Разноголосица евроатлантического хора

1 декабря, 20:33 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-7 декабря

Поддержав территориальную целостность Украины, Запад не решается усилить давление на Россию.

Российско-украинская война вновь появилась в мировых топ-новостях. 

Узнав из масс-медиа об обстреле и захвате Россией украинских военных судов, о пленении наших моряков и о решении СНБО ввести военное положение, находящиеся за кордоном друзья и родственники многих украинцев в тревоге обрывали телефоны и отправляли мейлы с одним-единственным вопросом: "Что происходит?" 

Тот же вопрос задавали и в европейских и американских столицах, где новость об эскалации ситуации в районе Керченского пролива на время потеснила тему Брекзита и проблему с мигрантами на американо-мексиканской границе. У политиков и дипломатов событие вызвало "глубокую обеспокоенность". Ведь обстрел украинских военных катеров и буксира — не просто еще одно нарушение Россией международного права: растет риск полномасштабного военного конфликта и угроза безопасности государств Черноморского региона. 

Москва, которая перевела конфликт вокруг Азовского моря из гибридного противостояния в открытую вооруженную агрессию, обвиняет Киев в провокации и утверждает, что украинские корабли нарушили "российские территориальные воды". Судя по тому, что Боливия, Казахстан и Китай поддержали в Совбезе ООН российскую повестку, эти страны разделяют подобную версию произошедшего. Но далеко не все в мире согласились с кремлевской интерпретацией событий. 

Как международные организации (НАТО, ЕС), так и страны демократического сообщества вновь подтвердили свою поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины в рамках ее международно признанных границ, призвали освободить захваченные корабли и моряков, а также потребовали от России обеспечить свободный проход судов в Азовское море через Керченский пролив и обратно. Однако в этом евроатлантическом хоре не было слаженности. 

Наиболее жестко на события в районе Керченского пролива отреагировали Соединенные Штаты. Поддержав нашу страну словом (осудив действия России, которая, по словам американского посла в Киеве Мари Йованович, захватом украинских кораблей официально подтвердила свое участие в агрессии против Украины), США и делом усилили давление на РФ: в четверг Дональд Трамп объявил через Twitter, что он отменил встречу с Владимиром Путиным в Аргентине. 

"Опираясь на тот факт, что корабли и моряки не возвращены в Украину из России, я решил, что для всех заинтересованных сторон будет лучше отменить мою ранее запланированную встречу в Аргентине с президентом Владимиром Путиным", — написал Д.Трамп. По словам замглавы пресс-службы Госдепа Роберта Палладино, это сильное послание президента, и оно поможет изолировать РФ.

Правда, Вашингтон заставил несколько понервничать Киев, когда в течение первых суток после захвата украинских кораблей и пленения моряков от представителей Белого дома и Госдепа не прозвучало ни одного комментария. А ведь в Оттаве заявление главы МИД было сделано в тот же день! Причина затянувшегося молчания США, вероятно, заключается не только в обострившейся проблеме мигрантов на границе с Мексикой, но и в том, что американцы неплохо ориентируются в украинских реалиях и хотели посмотреть, что будет с президентскими выборами, как пройдет голосование в Верховной Раде по введению военного положения и каким окажется окончательный вариант указа президента. 

Да, реакция американцев была наиболее сильной и жесткой, и спасибо им за это. Однако не стоит особо обольщаться по поводу значимости украинских проблем для Вашингтона: как и ранее, внешняя политика Белого дома определяется внутриполитическими течениями, и обострение в Азово-Черноморской акватории совпало с московским "штормом" вокруг Трамп-тауэр и с очередной волной скандала по поводу вероятного сотрудничества представителей предвыборного штаба Трампа с Россией, чтобы повлиять на исход президентской гонки.

В отличие от американской, позиция Европейского Союза оказалась не столь жесткой. Евросоюз — это 28 стран, 28 правительств, имеющих разные отношения с Россией и разные интересы в сотрудничестве с Москвой.

Выразив обеспокоенность эскалацией конфликта, одни европейские государства (в частности, Польша и страны Балтии) четко заявили об агрессии РФ и призвали к введению против нее новых санкций. Неожиданно за усиление антироссийских ограничительных мер активно высказались ранее сдержанные в этом вопросе Нидерланды. Великобритания, Германия, Франция, Швеция и др. — ограничились обвинением России в нарушении норм международного права. Третьи же (как, например, Венгрия) не спешат осуждать Кремль, объясняя свою позицию отсутствием "четкой картины инцидента". А Болгария устами своего премьер-министра вообще ограничилась призывом к обеим странам — и к жертве, и к агрессору — к диалогу и сдержанности.

Существует несколько причин подобной разноголосицы. 

Во-первых, на позицию правительств стран Евросоюза оказывают влияние как уже пришедшие или же рвущиеся к власти евроскептики и популисты, так и значительное пророссийское лобби. Все они уверяют, что антироссийские санкции неэффективны и наносят вред экономике стран ЕС, что для диалога с РФ дверь необходимо оставлять открытой. И хотя последствия для европейских компаний не столь катастрофичны, как в этом убеждает кремлевское лобби (см. спецпроект "Похищение Европы"), миф о серьезном влиянии ограничительных мер на экономику Евросоюза живуч. И его активно используют "друзья России", стремясь вернуться пусть на рискованный, но достаточно привлекательный российский рынок.

Во-вторых, на Западе боятся дальнейшей эскалации ситуации на Востоке. 

Многих пугает, что конфликт низкой интенсивности перерастет в открытое военное противостояние Украины и России, что военные действия выйдут за пределы Донбасса, и необходимость как-то реагировать на войну в центре Европы нарушит спокойную и размеренную жизнь европейцев. Поэтому-то, хотя фракция ХДС/ХСС в Бундестаге и приняла жесткое заявление с осуждением военных действий России, немецкие дипломаты призывают обе страны — Украину и Россию — к деэскалации и говорят, что важно принять "меры по укреплению доверия" и решить вопрос с помощью "сдержанности и диалога". И это не только позиция Германии. 

Посему, когда Петр Порошенко заявляет, что одним из возможных вариантов поддержки Украины может быть заход нескольких судов НАТО в Черное море, то сегодня это выглядит маловероятным. Показательно, что пресс-секретарь правительства ФРГ Штеффен Зайберт уже заявил, что Германия отклонила призыв Украины направить немецкие военные корабли в Черное море. 

Осторожная позиция членов альянса понятна. Но весьма обидна. Ведь Украина в свое время участвовала в операции НАТО "Активные усилия" по предотвращению передвижения террористов в Средиземном море и операции ЕС "Аталанта" по борьбе с пиратством у берегов Африканского рога. А ведь действия России в Азово-Черноморской акватории сродни нападениям сомалийских пиратов. Впрочем, какая же Россия — Сомали? Она — "Верхняя Вольта с баллистическими ракетами".

Столь же маловероятно, что на запланированной на 4‒5 декабря встрече министров иностранных дел стран НАТО с главами внешнеполитических ведомств Украины и Грузии альянсом будет поддержано предложение Киева расширить натовское присутствие в Черноморском регионе через воздушное патрулирование, увеличение заходов кораблей и усиление взаимодействия в сфере безопасности в разных форматах. Опять же потому, что ведущие европейские члены НАТО рассматривают подобное предложение как шаг к эскалации.

Нетрудно предположить, какая судьба ожидает и инициативу командующего украинских ВМС Игоря Воронченко, заявившего, что Украина будет обращаться к мировому сообществу с просьбой закрыть для России Босфорский пролив. Киеву будет сложно найти аргументы, способные убедить в этом Стамбул, одновременно выступающий и за свободу мореходства в Азовском море и Керченском проливе, и умиротворяющий Москву. Тем более что турецкий президент Реджеп Эрдоган предлагает турецкое посредничество между Украиной и Россией по урегулированию "инцидента в Керченском проливе".

В-третьих, на позиции западных партнеров сказывается и отсутствие общего доверия к украинской власти, пускающей пыль в глаза псевдореформами, погрязшей в коррупционных скандалах и не соблюдающей взятых на себя обязательств. 

На этом фоне не только Будапешт хочет получить "четкую картину" российско-украинского "морского боя". Так, министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен говорит о том, что пока еще прояснены не все обстоятельства происшествия в Керченском проливе: "Украина должна представить доказательства конкретных событий". Спикер же парламента Словакии Андрей Данко, вообще прямолинейно заявил, что украинская власть может скрывать правду о событиях 25 ноября. "Я не тот человек, который доверяет Порошенко. Опять же, по сообщениям, Украина обманула с умершим журналистом (речь идет об инсценировке СБУ покушения на российского оппозиционного журналиста Аркадия Бабченко. — В.К.). Мы должны спокойно посмотреть на все события и факты. Но на самом деле я боюсь, что некоторые люди с нами снова просто сыграли. Не требуйте от нас немедленно давать суждения и не требуйте миллиона санкций, важен мир между Украиной и Россией", — заявил глава словацкого парламента. 

В этот раз Запад насторожило не только то, что среди членов экипажа были и сотрудники военной контрразведки СБУ, о присутствии которых радостно сообщили российские власти. В конце концов, на военных судах всегда присутствовали особисты, что и поясняли европейцам украинские дипломаты. Партнеров, друзей и союзников Украины насторожило, прежде всего, неожиданное для всех решение украинской власти о введении военного положения и угроза переноса президентских выборов на неопределенное время. 

На Западе многие так и не поняли, почему лишь на пятый год войны, когда уже погибли более десяти тысяч украинцев, Банковая захотела ввести военное положение. Наших партнеров не убеждают пояснения, что в отличие от 2014 г., нынче — уже не скрываемая Москвой вооруженная агрессия России. (Впрочем, этот аргумент не убедителен и для многих украинцев.) И словацкий спикер А.Данко, связавший предстоящие президентские выборы в Украине с событиями в районе Керченского пролива, как мальчик в сказке Андерсена, лишь озвучил то, что у многих европейских политиков было на уме. 

Не исключено, что негативная реакция западных партнеров (озвученная, по информации ZN.UA, в том числе и Ангелой Меркель, и Майком Помпео во время телефонного разговора с Петром Порошенко) оказалась одной из причин, повлиявших на решение украинского президента сократить время военного положения и зафиксировать дату проведения выборов.

Вышеперечисленные факторы, определяющие позицию европейских стран, сказались и на содержании вялого заявления Совета ЕС. Впрочем, разве могла быть иной данная декларация, когда ведущие европейские страны руководствуются мюнхенской логикой 1938 г. — "лишь бы не было войны"? Поэтому и заявление НАТО оказалось столь же бесцветным. Впрочем, генсек альянса Йенс Столтенберг, представляя позицию всех стран евроатлантической организации, в своем комментарии дал более жесткую оценку действиям России: "Нет оправдания применению военной силы против украинских судов и служащих ВМС".

В ситуации же прямой агрессии России Киев нуждается не только в осуждении атаки на украинские военные корабли, но и в действиях мирового сообщества, способных симметрично наказать Москву за нарушение международного права и не допустить в будущем нападения на нашу страну. Ведь, как заметила депутат Европарламента Ребекка Хармс, нельзя ничего не делать в ответ на нарушение международного морского права.

Еще в первые часы кризиса представители Украины говорили: нужны четкие дипломатические, санкционные действия, а также действия в сфере безопасности со стороны партнеров Украины, чтобы демотивировать Россию продолжать эскалацию. С призывом к европейским странам сделать больше обратилась и официальный представитель американского Госдепа Хизер Нойерт. По ее словам, один из предметов обсуждения — газопровод "Северный поток-2".

Нельзя сказать, что в Старом свете не услышали призывы из Нового: в Евросоюзе в последние дни активно обсуждали введение новых антироссийских санкций. Но чем дольше длилось обсуждение, тем меньше оставалось оптимизма, что ЕС ужесточит персональные и экономические ограничительные меры против россиян и российских компаний. "Еще ведется диалог относительно санкций. Что-то будет. Позже, в декабре. Что-то…" — зло прокомментировал ситуацию украинский дипломат на условиях анонимности. 

Не только в Риме, но и в Берлине и Париже (где отлично разбираются в нюансах происходящего на Востоке в целом и Азово-Черноморской акватории в частности) выступают против ужесточения ограничительных мер в отношении России. По мнению немецких и французских дипломатов, санкции — "несколько поспешная" инициатива, ведь они не являются частью "мер по укреплению доверия" между Киевом и Москвой. И, конечно же, в Берлине не собираются отказываться от "Северного потока-2"

Европа "на растяжке" между политикой прессинга и дипломатией "по укреплению диалога". И подобная разноголосица евроатлантического хора вызывает у России чувство удовлетворения. Как и предвыборные "игры патриотов" в Киеве. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно