Избирательные манипуляции и как с ними бороться

7 марта, 00:29 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-15 марта

"Можно честно выиграть у шулера, если не дать ему передергивать карты.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

 Сопернику трудно плутовать, если ты знаком с правилами плутовства. Если, играя в покер, ты не можешь понять, кто из игроков — простофиля, значит, это ты сам". 

В приведенном монологе голливудского киногероя доступно сформулирован рецепт противодействия темным предвыборным технологиям. Телеролики, билборды, пламенные спичи, пестрые буклеты, хвалебные/обличительные статьи — лишь видимая сторона схватки за президентское кресло.  

Избирательная кампания — суть игра. Зажигательная смесь "подкидного дурака", снукера, быстрых шахмат, "чапаева", настольной "Игры престолов", напольного "Твистера" и компютерного "Braid". 

Те, кто играет на большие деньги, часто имеет скверную привычку играть нечисто. Такие "мастера" не гнушаются "стимулировать" судей, запугивать соперников и менять правила по ходу игры.  

В нашей стране, находящийся при власти обычно располагает более масштабным, в сравнении  с оппонентами, арсеналом средств добиваться победы. Ему проще привлекать под свои знамена VIP-агитаторов. Ему легче организовывать "сетки" подкупа избирателей, формировать отряды технических кандидатов, при помощи которых можно добиться практически полного контроля над значительным числом комиссий. Он способен организовать массовое голосование на дому, обеспечить "правильное" волеизъявление в больницах, общежитиях и колониях. Ему даже транзитный сервер сотворить под силу, буде желание. 

Знание приемов, которыми может пользоваться махинатор, облегчает борьбу с шулерством. Не хотите быть простофилей — смотрите в оба. 

Если вам не все равно, насколько честной окажется победа будущего триумфатора, будьте внимательны. К возможным многократным уточнениям, вносимым в протоколы комиссий. К подозрительно высокому количеству испорченных бюллетеней на конкретном участке. К стремительному возрастанию явки в короткий период времени на отдельных территориях. К массовому появлению "наблюдателей", больше похожих на "титушек". 

Будьте внимательны. И внимательно прочитайте этот текст. Специалисты из Реанимационного пакета реформ поделились с ZN.UA своими знаниями о наиболее значимых "черных" предвыборных технологиях и способах борьбы с ними.   

Существует путаница между общим количеством избирателей, включенных в Государственный реестр (включительно с избирателями на оккупированных территориях) и количеством избирателей, внесенных в списки избирателей на избирательных участках, где проходило голосование в
2014 г. Одну цифру сравнивают с другой, последствие сравнения — количество избирателей не совпадает. 

Реестр периодически обновляется: если человек умер, и факт смерти установлен органом регистрации гражданского состояния, то эта информация вносится в реестр избирателей. Специалисты усматривают минимальный риск манипуляций с этими данными, во всяком случае речь не идет о том, что подобные манипуляции будут носить массовый характер. Скорее, угроза фальсификаций состоит в возможном использовании голосов людей, проживающих не там, где у них есть избирательный адрес. 

Руководитель Службы распорядителя Государственного реестра избирателей (ГРИ) Александр Стельмах недавно заявил, что по состоянию на середину февраля в Госреестре избирателей — 35 млн 541 тыс. 743 записи об избирателях, из них 34 млн 544 тыс. 993 имеют избирательный адрес, относительно 996 тыс. 750 есть пометка — "выбыл". В реестре 3 млн 109 тыс. 46 записей об умерших, которые сохраняются на протяжении пяти лет в соответствии с законом, 27 тыс. 616 записей — о лицах без гражданства, 35 тыс. 917 записей — о недееспособных лицах. 

Почему эти данные важны? Поскольку в соответствии с данными ГРИ составляются списки избирателей, ими являются дееспособные граждане Украины в возрасте от 18 лет. Лица без гражданства и недееспособные не являются избирателями. Соответственно, приблизительно эти 34 млн 544 тыс. 993, имеющие избирательный адрес, и являются избирателями по состоянию на время заявления Стельмаха. 

Вначале составляется предварительный список избирателей на участке. Далее идет процесс уточнения списка на участке. По словам исполнительного директора УНЦПИ Светланы Конончук, не исключено — в списке избирателей могут оказаться лица, не имеющие права голоса, "мертвые души" или лица, пересекшие госграницу Украины. Ведь не все становятся на консульский учет.

Что может сделать обычный гражданин, чтобы повысить прозрачность процесса голосования? 

В целом ответственность за предварительный список избирателей на участке несет руководитель органа ведения Государственного реестра избирателей, подписывающий такой список. В том, чтобы список избирателей был верным, важную роль играют сами избиратели. В соответствии со ст. 32 Закона "О выборах Президента Украины", каждый избиратель может в помещении соответствующей участковой избирательной комиссии проверить правильность внесенных в предварительный список сведений не только о себе, но и о других лицах. В соответствии со ст. 21 Закона о государственном реестре избирателей, избиратель может по письменному запросу в орган ведения ГРИ проверить персональные данные всех лиц по его избирательному адресу. 

Конечно, чрезмерно полагаться на контроль со стороны самих избирателей не следует. Дополнительная нагрузка будет возлагаться на штабы кандидатов, которые должны (в пределах, предусмотренных законодательством) следить за корректностью избирательных списков. 

Важно знать, что перед вторым туром выборов Президента списки избирателей будут составляться вновь. 

Блок первый — фальсификации, связанные с "мертвыми душами"

К категории потенциальных "мертвых душ" эксперты относят не только умерших, но и живых, внесенных в список Государственного реестра избирателей, но которые не находятся на территории Украины. Граждане, находящиеся за границей не на постоянном месте проживания, могут не вернуться в Украину ко дню выборов. Эти лица — "мертвые" с точки зрения реализации избирательного права. 

"Мертвыми душами", с точки зрения технологий, могут оказаться и граждане, не проживающие по месту регистрации. 

Технология первая — манипулирование голосами "заробитчан"

По информации Госпогранслужбы, за границей находятся около 4 млн граждан. Теоретически их голосами можно воспользоваться. Но лишь в тех ситуациях, когда существует заговор с избирательной комиссией.

Технология работает так: ты предварительно устанавливаешь, кто из избирателей длительное время отсутствует. Это устанавливается через общение с их родственниками, сельским головой, почтальоном, соседями. Плату за такие сведения тоже никто не отменял. 

С помощью работников избирательных штабов легко формируется условная карта отсутствующих избирателей. Если они в заговоре с членами комиссий — очень просто вбрасывать лишние бюллетени или выдавать бюллетени на руки лицам, присутствующим вместо отсутствующих избирателей. 

Наблюдателями неоднократно фиксировалась активность неизвестных лиц по установлению реального местонахождения избирателей. Эта информация не оглашается публично, поскольку источники желают остаться анонимными. Чтобы обнародовать информацию публично, надо разоблачить источники, которые, вероятнее всего, беспокоятся о собственной безопасности. И в целом очевидно: когда огромное количество граждан не проживает по месту "прописки" — возможности для манипуляций широкие. 

Важно: такие граждане законно включены в Госреестр избирателей. Но есть большой риск того, что за отсутствующих избирателей могут проголосовать другие. 

Опыт предыдущих выборов, в частности недавних местных (2016–2018 гг.) подтверждает: существует практика выдачи бюллетеней вместо отсутствующих избирателей. 

Возможны три сценария. 

Первый сценарий — сугубо бытовой. Когда в селах выдают определенное количество бюллетеней родственникам. Это преступление, но бытового характера. Оно не имеет признаков целенаправленной технологии, но довольно распространено. 

Второй сценарий — аналогичная ситуация, но в заговоре с избирательными штабами кандидатов в президенты. В случае использования штабами ситуации, когда лицам выдают бюллетени их родственников или даже знакомых массово и централизованно, последствия могут быть худшими. Если избирательная комиссия (или даже кто-то один из ее членов) представляет интересы конкретного кандидата, возможен подкуп избирателей, которые заочно договариваются со своими отсутствующими родственниками о получении их избирательных бюллетеней. Например, + 5 бюллетеней в одни руки. Если посчитать подобные манипуляции в масштабах страны, получится значительная цифра. Сделать подобное в селах и поселках несложно, ведь многие люди выезжают за границу на заработки, а наблюдатели не всегда способны контролировать каждый участок в каждой местности. 

Третий сценарий — вариант организованного, массового, целенаправленного "вбрасывания" бюллетеней (выданных за отсутствующих избирателей) в пользу конкретного кандидата. Эксперты считают его маловероятным из-за повышенного риска и высокой цены такой схемы, но категорически не исключают. Подобное возможно лишь на тех участках, где значительное, преобладающее или даже абсолютное количество членов комиссии контролируется штабом одного кандидата. Наличие у некоторых претендентов на должность главы государства большого количества т.н. "технических" кандидатов", умноженное на системный подкуп, такую возможность теоретически открывает. Противодействовать подобной технологии можно только с помощью разветвленной сети (желательно, созданной усилиями нескольких кандидатов) хорошо выученных наблюдателей и, скажем так, просветительской деятельности правоохранительных органов, представители которых бы постоянно делали ударение на неотвратимости сурового наказания за подобные нарушения закона. 

МВД подчеркивало, что принимает эту проблему во внимание. Правоохранители утверждают, что подобные преступления возможно доказать, опираясь на данные Государственной пограничной службы. Если есть подозрение, что лично проголосовал не гражданин, а за него поставили подпись в списке избирателей другие, — берется информация из системы пересечения границы, и становится очевидным, что члены комиссии незаконно выдали избирательный бюллетень. 

Есть единичные случаи успешного расследования таких кейсов на основании информации ГПСУ на местных выборах. Было доказано, что человек не находился на территории Украины в день голосования. Есть надежды, что подобный опыт будут применять на выборах президента и парламента. 

Но существует важный нюанс. Запрос на Государственную пограничную службу не может сделать обычный гражданин. Это могут сделать только государственные правоохранительные органы, а они это делают только в пределах уголовного расследования. Уже после голосования.

Так, в Волынской области за подобное правонарушение были осуждены более десяти человек. Следователи в рамках уголовного производства взяли данные Государственной пограничной службы через официальный запрос и расследовали эти факты. То есть, с одной стороны, невозможно расследовать такие факты нарушений без выдвинутого подозрения и открытого криминального производства, но в целом доказать факт нарушения возможно. Если наблюдатели заметят хотя бы один такой факт, у следователей будет возможность с помощью Государственной пограничной службы выявить граждан, которые на том или ином участке проголосовали, не находясь на территории Украины. Следовательно, можно обеспечить наказание виновных, но на итогах голосования эти обстоятельства уже не обозначатся. Разве что боязнь перед неотвратимостью наказания может повлиять на недобрые намерения потенциальных манипуляторов. 

Избирателям, знающим, что на время выборов они будут за границей, есть смысл подать соответствующее заявление в дипломатическое учреждение страны пребывания, чтобы в Украине их не вносили в список. Но надеяться, что подобные обращения будут носить массовый характер, не следует. Главное бремя ляжет на штабы кандидатов, особенно — на наблюдателей, многое будет зависеть от их количества, подготовки, осведомленности, внимательности, взаимодействия. 

Как отмечает Светлана Конончук, исполнительный директор Украинского независимого центра политических исследований (УНЦПИ) и член совета Реанимационного пакета реформ (РПР), можно разоблачить результаты фальсификации голосов в том случае, когда организована независимая система своеобразного параллельного администрирования выборов на всех без исключения участках, которая отследила бы избирательный процесс на всех его этапах. Группа заинтересованных кандидатов в президенты теоретически способна совместно создать и профинансировать такую параллельную систему, которая бы четко мониторила, отслеживала весь процесс выборов, чтобы получить доказательства фальсификаций. 

К сожалению, даже если происходит массовое голосование за других на многих избирательных участках, обжаловать результаты выборов в целом и признать их результаты недействительными — нереально. Можно обжаловать результаты голосования на участке, что может привести к признанию результатов недействительными, но процесс повторного голосования не будет проходить. 

Голосование может быть признано недействительным только на избирательном участке. И это может произойти лишь в трех случаях: 

— если незаконное голосование будет превышать 5% голосов избирателей;

— если будет доказана выдача бюллетеней, количество которых на 10% превышает количество избирателей, участвовавших в голосовании;

— если невозможно установить содержание более 5% бюллетеней урны из-за ее повреждения, что устанавливается участковой комиссией (но это уже вопрос доверия к ней и к судебному процессу, если до этого дойдет).

Технология вторая — манипулирование голосами тех, кто не проживает по месту регистрации

Все работает так же, как и в первом случае. Но этот сценарий более сложный для правоохранительных органов, поскольку речь идет о гражданах, которые находятся в пределах территории Украины, но не проживают по месту официальной регистрации. Здесь труднее установить отсутствие реального избирателя. Где человек был в тот момент, когда были выборы? Он может быть в Киеве, а зарегистрированный за него "избиратель" проголосовал в Харькове. Нет факта пересечения государственной границы — следовательно, тяжелее установить факт нарушения.

Речь идет о меньшем количестве избирателей, чем в случае с заробитчанами, но все равно о немалом — почти миллионе граждан. 

Способы возможного противодействия те же, — внимательность наблюдателей и профилактическая работа правоохранителей. 

В обоих случаях, вне сомнения, существует риск возможного искажения результатов голосования. 

Реальные масштабы таких нарушений установить сложно. Но есть основания считать, что подобные нарушения могут быть массовыми. Наблюдатели ранее неоднократно фиксировали подобные факты в своих отчетах, это случалось не в одной территориальной громаде. Есть факты выдачи бюллетеней за других избирателей, отсутствующих на территории громад. Есть решения судов по итогам недавних местных выборов. Конкретную цифру возможных нарушений посчитать никто не берется.

Технология третья — фальсификации на зарубежных избирательных участках

Эксперты считают, что грубо сфальсифицировать результаты выборов за границей довольно сложно. Там очень маленькое количество избирательных участков. И пропускная способность их не позволяет пропустить большое количество граждан.

Например, в 2004 г. штаб Виктора Януковича пытался привлечь жителей Приднестровья с украинскими паспортами, чтобы они проголосовали в его пользу. Янукович организовал логистику, и его штаб повез автобусы с избирателями из Тирасполя в Кишинев — на избирательный участок в посольстве. 

План провалился, ведь существовал всего один избирательный участок, а приехали десятки тысяч людей. Пропускная способность избирательного участка за день — это 3 тыс. чел. максимум. Это — потолок. Пропустить больше — невозможно. Поэтому люди организованно возвращались с украинскими паспортами назад в Тирасполь. 

Возьмем в качестве примера Польшу. Там всего три избирательных участка. Теоретически, если идет разрыв на несколько тысяч между кандидатами, то эти несколько тысяч голосов "вытянуть" из Польши можно. Но намного легче проманипулировать голосами в Украине, поскольку количество избирателей, которые могут проголосовать за границей, — небольшое. 

Более непредвиденной является ситуация с украинскими трудовыми мигрантами и использованием "их" бюллетеней в Украине, о чем уже говорилось в материале. Но следует понимать, что такая схема фальсификации нуждается в серьезной организационной способности, что непросто реализовать в крупных  масштабах, подчеркивает эксперт Богдан Бондаренко.

Что касается фальсификации непосредственно в посольствах, это тоже весьма сложно. Должен быть заговор членов избирательной комиссии, что теоретически возможно. Но — не массово. Это будет очень заметно: ты не можешь сказать, что на избирательном участке, где девять членов избирательной комиссии, проголосовали 10 тыс. чел. Такое количество людей невозможно пропустить за сутки, — это сразу привлечет внимание. 

Блок второй — фальсификации на прифронтовых территориях 

Технология первая — манипулирование голосами жителей ОРДЛО

Существуют опасения относительно возможного массового "заказного" голосования жителей оккупированных территорий. Дескать, они будут голосовать на подконтрольных территориях за деньги врагов Украины. 

Как утверждают эксперты, это теоретически возможно, но реальных оснований говорить о серьезной угрозе массового использования подобной технологии — нет. 

Процесс пересечения линии размежевания объективно сложный. А еще больше его усложняют "органы власти" оккупированных территорий на территории Донецкой и Луганской областей, создающие дополнительные ограничения для пересечения линии размежевания. 

Манипуляции голосами этих избирателей — это скорее политические запугивания, чем реальность. Теоретически, конечно, возможно все. Но практически — невероятно сложно. 

Для того чтобы проголосовать на подконтрольной Украине территории, жителям оккупированных территорий надо приехать на подконтрольную территорию минимум дважды. 

Первый приезд — чтобы подать в органы реестра заявление об изменении временного места голосования. А их избирательный адрес остается на территории ОРДЛО. 

Второй приезд жителей ОРДЛО — в день выборов. 

Среди разных политических групп есть сторонники перекрытия КПВВ в день голосований. Эксперты считают, что подобный шаг станет ошибкой. Если перекрыть КПВВ, не только Россия, но и Запад обвинят украинскую власть в нарушении избирательных прав граждан. По Конституции, никто не имеет права ограничивать жителей временно оккупированных территорий в голосовании на национальных выборах. Они, как и все другие граждане, имеют право изменить место голосования и проголосовать на подконтрольной территории. Если лица во власти отнимут такое право у жителей ОРДЛО, то фактически исказят результаты голосования. 

Эксперты прогнозируют: немногие из жителей оккупированных территорий намерены ехать голосовать на подконтрольную территорию. Это дорого и опасно. Оккупационные "администрации" не признают законность выборов в Украине, на стремление тамошних жителей ехать голосовать за украинскую власть будут смотреть без особой благосклонности. Вряд ли "руководители" ОРДЛО будут способствовать массовому голосованию своих "граждан" на украинских выборах. Даже если и будет договоренность о поддержке определенных кандидатов и политических сил. Ведь таким образом они будут нарушать собственную пропагандистскую линию о непризнании украинской власти. 

Поэтому эксперты считают, что жители временно оккупированных территорий вряд ли будут эффективным инструментом манипулирования. 

Заинтересованы ли в этих голосах определенные украинские игроки? В некоторой степени — да. Но это не выгодно. Такая фальсификация обойдется в большие деньги: надо людей привезти, им заплатить, решить все транспортные проблемы, обеспечить быстрое и беспрепятственное пересечение, предусмотреть множество разных форс-мажоров. Не следует забывать о возможной сложности с правоохранительными органами, если людей везти автобусами. А как их еще везти?

Жестокая правда: легче купить голоса здесь, чем там. Это проще. Дешевле. Надежнее. На российские деньги, или на деньги украинские — легче заплатить здесь избирателям и не возить людей из Донецка и Луганска. Легче здесь купить за 300 грн, чем платить избирателю на оккупированной территории, да еще и тратиться на логистику.

Технология вторая — фальсификация голосования внутренне перемещенных лиц

Например, есть избиратель — внутренне перемещенное лицо, избирательный адрес которого — в оккупированном Луганске. Он может проголосовать только тогда, если подаст заявление в орган ведения реестра избирателей — не позже, чем за пять дней до дня голосования — с просьбой изменить избирательный участок без изменения избирательного адреса. Избирательный адрес лица останется на оккупированных территориях, но оно будет включено в список избирателей на контролируемой территории — в Киеве, Днепре или Марьинке, потому получит возможность проголосовать на президентских выборах. 

В теории манипулировать голосами таких избирателей можно, но на практике — сложно. Гражданин должен подать персональное заявление, и такое заявление — это одноразовая процедура на первый тур голосования на президентских выборах. Хочешь проголосовать во втором туре — снова придется подавать заявление об изменении избирательного участка. Шансов, что таких лиц смогут внести в списки избирателей на разных участках, как считают эксперты, немного. 

Технология третья — изъятие из избирательного процесса "нежелательных" территорий

Существует определенная правовая неопределенность относительно голосования на прифронтовых территориях. В Украине нет четкой процедуры, которая определяла бы возможность/невозможность организации выборов на прифронтовых территориях. ЦИК обратилась к военно-гражданским администрациям (ВГА) с просьбой указать, на каких территориях выборы не могут быть проведены. Обратим внимание: речь идет не только об оккупированных, но и о подконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей. 

 В условиях правовой неопределенности, когда нет процедуры — есть риски, что часть прифронтовых территорий может быть исключена из процесса голосования. Теоретически такая возможность есть у ЦИК — через легализацию заключения ВГА на президентских выборах. 

На местных выборах были зафиксированы прецеденты, когда громады признавались такими, где нельзя организовать выборы из-за существующей или возможной опасности. Есть обоснованные подозрения, что их признали такими по политическим мотивациям. 

Как это работает? В какой-то момент на протяжении избирательного процесса возникает политически мотивированная необходимость "изъять" определенные территории Украины из процесса голосования в связи с компактным проживанием "нелояльных" избирателей. Формальное основание — там "опасно" проводить выборы. Дополнительный риск применения такой технологии существует во время второго тура президентских выборов, когда речь будет идти о борьбе за каждую тысячу голосов. Территории будут признавать непригодными для организации голосования. Результаты предварительного анализа — таким образом можно "вычеркнуть" до 100 тыс. голосов. 

Специалисты надеются, что до подобного не дойдет. Но этот сценарий вполне возможен. 

Чем особенно опасна подобная ситуация? ВГА могут предоставить заключение, что выборы не могут быть проведены на определенной территории в любой момент. Такой процесс может осуществляться по указанию свыше. 

Блок третий — подкуп 

Прямой подкуп избирателей — это когда есть преступная сделка, наподобие: я тебе даю материальный ресурс, а ты мне — голос. 

Косвенный подкуп избирателей — это осуществление агитации путем предоставления товаров и услуг на бесплатной основе. Например, во время агитации предоставляется определенный товар. 

Технология первая — косвенный подкуп агитаторов 

Как утверждают специалисты, если кто-то заявит: "Голосуйте за партию "Василиск". Я даю вам килограмм гречки", доказать прямую преступную сделку сложно, если призыв не содержит прямой причинно-следственной связи — "Вы получите гречку, если проголосуете за партию "Василиск". 

Потому закон, если нет прямой преступной сделки, рассматривает случаи соглашений о предоставлении агитационных услуг в части косвенного подкупа. 

 Многие слышали об историях с агитаторами Порошенко. Якобы через определенный круг лиц им обещали, после прохождения соответствующего обучения, денежное вознаграждение. Эксперты отмечают два обстоятельства. Первое: к сожалению, в этом случае нет достаточных правовых оснований говорить о заключении прямой преступной сделки. Второе: обычно подобные обещания структуры претендента на должность президента дают до его официальной регистрации кандидатом. С юридической точки зрения, сложно доказать нарушение закона, потому что нет регистрации — нет претензий. Если сейчас, уже после официальной регистрации, штаб Порошенко будет проводить такую же работу с агитаторами, это будет означать нарушение ст. 64 Закона о выборах президента. Там четко сказано о запрете заключать соглашения с избирателями относительно проведения агитации.

Закон действительно запрещает заключение соглашений со стороны кандидатов относительно проведения агитации. Но есть нюансы. Например, когда нет факта подкупа, но есть обещания. Были прецеденты на предыдущих выборах: собирали людей и говорили: "Вот наша газета "Святой Петр". Мы даем вам 500 грн, вы получаете газеты и раздаете по соседям". Все пенсионеры, которые получали эти газеты, понимали: им платят за голос. И газеты можно даже не разносить. Но формальной сделки не было. После этого внесли изменения в законодательство и запретили заключение подобных, даже неформальных соглашений.

Однако законодательство не успевает за практикой злоупотреблений. 

Есть практика, когда агитаторам платят деньги за настоящую работу. Агитатор стоит возле палатки, ходит по квартирам и т.д. Агитационная сеть может вырасти в технологию подкупа. Нельзя закрывать глаза на то, что кандидаты оплачивают работу своих агитаторов не из избирательного фонда, — ведь это запрещено законом. Тогда каким образом происходит легализация средств на оплату труда агитаторов? И как не допустить ситуации, когда такая легализация приводит к скрытой форме подкупа? Это — большая проблема таких кампаний.

Никто не знает, как противодействовать тому, чтобы деятельность агитаторов не превращалась в подкуп избирателей. Кандидат не заключает преступной сделки с избирателем "я тебе — деньги, ты — мне голос". 

В Украине Закон о выборах президента запрещает любые формы оплаты агитаторам. В законе сказано: "Запрещается заключать с избирателями оплатные договора за проведение агитации за счет избирательного фонда". 

Светлана Конончук из УНЦПИ отмечает, что платная агитация — это всегда подкуп, в какие бы формы она не паковалась. Идея агитации заключается в том, что кандидат, представитель кандидата, избиратель, симпатизирующий кандидату, добровольно приобщался к привлечению голосов в поддержку. Если штаб (кандидат) по разным схемам материально стимулирует привлечение агитаторов —это искажение сути отношений в избирательном процессе. Можно пытаться разоблачить такие случаи, но всегда будут находить 400 относительно честных способов скрыть проплату. 

Поскольку состав избирательных комиссий формируют представители от кандидатов, и предусмотрена сеть наблюдателей, они призваны контролировать процесс голосования и установление результатов.

Хотя это непросто. Скажем, в селах нанимают целые семьи. Например, один человек получает три месяца по 3 тыс. грн, и еще несколько членов его семьи привлечены к агитации. Конечно, они будут заинтересованы обеспечить честными или нечестными методами победу определенного кандидата на избирательном участке, даже не имея с ним формального соглашения. Мотивация простая — неформальное обещание вознаградить после победы кандидата. 

И тогда возникает самоорганизация людей, когда они "делятся" будущими премиями, чтобы обеспечить явку граждан и голоса за конкретного кандидата соответственно.

Технология вторая — "админресурс через бюджетные средства" 

Речь идет об использовании бюджетных средств в пользу определенного кандидата. Например, когда реализуется поддержка социально незащищенных слоев населения за бюджетные средства, но неформально это подается как поддержка от определенного кандидата. 

Как это работает? Местные органы власти начинают массово предоставлять помощь социально незащищенным слоям населения. Обычно ее предоставляют не всем, а избирателям, потенциально лояльным относительно конкретного кандидата. "Отсев" делается на базе предварительно собранной информации. Избирателям могут говорить: "Если проголосуете за определенного кандидата, то в апреле еще раз получите помощь". 

Если будет доказано, что предоставление помощи из бюджета сопровождается агитацией или принуждением голосовать за определенного кандидата, — то это очевидное основание открыть уголовное производство. Как о таких фактах узнать? Например, если избиратели сообщат или это зафиксируют в управлениях социальной защиты. Тогда надо вызывать полицию. 

Тот, кто имеет власть, через бюджет "раздает" эти деньги. Доказать, что это подкуп, очень тяжело. На практике — почти невозможно. 

Юлия Кириченко, сопредседатель совета Реанимационного пакета реформ и эксперт Центра политико-правовых реформ, отмечает: реальность нынешних президентских выборов в том, что, скорее всего, власть может использовать административный ресурс. На ее взгляд, около 3–5% голосов избирателей можно получить именно таким образом — через бюджетное финансирование. Это может сыграть решающую роль в голосовании в этом году за Президента, и общество должно такой момент осознавать. 

Ирония в том, что за подкуп избирателей платят сами налогоплательщики. Ты честно заплатил налоги, а кто-то за них "честно" подкупил избирателей…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Wiktor  Ivanoff Wiktor Ivanoff 11 березня, 11:21 Дичайше извиняюсь, уважаемая госпожа Ярина, но вынужден Вас огорчить: Выиграть у шулера невозможно! Если это Вам удалось, то Вы шулер, но намного более квалифицированный. Намного легче выиграть выборы, использую способ, озвученный отцом всех народов: "Нэважно как голосуют. Главное правильно посчитать!" Обратите внимание, те же люди в соц. опросах, которые давали большинство Зеленскому и Тимошенко, на вопрос кто будет следующим Президентом - отвечали: Порошенко. И это не парадокс. Они хорошо осведомлены о силе админ ресурса. Милая Ярина (сужу по фото). Никак не могу понять, почему используют подсчёт голосов по технологии каменного века? Ладно, не нравиться весьма надёжные методы электронного голосования. Это могу понять. Нет места для армии контролёров. Но зачем вручную сортировать бюллетени и считать их? Проще стандартный бланк и не в урну, а в считыватель, наподобие считывателя денег в банкомате. Быстро и качественно отсортирует и подсчитает. Вы же понимаете насколько адский труд сортировать бюллетени на сорок кучек. Хотя бы напечатали семь кандидатов с наиболее высокими рейтингами в начале списка, и при голосовании за кандидата с начала этого списка остальной балласт отрезали простыми ножницами по линии отреза. согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Вам также будет интересно