Осень гибридного наступления. Операция «через народовластие к федерализации»

06 октября, 2020, 18:02 Распечатать
Отправить
Отправить

Что стоит за форсированием идеи прямого народовластия?

Осень гибридного наступления. Операция «через народовластие к федерализации»
© Корреспондент.net

Старт нового политического сезона отметился не только акцентами на теме местных выборов и активизацией внутренней политической борьбы. Властная команда четко очертила актуализацию темы «народовластия»: референдумы, консультативные опросы и желание «посоветоваться с народом». К чему бы это? И к чему может привести?

Рекомбинация, или Работа врага над ошибками

В 2014 году, выполняя операцию по завоеванию Крыма, Россия действовала в такой последовательности: создание пророссийских парамилитарных («казачьих») группировок на полуострове—задействование сил ЧФ и введение войск («зеленые человечки»)—оккупация—организация и проведение «референдума» ради выявления «воли народа»—аннексия как выполнение «воли народа» о «воссоединении Крыма с Россией». Как следствие, Кремль получил непризнание референдума, который проводился не в соответствии с законами Украины и под дулами автоматов оккупантов; непризнание всех дальнейших действий России; наложение на нее санкций со стороны Запада.

Во время развертывания следующего этапа спецоперации — на Востоке Украины — алгоритм был шаблонный, но с определенными особенностями: создание и переброска в Донбасс парамилитарных группировок—захват «народом Донбасса» административных зданий—провозглашение неконституционных органов власти—развертывание вооруженной борьбы «народного ополчения» против «киевской хунты»—введение войск под лозунгом «ихтамнет»—проведение «выборов» с фальсификацией их результатов. Как следствие, Россия вновь получила непризнание выборов, проводившихся не по украинским законам, под дулами автоматов оккупантов и незаконных военных формирований, фактическое признание Западом России ответственной за агрессию, усиление санкционного режима.

Результатом работы над ошибками стало усовершенствование технологии гибридной войны по ходу самой агрессии. Во избежание негативных для РФ последствий алгоритм рекомбинируется. Упрощенно это выглядит так: приведение через демократические выборы в органы местной власти представителей заранее подготовленных агрессором отдельных региональных политических сил на Востоке и Юге Украины — организация и проведение референдума по новому украинскому закону легитимной местной украинской властью (легитимная «воля народа»), при необходимости фальсификация его результатов местной властью или непризнание результатов там, где не удастся достичь желаемого, — взятие на себя местной властью функций центральной власти, опираясь на волю народа, — в случае негативной реакции Киева развертывание силового (вооруженного) противостояния под лозунгом «защита воли народа» — введение войск агрессора под видом миротворческой операции ради защиты соотечественников с российскими паспортами.

А теперь пришло время сложить пазлы, чтобы увидеть картину полностью…

Навязчивое желание посоветоваться с народом

С самого начала работы новой сессии парламента 2 сентября 2020 года главный из «Слуг народа» Александр Корниенко предложил комитету Верховной Рады по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства позволить ЦИК проводить опрос общественного мнения. В действительности в законопроекте №4043 «О внесении изменений в закон «О Центральной избирательной комиссии» в отношении опросов общественного мнения речь шла, скорее, об обязательстве, а не праве ЦИК. 

Уже 15 сентября первый заместитель главы Верховной Рады Руслан Стефанчук сказал, что законопроект №3612 «О народовластии через всеукраинский референдум» будет внесен в сессионный зал для рассмотрения во втором чтении в середине октября. И добавил, что другие законопроекты, касающиеся народовластия, сейчас нарабатываются. «Закон об украинском референдуме — это первый законопроект из большого сонма законов о народовластии. Мы уже на сегодняшний день подготовили такие проекты в первой редакции, — это вопрос о местном референдуме, это вопросы, касающиеся народной законодательной инициативы, это вопросы, касающиеся возможности отзыва любого должностного лица или депутата своих полномочий, возможность наложения (народного. — Авт.) вето на принятый (закон. — Авт.) или законопроект, или любой акт местного самоуправления», — сказал Стефанчук.

Собственно с этими идеями Р.Стефанчук и пришел к руководству Верховной Рады осенью прошлого года, когда еще гремел «турборежим» в законотворчестве. В политических и экспертных кругах этот перечень инициатив вызвал откровенное удивление и вопрос — а зачем это все? Но педалирование темы народовластия кажется неожиданным и неуместным только при поверхностном наблюдении за политическим процессом. Если же посмотреть на это системно, в контексте ведения против нашей страны гибридной агрессии, то все становится на свои места в осуществляемом Россией плане: преобразование Украины в failed state и в конечном результате — уничтожение украинской государственности. 

Возможное развитие событий

Уже по состоянию на середину лета 2020 года фиксировались отдельные признаки реализации РФ операций, аналогичных тем, которые она проводила в 2013–2014 гг., которые характерны для первого этапа подготовки операции стратегического уровня. Среди таких признаков определяющими являются:

— создание новых и усиление существующих информационных площадок;

— массированное (дез)информационное влияние на украинское общество; 

— повышение активности существующих и ускоренное создание новых российских политических проектов, в том числе действующих под проукраинскими лозунгами.

Анализ текущей обстановки свидетельствует, что стратегическая операция России внутри Украины находится на втором этапе подготовительного периода — этапе мобилизации группировок для проведения активных действий по политической, военной (парамилитарной), экономической и информационной линиям. Перехода к следующему, третьему этапу, — объединению структур в едином центре — надо ожидать уже в октябре-ноябре 2020-го.

Вероятность прямой военной агрессии, в ее традиционном понимании, снизилась с учетом ряда внешних и внутренних факторов и динамики их изменений в неблагоприятную для России сторону. Во-первых, Вооруженные силы Украины окрепли, и потери россиян будут неприемлемо большими. Во-вторых, для ведения широкомасштабных операций наземными группировками надо провести операцию по захвату преимущества в воздухе. Она состоит в уничтожении объектов Воздушных сил Украины на всей территории Украины. Тем более это нужно для проведения массированных десантных операций. РФ не сможет неделями наносить воздушные удары без вмешательства мирового сообщества. В-третьих, изменилось внутриполитическое положение в самой РФ, где накопился и дает о себе знать серьезный протестный потенциал. В-четвертых, не по кремлевскому сценарию пошли президентские выборы в Беларуси и поствыборное положение в стране. В-пятых, отравление Навального осложнило международное положение правящей кремлевской группировки. 

Кроме этого, ситуация на Южном Кавказе и вооруженная эскалация старого конфликта между Арменией и Азербайджаном также отвлекает внимание Кремля, да еще и угрожает осложнениями отношений с Турцией. К тому же Россия хочет любой ценой достроить «Северный поток-2», а прямое военное вторжение в Украину привело бы к попаданию проекта под санкции. 

Следовательно, по нашему мнению, развитие событий будет базироваться на закономерностях ведения гибридной войны с учетом опыта, приобретенного агрессором на предыдущих этапах. В основу действий будет положен базовый алгоритм нелинейных процессов.

Ложно-целевое программирование 

После выборов 2019 года украинское общество с целью его дезориентирования и дальнейшей атомизации подвергается новой волне ложно-целевого программирования. Оно осуществляется по нескольким направлениям, программно оформленным следующим образом:

— Россия — не враг, надо любым путем вернуться к миру с ней; 

— главное — вернуть людей и территории, условия возврата — вопрос второстепенный;

— надо полностью восстановить экономические связи с Россией, только это приведет к экономическому спасению Украины;

— Запад — враг, потому что он разжег и поддерживает российско-украинскую войну, надо разорвать отношения с Западом, прежде всего финансовые (МВФ, Всемирный банк) и экономические (соглашение об ассоциации с ЕС), поскольку они грабительские и вредят Украине; 

— все беды украинцев — в засилии центральной власти, все регионы богатые, но Киев забирает все себе, поэтому надо добиваться передачи больших полномочий на места (самостоятельное определение налоговой политики, формирование независимых от Киева правоохранительной, судебной системы и т.п.);

— у каждого региона есть свои собственные культурные, религиозные и исторические ценности и предпочтения, и из-за этого все конфликты; надо добиться культурной автономии для каждого региона, и конфликты исчезнут.

При этом публично не будет нужен переход к федеративному устройству. Вместо этого, вероятно, эти требования будут маскироваться под углубление реформы децентрализации. Но реально усилия общества будут направляться на эрозию влияния центральной власти. Ошибочный вектор развития имеет такой вид: формально децентрализованное, де-факто федеративное государство со слабым Центром с эволюцией отношений «регионы—Центр» в сторону конфедеративных на основе договорных отношений между ними и коллапсом государственности.

Операция по ложно-целевому программированию украинского общества уже успешно реализуется. Продолжается ее информационная составляющая — захват агрессором господствующего контроля над информационным пространством Украины ради интенсификации влияния на общество на решающем этапе стратегической операции.

Реализация задач ложно-целевого программирования будет влиять на создание новых и углубление существующих «разломов» в информационной, политической, экономической и социальной среде Украины и, как следствие, вести к повышению протестного потенциала.

А главное — реализация этих задач приведет к созданию и использованию специальной схемы «разумного менеджмента влияний», по которой потенциал украинского государства будет работать на достижение целей агрессора и ослабление Украины ее же собственными силами. Если агрессор достигнет цели ложно-целевого программирования общества, оно (общество) будет прилагать максимальные усилия к достижению ложной цели и само, без видимых факторов внешнего влияния, даже будет бороться за ее достижение, которое будет вести к самоуничтожению государства Украина. Каждый шаг на этом пути будет подаваться как победа. А любая попытка противодействовать процессу разрушения государства будет сопровождаться мощными информационными ударами по авторам возражений и обвинением их в попытке не допустить народ к власти и нежелании услышать «голос народа».

Управление этой схемой «разумного менеджмента влияний» возлагается на группировку агентуры влияния, задача которой — формулировка и продвижение в публичном пространстве ложных целей прежде всего для высшего государственного руководства. Наскоро созданные политические партии становятся провайдерами ложных программных установок, которые будут определять направление общественных усилий на их достижение в случае победы на выборах. Вот откровения из обращения одного из лидеров новообразованной партийно-олигархической группировки: «Мы сделали первый шаг — объединились в крепкую партию. Второй шаг — победить на местных выборах. А потом — победить на парламентских и изменить страну». Это только на первый взгляд — общая фраза, которую может произнести лидер любой партии, ведь каждая партия идет к власти, чтобы изменить страну. На самом деле, если посмотреть на конечного бенефициара партийной группировки и запоребриковую фразеологию об «иностранных агентах», «Соросе и соросятах», МВФ, то сразу становится понятно, в какую сторону хотят изменить страну: именно в ту, которая нужна агрессору.

Максимального уровня протестного потенциала планируется достичь на момент формирования органов местной власти после выборов 25 октября и на фоне недовольства центральной властью в ключевых регионах привести к власти силы, выступающие созвучно с агрессором: максимальное ограничение властных полномочий центральной власти и превращение Украины в (кон)федерацию с дальнейшим распадом на несколько отдельных государств. Приведение к власти на региональном и местном уровнях подготовленных Россией политических сил и агентуры — ключевая составляющая стратегического замысла агрессора. Кстати, руководитель контрразведки Чешской Республики на недавнем заседании Сената обратил внимание на шаблон деятельности российских и китайских спецслужб — работать в среде региональных политиков, которые со временем оказываются в высших политических кругах. На примере лиц из верхушки ОПЗЖ и ряда других политических сил мы видим, как это работает.

Следующая ключевая роль в стратегической операции агрессора отводится проведению референдумов и использованию их результатов для «легитимного» разрушения украинской государственности. Именно этот фактор коренным образом меняет способ достижения победы в гибридной войне, заложенный в стратегический замысел операции агрессора.

ebrd.com

ebrd.com

ebrd.com

Операция стратегического уровня «Народовластие»

Проект прямого народовластия в Украине реализуется и финансируется РФ с середины 2000-х, после Оранжевой революции и поражения проекта создания Юго-Восточной Украинской автономной республики — так называемого ПиСУАРа. Его этапы, задействованные силы, роль в этом проекте РФ — тема отдельной публикации. Самой известной инициативой является кампания ОО «Украинский выбор», манифест которой содержал те же требования и цели, которые сейчас реализуются в украинском законодательстве:

«На всеукраинском референдуме:

— принимать стратегически важные законы и отменять действующие законы, не соответствующие интересам большинства граждан...»

Исходя из этого и понимая всю сложность задачи для агрессора, мы прогнозируем, что основные усилия тот сосредоточит на достижении успеха при выполнении двух основных задач: приведении в местную власть негласно поддерживаемых агрессором политических сил и использовании механизма референдума в роли инструмента легитимации уничтожения Украины как государства.

Сочетание этих составляющих многовариантно и должно, по замыслу Кремля, обеспечить кумулятивный эффект. Другие варианты действий для достижения цели агрессора возможны, но маловероятны из-за угрозы санкций, ущерб от которых может быть несопоставим с пользой от агрессии.

Следует ожидать, что для достижения указанных целей с использованием агентуры влияния будут проводиться активные мероприятия:

— давление на центральную власть с целью обеспечения как можно более быстрого принятия пакета законов о народовластии и референдумах, что при некоторых условиях позволит проводить референдумы, в том числе и по отмене законов Украины, уже в нынешнем году;

— использование в ходе предвыборной кампании темы прямого народовластия путем расширения полномочий регионов и референдума, в том числе и для дискредитации власти как не позволяющей реализовать право народа на власть;

— вынесение на референдум вопросов, создающих и углубляющих разломы в обществе, а также разрушающих сотрудничество с западными партнерами, в том числе и вопроса о рынке земли;

— активное использование конфликтных вопросов, в частности о рынке земли, в предвыборной кампании;

— в кратчайшие сроки после взятия власти в местных и региональных органах власти проведение референдумов, в том числе по отмене действующих законов; 

— разрушение взаимоотношений с международными финансовыми институтами и создание предпосылок для финансово-экономической дестабилизации, дефолта и экономического хаоса.

Последнее наблюдается уже сейчас и вызывает реакцию партнеров. Обратите внимание на высказывание Ж.Бореля в ходе визита в Украину: ЕС — не благотворительная организация и не банкомат.

В случае успешного для инициаторов проведения референдума и реализации агрессором плана финансово-экономической дестабилизации страны резко повысится протестный потенциал общества. Этот фактор будет использован одновременно для дискредитации центральной власти и как аргумент для перебирания местной властью на себя полномочий государственной власти.

В случае провала организации референдумов агрессор попытается организовать «стихийные» протестные акции в тех регионах, в которых вопрос референдума был поддержан. Ударной силой при этом будет выступать созданная и отмобилизованная группировка сил под видом общественных организаций.

Если власть отказывается идти на требования регионов — проводятся акции общественного неповиновения. Региональные органы власти, опираясь «на волю народа», провозглашают самостоятельное перебирание на себя полномочий центра в определенных ими объемах, оставаясь при этом в составе унитарного государства.

Среди прочего, новый кремлевский сценарий для Украины будет предусматривать:

— обвинения в адрес Киева со стороны как России, так и пророссийских сил в Украине в неспособности эффективно управлять страной и в возникновении проблем в регионах, с выдвиганием требований передачи в регионы властных полномочий в объемах, которые фактически будут разрушать центральную власть;

— осуществление парамилитарными формированиями пятой колонны силовой нейтрализации национально-патриотических сил в определенных регионах;

— силовое противодействие государственным органам власти в их попытках прекратить незаконные, фактически сепаратистские действия;

— перевод силового противостояния в фазу вооруженной борьбы (в рамках проведения силами специальных операций агрессора операции по развертыванию «движения сопротивления»);

— создание активно действующего фронта по всей или на большей части территории страны;

— введение иррегулярных, а в дальнейшем — регулярных войск агрессора в рамках «миротворческой операции с целью защиты русскоязычного населения от националистических, фашистских, террористических группировок».

Окно возможностей для форсирования описанного сценария открывается в период между датой выборов 25 октября и 13 декабря — конечным сроком проведения первой сессии избранных местных, районных и областных рад. Возможность для проведения региональных референдумов, с учетом принятия соответствующих законов Верховной Радой и реализации процедуры организации референдума, появляется в период после 13 декабря. Период 3 ноября — 20 января 2021 года (работа переходной администрации до инаугурации избранного президента) будет обозначен поствыборными турбулентностями в США. К тому же традиционно с 25 декабря по 1 января в странах Запада рождественские каникулы — удобное время для Кремля.

Оценивая окно возможностей, стоит принимать во внимание сугубо военную составляющую угрозы. Именно используя проекцию прямой военной агрессии (операция по демонстрации решительности), Россия оказывала давление на руководство Украины в 2014 году с целью недопущения противодействия агрессору при вторжении в Крым и со временем на Восток Украины.

Исходя из изложенного, по нашему мнению, самое благоприятное окно возможностей для активных действий РФ как извне, так и внутри Украины — декабрь 2020 года. С учетом приведенного выше, становится понятно, почему российским проксиз — 1-му и 2-му армейским корпусам «ДНР» и «ЛНР» — приказано минимизировать огневую активность на линии фронта. Ставка делается на пятую колонну.

Все статьи Михаила Гончара, Владимира Горбача и Сергея Савченко для ZN.UA.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК