Мусор несвободы

31 марта, 2017, 23:05 Распечатать Выпуск №12, 1 апреля-7 апреля

В Украине нет общины и городского головы, которые были бы застрахованы от мусорного шантажа. Сейчас каждый городской голова отдельно и все вместе молчат, потому что боятся оказаться в таком же положении. Однако чем дольше они будут бояться поддерживать друг друга, тем больше вероятность, что придут за следующим.

© 112.ua

За время мусорной осады Львова все желающие смогли дать свою оценку добрым намерениям и здравому смыслу в действиях и словах каждого, кто затрагивал эту проблему. 

Десять месяцев — достаточное время, чтобы осмыслить истинные причины осады, а затем сыскать действенные способы ее избежать или выйти из нее. Однако, обсуждая природу "львовского мусора", в большинстве случаев оценивают не причины, а поводы, или даже последствия.

Фактор политической силы в парламенте, возглавляемой городским головой Львова, и нежелание этой силы пойти проторенным путем зависимости и коррупции стали лишь поводом для мусорного триллера. Пожар на свалке и трагическая гибель людей, как и управленческие решения городской власти или их отсутствие, на самом деле лишь последствие. Причиной же почти годичной осады города является нехватка свободы. Свободы человека от произвола государства и свободы человека как его свободы принимать решения. Свободы общины, измеряемой в полномочиях, ресурсах и ответственности. Свободы государства как способности его институтов и должностных лиц думать о последствиях своих решений для людей и страны на поколение вперед.

Мусор как продукт жизнедеятельности человека является одним из сильнейших испытаний общины на состоятельность. Именно общины, а не городского головы или городского совета. Мусору нужна территория. То ли для захоронения, то ли для переработки или сжмгания мусора община должна пожертвовать своей землей. Члены общины, то есть жители города, должны быть способны взять ответственность за отходы, которые они производят. Поскольку, очевидно, отходы у каждого свои, а чужие никому не нужны.

Однако для того, чтобы выделить территорию под отходы, самой свободы и ответственности общины мало. Нужно иметь, что выделять. Сегодня территория городов ограничена фактически территорией застройки. Действительно, объединение позволяет общинам получить территорию за пределами населенного пункта. Но кто на это время выказал желание объединиться не то что с большим городом, а даже с городом с населением свыше 50 тысяч? Жители малых городов и сел, которые являются сателлитами крупного города, безоговорочно хотят пользоваться урбанистическими благами — рабочими местами, образованием, медицинскими услугами. Но не хотят потерять контроль над принятием решений, не хотят, чтобы жители большого города могли пользоваться их землей без их ведома.

Хотя земля нужна большому городу отнюдь не только для захоронения или переработки отходов, однако у каждого большого города уже есть свои "грибовичи", и пример "львовского мусора" сегодня — это звон колокола по каждому из них. В пределах нынешних законов решить эту проблему не удается никому. Выходом может стать решение об агломерациях, которое уже год как успешно блокируют в парламенте. Однако именно это решение позволило бы крупным городам объединиться со своими меньшими соседями, сохранив право последних влиять на решения, касающиеся их территории.

Впрочем, территории и свободы недостаточно. Заброшенные с советских времен мусорные полигоны, как и дороги и тротуары, муниципальные театры и исторические памятники, школы и городской транспорт, требуют денег — местных, государственных или заимствованных. Стоимость рекультивации мусорной свалки — более миллиарда гривен, приблизительно столько же стоит строительство нового мусороперерабатывающего завода. В Украине нет города, включая столицу, который бы мог выделить такую сумму из своего бюджета.

Наверное, не следует подробно анализировать намерения тех частных инвесторов, которые декларировали готовность строить во Львове мусороперерабатывающий завод. И даже не из-за тарифов, которые они предложили бы городу. Есть более простые вопросы. Первый — если их предложения были качественными, то где пример их воплощения то ли в Украине, то ли вне ее пределов? Второе — что делать со старыми свалками и куда девать то, что не перерабатывается?

Таким образом, на сегодняшний день мусор оккупировал два процента территории Украины, в частности и из-за того, что общины не имеют финансовой свободы. Потому что до сих пор почти все налоги собирают и перераспределяют в столице. Потому что на муниципальные инфраструктурные проекты из государственного бюджета средства если и выделяли, то лишь для своих и лишь под обязательство вернуть "грантодателям" львиную долю денежной наличностью. Потому что государство ни разу не предложило общинам льготного кредитования, а когда нашлись иностранные кредиторы — прилагает все усилия, чтобы денег община не получила.

Еще один урок мусорной осады — в Украине государственные институты неспособны защитить людей и государственные интересы, но способны стать угрозой. До сих пор использовать мусор как инструмент политического шантажа додумывалась разве что неаполитанская мафия. Если к этому прибегают государственные институты, то они засвечивают распознавательные огни государства, в котором нет свободы и которое ее не уважает. Каждый новый день со "львовским мусором" доказывает, что правительство Украины не является местом принятия решений, что областные государственные администрации вредны для областей, что гарант прав и свобод человека — первый, кто этими правами пренебрегает.

Несвободные органы правопорядка неспособны провести независимое расследование причин поджога мусорной свалки, но способны по команде одновременно остановить сотню перевозчиков отходов по всей стране. Несвободный министр более года не может подписать соглашение, которое позволило бы городу получить международный кредит на строительство завода и рекультивацию свалки. Несвободный премьер не может ответить на многочисленные обращения о помощи, но может самоутверждаться, унижая униженный город. Правительство, имеющее власть, землю, деньги, но не имеющее свободы, десять месяцев молча наблюдает, как почти миллион людей, над которыми оно имеет властные полномочия, балансируют на грани катастрофы.

"Областная власть" — так часто величают себя руководители областной государственной администрации. Однако осада областного центра в который раз доказала, что областная власть в Украине областям не принадлежит и от областей не зависит. Власть области должна искать способы снять напряжение в регионе, а не радоваться каждым его обострением в угоду своему хозяину.

То, что осада имеет самое высокое "благословение" из кабинета руководителя государства, можно было скрывать два месяца, но не десять. Предложение "а может, потушим?" в обмен на покорность городского головы и лояльность политической силы является самодостаточной иллюстрацией мотивов. И хотя за двадцать шесть лет мы привыкли не удивляться ни мотивам, ни инструментам политической борьбы, средневековые методы осады оказываются новейшим словом в этом процессе. 

Банально, но государство свободы — это не то, где люди устраняют недобросовестных правителей, а то, где правители действуют с добрыми намерениями относительно своих людей. А свобода государства — это забота его правителей о последующих поколениях. В 2014 г. 70% львовян отдали свои голоса за нынешнего президента. Это больше всего в Украине. Как поверить в добрые намерения руководителя государства, который заставляет этих людей жить в окружении отходов? И кто поверит, что о будущем беспокоятся правители, которые угрожают жизни и здоровью своих людей, разрушают их доверие к государственным институтам, уничтожают окружающую среду и обесценивают местное самоуправление?

Но, наверное, важнейшим уроком мусорной осады Львова оказался тест на самоуправляемость самого местного самоуправления и его независимость от государства: может ли община в случае угрозы рассчитывать на поддержку другой общины? Мартин Лютер Кинг говорил: "В конце концов, мы не будем помнить слов врагов, мы будем помнить молчание друзей". Сколько городских голов или городских советов решились выказать поддержку Львову и львовянам? Сколько не испугались предложить помощь? Сколько раз Ассоциация городов собиралась, чтобы обсудить, как местному самоуправлению преодолевать такие угрозы, сколько раз обратилась к государственным органам с требованием помочь Львову в сложных обстоятельствах?

В Украине нет общины и городского головы, которые были бы застрахованы от мусорного шантажа. Сейчас каждый городской голова отдельно и все вместе молчат, потому что боятся оказаться в таком же положении. Однако чем дольше они будут бояться поддерживать друг друга, тем больше вероятность, что придут за следующим. Пока городским головам заслушивать доклады президента и премьер-министра будет милее защиты своих коллег, до тех пор им будет принадлежать не власть в общинах, а почетный статус фигового листка для прикрытия авторитарного государства.

Свобода еще никому не давалась даром, так же, как не давалась быстро. Почему-то нет сомнений, что львовяне рано или поздно выставят счет несвободы Банковой. Но борьбу за свободу государственных институтов и местного самоуправления еще придется начать и завершить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 31
  • Олександр Олександр 3 квітня, 12:05 Пане house! Дивуюсь я Вам. Невже до цих пір так і не зрозуміли, що львівське сміття походить не зі Львова, а з кабінету Порошенка? На кожному чеку й кожній обгортці стоїть штампик "Порошенко", придивіться уважніше. Купіть сильніші окуляри, попросіть сусіда чи друга подивитись, якщо самі недобачаєте. Я Вас прямо носом тицяю, на що треба дивитись, а Ви ну ніяк не бачите. Не знаю, якими ще словами Вам пояснювати. А може придурюєтесь? Вже давно зрозуміли, але не можна визнати, бо тоді доведеться визнати також, що самонємочь не самонємочь, і що самі нємочь і тупий впертюх? А я такі підозрюю, щось в цьому не так, коли так міцно заклинило, не інакше якесь садомазо. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно