Quo vadis, Украина? Время мирного урегулирования для Донбасса

10 ноября, 2017, 09:00 Распечатать Выпуск №42, 11 ноября-17 ноября

Украина должна разработать детальный план реинтеграции Донбасса, включающий тяжелые, но необходимые компромиссы.

От редакции.

"Возвращение оккупированных территорий Донбасса. Украинский план" — круглый стол с таким названием (организованный нашим еженедельником при поддержке "Інтерньюз-Україна", USAID и Украинской школы политических студий) на днях прошел в Киеве. Десять авторитетных и квалифицированных экспертов поделились своими взглядами на перспективу сшивания распоротых автоматными очередями украинских земель. 

"Пессимист жалуется на ветер. Оптимист надеется на перемену погоды. Реалист ставит паруса". Эту фразу писателя Уильяма Артура Уорда мы адресуем отечественной власти, столь озабоченной в последние годы пресловутым "раскачиванием лодки". 

Политическое руководство избегает попыток составить лоцию, определить фарватер и наметить курс. Курс на реальное возвращение Донбасса. Власть ограничивается вызывающими приступы морской болезни заявлениями о "безальтернативности минского процесса". 

Как должна выглядеть система управления деоккупированными территориями после их возвращения в родную гавань? Какой быть новой экономической модели Донбасса после его полной реинтеграции? Насколько готово к этой реинтеграции украинское общество и население временно оккупированных территорий? Анализ высказанного на круглом столе — еще впереди. 

Среди участников круглого стола были и двое авторов свежего номера ZN.UA — депутат Сергей Тарута и экс-парламентарий Егор Фирсов. Их взгляды на проблему реинтеграции Донбасса мы предлагаем вашему вниманию.  

Quo vadis, Украина? 

Время мирного урегулирования для Донбасса

Сергей ТАРУТА, народный депутат Украины,
экс-губернатор Донецкой области

Последняя Генеральная Ассамблея ООН, принятие ряда законодательных актов о реинтеграции Донбасса, визит Курта Волкера в Украину — эти недавние события заставили по-новому взглянуть на перспективы мирного урегулирования в Донбассе, под новым углом осветили судьбу Минских соглашений. 

Стало очевидным, что роль Минских соглашений — скорее прекращение огня, а не урегулирование. Переговоры в минском и нормандском форматах за последние 3,5 года, к сожалению, не смогли решить основную проблему — установление в Донбассе прочного мира для последующей успешной реинтеграции ныне оккупированных районов. 

Всплыла на поверхность и двойственность позиции нынешней украинской власти. С одной стороны, декларации, которые делаются в расчете как на избирателя, так и на западных партнеров: "мы приняли закон о реинтеграции", "мы готовы к вводу миротворцев ООН". С другой — отсутствие каких-либо реальных шагов по достижению мира, для начала — хотя бы реалистичного и реализуемого поэтапного плана мирного перехода Донбасса под украинский контроль. 

Главный вывод из последних событий и деклараций — Украине не хватает комплексного подхода для настоящего урегулирования, т.к. этот кризис имеет много важных составляющих, субъектов и факторов влияния.

Как депутат, избранный в Мариуполе, и человек, многие годы отдавший развитию Донбасса, чувствую личную ответственность за содействие процессу скорейшего установления мира в Донбассе и его социально-экономическому восстановлению. С начала 2014 г. я сознательно посвятил себя именно этой задаче и работаю с ней на многих уровнях —  международном, законотворческом и региональном. За эти годы я глубоко осознал неспособность или нежелание сегодняшних властей решить этот вопрос и считаю своевременным предложить собственное видение.

Моя команда разработала план мирного урегулирования "Три основы", базирующийся на основных элементах — Легитимность-Безопасность-Доверие — как неотъемлемой триаде устойчивого урегулирования. Легитимность — необходимость наличия легитимного партнера на временно неподконтрольных территориях. Безопасность — без прекращения огня не удастся продвинуться в любом другом элементе урегулирования. Доверие — между Киевом и жителями оккупированных территорий (в т.ч. запуск процессов диалога и примирения) между Вашингтоном/Брюсселем и Москвой и в конечном итоге — между Киевом и Москвой. В ныне оккупированных районах проблема доверия (точнее недоверия к Киеву) решается через запуск международной временной администрации (МВА) и передачу ей на первом этапе контроля над всеми социально-экономическими вопросами, включая запуск процесса возврата временных переселенцев. В этом контексте считаю полезным учесть опыт Временной администрации Организации Объединенных Наций для Хорватии (UNTAES), установленной Советом Безопасности ООН резолюцией 1037(1996). Благодаря работе этой миссии была обеспечена полная демилитаризация региона — в течение одного месяца все тяжелое вооружение было выведено из Восточной Славонии или передано в распоряжение UNTAES, обеспечен таможенный и полицейский контроль на пунктах пропуска на неконтролируемом хорватской стороной участке границы с Венгрией, а также возвращены в регион более 20 тыс. беженцев и внутренне перемещенных лиц разных национальностей. Мандат такой миссии также обязательно должен предусматривать вопрос финансовой поддержки, направляемой в первую очередь на обеспечение условий нормальной жизнедеятельности и восстановление инфраструктуры (возможно, как часть предложенного мною "Плана Маршалла" для Украины).

Минский формат зашел в тупик настолько, что само слово "Минск" вызывает недоверие у народа Украины. Минскому процессу необходим полный рестарт, как содержательный, так и имиджевый — своего рода "ребрендинг". Поэтому я предлагаю перенос площадки для стратегических переговоров в Вену (при этом в Минске могут остаться рабочие группы для отработки технических вопросов). Кроме символического значения Вены как города, в котором уже не раз заключались исторические соглашения, положившие конец кровопролитным конфликтам, перенос площадки именно в столицу Австрии имеет и практический смысл. За годы войны стало ясно, что конфликт в Донбассе — это не просто война между Россией и Украиной, это часть геополитического противостояния между Россией и Западом. И для переговоров необходимо выбрать площадку, нейтральную именно для этого противостояния. Для этой цели оптимально подходит Австрия — страна, не входящая ни в НАТО, ни в ОДКБ. Именно в Вене расположена штаб-квартира ОБСЕ — единственной институции, признаваемой всеми сторонами конфликта в качестве не только нейтрального арбитра, но и организации, которой предстоит сыграть одну из ведущих ролей в осуществлении достигнутых договоренностей. Именно в Вене (точно не в Минске и, скорее всего, не в Нормандии) за стол переговоров способны сесть вместе все стороны, от которых зависит будущее Донбасса — Украина, Россия, Евросоюз (в первую очередь Германия и Франция) и США. 

Важнейшим фактором, от которого будет зависеть успех "венского формата", станет наличие у представителей переговаривающихся сторон и достаточно обширных полномочий, и детального знакомства с проблемой. Причинами пробуксовывания "Минска" стали именно недостаточная представительность и неясный статус переговорщиков. Считаю необходимым дополнить спецпредставителя США Волкера и де-факто спецпредставителя РФ Суркова спецпредставителями от Германии и Франции и, конечно же, от Украины. Причем спецпредставитель от Украины должен иметь авторитет именно в Донбассе, чтобы его слова и предложения были готовы положительно воспринимать украинские граждане не только в Киеве, но и на Юго-Востоке Украины, включая неподконтрольные ныне территории. 

Сегодня указанные мной стороны уже пытаются сделать первый шаг к миру — на самом высоком уровне обсуждается ввод миротворцев в Донбасс. Сама идея официально поддержана и Украиной, и Россией, и США, и ключевыми европейскими державами. Однако по пути от идеи до реализации нас ждет много подводных камней, нам предстоит ответить на множество вопросов (ответы нужно иметь уже сейчас), чтобы Украина смогла занять в этом процессе проактивную позицию, а не только реагировала на планы, предложенные другими сторонами. К сожалению, Украина пока не разработала и не представила свой комплексный план урегулирования. Самое важное — наши предложения должны быть реалистичны, даже если реальность не всегда нам нравится.

Для начала необходимо определиться, согласно какой главе Устава ООН будет вводиться миротворческий контингент. Есть два варианта: Глава 6 — "Мирное решение споров" (речь идет в основном об операциях по поддержанию мира (Peace keeping) или Глава 7 — "Действия относительно угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии" (речь, как правило, идет о "принуждении к миру", в т.ч. путем довольно жестких санкций, блокады и принудительных действий с помощью военных контингентов членов ООН (Peace enforcement). Первый случай — силы ООН по поддержанию мира — применяется, когда сам мир уже фактически достигнут, когда стороны не ведут боевых действий. И по состоянию на настоящий момент — это не наш случай. У нас в Донбассе — реальный, "горячий" фронт, на котором почти каждый день гибнут люди. Глава 6 сработает только в том случае, если Россия возьмет на себя обязательства полностью остановить какие-либо военные действия со стороны подконтрольных ей боевиков в ОРДЛО. В противном случае, если Россия не готова взять на себя таких обязательств, нам понадобится Глава 7 — Принуждение к миру.

Миротворческая миссия ООН в Донбассе, под контроль которой будут переходить оккупированные территории, неосуществима без одновременного учреждения на этих территориях международной временной администрации. Только она позволит избежать правового вакуума и новых попыток насильственного захвата власти сегодняшними боевиками. МВА может быть создана согласно решению СБ ООН и должна формироваться из неучастников "венского формата". Возникнет вопрос и "переходной юстиции" (современный инструмент, часто применяемый при мирном урегулировании) — этот элемент необходим в первую очередь для решения чувствительного вопроса судьбы участников боевых действий и обеспечения их невмешательства в мирный процесс. МВА будет действовать под эгидой ООН (в сотрудничестве с ОБСЕ) и на основе согласованного с Украиной Планом действий, а также специального соглашения с правительством Украины. Считаю неизбежным, как бы ни мечтали о другом, и Принцип поэтапности при вводе миротворческих сил: войска ООН должны выйти на рубежи линии разграничения и отвода войск и постепенно, район за районом, занимать всю ныне оккупированную территорию, устанавливая на ней международную временную администрацию. И так вплоть до выхода на ныне неконтролируемые участки границы Украина—РФ. Выборы в Донбассе станут возможны только после получения МВА контроля над всем регионом.

При составлении планов и принятии решений нашему государству важно помнить: "Украинский кризис" является в настоящий момент краеугольным камнем для определения направления развития системы безопасности всей Евроатлантики. Или нас ожидает улучшение европейской системы безопасности (в первую очередь избежание риска большой эскалации), или новая Холодная война, где Украина будет "на передовой" — именно таковы реальные альтернативы. И от проактивной позиции Украины зависит, по какому сценарию далее будут развиваться события. Нынешняя власть играет в пользу сценария эскалации и новой Холодной войны. Я же (и многие международные партнеры, с которыми общаюсь на эту тему) выступаю за позитивную повестку для Евроатлантики и нахождение решений, а не создание проблем.

Учитывая нынешнее состояние Украины и все жертвы, понесенные нами с 2014 г., считаю, что общество вправе требовать от власти честного диалога по стратегическим вопросам. Пока многие кардинальные решения, серьезно влияющие на настоящее и будущее Украины, власти принимают, не имея такого мандата. 

Поэтому есть вопросы к власти, на которые она четко обязана дать ответ: 

1. Должна ли Украина реинтегрировать Донбасс с помощью компромиссов и дипломатии ИЛИ ждать окна возможностей для реализации силового сценария?

2. Должны ли мы всячески сохранять контакты с оккупированными территориями ИЛИ постепенно снижать количество этих связей? 

3. Где конкретные планы по мирному урегулированию? И когда президент исполнит свое предвыборное обещание о мире за две недели? 

4. Начнет ли власть слышать людей, в том числе "людей Донбасса", где бы они ни проживали, или продолжит манипулировать общественным сознанием в своих краткосрочных внутриполитических интересах? 

Эти вопросы требуют от власти даже не ответов, а поступков. Потому что на Западе — нашем основном союзнике сегодня — нарастает усталость и недовольство результатами, продемонстрированными командой, пришедшей к руководству страной после 2014 г. Более того, растет подозрение, что Украина (т.е. ее власть) на самом деле не хочет реального урегулирования, а предпочитает "разыгрывать" российскую угрозу во внутриполитических целях и использовать ее как объяснение своих провалов перед иностранными партнерами. И как следствие — на Западе растет запрос на настоящих партнеров внутри Украины, которые в состоянии развивать страну и выполнять взятые на себя обещания. В конце концов, никто за нас "домашнюю работу" делать не будет, и отстаивать наши интересы также не будет. И в Украине есть силы, которые представляют другой подход — они должны консолидироваться и четко высказать свои позиции.

Поэтому сегодня я предлагаю свое видение мирного урегулирования как начало широкой серьезной общественной дискуссии на эту тему с конечной целью достичь реального прогресса и принести мир в Украину. 

1. Украина разрабатывает и предлагает мировому сообществу детальный и последовательный план реинтеграции Донбасса, включающий тяжелые для нас, но необходимые для успешного завершения мирного процесса компромиссы.

2. План включает в себя этапность ввода миротворческого контингента по всей зоне конфликта (т.е. нынешних ОРДЛО) с одновременным учреждением на поэтапно освобождаемых территориях международной временной администрации. 

3. Верховная Рада, правительство, администрация президента Украины разрабатывают законодательные акты, которые легитимизируют как ввод миротворческих сил ООН в Украину, так и введение на ныне оккупированных территориях Донбасса временной международной администрации, определят ее статус и полномочия. 

4. Украина выступает с инициативой о проведении переговоров в Вене в новом формате — Украина, Россия, США, Германия и Франция, с назначением постоянных спецпредставителей от всех сторон-участниц нового мирного процесса. В основе переговоров — разработанный нашей страной детальный и последовательный план реинтеграции Донбасса (компонентом которого должен стать план экономического восстановления региона, основную часть затрат на который возьмут на себя международные доноры-партнеры, включая РФ). 

5. На время до окончания мирного процесса органы власти Украины оказывают максимально возможное содействие восстановлению доверия между жителями оккупированных территорий и остальной Украины — начиная с выплаты пенсий и пособий жителям оккупированных территорий, предоставления социального жилья временно перемещенным лицам и прекращения экономической блокады. 

Если же власть будет продолжать свою нынешнюю политику, то считаю необходимым организовать максимальное давление на нее со стороны общества и внешних партнеров, чтобы она, наконец, стала действовать в интересах украинского народа, а не в своих партикулярных интересах. Вопрос мирного урегулирования в Донбассе стал лакмусовой бумагой для власти и для всего общества.

Пришло время объединяться, действовать и достигать успеха во имя мира и успешного будущего всей Украины! 

Читайте также статью Егора Фирсова "Донбасс. Аксиомы реинтеграции"

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Yury  Ohmakevich Yury Ohmakevich 12 листопада, 18:29 "Международные доноры-партнеры, включая РФ". Честно говоря, не ожидал такого откровенного цинизма со стороны депутата ВР. РФ - партнер ? Власть в сговоре с олигархами неприкрыто предлагают капитуляцию. Называть страну агресора - партнером, это выходит даже за рамки здравого смысла. Смысл "поэтапного" ввода миротворцев тоже понятна - легализировать российские войска под видом миротворцев на территориях, которые не "под этапом" - иначе кто будет там властью, если "поэтапно" вводить миротворцев ? И что значит "основную часть затрат на который возьмут на себя международные доноры-партнеры, включая РФ" Какую основную - 51% или 99%. И с чего бы это Германии, США или Франции брать на себя "основную часть", если страна агрессор - Россия ? Ведь это - откровенная лапша на уши, территории под оккупацией РФ предлагается взять на обеспечение Украины (при этом российские войска так и будут там находится).А это значит - с зарплаты каждого работника, с пенсии каждого пенсионера будут идти деньги на поддержку оккупационных войск. В других странах в случае войны большой бизнес облагался специальными налогами - а у нас это все хотят переложить на плечи простых людей. И "организовать максимальное давление на нее(власть) со стороны общества" может и прийдется, если она (власть) будет следовать этим рекомендациям. согласен 3 не согласен 3 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно