Партийное расстройство

07 декабря, 2007, 16:45 Распечатать
Выпуск № 47, 7 декабря-14 декабря 2007г.
Отправить
Отправить

На создание современных партий у отечественных политиков не хватает ни времени, ни желания.

Украинские политики никак не научатся выполнять свои обещания. И не всегда потому, что их даже теоретически выполнить невозможно. Ведь обещают не только снижение цен на газ, улучшение жизни избирателей «уже сегодня» или выплату вкладов в Сбербанке СССР за два года. «Наша Украина», к примеру, взяла на себя обязательство уже до Нового года создать из организаций — участниц блока единую партию. Вряд ли это обещание принесло оранжевым существенный прирост голосов (Виктор Балога, правда, утверждает, что «сотни тысяч», но он — лицо заинтересованное), зато как минимум почетному председателю партии было приятно. Виктор Ющенко и после выборов не раз призывал соратников слиться в одну структуру в самое ближайшее время. Да вот только соратники не спешат.

Объяснения вполне традиционные. Руховцы не хотят просто так расставаться со своим историческим брендом и уверяют, что без присутствия в руководстве «проверенных национал-демокра­тов» единая партия превратится в очередное «издание» НДП (или даже СДПУ(о) — для рухов­цев нет слова ругательнее). Юрий Костенко говорит о том, что нельзя под одной крышей объединять правых и левых (левым лидер УНП считает Юрия Луценко, хотя нынешнюю политическую ориентацию первого номера списка «НУ—НС» даже бывалые эксперты определить затрудняются). Анатолий Матвиенко боится превращения в «чей-то инструмент» и вообще считает, что демократический процесс должен быть неспешным. Ну а главными возмутителями спокойствия выступают «народные самооборонцы», официально при­остановившие свое участие в объединительном процессе в знак протеста против попыток создания широкой коалиции. В сговоре с регионалами соратники Луценко и Жвании подозревают руководителя президентской канцелярии — с недавних пор главного (после Ющенко, разумеется) нашеукраинского интегратора.

Виктор Балога в долгу не остался. Сравнил соратников по блоку с холодцом (консистенция, мол, такая же) и обвинил их — ни больше ни меньше — в моральном преступлении, которое не забывают и не прощают. Прес­тупление, по мнению Бало­ги, состоит в нарушении «обязательств перед народом и Президентом» (именно так, народом с маленькой буквы, президентом — с заглавной) по созданию единой пар­тии в 2007 году. Призвать к поряд­ку нарушителей решили традиционным чиновничьим способом. Губернаторы и просто руководители нашеукраинских штабов получили прямое указание с Банковой — организовывать демонстрацию поддержки на местах и писать коллективные письма рядовых партийцев. Прав­да, из затеи ничего не вышло — ведь формально и на местах блок состоит из ячеек тех же партий, не желающих «растворяться» по идейным соображениям. Впро­чем, нет такой неудачи, которая могла бы смутить Виктора Ивановича. Как предполагают завсегдатаи Банковой, Балога готов создать единую партию вообще без участников блока. Для этого якобы и была создана общественная организация «Гарт» с штаб-квартирой в три этажа на Ярославской и Игорем Крилем «на хозяйст­ве».

На соседней Спасской — в офисе «Нашей Украины» — интеграционные инициативы Бало­ги оценили однозначно. Как попытку создать партию, полностью подконтрольную секретариату. А значит, подозревают нашеукраинцы, готовую войти в широкую коалицию. Если даже для этого придется лишить партбилетов всех недовольных. Оказаться за бортом Вячеслав Кири­ленко со товарищи, разумеется, не хотят. Поэтому и решили дейст­вовать по принципу «если нельзя победить — нужно возглавить процесс». Начали бодренько, создали три рабочие группы, выяснили, что особых расхождений ни в уставах, ни в программных вопросах между участниками блока нет. После чего Ро­ман Зварич предложил собрать объединительный съезд… в апреле. Игорь Криль чуть не захлебнулся от злости. Бросив в сердцах, что с таким подходом партия не будет создана и к октябрю.

Впрочем, в последние дни и на Банковой немного поостыли. Во-первых, стало ясно, что секре­тариат отнюдь не всесилен. Сорвать кворум на политсовете партии «Наша Украина» ему еще под силу. Навязать свою волю всему блоку — даже от имени президента — канцеляристы не всегда в состоянии. Во-вторых, у Ющенко оказалась слишком короткая скамейка запасных. И даже простой вопрос — кто будет публичным лицом новой партии — способен поставить в тупик. Балога с Крилем дискредитированы торгами с подписанием коа­лиционного соглашения, Кири­лен­ко и Луценко не доверяет президент. «Любі дру­зі» уже обожглись на проекте под названием «НУ—НС». Есть, конечно, «мальчик-выручалочка» Арсе­ний Яценюк, которого президент уже один раз пытался десантировать в партийные структуры. Но не может же один человек сидеть на всех стульях сразу.

На фоне провала интеграционных инициатив внутри «Нашей Украины» активизировались раз­говоры о создании единой партии и на основе БЮТ. И дело не в желании, выражаясь словами Зварича, «утереть нос» партнерам. У Ти­мошенко в общем-то понимают — чем дольше будет затягиваться кризис в «НУ—НС», тем активнее составляющие блока будут дрейфовать в сторону вероятного победителя пре­зидентской гонки. А мест в окружении Юлии Владимировны не так уж много. Именно поэтому главными промоутерами партийной идеи считают активистов ПРП и экс-социалиста Иосифа Винского, которым выгодно формализовать свой статус, не дожидаясь новой волны бютовских неофитов. Другое дело, что сама Тимошенко в этом не очень-то заинтересована. И на должности премьера, и в качестве канди­дата в президенты ей выгоднее играть роль общенационального лидера, возвышающегося над партиями.

К тому же создание единой партии требует идеологической определенности. А с этим в БЮТ до сих пор проблемы. ПРП — партия либеральная, Шкиль и Лукьяненко — националисты, группа Винского и УСДП считают себя если не левыми, то левоцентристами, сама Тимо­шенко объявляла себя сторонницей солидаризма, течения безусловно правого. Правда, в твердости правых убеждений лидера не уверены даже искренние сторонники Юлии Владимировны. И мало кто сомневается: стоит только Тимошенко захотеть, и участники блока сразу же найдут общий идеологический знаменатель. Поскольку одна объединяющая идея у них точно есть — они верят в то, что успех лидера обеспечит нужный результат для всех партий и групп БЮТ. В этом смысле политически разношерстные тимошенковцы могут дать фору в общем-то близким по идеологии между собой нашеукраинцам — в «НУ—НС» общее мировоззрение, но совершенно разные цели.

Впрочем, зацикленность бютовцев на успехе лидера имеет и обратную сторону. Единую партию им легче создать, но труднее всего… назвать. «Блок Юлии Тимошенко» как нельзя лучше отражает суть их объединения. Но прецедентов, когда бы именем лидера называлась партия в Украине, в общем-то, не было. Чай, не Латинская Америка с её перонистами и сандинистами. Впрочем, для тимошенковцев любое другое название — это по сути потеря бренда. И еще не известно, согласятся ли ПРП или УСДП отказаться от своих наименований ради «Батьківщини» или совершенно нового имени.

А главное — так и не понятно, ради чего идти на такие жертвы. Нашеукраинцам единая партия нужна, чтобы создать наконец механизм согласованного принятия решений — борьба ведется только за то, кто будет допущен к их принятию и где будет находиться этот центр — на Спасской или на Банковой (Ярославской). У бютовцев такой механизм существует и без единой партии, и худо-бедно работает. Поэтому на все вопросы об объединении в руководстве блока отвечают в духе «от добра добра не ищут». На Туровской сейчас заняты совсем другим, и даже малейшие трения по второстепенным вопросам рассматривают как угрозу главной цели. А чем может грозить любая реорганизация, со всей очевидностью продемонстровала история с Юрием Круком, который уже было отозвал свою подпись под коалиционным соглашением, а потом передумал. Самая распространенная версия — это был демарш в ответ на попытку отстранить его сына Вячеслава от руководства одесским БЮТ. В случае создания единой партии недовольных будут десятки, если не сотни депутатов. Потому и откладывают этот вопрос до более спокойных времен, когда не каждый голос будет на счету.

Но если бютовцев можно понять, то уж совершенно необъяснимой кажется погоня за голосами, которую устроили регионалы. В ПР почему-то решили, что в противовес оранжевой коалиции непременно нужно создать объединенную оппозицию. Хотя влияние оппозиционной фракции, и без того имеющей треть голосов в парламенте, от приплюсовывания нескольких десятков мандатов в общем-то не изменится. А за поддержку еще придётся расплачиваться. И очень скоро.

Между тем сама Партия регионов нуждается в серьезной реструктуризации. Сейчас, несмотря на партийный статус, она является даже более рыхлым образованием, чем БЮТ. По сути — это коалиция бело-синих политиков, собранная под выборы. Причем часть из них — явный балласт. Они даже сами это понимают, потому и пытаются доказать свою незаменимость едва ли не зубами.

Но пока это похоже на ложную тревогу. Заниматься реструктуризацией, не говоря уже о модернизации, у регионалов некому. Энтузиазм Бориса Колесникова, если у него и были такие намерения, угас. Три мяча в свои ворота — это стресс не только для футболиста. А Колесников ведь не только согласился на досрочные выборы, но и отвечал за их проведение, а значит, и за результат. К тому же именно он вел переговоры с Балогой, итогом которых стало явно не ожидаемое регионалами создание оранжевой коалиции, проголосовавшей за спикера Яценюка. Виктор Янукович остается главным капиталом бело-синих и на будущих президентских выборах, а он заинтересован в сохранении статус-кво. Большие надежды возлагались на новых менеджеров, привлеченных под программу, заказанную Ринатом Ахмето­вым у Мак-Кензи, но она рассчитана на то, что исполнители находятся при власти. А в такой перспективе, похоже, совсем не уверен даже сам Янукович.

Бело-синие, правда, успокаивают себя тем, что у оранжевых все равно ничего не выйдет. И к власти регионалы вернутся едва ли не весной. А раз так — то и времени на партийную реорганизацию нет. Перемены, мол, могут застать на марше — в самый неудобный момент. Как в той поговорке — «вдруг война, а я уставший».

Впрочем, судя по тому, что времени и сил на партийное строительство не находится практически у всех основных политических игроков, волей-неволей закрадывается подозрение, что украинские политики просто не любят заниматься такой рутинной и неблагодарной работой. То ли дело кулуарные переговоры в ресторанах вести. Или портфели в Верховной Раде делить. Правда, практика показывает, что с нелюбимым делом, как правило, и справляются хуже. Мо­жет быть, потому отечественные партии и находятся в таком состоянии. Несмотря на все разговоры о европейскости и переходе к двухпартийной системе «по американскому образцу».

В начале 90-х, когда в Украине любили с пафосом рассказывать про «розбудову держави», была популярной шутка о том, что на русский это словосочетание нужно переводить по слогам — как «расстройство государст­ва». Нынешнее «несварение желудка», по недоразумению названное партийным строительством, рискует стать хроническим. Действительно, зачем политикам создавать современные партии, если избиратель с удовольствием голосует за те, что есть, едва прочитав имя лидера?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК