Коллективный Зеленский: от демократической республики к необразованному абсолютизму?

09 октября, 2021, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Абсолютная власть в одних руках не ведет к «стране в смартфоне», а рождает тиранов. 

Коллективный Зеленский: от демократической республики к необразованному абсолютизму?
© by Thomas Hobbes, 1651

Владимир Зеленский стал главой государства, не имея предварительной подготовки для этой должности: ни релевантного опыта, ни профессиональной карьеры. Это следствие эксперимента как для него, так и для нашего социума. 

Многих избирателей, пришедших на участки отдать за него голос, особо не интересовало, что представляет собой фронтмен «95 квартала» как политическая личность. Поскольку после Революции Достоинства и начала российской агрессии люди были крайне деморализованы неудачами команды Петра Порошенко, поэтому ими руководило желание поскорее перелистать страницу с его каденцией. Поэтому и решились кардинально изменить свои традиционные вкусы относительно лидера страны. Принимая во внимание патриархальное восприятие реалий и устойчивую важность института главы государства среди украинцев, это желание было и до сих пор остается оправданным. Людям всегда нужен национальный герой.

Часть общества надеялась, что совершенно внесистемный индивидуум способен коренным образом изменить статус-кво в отечественной политической системе. Даже те люди, которые обычно считают себя аполитическими и перманентно разочарованными. В глазах и мнении нашего социума, благодаря передовому управленческому инструментарию, новая власть должна была стать категорически другой: как минимум, противоположной традиционному украинскому политикуму, олицетворяющему собой коррупционеров и прохиндеев, а как максимум — невиданным до сих пор коллективным политическим мессией. Или квинтэссенцией десятилетних ожиданий. Очевидно, что ожидания были чрезмерно завышенными. И следует признать, что такая ситуативная их гиперболизация произошла достаточно сознательно и целеустремленно, что и подтверждали слова, звучавшие иногда: «Хуже и так уже не будет».

Во время предвыборной кампании и в первые недели работы в кресле президента Зеленскому и, конечно, команде «Слуги народа» удавалось удерживать такие настроения на высоком уровне. Прежде всего благодаря поствыборному эмоциональному шлейфу, который всегда сохраняется в политике определенное время на основе положительных ожиданий граждан. Но такая общественная автогенерация вдохновения и мотивации, естественно, нуждается в подкормке в виде быстрых изменений. Именно с этим у «коллективного Зеленского», несмотря на колоссальный мандат на такие изменения, что-то пошло не так. Или, скорее, пошло так, как и шло во всех других группировках, которые когда-либо оказывались при власти в Украине: 

  • всецело медийная команда главы государства полностью проваливала большинство важных информационных кейсов (вспомните хотя бы сбитие украинского самолета над Тегераном или продолжительную виртуальность президента, когда вместо прогрессивной коммуникационной стратегии от основателей медиакомпании «Квартал 95» мы наблюдали несвоевременную реакцию или классические «видосики»); 
  • абсолютно деструктивная и неорганизованная кадровая политика, которая до сих пор не настроена и проявляется в публичном управлении (первый глава ОП, первое правительство, первый Генпрокурор, первые главы местных государственных администраций, кейс Конституционного суда, устранение спикера парламента с должности и т.п.). Для политической команды, посягнувшей на президентский пьедестал и парламентское монобольшинство, такая частая и разбалансированная ротация кадров свидетельствует о ее ненадлежащей подготовке к участию в большой политике;
  • непотизм как норма для высших эшелонов власти (ближайшее должностное окружение президента давние друзья и коллеги со студии «Квартал 95», глава СБУ товарищ детства; коллеги из шоу-бизнеса нардепы и руководители местных госадминистраций и т.п.), хотя речь шла о том, что «кумовства не будет»;   
  • фальшивое нормотворчество (закон об импичменте, который, принимая во внимание «свою» коалицию, воплотить практически невозможно; отмена депутатской неприкосновенности, которая не упразднена; закон о народовластии через референдум, который невозможно провести без решения президента; закон об олигархах, который только называет людей олигархами, но никак не содействует искоренению олигархии из украинского бытия и  олигархов с действительности и т.п.).

Совокупная сила «коллективного Зеленского» могла осуществить фундаментальные преобразования буквально за полгода. Но ее наличие пока что ни к чему положительному не привело, а лишь углубило наши социетальные проблемы. Это настолько нонсенс для Украины, насколько и отчаяние. Ведь в нашей новейшей истории такой концентрации власти в «одних руках» еще никогда не было. И ничего. Парадокс.  

Когда западные соседи, например Польша и Венгрия, отменяют НДФЛ для молодежи, чтобы поддержать в начале «взрослой жизни», новаторы «коллективного Зеленского» еще больше увеличивают ярмо украинцев, создавая новые и повышая существующие налоги. Более того, вместо привлечения новых инвестиций представители временной элиты лезут под подушки людей и выдают найденное как свои экономические достижения. То есть в качестве парадигмальной основы взята не либерализация взаимоотношения между государством и обществом, чтобы ослабить давление дани, а этатизм — усиление роли государства в жизни общества (государственных институтов). Вероятно, они считают, что это что-то новое, и поэтому требует применения, но на самом деле это средневековый подход. Именно тогда вошло в употребление выражение короля Франции Людовика XIV «Государство — это я». Сейчас это моветон. Потому что украинское общество нуждается в большей экономической свободе и меньших налоговых нагрузках, верховенстве права и равенства перед законом — утверждении действительно правового государства, что закреплено в первой статье Конституции Украины. 

Суть государства ХХІ века не в том, чтобы его было много в жизни людей, а в том, чтобы его немногочисленные институты были просто сильными. В противоположность их чрезмерному количеству — качество приоритетное. А избранный «коллективным Зеленским» путь — заведомо неправильный.

Отдельные опытные отечественные политики это понимают, несмотря и на их стремление иметь не меньшую власть. Ведь у них есть хрустально прозрачное понимание, чем могут обернуться действия, направленные, в частности, против пассионарного украинского народа. То есть у таких индивидов есть острое ощущение самосохранения. «Коллективный Зеленский», в то же время, с одной стороны, «пришел на один срок» и «не держится за власть», с другой — приумножает полномочия и посягает на несвойственные президенту функции. Но, как однажды высказался Леонид Кучма, «мы это уже слышали». Мы это уже прошли десятки лет назад. Сейчас — время для новейших подходов, а не архаического самодержавия. Оно угрожает психическому здоровью. Поскольку чем больше и дольше человек занимает высшую государственную должность, тем ближе его сумасшествие. 

Такие предостережения сначала никого не пугают. Поэтому неудивительно, что для того чтобы обосновать целесообразность авторитарного политического режима, команда «коллективного Зеленского» создает для себя и социума симулякр — выдуманную «нереальность», используя медиа и заказные социсследования, чтобы всех и себя убедить в правильности выбранного пути, отсутствия влияния на них олигархов, а также, что важно, притвориться, будто люди до сих пор их очень поддерживают. Конечно, кроме законодательного набора полномочий, это еще больше развязывает руки главе государства, и он, через гипертрофированное осознание важности собственной персоны и выполняемой им «миссии», уверяет самого себя, что имеет право на абсолютизм, кто бы что из оппозиционеров и экспертов не говорил. Дескать, это просто наши противники/оппоненты, которые только борются за власть. Так команда «коллективного Зеленского» сознательно пренебрегает всей критикой, называя ее политическим соревнованием. Но где ее место в риторике независимых специалистов, созерцающих тревожную закономерность, которая ведет к узурпации власти?! В странах развитой демократии сохранение относительно высокого уровня поддержки среди населения —  свидетельство легитимности власти и знак того, что можно продолжать осуществлять реформы. Нынешняя же политическая верхушка воспринимает и интерпретирует свою же джинсу как указатель к авторитаризму, мол, если люди поддерживают, то мы имеем на это право. 

Наконец, мы видим, что все это приводит к законодательному нигилизму, невежеству в поведении и риторике, ручному управлению абсолютно во всех ветвях власти, подчинение президенту якобы независимых институций, отстранение с руководящих позиций тех, кто проявляет хоть какую-то индивидуальность и другое видение, а о безликом монобольшинстве вообще молчу. Стыдно осознавать, что депутаты до сих пор не чувствуют власти, которой их наделяет народ. Если бы были противоположные практики, то «коллективный Зеленский» действительно мог бы войти в историю, использовав полученный политический триумф ради «украинского чуда». Сейчас он рискует только вляпаться. Но горечь ситуации не в его персональной драме, а в трагедии для всей страны. Поскольку с таким подходом мы уже сделали откат в демократических трансформациях: опустились в рейтинге восприятия коррупции, индексе демократии, индексе свободы прессы, индексе инвестиционной привлекательности и, как следствие, в мировом рейтинге счастья и т.п. Следующие 5–10 лет украинцам придется еще неоднократно согласовывать детали общественного договора, согласно которому президент не может подменять собой все властные институты, а формой правления в республике является парламентско-президентская, где депутаты — не слуги администрации или офиса президента, а представители высшего законодательного органа. 

Между тем «коллективный Зеленский» сделал так, что центр принятия решений — уже не ВРУ, не Кабмин, а офис президента, который, согласно законодательству, не имеет никаких нормотворческих функций. Президент имеет, его офис — нет. Это просто кабинет. Руководитель этого кабинета (ОП) — тоже без особого статуса, но теперь его воспринимают как второе лицо государства — вице-президента. И получается, что человек оказывает колоссальное влияние на государство и общество, но никакой ответственности ни перед кем не несет. А где место в такой системе людям с действительно конституционными правами — главе парламента, руководителю правительства, генпрокурору? Их роли нивелированы, а институции находятся в режиме президентского самоуправства. Обидно, что из-за жажды тотальной власти внешний враг в повестке дня «коллективного Зеленского» отступил на второй план. Хотя его «нейтрализация» на нашей территории важнее, по сравнению с противодействием внутренней оппозиции, в частности и партийной.

Причастные к узурпации должны помнить, что абсолютная власть не ведет к «стране в смартфоне», она создает левиафана. Поскольку, владея всей полнотой власти в своих руках, человек, каким бы духовно сильным он не был, неизбежно превращается в тирана, а его режим — в тиранию. Это не тенденция, это — закон политики, и им пронизана вся цивилизационная история мира. Неудивительно, что в ведущих демократиях мира, от которых мы отстаем на 100–150 лет, есть баланс разных ветвей власти. Они пришли к пониманию, что именно это создает эффективную систему сдерживаний и противовесов — двигатель развития общества. Поэтому какие-либо нынешние инсинуации относительно попыток оправдать необходимость большей власти — это именно те благие намерения, которыми вымощена дорога в ад. В нашем случае этим адом может стать необразованный абсолютизм.

А привести страну к нему, очевидно, должны с помощью «минцифры», которую «коллективный Зеленский» с самого начала больше всего лелеет. Вероятно, чтобы она смогла обеспечить ему победу на следующих выборах через голосование онлайн в приложении «Дія». И снова «легитимизировать» себя. Посему феерические успехи «минцифры» вполне закономерны в контексте такого стремления власти. Вот почему только этому единственному министерству среди всех прочих «коллективный Зеленский» дал карт-бланш, в частности на осуществление цифровизации государственных и административных услуг, имея намерение сформировать у общества доверие к работе этого ведомства, что перед выборами, по замыслу политической верхушки, видимо, должно автоматически трансформироваться в доверие к их результатам, которые установят на основе данных приложения «Дія». 

Принимая во внимание комплиментарные высказывания «коллективного Зеленского» относительно китайской системы власти и то, что следующие парламентские выборы состоятся уже исключительно по пропорциональной системе, речь идет о риске образования реальной партийной диктатуры. Но ведь для украинцев это катастрофа. Ожидать лучшего режима, чем в Венесуэле, Северной Корее, Беларуси, России, не следует. Там тоже отдельные лица и немногочисленные группы представили, что они олицетворяют собой цвет нации, отрицая соревновательный политический процесс. В то время в западных демократиях, как те же США, Канада, Великобритания, Германия, господствуют ценности прав и свобод человека (конечно, все относительно). Поэтому эти страны передовые и развиваются. 

Мы точно движемся в правильном направлении?

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК