской паутине Сколково и компании, ведь из разъяснения Минфина США следует, что в случае взаимодействия с фигурантами санкционного списка компании и частные лица рискуют попасть под вторичные санкции. Для этого в помощь санкционному Вексельбергу была введена должность сопредседателя фонда, на которую был назначен Аркадий Дворкович.

В январе 2018-го фамилия вице-премьера Дворковича появилась в так называемом предсанкционном "кремлевском" списке Минфина США наряду с остальными членами российского правительства, видными бизнесменами и близкими Путину людьми. Сразу после выборов Дворкович был уволен с поста вице-премьера, что может говорить о желании Кремля оградить его от санкций США. В тот же день, 18 мая, А.Дворкович, которому российская пресса пророчила большое будущее на посту как минимум главы одной из крупнейших госкомпаний РФ, был назначен сопредседателем Сколково. То, что Дворкович так поспешно покинул правительство, говорит о его важности для Кремля и желании РФ вывести его из-под угрозы дальнейших санкций, чтобы и Дворковича защитить, и сохранить для него возможность сотрудничать с иностранными компаниями, продолжать работу. То, что он тут же перешел в компанию, связанную с развитием технологий и сотрудничеством с иностранными компаниями, намекает на то, что миссия у экс-вице-премьера для Кремля более значима, чем те задачи, которые он выполнял в правительстве.

Дворкович вступил в должность сопредседателя Сколково спустя месяц после введения персональных санкций США против Вексельберга, то есть сразу после того, как многолетний глава фонда был лишен фактической возможности сотрудничать и взаимодействовать с западными компаниями. Причем пришел Дворкович в Сколково, по словам самого Вексельберга, "на позицию играющего тренера", чтобы принять участие не только в формировании планов организации, но и в их реализации. То есть выполнять те функции, которые сам Вексельберг выполнять уже не может.

Дворкович — относительно молодой политик, экономист, советник Г.Грефа в период, когда тот был министром экономики РФ, и помощник Д.Медведева, когда тот был президентом, в прошлом зампредправительства РФ, курировавший вопросы ТЭК, председатель совета директоров РЖД. На первый взгляд, неплохой кандидат в "новые лица". Все-таки Вексельберг — достаточно одиозный миллиардер и бизнесмен чистой воды, а Дворкович — менеджер-интеллектуал. Но что наиболее важно, Дворкович с 2010 г. был членом попечительского совета Сколково и наверняка в курсе той миссии, которую на него возлагают.

"Представление ко двору" Дворковича — не сиюминутное решение, оно готовится тщательно, все-таки его связи за пределами РФ вексельберговским в подметки не годятся, а связи в его новой миссии решают все. Для начала Дворковича в марте 2018-го назначили председателем оргкомитета Чемпионата мира по футболу в РФ. Это уникальная возможность значительно расширить круг международных знакомств и наладить контакты.

В июне же Дворкович заявил, что намерен участвовать в выборах президента ФИДЕ. На первый взгляд, решение неожиданное, должность не хлебная, особенно для человека, в свое время занимавшегося вопросами ТЭК и РЖД. Да и с шахматами Дворковича связывает разве что тот факт, что его отец в свое время был международным шахматным арбитром. Но желание возглавить ФИДЕ настолько сильно, что он уже был уличен в неоднократных попытках подкупа и давления на ряд шахматных федераций, чтобы заручиться их поддержкой на предстоящих выборах в октябре.

Ответить на вопрос, зачем Дворковичу ФИДЕ, достаточно просто: федерация объединяет порядка двух сотен национальных ассоциаций — неплохой пул для налаживания контактов. Особенно если учесть тот факт, что США — одна из немногих стран мира, в которой шахматы переживают ренессанс, а не упадок, активно привлекая в сборную игроков из других стран (больше, чем любая другая страна мира), проводя огромное число внутренних чемпионатов и активно участвуя в международных турнирах. Неудивительно, что пик популярности шахмат в США совпал с пиком заинтересованности РФ в том, чтобы именно ее представитель продолжил возглавлять ФИДЕ. Со времен КГБ, тотально контролировавшего этот вид спорта и использовавшего советских шахматистов в качестве агентов, российские спецслужбы не растеряли навыков.

Намного сложнее дать ответ на вопрос: зачем ФИДЕ Дворкович? На сегодняшний день санкции Соединенных Штатов на него не распространяются. Но его фамилия как члена правительства уже фигурировала в "кремлевском" докладе Минфина США. И то, что Кремль, чтобы сохранить "дееспособность" Дворковича, оперативно его с позиции вице-премьера сместил, еще не гарантирует, что с развитием шпионского скандала он не окажется под очередными санкциями как многолетний функционер, а теперь еще и руководитель Сколково. При этом на посту главы ФИДЕ Дворкович хочет сменить также ставленника Москвы Кирсана Илюмжинова, попавшего под санкции США по делу Сирии еще в 2015-м. По сути, избрав Дворковича, ФИДЕ получит "молодую" копию Илюмжинова, наступив снова на те же грабли, причем дважды, — в перспективе Дворкович также рискует оказаться под санкциями Штатов, ведь его приход в Сколково случайностью не назовешь, если вспомнить, как мастерски Кремль защищал его от санкций США.

Да и сама история о hi-tech-шпионах только начинается. 21 августа Bloomberg опубликовал заявление президента Microsoft Брэда Смита о том, что его компания выступает с инициативой Microsoft AccountGuard, призванной повысить кибербезопасность в США, а также с аналогичным проектом Cybersecurity Tech Accord. По словам Смита, российский шпионаж в США не просто не прекращается, а распространяется еще большими темпами, курируемый напрямую российским правительством.

А Национальный центр контрразведки и безопасности при Управлении США по вопросам национальной разведки на днях опубликовал отчет об экономическом шпионаже в киберпространстве (см. PDF-файл). В нем отмечается, что Россия продолжит "агрессивные попытки украсть интеллектуальную собственность США и будет использовать для этого не только киберпространство, но и другие методы". Речь идет о привлечении российских как коммерческих, так и научных учреждений для сотрудничества с США, а также о привлечении российских мигрантов с передовыми техническими навыками в американские компании для разведки в пользу РФ. Особое внимание, по мнению экспертов по безопасности, надо уделить иностранным технологическим компаниям, в частности российским, сотрудничающим с американскими компаниями, как частными, так и государственными, по возможности ограничив им передачу какой-либо информации. В свою очередь, центр контрразведки заверяет, что сделает все от него зависящее для сокращения возможностей hi-tech-шпионажа в США. В чем нет сомнений.

Надеемся, со временем многие на первый взгляд совпадения выстроятся во вполне логичные закономерности, а на многие вопросы будут даны ответы. Только ли желанием развивать технологический прогресс руководствуются российские венчурные фонды, активно финансируя западную науку? И почему страна, десятилетиями боровшаяся с утечкой мозгов, сейчас делает все, чтобы эти мозги перетекали в западные компании? Была ли финансовая активность Вексельберга филантропией чистой воды, или все-таки в обмен на инвестиции он получал информацию и мог влиять на политику одной из сверхдержав? И с какой целью Кремль так настойчиво пытался отвести от санкционного удара Дворковича, сознательно понижая его в должности назначением сопредседателем Сколково? Какой цели он должен послужить, и какую роль для него определила правящая верхушка России? А главное, исключительно ли научный интерес преследует РФ, настойчиво расширяя свое присутствие в Кремниевой долине США?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно