О будущем украинских городов

18 августа, 2017, 19:15 Распечатать Выпуск №30-31, 19 августа-1 сентября

В 2008 г. человечество переехало из села в город — численность городского населения в мире превысила численность сельского, и этот процесс нарастает. 

© 5.ua

В мировой перспективе — крупные города: в городах-миллионниках на 2015 г. проживал каждый четвертый землянин (22,884%). По прогнозам, на конец ХХІ в. 85% населения Земли будут горожанами, а до 2030 г. в мире будет насчитываться 41 городская агломерация с населением свыше 10 млн. 

В развитых странах, объединенных в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, англ. — Organization for Economic Co-operation and Development), производится две трети мировых материальных ценностей, и доля городского населения составляет 70–80%. Таким образом, города продуцируют, разрастаются, перерастают в агломерации, последние сливаются с другими и образуют т.н. мегарегионы, которые являются драйверами экономического роста.

Популярный ныне в украинском политикуме мем "децентрализация" относится лишь к трети населения Украины — сельского, именно там происходит активный процесс объединения громад. Зато вокруг городов, особенно крупных, — никаких сдвигов. Там полным ходом идут совсем другие процессы — формирование агломераций, т.е. экономическое, социальное, культурное взаимопроникновение разных по статусу громад, которые, тем не менее, остаются независимыми самоуправляемыми единицами. Другой стороной этой независимости является общественный эгоизм, создающий огромные проблемы соседним громадам, о чем ZN.UA уже писало. Для понимания этих процессов следует начинать ab ovo.

Почему и как возникали и росли города?

Первые города возникли 8 тыс. лет назад как результат Неолитической революции — разделения растениеводства и скотоводства. Рост производительности сельского хозяйства, когда в результате специализации производство пищевых продуктов превысило порог, необходимый для поддержания жизнедеятельности производителя и его семьи, привел к возникновению товарообмена, а значит — центров торговли, т.е. городов, где население не занималось сельскохозяйственным производством.

Факторами, которые ограничивали рост городов, были наличие водоснабжения и (не смейтесь!)… канализации. Именно благодаря решению проблем с питьевой водой и отводом фекалий и поднялся Древний Рим как величественный город. Уровень урбанизации в Римской империи составлял 10%, а в той части, на территории которой расположена современная Италия, — 30%. В следующие века города разрастались по всему миру, но нигде уровень урбанизации не был таким высоким, как в Древнем Риме.

Во всем мире изменения уровня урбанизации совпадали с расцветом или падением той или иной культуры. Взрывоподобный характер урбанизационные процессы приобрели с началом Индустриальной революции, стартовавшей в Великобритании. 

Во время первой волны урбанизации в развитых странах сформировался современный господствующий стиль жизни. По состоянию на 1950 г. уровень урбанизации в развитых странах превышал 50%. 

Особенно ярко урбанизационные процессы проявились в развитии Лондона. Столица мировой империи уже в 1800 г. имела население 1 млн, а до 1860 г. его численность возросла до 3 млн. В 1836 г. началось сооружение первых линий железной дороги, а через 30 лет большинство имеющихся на сегодняшний день (!) железнодорожных путей Большого Лондона уже были проложены. В 1836 г. началось также строительство первых подземных железных дорог, которые сейчас продолжают работать как метро. Большую часть транспортной сети города спроектировали еще в ХІХ в. Это пример для современных быстрорастущих городов, как правильно формировать транспортную политику в пользу граждан города.

Новые строительные технологии полностью изменили силуэт современного города: если в конце ХІХ в. самое высокое сооружение мира имело 150 м, то до 1930 г. высота офисных зданий достигла 300 м. Это также является результатом развития технологий — изобретением безопасного лифта (автоматических тормозов) американцем Элишей Отисом в середине ХІХ в. Увеличение этажности привело к стремительному росту плотности населения, а значит к высокой экономической эффективности городских центров в условиях высокой стоимости земли. По некоторым оценкам, сейчас в центре Манхэттена в дневное время плотность населения самая высокая в мире — 380 тыс. чел. на 1 кв км.

Из исторического экскурса следует простой вывод: любые достижения цивилизации и человеческого гения базируются на… обеспечении первоначальных потребностей человека — в воде, канализации, жилье, транспорте, во всем том, что мы называем коммунальными удобствами.

Почему города
не перестают расти?

Постиндустриальная урбанизация имеет в своей основе совершенно другие факторы, чем индустриальная. Если в начале Индустриальной революции рост производства требовал соответствующего роста рабочей силы, то инновационные технологии, направленные на сокращение производственных затрат, привели к соответствующему сокращению занятости на производстве. В передовых индустриальных странах наибольшая численность персонала на производстве имела место в первой половине ХХ в. Когда нужды в персонале на производстве начали сокращаться, рабочая сила стала перетекать в сферу обслуживания и сферы, которые требовали высокой квалификации или уровня образования.

Одна из главных причин, почему города не перестали расти в ХХ в., кроется в соблазнах и возможностях, которые дает город. Факторов, которые делают город приятным и удобным для его жителей, много: развитые системы образования и здравоохранения, известные театры и рестораны, масштабные рынки труда, легкий доступ к потребительским товарам и услугам, наконец, развитая система коммунальных удобств. Кроме того, благодаря росту уровня доходов значительное количество людей получило возможность свободно выбирать местожительство, что не связано с экономическими факторами, и это значительно повысило привлекательность городов.

Однако ключевым фактором, который лежит в основе урбанизации во второй половине ХХ в., является т.н. агломерационный эффект. Он заключается в получении экономической выгоды от сосредоточения многих людей и бизнесов (порой не связанных между собой) в непосредственной близости. Например, немало специалистов, работающих в одной отрасли, многократно повышают уровень инноваций благодаря ежедневному обмену идеями. Еще один положительный фактор — бизнесы оперируют более эффективно именно в крупных городах, и это присуще не только ХХ в. Таким образом, именно агломерационный эффект в большинстве случаев преобладает над другими факторами — наличие ресурсов, транспортных связей или городских соблазнов.

Урбанизация выделила когорту развитых стран в ХХ в., но еще сильнее повлияла на трансформацию развивающихся стран. Вот несколько важных факторов, которые их отличают.

Во-первых, в наше время обогащение развивающихся стран происходит более высокими темпами. Развитые страны за 200 лет урбанизации обогатились приблизительно на 50%, а сейчас страны часто богатеют вдвое быстрее.

Во-вторых, впечатляющие темпы урбанизации. Во время первой волны между 1750-м и 1950-м гг. численность населения Земли возросла (по оценкам) на 1,727 млрд, из них городского населения — лишь на 400 млн. За 50 лет между 1960-м и 2010-м гг. численность городского населения увеличилась на 2,54 млрд. 

В-третьих, уровни урбанизации и доходов не связаны так сильно между собой, как в предыдущий период. Если развитие не происходит без урбанизации, то сегодня довольно часто урбанизация не сопровождается экономическим ростом. Это характерно лишь для некоторых стран, зато в большинстве стран Африки и Южной Азии разрастание городов происходит без экономического и культурного роста.

Урбанизационные процессы нынче охватили весь мир, и чтобы отделить городские агломерации от "мегасел", которые не характеризуются городским образом жизни, крайне важно понимать значение понятий "агломерация" и "город".

Так что же такое город
и городская агломерация?

Определение понятия "город", несмотря на многочисленные попытки его дать, сводится, к сожалению, к описательным характеристикам, которые в свою очередь нуждаются в разъяснениях и определении. Перечень определений, предложенных, в частности, в украинском правоведении, пестрит эпитетами: большой, сложный, значительный, особенный и т.п., которые и сами требуют объяснений и уточнений. Большой — по сравнению с чем? Особенный — в чем?

Также требуют дополнительных объяснений или сопоставлений такие словесные конструкции, как "гомеостатические свойства", "природное пространство, включающее рукотворные пространства", "более или менее значительный", "более или менее ограниченная", "определенное пространство" (какое?), "отдельная организация" (отдельная от кого или чего?).

Некоторые определения настолько ограничены, что приобретают комические коннотации, например: "Город — это определенная городской властью территория, которой управляет власть из конкретного центра" или "Понятие города является условным и означает населенный пункт, отнесенный, согласно законодательству данного государства, к категории городов". 

Эти определения прямо противоречат современному пониманию города как исторически закономерного образования, которое существует независимо от политической или исторической формы государства. Сегодня в урбанистических кругах сформированы несколько признаков, которые являются фундаментальными для определения города.

Первое — это осознание городским сообществом и горожанами своей принадлежности к своему городу, т.е. существование сформированной, хотя и открытой для присоединения, городской громады. Другими словами, первый признак города — Громада, образованная Гражданами города. 

Второе — это принципиально отличная от сельской система организации этого сообщества. Если в сельской господствует верховенство старейшин и горизонтальная родственность, то в городе превалирует отделенность даже от ближайших соседей и вертикальная схема организации сообщества независимо от того, выборный ли это муниципалитет или наследственная княжеская власть. Фигурально говоря, в селе все знают друг друга, а в городе никто никого не знает, однако при этом считает каждого членом общей городской семьи.

Третье — это очерченная и постоянная территория и материальная инфраструктура городского сообщества: дома, улицы, учреждения, памятники, инженерные сети и т.п. Например, протогорода Трипольской культуры не были постоянными, через определенный промежуток времени, после истощения окружающей территории и, вероятно, предельного загрязнения ее продуктами жизнедеятельности, они перемещались на новое место. Зато город организует жизненные циклы так, что городское сообщество может оставаться на постоянном месте неограниченное время — понятно, при отсутствии внешних природных или социальных катаклизмов.

Четвертый краеугольный камень, который очертился только в последнее время, — это "встроенность" в систему других подобных городских сообществ, т.е. существование экономических, социальных, научных, культурных связей с другими городами, а не только с окружающими сельскими сообществами и территориями.

Итак, можно дать следующее определение понятия "город":

"Город — это открытое сообщество, имеющее четыре фундаментальных признака: 1) осознание членами сообщества своей принадлежностей к нему; 2) вертикальная схема социальной организации этого сообщества; 3) постоянная территория и материальная инфраструктура городского сообщества; 4) встроенность в систему других городских сообществ".

На этой основе можно дальше рассматривать преобразование городов и окружающих сообществ в городские агломерации, но перед этим отметим, что процессы урбанизации происходят разными темпами в разных странах и городах мира. Параллельно с эффектом "расползания" городов (т.е. образования коттеджных городков и перетока населения городов в окружающие поселения) происходит процесс концентрации населения в городах-центрах — сокращение транспортных и других коммуникационных расходов делает центральную зону агломерации более привлекательной для проживания. Таким образом, сверхважно понимать механизмы функционирования и эффективность внутригородских контактов, где и как они создают ключевые связи между урбанизацией и ростом экономики города. Все это необходимо для того, чтобы осознать эффективность "агломерационной экономики", что именно ведет к важным изменениям, т.е. каким образом и где имеет место рост.

В странах ОЭСР определение агломерации, или урбанизированного ареала, базируется на двух признаках — высокой плотности населения и наличии ежедневной маятниковой миграции трудовых ресурсов. Исходя из этих подходов, там принято следующее определение: "Агломерация (урбанизированный ареал) — это густозаселенная городская сердцевина и окружающая территория, имеющая рынок труда, сильно интегрированный с ней".

Однако такое определение весьма ограничено, поскольку учитывает включение в агломерационный центр только трудовых ресурсов окружающих территорий и не учитывает других, — социальных, культурных, рекреационных — ресурсов периферии, которые активно использует центр агломерации. С другой стороны, население периферии получает открытый и удобный доступ к преимуществам города-центра и активно использует возможности, предоставляемые ему этим соседством. Следовательно, нужно дать более широкое определение:

"Агломерация —  это урбанизированный ареал, который состоит из города-ядра или нескольких городов-ядер и окружающих поселений вместе с пригородной зоной, которые активно и взаимно используют экономические, социальные, культурные, рекреационные и другие ресурсы друг друга".

Как основная единица, из которых состоит агломерация, берется населенный пункт с самоуправлением. В Украине это — город, поселок, село; в современных реалиях это может быть объединение нескольких сел — сельрада — или нескольких населенных пунктов в статусе объединенной территориальной громады. Европейский эквивалент для развитых стран — муниципалитет, который также может объединять несколько коммун или громад.

Традиционно деление территорий на городские и сельские осуществляется по показателям плотности населения. Однако простота такого критерия при применении служит причиной многочисленных трудностей при изучении урбанизированных образований и сравнительном анализе экономических, социальных и экологических аспектов. 

В Европе есть муниципалитеты, которые по площади намного больше других, поскольку включают в себя горные массивы, леса, водные поверхности, массивы кустарников и т.п. В Украине земля вне границ населенных пунктов вообще не относится к ведению местных рад. Большие площади — главная причина, почему наблюдается незначительная плотность населения в больших агломерациях. В Европе насчитывается 250 муниципалитетов численностью свыше 20 тыс. населения при плотности 150 чел. на 1 кв км, что в десятки раз меньше, чем в городах-центрах. 

С другой стороны, при ориентации на плотность населения очень легко потерять смысл понятия "город-центр", поскольку в нем могут проявиться все признаки сельского образа жизни. Проблема непригодности критерия плотности населения дает о себе знать также при сравнении больших агломераций, что ярко проявляется в сопоставлении, например, Рима и Парижа. Римская агломерация имеет большие размеры при относительно незначительной площади ее центрального ядра. Париж, наоборот, в административных границах имеет очень незначительную площадь при огромном размере самой центральной урбанизированной зоны. 

В Европе разработана методика, позволяющая корректно установить центральную и периферийную зоны агломерации — по потокам рабочей силы внутри территории: два урбанизированных поселения считаются взаимоинтегрированными, если минимум 15% населения одного из них задействованы в маятниковой миграции. Это позволяет корректировать наличие пробелов (дискретности) в плотности населения в пределах одной агломерации. 

Большинство агломераций состоят из большого города-центра и субцентров или городов-спутников, которые характеризуются высокой плотностью населения и высокой степенью интегрированности с городом-центром. Например, для Лондона с его удлиненными связями с субцентрами это стало совокупным результатом усовершенствования инфраструктуры и роста пространственной составной части реорганизации производственной деятельности — офисы фирм расположены преимущественно в центре, а производственные мощности — на периферии, которая хорошо связана с центром.

Статистика свидетельствует, что площадь урбанизированных территорий, под которой можно очень условно понимать площадь городов, практически не менялась на протяжении 1990–2010 гг., при этом численность городского населения за этот период возросла, по данным ООН, с 2,259 млрд до 3,552 млрд чел.

Отнесение определенных территорий к категории "городская агломерация" при современных подходах требует кропотливого изучения не просто показателей численности и плотности населения, а данных о площади, степени урбанизации и маятниковых миграциях. 

Агломерации в Украине

Украинская урбанистика остается на примитивном уровне демографических и экономико-географических позиций советского периода. Определение понятия "агломерация" сводится к установлению численности и плотности населения. Уровень урбанизации устанавливается по доле городского и сельского населения, однако отнесение населенных пунктов к категории городов и поселков в Украине само по себе является очень условным и никоим образом не связано с установлением городского образа жизни и наличием экономически и культурно связанных территорий и громад. При таком подходе украинские исследователи насчитывают свыше 50 "агломераций", из которых выделяют 23 "крупнейшие". При этом о связях внутри агломераций, маятниковых миграциях, инкорпорации поселений-спутников в экономическую и социально-культурную жизнь города-центра речь даже не идет.

Между тем ситуация обостряется с каждым годом, особенно в столичной агломерации. По оценкам разработчиков Генплана-2025, в шести крупнейших городах вокруг столицы и десяти ближайших районах Киевской области жилищный фонд увеличится в 2,6 раза — с 30,4 до 78,5 млн кв м. Это означает, что пропорционально возрастет и численность населения пригородной зоны — с нынешних 980 тыс. до 2,5 млн.

Принимая во внимание, что уже 10 лет назад население столицы превышало 4 млн чел. и продолжает расти, приближаясь к 5 млн, можно прогнозировать, что до 2025 г. окончательно сформируется Киевская агломерация численностью минимум 7,5 млн чел. Если сегодня не сконцентрировать внимание на развитии инфраструктуры жизнеобеспечения, а темпы жилищного строительства сохранятся, то буквально за 7–8 лет мы получим катастрофический разрыв между состоятельностью инженерной, коммунальной, транспортной, образовательной и других систем и потребностями жителей жилых массивов и поселений-спутников, что грозит неизбежным коллапсом во многих сферах.

Оформить "гражданский" брак

Признание факта существования агломераций в мире зафиксировано в Декларации о городах и других населенных пунктах в новом тысячелетии, принятой Генеральной ассамблеей ООН 9 июня 2001 г. Пункт 40 этого документа гласит:

 "Призываем органы власти в больших городских агломерациях разрабатывать механизмы и соответствующим образом стимулировать работу правовых, финансовых, административных, планировочных и координационных механизмов для организации более справедливой, слаженной и функциональной жизни в городах".

Принципиальное отличие городов и агломераций (огромная проблема!) имеем в составе последних нескольких самоуправляемых громад, которые являются самостоятельными хозяевами на своей территории. Это как в "Кайдашевій сім'ї": примирить под одной крышей разные семьи невозможно, да и даже по соседству очень тяжело, хотя дети одного хозяина едят груши с дерева другого.

В украинском законодательстве довольно адекватное определение понятия "городская агломерация" было введено постановлением КМ Украины №521 от 17.03.2000 г. как "компактное территориальное размещение городских населенных пунктов, объединенных интенсивными хозяйственными, трудовыми и культурно-бытовыми связями". Однако на сегодняшний день оно упразднено, и создается впечатление, что ни правительство, ни Верховная Рада об агломерации и слышать не хотят.

Кроме того, в таком определении не учтены пригородные территории, которые естественным образом входят в городскую агломерацию. Однако проблема заключается в другом — в отсутствии законодательного обеспечения управления агломерациями в Украине, что также связано с реформированием государственного управления на уровне районов и областей, которые, кстати, сейчас распоряжаются землей за пределами населенных пунктов. Попытки всем известных популистов в Верховной Раде передать это право местным радам означает только одно — забрать "право дерибана" государственных земель у государственных органов районов и областей и передать его местным радам. Понятно, что там было далеко не идеально, но такая передача внесет полный хаос в сферу использования земель, потому что сегодня, при отсутствии государственного контроля законности решений местных рад — ведь институт государственных уполномоченных (префектов) так и не создан, — земли стратегического значения (обороны, транспорта и т.п.) мгновенно будут розданы всем желающим, у кого есть деньги или доступ к сельскому голове.

Больше всего здесь пострадает население городов, входящих в состав агломераций, поскольку последние будут просто "задушены в колыбели", т.е. в своих нынешних границах — без возможности координировать пространственное развитие с окружающими громадами.

Если руководители страны действительно хотят продолжать реформирование местного самоуправления и территориальной организации власти в Украине согласно утвержденной в 2014 г. Концепции (распоряжение КМУ № 333-р от 1.04.2014 г.), то самое время перенести акценты с формирования объединенных территориальных громад (процесс пошел, и вряд ли его можно остановить) на вопрос нормирования взаимодействия входящих в агломерации территориальных громад, которые уже образовались естественным образом или находятся на стадии формирования. То, что уже существует де-факто, нужно оформить де-юре, иначе дети от такого "гражданского" брака рискуют вырасти непутевыми.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Жан Ковальчук Жан Ковальчук 19 серпня, 23:16 Если агломерации Харькова, Запорожья, Днепра и Одессы включить в состав самих городов, мы обнаружим , что Киев окажется не самым крупным администраивным образованием. Сергиенко затронул чувствительную тему, которая открывает путь для вредных дискуссий и льёт воду на мельницу врагов. согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно