Хотели по-европейски, а вышло как всегда

17 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 17 сентября-24 сентября 2004г.
Отправить
Отправить

То, что евроинтеграция у нас в стране нынче не в моде, давно уже очевидный факт. Очередным подтверж...

То, что евроинтеграция у нас в стране нынче не в моде, давно уже очевидный факт. Очередным подтверждением которого на этой неделе стало проведение в Верховной Раде дня правительства, посвященного этому виртуальному явлению. Собственно из правительства в парламент не пришел никто — ни премьер, ни министры. Многие из них в тот день находились совсем в другом месте и обсуждали вопросы совсем другой интеграции — в Астане проходили саммиты СНГ и ЕЭП. Впрочем, ради справедливости отметим, что среди депутатов аншлага также не наблюдалось, и пустых кресел в сессионном зале было куда больше, чем депутатов, интересующихся проблемами евроинтеграции.

А проблем, даже если наша евроинтеграция теперь заключается в «построении Брюсселя в Киеве», все равно хватает. Практически все выступавшие с парламентской трибуны отмечали острую необходимость приближения украинского законодательства к нормам европейского права. Ведь эта потребность совершенно очевидна. Как подчеркнул в своем докладе замминистра экономики и по вопросам европейской интеграции Валерий Пятницкий, сегодня Европейский Союз, с точки зрения экономических интересов страны, это, во-первых, наш самый большой торговый партнер — на него приходится более трети общего объема внешней торговли Украины. А она, напомнил замминистра, дает стране более 50% ВВП. Во-вторых, ЕС — наш самый крупный инвестор. Более половины всех инвестиций пришли в Украину из европейских стран. В-третьих, это наш самый щедрый донор, предоставивший с 1991 года помощи более чем на миллиард евро. И, в конце концов, это близкий и чрезвычайно привлекательный рынок с почти полумиллиардным населением.

Но для успешного конкурирования на этом рынке, для того чтобы увеличились потоки инвестиций, для вступления Украины в ВТО, а затем создания столь желанной зоны свободной торговли с ЕС, нам необходимо как можно быстрее адаптировать украинское законодательство к европейскому в определенных совместно с Евросоюзом шестнадцати приоритетных сферах. И это, еще раз подчеркнем, нужно не для вступления Украины в ЕС, а для того, чтобы жизнь в нашей стране становилась все более и более европейской. Например, в области охраны труда и защиты прав потребителей, охраны окружающей среды и здоровья и жизни людей, животных и растений, чтобы правила конкуренции, оказания финансовых услуг, ведения бухгалтерского учета и защиты прав интеллектуальной собственности у нас были такие же, как и в Европе, а наши компании трудились бы в таком же, как и европейские, правовом поле.

Но, едва начавшись, и так со скрипом продвигающаяся работа по адаптации в ближайшее время может замереть совсем. На этой неделе нам стало известно, что созданный более года назад при Минюсте Центр европейского и сравнительного права, с энтузиазмом взявшийся за работу, фактически расформировывается, и уже с понедельника большинство его сотрудников увольняются. Причем по собственному желанию. Но сначала немного истории вопроса.

По мнению главы парламентского комитета по вопросам европейской интеграции Бориса Тарасюка, то, что происходит с процессом адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского Союза, можно назвать детективной историей. Сначала, рассказывает Борис Иванович, очень долго проходил через администрацию Президента и правительственные структуры законопроект об общегосударственной программе адаптации. Когда же этот проект был наконец-то подготовлен (не без настойчивости со стороны парламентского комитета по вопросам европейской интеграции и при самом активном участии Центра европейского и сравнительного права) и когда ВР утвердила этот закон в ноябре прошлого года, он, как известно, был отклонен АП и Президентом, наложившим на него вето. Главное, что, по мнению Б.Тарасюка, не устраивало АП, это то, что законом создавался действенный механизм контроля прохождения законопроектов на их соответствие законодательству ЕС, в котором значительная роль отводилась комитету по вопросам европейской интеграции. Кроме того, напоминает замглавы евроинтеграционного комитета, член Национального совета по вопросам адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС Роман Зварич, одним из президентских замечаний Министерство юстиции было определено как центральный уполномоченный орган, долженствующий отвечать за адаптацию. Президент счел, что этот пункт нарушает его конституционные полномочия в части формирования центральных органов государственной власти, и направил закон обратно в ВР с предложением изъять из него эту норму. Что ВР и сделала. В конце концов 18 марта текущего года Президент таки подписал закон о программе адаптации. Но так и осталось невыясненным, кто же должен заниматься ее реализацией, кто является «уполномоченным центральным органом исполнительной власти в сфере адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского Союза». Прошло еще почти полгода, пока 21 августа Л.Кучма своим указом этот орган таки определил. С трех раз угадайте, на кого пал президентский выбор? Правильно, на Министерство юстиции, как и предлагал парламент год назад. В общем, резюмирует, Б.Тарасюк, почти полтора года ушло на подковерную возню.

Но вот, наконец, цели определены, исполнители назначены, казалось бы, именно сейчас работа и должна закипеть. Ан нет. В Минюсте решили провести кое-какую реорганизацию.

— Конечно, это дело Минюста, каким образом обеспечить выполнение закона, — говорит глава парламентского комитета по вопросам евроинтеграции, — но нельзя не обратить внимания на тот факт, что единственным эффективным органом в вопросах адаптации в Минюсте является Центр европейского и сравнительного права, с которым комитет наладил тесное сотрудничество. Мы видели его реальные, ощутимые результаты. И вдруг начинается реорганизация. Центр фактически расформировывается. Мне известно, что почти все его сотрудники написали заявления об увольнении. Конечно, мы можем предположить, что в Минюсте хотели сделать как лучше. Но получилось как всегда. Если они собирались расформировать этот Центр и его сотрудниками усилить создаваемый департамент, который будет отвечать за адаптацию, то для этого необходимо было провести работу с коллективом Центра. А люди восприняли это решение как неуважение, игнорирование их опыта и всей проделанной ими работы. (А сделали они много, и мы в нашем комитете это высоко ценим.) В результате теряется уникальный коллектив опытных юристов, и фактически мы снова оказываемся перед проблемой отсутствия квалифицированных кадров в исполнительной власти, в частности в Минюсте, которые бы слаженно работали с нашим комитетом.

В этом отношении хочу заметить, что парламент, в том числе и комитет по вопросам евроинтеграции, давно уже опередили правительство в создании механизма адаптации нашего законодательства к европейскому. Несмотря на то что нам мешают и в середине самой ВР силы, контролируемые Банковой, и чинят препятствия с самой Банковой, мы создали действенную, работающую систему. Сегодня ни один законопроект, имеющий отношение к нашим обязательствам перед ЕС или касающийся вступления Украины в ВТО, не пройдет без экспертной оценки комитета по вопросам европейской интеграции. К сожалению, в правительстве соответствующей структуры на сегодня нет. Иногда мы получаем из Кабмина законопроекты, которые явно противоречат нормам права ЕС.

Безусловно, сложившаяся ситуация беспокоит меня как главу парламентского комитета по вопросам европейской интеграции, поскольку вопрос адаптации снова под угрозой и вновь со стороны исполнительной власти.

Однако в Министерстве юстиции ситуацию рассматривают совершенно иначе. На наши вопросы, почему затягивается создание госдепартамента по адаптации украинского законодательства к европейскому, почему не используются потенциал и наработки уже существующего и успешно работающего Центра европейского и сравнительного права и почему его сотрудники вынуждены покидать Минюст в отсутствие своего коллеги, курирующего эти проблемы, любезно согласилась ответить заместитель министра юстиции Валерия Лутковская:

— Я бы не стала говорить, что создание государственного департамента по вопросам адаптации каким-то образом затягивается. Дело в том, что указ Президента был подписан 21 августа 2004 г. А сейчас — середина сентября. В течение этого периода готовились соответствующие документы. Ведь только указом Президента на Минюст были возложены определенные функции по адаптации. А до выхода указа делать какие бы то ни было изменения в структуре министерства было бы, наверное, неправильно. Но сразу же после указа Президента началась работа по подготовке Положения о государственном департаменте по адаптации. На сегодняшний день оно разослано в центральные органы исполнительной власти для согласования с ними создания этой структуры, поскольку они также будут с ней сотрудничать. Сразу после согласования Положение о департаменте будет передано в Кабинет министров для утверждения. Так что идет совершенно нормальная работа, и она не затягивается. Кроме того, не тормозится и работа над самой адаптацией, поскольку департамент международного права Министерства юстиции, и раньше занимавшийся вопросами адаптации, будет продолжать свою деятельность в соответствии с указом Президента. Так что вопрос создания государственного департамента в этой ситуации не повлияет ни на качество, ни на скорость работы по адаптации. Когда будет создан государственный департамент по адаптации, это просто облегчит работу Министерства юстиции в этой сфере. Это вопрос времени, и он в любом случае будет решен.

— Но, насколько нам известно, из Минфина вам пришел ответ, что в рамках существующего бюджета невозможно увеличение штатного расписания вашего министерства и, следовательно, создание нового департамента. Как министерство намерено поступать при таких обстоятельствах?

— У министерства есть несколько выходов из этой ситуации. Мы еще будем думать, какой из них использовать. Но ситуация, замечу, совершенно обычная, потому что я не помню за свою достаточно долгую практику на государственной службе ни единого случая, когда бы министерство хотело увеличить штат, а Минфин был бы «за». Тем не менее эти проблемы решаются. И на этот раз мы их также преодолеем. Так что ничего внештатного не происходит.

А ваш второй вопрос разделим на два: используется или нет потенциал Центра европейского и сравнительного права, и почему уходят люди. Я категорически не согласна с тем, что потенциал Центра не будет востребован. Планируется, что государственный департамент по адаптации будет создан на основе Центра и департамента международного права Министерства юстиции. Кроме того, поскольку у Центра были неплохие наработки, то они обязательно будут использованы в нашей дальнейшей деятельности.

Почему уходят люди? Во-первых, это воля каждого: в соответствии с нашим законодательством о труде, каждый может подать заявление об увольнении по собственному желанию. По моим сведениям, существует определенное несогласие с тем, что, согласно указу Президента, главным органом, который будет заниматься вопросами адаптации, является Министерство юстиции, а не Центр. Но это абсолютно правильное и обоснованное решение, так как вопросами вынесения рекомендаций в сфере адаптации законодательства и его экспертизы могут заниматься, в основном, госслужащие. Это подход, опробованный во многих других странах. Поэтому и было принято решение о том, что этими вопросами будет заниматься госдепартамент. Могу предположить, что сотрудники Центра не ожидали, что через какое-то время им придется стать госслужащими и работать в Государственном департаменте по адаптации.

Сотрудники Центра европейского и сравнительного права, большинство из которых написали заявления об уходе, в самом деле, во многом не согласны с видением Минюста как процесса адаптации, так и с методами его реализации. Свое решение в интервью «ЗН» руководитель Центра Геннадий Друзенко аргументировал так:

— Дело в том, что на самом деле сегодня вопрос о создании Госдепартамента по адаптации не стоит. И будет поставлен, возможно, не раньше нового года. Поскольку в этом году законом о госбюджете увеличение количества госслужащих запрещено. Так что мы можем исключительно теоретически обсуждать целесообразность или нецелесообразность создания отдельного госдепартамента. Кроме того, никто никому влиться в его ряды и перейти на госслужбу не предлагал. Наш шаг или, если угодно, демарш, связан исключительно с нашим желанием обратить внимание на то, что Минюст, образно говоря, имея в одной руке дрель, а в другой гвоздь, пытается колупать дырки в стене гвоздем. Я имею в виду то, что наш Центр является достаточно мощной и продуктивной структурой с высококвалифицированными кадрами, способной осуществлять профессиональную качественную экспертизу, что было неоднократно подтверждено нашими многочисленными партнерами. И единственная возможность запустить механизм реализации общегосударственной программы адаптации, в разработке которой мы принимали самое активное и непосредственное участие, была именно на базе нашего Центра. Вместо этого сегодня говорят о создании каких-то альтернатив, фактически, с нуля, что, по сути, является имитацией процесса адаптации или же сознательным его торможением. Мы реально ощутили, что присутствует желание не ускорить процесс и сделать его как можно более качественным, а наоборот, каким-то образом его притормозить. Это и вынудило нас пойти на такой шаг.

P.S. Когда этот материал был уже практически готов, мы получили дополнительную информацию о причинах конфликта в стенах Минюста как от его руководства, так и от сотрудников Центра европейского и сравнительного права. Поэтому не исключено, что поднятая тема будет продолжена в одном из следующих номеров «ЗН».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК