Либеральные реформы в эпоху неофеодализма

11 июня, 2020, 11:24 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему западные модели развития в Украине сегодня не работают и какие модели нужны.

Либеральные реформы в эпоху неофеодализма

Несмотря на огромное количество правильных либеральных реформ и законов, принятых прошлой и нынешней властью, существенно ситуацию в Украине они не улучшили. Копирование западных моделей не сработало и становится очевидным, что на данном историческом этапе развития украинского общества они нерезультативны и нам нужен другой, более эффективный путь.

Стало также абсолютно понятно, что система, созданная за 30 лет в Украине, нивелирует любые самые лучшие реформы, изначально превращающиеся в фикцию, а потому первоочередной нашей задачей становится создание в стране таких условий, при которых эти прогрессивные либеральные изменения начнут полноценно работать.

Ведь те реформы, которые на Западе дают быстрый и заметный эффект, Украине никак не помогают ускорить ее развитие и, более того, порой приводят к обратному результату - системному ухудшению экономики и уровня жизни людей.

В связи с этим главными для нас, либералов, становятся вопросы, почему западные модели развития в Украине сегодня не работают и какие модели нам нужны.

Либерализм - не средство, а цель

Приступая к государственному строительству, нам нужно четко понимать, на каком историческом этапе развития мы находимся, какие идеологии и модели ему соответствуют.

Ведь любая идеология, как известно, является всего лишь отражением уровня развития общества и его производительных сил. Она не привносится извне, не дается свыше, а является естественным следствием развития общества, закономерным этапом на пути его эволюции.

Точно так же не даются свыше экономические и политические институты, которые являются главным фактором устойчивого развития любого государства.

Буржуазные революции в Европе, вооруженные либеральными идеями, приведшие в конечном итоге к появлению современного Западного мира, произошли не потому, что люди всегда хотели свободы, равенства и братства, а потому что появилась сильная буржуазия, которую сковывали рамки самодержавия.

Люди требовали осуществления конкретных реформ, позволяющих прогрессивному классу более полно и свободно развиваться и отстаивать свои интересы в экономическом, политическом, культурном и духовном планах.

И потому нам всегда следует помнить, что сначала развивается экономика, базис, вызревают новые прогрессивные силы общества и их потребности, и лишь затем происходят изменения в надстройке - идеологии и законах, которые, по требованию общества, приводят в соответствие с веяниями нового времени.

История не знает успешных прецедентов, когда бы надстройка значительно опережала базис. Не может быть так, чтобы государственная идеология и модели развития были более прогрессивными, чем уровень развития производительных сил общества. Это нарушает естественную взаимосвязь базиса и надстройки, приводит к разрыву между реальными потребностями общества на данном историческом этапе и навязываемой ему системой взглядов и ценностей.

Невозможно совершить буржуазную революцию в первобытнообщинном или рабовладельческом строе, где либеральные реформы попросту не нужны, поскольку никак не связаны с объективной реальностью.

Так же, как невозможно внедрить либеральные экономические и политические институты в обществе, находящемся на нижних ступенях своего развития, по причине отсутствия тех движущих сил, того передового класса, который способен создать такие институты для выражения своих интересов.

Все современные эффективные политические и экономические институты были созданы или эволюционным путем, как на Западе - с многолетним вызреванием буржуазии, или революционным - установлением авторитарной власти и быстрым принудительным навязыванием этих институтов обществу, как в Китае, Южной Корее, Сингапуре, Чили, Грузии и т.д.

Но даже в эволюционном пути присутствует такой этап как абсолютизм, который, с одной стороны, уничтожает остатки феодальной раздробленности, а с другой - способствует развитию буржуазии и ее конфликту с дворянством, что выливается в итоге в либеральные преобразования.

Если же не учитывать эти закономерности развития общества и подходить к процессу механистически - возникают два параллельных, не связанных между собой мира. В одном из них идут реформы, принимаются прогрессивные законы, а в другом - царят прозябание и нищета, и реформы, оторванные от реалий, абсолютно не ощущаются.

Схожая ситуация сложилась сегодня и в Украине. Большая часть общества пока не может достаточно четко и однозначно сформулировать, что сковывает его развитие, какие конкретно реформы ему нужны, и в чем они должны заключаться. Люди, стремящиеся к патернализму, просто хотят, чтобы государство о них заботилось лучше и качественнее. В их понимании - это и есть реформы.

Но так эта система не работает. Если у общества нет конкретных требований, реализация которых помогла бы ему самостоятельно развиваться более эффективно, то не будет и конкретного результата. И никакие абстрактные "реформы" в виде копирования западных моделей нам не помогут.

Поэтому наша главная задача сегодня - определить, на каком историческом этапе развития находится наше общество и взять на вооружение соответствующую идеологию, обеспечивающую поступательное эволюционное движение Украины к либерализму.

Потому что либерализм - не средство, не инструмент улучшения жизни, а цель, конечный на сегодня пункт назначения. Это тот самый "цивилизованный мир", куда мы все так давно стремимся, и где царят максимальные экономические и личные свободы каждого гражданина.

Неофеодализм по-украински

Если мы заглянем в историю, то сможем безошибочно определить исторический этап, на котором мы находимся - это феодализм на более высоком уровне его развития.

Упадок государственного единства, ослабление центральной власти, присвоение государственных функций приватными группами, утрата монополии государства на силу и появление личных армий, дробление государства на сферы влияния, возникновение частных вертикалей власти в целых отраслях и сферах - все это сегодня характерно для Украины. И это - неофеодализм. Только сегодня вотчинами становятся не земельные наделы как основной актив, а целые стратегические отрасли и регионы страны.

Мы ошибочно называем наш политический строй олигархией, а богатейших людей - олигархами. При олигархии богатейшие люди находятся непосредственно при власти и узурпируют ее и неформально, и официально. Так, как, например, сегодня это есть в России, где появился новый класс назначенных властью олигархов - руководителей госкорпораций и силовых структур.

У нас же единства нет, страна разорвана на вотчины - по отраслям и регионально. И потому мы не можем называть это олигархией, это - неофеодализм, а те, кого мы привыкли называть олигархами, на самом деле - неофеодалы.

Неофеодализм начался с распада СССР. Сам его распад был по сути классическим примером феодального дробления страны на уделы, власть в которых захватили старые-новые сеньоры. Долгое время мы в своем развитии шли параллельно с Россией, пока там не был установлен авторитарный режим в интересах новой правящей элиты - государственной и негосударственной олигархии.

Мы же остались в прежней системе координат, сохранив свой неофеодальный строй, и безрезультатно пытаясь внедрить либеральные реформы в общество, которое по сути еще не является буржуазным, способным на "переваривание" таких реформ.

Но поскольку эти реформы не работают и не могут сработать, то и неофеодалам они не страшны. Более того, либерализм только играет им на руку, поскольку сегодня они являются наиболее мощным классом, который не только в полной мере осознает свои интересы, но и, обладая неограниченными ресурсами, способен продвигать их, меняя правила игры под себя.

Поэтому пока общество не вооружится идеологией, соответствующей его реальным потребностям и требованиям исторического этапа его развития, неофеодалы могут спать спокойно. Либерализм, оторванный от реалий, не является в руках народа оружием, направленным против господства неофеодалов, и никоим образом им не угрожает.

Либерализм на службе неофеодалов

Представим себе феодальную раздробленность в раннем Средневековье. Европейские государства разодраны на сотни мини-государств. Каждый князек считает себя богом в своем уделе и "имеет в виду" монарха и общенациональные интересы. Все как у нас.

И тут монарх начинает внедрять в стране либеральные реформы - облегчает условия ведения бизнеса, дает права и свободы гражданам, либерализирует политическую и экономическую жизнь в стране.

Думается, нет надобности доказывать, что никакие его инициативы реализованы не будут. Эти реформы либо будут проигнорированы феодалами, за которыми стоит сила, либо феодалы воспользуются либерализмом для дальнейшего укрепления и легализации собственной власти, опираясь уже на якобы волеизъявление зависимого от них народа. Потому что только у них есть ресурсы, финансовая и военная сила и четко осознаваемые интересы.

Свежайший пример в Украине - реформа децентрализации. При наличии сильного сознательного среднего класса и развитого буржуазного общества она являлась бы стимулирующим фактором для развития регионов и улучшения условий ведения бизнеса. Но в условиях неофеодализма она несет обратный эффект, поскольку усиливает не громады, а в основном местных князьков-неофеодалов.

В итоге вместо стимулирования бизнеса децентрализация способствует лишь дезорганизации системы госуправления, экономическому и политическому сепаратизму. Ни народ, ни мелкий и средний бизнес никак не ощутили плодов децентрализации, зато местные князьки получили возможность сказочно обогащаться за счет распила огромных денег, остающихся на местах, и усиливать свою личную власть. В таких условиях подавлять народную инициативу на местах неофеодалам стало еще легче, и это - яркий пример того, как несвоевременные реформы способны лишь ухудшить ситуацию.

И именно по этой причине подобные либеральные инициативы нигде и никогда в средневековой Европе реализованы не были. Наоборот, запрос общества в то время касался исключительно ликвидации раздробленности, объединения страны и максимального усиления центральной власти, которая бы загнала в рамки распоясавшихся феодалов и навела порядок. Либерализмом там и не пахло.

Это неизбежный этап выхода из феодальной раздробленности - жесткие меры по объединению страны, принуждению феодалов к выполнению законов, ограничению их власти и стимулированию развития экономики, малого и среднего бизнеса.

И лишь потом, по мере становления буржуазии, среднего класса, появляется запрос на либеральные реформы и преобразования. Не того среднего класса, который сегодня получает в офисе тысячу долларов в качестве наемного работника, а того, который владеет бизнесом и является относительно независимым от государства или структур, входящих в империю того либо иного феодала.

Как и средневековая Европа, сегодня мы, пребывая в эпохе неофеодализма, не можем перескочить этап преодоления раздробленности и сразу перейти к либерализму. Для начала нам необходимо максимально жесткими мерами разрушить "государственность" отдельных феодалов, их вотчины в стратегических отраслях экономики, вертикальные структуры, их сетки в органах власти.

В противном случае при помощи либеральных преимуществ украинские неофеодалы и дальше будут, пользуясь неискушенностью большинства граждан, обманывать их посредством СМИ и усиливать свои позиции после каждых выборов.

К либерализму - через жесткие меры

Как бы мы ни пытались прикрыть существующие проблемы благими либеральными намерениями, глубинный запрос общества на установление сильной власти сегодня высок, как никогда. Еще задолго до войны украинцы по всем опросам хотели установления справедливости и наведения порядка, а сегодня эти стремления усилились многократно.

И хотя в обществе до сих пор циркулирует миф о том, что украинцы не потерпят жесткую власть, это не совсем так. Они не потерпят только тот жесткий режим, который посчитают чужим для себя. И наоборот, вот уже почти 30 лет они ждут героя, который железной рукой наведет порядок и воздаст обидчикам простого народа по заслугам.

Сегодня общество, по сути, разделено на две части. Меньшая, активная, часть выражает интересы и стремления среднего класса и разочарована остальной частью общества, которую считает патерналистской и ждущей покровительства со стороны государства.

Среди пассионариев давно уже вызревают настроения о необходимости установления в той или иной форме твердой власти, выражающей позицию активной патриотической части общества, с тем, чтобы ослабить влияние на политику патерналистской части, которая более подвержена манипулятивным технологиям и чаще ошибается в своем выборе вождей.

Большая же часть общества жаждет справедливости, достойной оплаты труда и порядка и ждет справедливого вождя, который якобы позаботится о простом народе.

Но и те, и другие в конечном итоге хотят жесткого управления. При этом каждая часть социума исходит из разного понимания задач такого управления.

Если гражданское общество требует слома системы, полного разрушения железной рукой неофеодальных империй и уничтожения коррупции для проведения эффективных реформ, то большая часть украинцев ждет народной авторитарной власти для справедливого распределения прежде всего экономических благ.

Если гражданское общество хочет "железного канцлера", для которого важны вопросы идеологии, реформ, укрепления независимости, обороноспособности, субъектности Украины и ее интеграции в Западный мир, то для большей части людей первоочередное значение имеют социальные инициативы и повышение уровня жизни.

Таким образом, запрос на установление сильной власти сегодня существует во всех частях украинского общества, отличаясь лишь в задачах, которые ставятся перед такой властью.

В конце концов, не будем забывать, что подобный путь прошла и Грузия, внедрявшая либеральные реформы и боровшаяся с коррупцией самыми жесткими методами, далекими от нашего понимания либеральности. И когда мы приводим Грузию как пример реформ, нам нужно добавлять, каким образом новой власти удалось сломать хребет клановой коррупционной системе.

Кто сломает систему?

Виктор Янукович, пытавшийся утвердить в Украине сильную власть, проиграл лишь потому, что не выражал, по сути, интересы ни одной из частей общества. Его модель сильной власти заключалась в установлении клептократического режима с жесткой вертикалью. Он был чужаком для пассионариев и не смог стать народным авторитарным лидером для патерналистской части общества.

Петр Порошенко на короткое время стал лидером пассионариев, но не набрался решимости сломать систему, поскольку сам был ее порождением и одним из столпов. В итоге он потерял как поддержку патерналистского большинства, так и благосклонность части гражданского общества.

Владимир Зеленский - первый в истории президент не из системы - получил неограниченный мандат от большей части общества, где доминирует запрос на социальную составляющую, и от части пассионариев, но до сих пор не смог заручиться симпатиями всего гражданского общества, от чьей поддержки зависит успех или неуспех в сломе системы и ликвидации неофеодальной раздробленности страны.

В результате сегодня мы пришли к ситуации, которая чревата неконтролируемой децентрализацией власти и регионов и распадом страны. Ускорение феодализации началось после начала войны и приобрело слишком угрожающие масштабы сейчас.

В свое время мы не дали Януковичу установить в стране диктаторский олигархический режим и повернуть вектор Украины в сторону России. Но Майдан так и не стал буржуазной революцией по причине отсутствия буржуазии.

Мы лишь зафиксировали статус-кво, сохранив неофеодальный режим, а война его лишь укрепила, дав возможность неофеодалам не только усилить свой контроль над экономикой и политикой, но и создать собственные армии.

Когда наступит час Х и страну окончательно разорвут на куски, не знает никто, однако риски возрастают с каждым днем. И альтернативы установлению жесткого антифеодального режима в Украине практически нет.

В связи с этим гражданскому обществу нужно уже сейчас отбросить иллюзии о возможности на данном этапе изменить ситуацию в стране либеральным путем и морально готовить себя к диктатуре среднего класса. К либерализму мы сможем прийти только через жесткий централизм и далеко не либеральные меры. Как, к примеру, это происходило в той же Грузии.

И это окно возможностей для Украины откроется лишь тогда, когда власть, опираясь на гражданское общество, получит от него достаточный мандат доверия, поддержку и полномочия для установления более жесткого режима и совместной беспощадной борьбы против неофеодализма.

Иначе - без поддержки, одобрения и участия либеральных пассионариев - создать в Украине сильную централизованную власть и осуществить радикальные преобразования по примеру Сингапура, Южной Кореи или Грузии будет невозможно.

В таком случае отсутствие видимых успехов в повышении уровня жизни населения (а он и не может повыситься при такой системе) обнулит рейтинг любой власти, и все мы в очередной раз останемся один на один с неконтролируемыми никем феодалами. У которых есть деньги, есть СМИ, есть свои частные армии, которые раздавят любого, кто посмеет им противиться.

Как выйти из неофеодального тупика?

Никаких сантиментов в нашей борьбе с неофеодализмом быть не может. Нам нужно крайнее ужесточение законодательства в части коррупционных преступлений, незаконного обогащения, расхищения бюджетных средств. Воровство государственных денег и коррупция должны стать в один ряд с самыми тяжкими преступлениями, наравне с убийством.

Неофеодалы должны знать, что за нарушение законодательства их будет ожидать не только неотвратимое наказание, но и конфискация и национализация отдельных предприятий или даже всех активов на территории страны и за рубежом.

Нам необходимо ужесточить законодательство в сфере информационной безопасности, чтобы ограничить пропагандистские ресурсы неофеодалов в их антигосударственной антиукраинской деятельности.

Наконец, нам нужно ликвидировать частные армии и парамилитарные формирования, полностью очистить власть от лиц, связанных с неофеодальными структурами, навести порядок в правоохранительной системе.

Потому что, если кто-то еще не заметил, мы уже давно живем при диктатуре, только неофеодальной. Где права человека - фикция, а равенство всех перед законом - иллюзия. Каждого могут избить, убить, оболгать, раздавить, - и обычный человек никак не сможет себя защитить. Есть феодальные вотчины, и есть крепостные, рабы.

И именно неофеодализм не дает Украине развиваться и двигаться дальше. Эксплуатируя сырьевую базу страны и коррумпируя госаппарат сверху донизу за сырьевые деньги, неофеодалы консервируют в стране такую ситуацию, при которой инвесторы никогда к нам не придут. А значит, все наши мечты о развитии высокотехнологичных отраслей и построении современной экономики с высокой добавочной стоимостью так и останутся мечтами.

Изменить ситуацию можно только государственной силой. Жестко, решительно, нетолерантно разрушить неофеодальную систему и создать все условия для развития малого и среднего бизнеса, мощного класса национальной буржуазии, которая в конечном итоге и станет главной движущей силой на пути Украины к либерализму - царству свободы.

Другого языка, кроме языка силы, люди, паразитирующие на теле страны, не понимают и добровольно сдаваться не собираются. Поэтому или мы их, или они нас.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК