ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

09 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 9 апреля-16 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

18 марта 2004 г. Верховная Рада приняла постановление о проведении всенародных выборов президента 31 октября сего года...

Игорь Жданов
Игорь Жданов
Игорь Жданов

18 марта 2004 г. Верховная Рада приняла постановление о проведении всенародных выборов президента 31 октября сего года. За этот документ голосовали как большевики, так и представители оппозиции — 429 народных избранников поддержали предложения И.Плюща. Еще несколько месяцев назад ведущие политики большинства ориентировались прежде всего на реализацию планов конституционной реформы без всенародных выборов главы государства, надеясь таким образом обеспечить свое политическое и экономическое будущее. Сейчас же комплекс законодательных актов об избрании президента (как и непременное условие всенародного характера выборов главы государства) вошел в пакет договоренностей по обеспечению конституционных изменений, что само по себе стимулировало парламентариев как из большинства, так и из оппозиции.

И дело не только в этих договоренностях. Последние парламентские события, в т.ч. и принятие закона о президентских выборах, показали, что пост президента по-прежнему остается «лакомым куском» и многие политики готовы многим рискнуть в борьбе за президентские регалии. Слишком велико оказалось искушение, а президентская власть — буквально рядом.

Таким образом, по крайней мере один из многочисленных вопросов, касающихся выборов главы государства, снят — 38 миллионам граждан оставили их право прийти на избирательные участки в октябре 2004 г.

Увы, большинство вопросов так и остались без ответов. Например, один из главных — каким будет характер будущей президентской кампании, станут ли в ней применяться административный ресурс и «грязные» политические технологии, если «да», то кем, в каких масштабах и формах?

«Встречное движение в одном направлении»

Прогнозы — дело неблагодарное. Однако о характере будущей кампании можно судить по опыту предыдущих выборов главы государства. И этот опыт пока дает мало оснований для оптимизма тем, кто надеется на честные и демократичные выборы.

Как это ни парадоксально, но наиболее демократическими были выборы главы государства в 1991 г. Уходящая коммунистическая власть была деморализована и дезорганизована, а общество пребывало на волне демократической эйфории. Что, в свою очередь, привело к тому, что граждане голосовали прежде всего за Независимость и выбирали разные пути развития в рамках одного, демократического выбора.

На последующих президентских выборах их демократизм уменьшался, а применение административного ресурса все возрастало. Уже в 1994 г. Л.Кравчук и Л.Кучма имели неодинаковый доступ к средствам массовой информации. А закрытие ТРК «Гравис» было первой ласточкой будущих давлений на независимые масс-медиа.

Выборы президента в 1999 г. проходили уже с массированным применением административного ресурса. Была разыграна карта «левой» угрозы, что поставило избирателей в положение искусственного выбора между коммунистами и властью. Но «нового» президента граждане так и не увидели.

Кассетный скандал, убийство журналиста Г.Гонгадзе отчетливо обозначили нарастание неблагоприятных общеполитических тенденций — в стране сформировался политический режим, который тяготел к авторитаризму, характеризовался сращиванием власти и капитала, установлением контроля в интересах власти над средствами массовой информации, отсутствием независимой судебной власти, доминированием в политической жизни лояльных к главе государства финансово-политических групп, отчуждением народа от власти. Перечень можно продолжить. Поэтому и выбирать нам придется на очередных президентских выборах между «демократией и авторитаризмом», «социально ориентированной рыночной экономикой и олигархической экономикой».

Логика развития такого режима и координаты выбора во многом определяют и характер будущей президентской кампании. При отсутствии действенных ограничений мы, скорее всего, столкнемся с тотальным применением административного ресурса и «грязных» политических технологий, что, естественно, еще ниже опустит планку демократии в стране. А о честных, прозрачных и демократических выборах в Украине отрапортуют при любом раскладе лишь наблюдатели от постсоветских стран, которые видали выборы и похуже.

Впрочем, ситуация может развиваться и по несколько иному сценарию — снизить административный ресурс может позиция граждан, украинских общественных организаций, законодательные ограничения, позиция международного сообщества. О чем мы и поговорим ниже.

Темная сторона Луны

У наших сограждан сложилось стойкое убеждение в том, что политика - дело грязное. И нельзя сказать, что подобные убеждения не имеют оснований.

Во время последнего опроса, который проводила социологическая служба Центра Разумкова в марте, граждан опрашивали относительно того, как, по их мнению, будет проходить президентская избирательная кампания. Учитывая сказанное выше, не нужно удивляться, что лишь 15% респондентов считают, будто политическая борьба во время выборов президента Украины будет преимущественно вестись честными, законными методами. А более трех четвертей (76%) придерживаются мнения, что участники избирательной борьбы будут стараться дискредитировать политических конкурентов любыми методами, в том числе прибегая к фальсификациям и провокациям.

63% опрошенных полагают, что во время предвыборной кампании существует высокая вероятность возникновения конфликтов с применением насилия между приверженцами разных кандидатов; 58% — что кому-либо из кандидатов, который имеет высокие шансы на победу, будет отказано в регистрации или он будет снят с регистрации с целью выведения его из предвыборной борьбы. А 38% склонны предполагать, что существует даже вероятность политических убийств кандидатов-конкурентов.

Подобные результаты являются отражением общего отношения граждан нашей страны к политикам и той социально-психологической атмосферы, которая сложилась в политике. И обусловила такую атмосферу прежде всего сама политическая элита — как провластная, так и оппозиционная.

В создании нравственного климата в обществе роль средств массовой информации очевидна всем. Большинство масс-медиа же находятся именно под контролем власти. На вопрос «В целом, если говорить о большинстве средств массовой информации (телеканалы, радиостанции, газеты, журналы), которые вы смотрите, слушаете, читаете, чью точку зрения они чаще всего высказывают, информируя о политических событиях в Украине?» 44% опрошенных ответили, что точку зрения власти, 26% — в равной мере точку зрения власти и оппозиции, 9,5% — собственную точку зрения журналистов и лишь 2% — точку зрения оппозиции. При этом 44% считают, что власть препятствует деятельности средств массовой информации, которые поддерживают оппозицию, убеждение в отсутствии таких препятствий высказали лишь 18%.

От кого же прежде всего, по мнению избирателей, нужно ожидать нарушения этических норм ведения предвыборной кампании? 59% наших сограждан согласились с суждением «нарушения этических норм ведения предвыборной борьбы следует ожидать прежде всего от власти», и 40% высказали согласие с тем, что этого можно ждать прежде всего от оппозиции. При этом 32% респондентов согласились с обоими суждениями.

Можно было бы предвидеть, что намеренные на будущих выборах голосовать за оппозиционных кандидатов будут перекладывать вину на власть, а приверженцы провластных кандидатов — на оппозицию. Это действительно так. Но интереснее другое — почти треть (30%) тех, кто намеревается голосовать на президентских выборах за оппозиционного кандидата, соглашаются с тем, что оппозиция, способна к применению методов политической борьбы, которые выходят за рамки морали. А почти половина (49%) тех, кто ответил, что будет голосовать на выборах за кандидата от власти, считают, что именно от власти следует ожидать нарушения этических норм в предвыборной борьбе. 55% опрошенных, готовых голосовать за властного кандидата, предполагают, что власть может снять с регистрации оппозиционного кандидата, который имеет большие шансы на победу. Собственно говоря, эти прогнозы уже подтверждаются на выборах городского головы Мукачево, где возглавляемая представителем СДПУ(о) избирательная комиссия отказала в регистрации кандидатам на должность мэра от «Нашей Украины».

Итак, почти треть приверженцев оппозиции и половина приверженцев власти, будучи почти уверенными в том, что те, кого они поддерживают, — люди, склонные к не совсем моральным и законным действиям, все равно остаются на их стороне. Очевидно, они убеждены в том, что в святом деле борьбы за счастье народа без обмана и подлости никак не обойдешься.

Правда, возникает вопрос, почему в этом чаще убеждены приверженцы власти, чем сторонники оппозиции? Возможно, это результат деятельности самой власти, которая старается доказать, что все средства хороши? Но если власть таким образом «воспитывает» своих сторонников, то неудивительно, что в Украине все-таки больше тех, кто симпатизирует оппозиции.

С мнением наших граждан «удивительным» образом совпала позиция некоторых стран, которые принято считать развитыми демократиями. Последние несколько недель были знаковыми для Украины с точки зрения отношения к ней ключевых внешнеполитических партнеров. Началось все с небесспорной статьи М.Олбрайт. Бывший госсекретарь США не только показала значимость Украины в контексте обеспечения национальных интересов Штатов, но и прозрачно намекнула, какими могут быть последствия для отечественных провластных политиков в случае проведения недемократических выборов.

В конце февраля уже действующий госсекретарь США К.Пауэлл презентовал обобщающий отчет о правах человека в мире. Украина упоминалась в контексте преследования журналистов, злоупотреблений власти, прокураторы и судебной системы в избирательном процессе, например, во время выборов мэра Мукачево. В марте Европейский Союз выразил свою озабоченность давлением на украинские СМИ. Госдепартамент США поставил возможность вступления Украины в НАТО в зависимость от уровня демократичности выборов. Европейский парламент призвал украинскую власть обеспечить прозрачность и демократичность президентских выборов 2004 г. и озаботился ситуацией с Радио «Свобода», радиостанциями «Континент» и «Довіра». С аналогичным заявлением выступили и страны НАТО. Наиболее откровенным оказался посол Великобритании Бринкли, который был «шокирован» выборами в
61-м избирательном округе.

Пока четкой ответной реакции на эти заявления от украинской власти не последовало. Но при этом необходимо помнить, что окончательный выбор всегда остается внутри страны: прежде всего у украинских политиков и в какой-то степени у наших граждан.

Закон есть закон

В Украине стало недоброй традицией — избирательные законы принимаются, как правило, накануне непосредственного старта кампании и являются результатом, как правило, политических договоренностей. Так, предыдущий закон о выборах президента был принят в марте (1999 г.), за два месяца до начала президентской кампании, и неоднократно изменялся уже во время ее проведения. Не стал исключением и нынешний закон, который увидел жизнь во многом лишь благодаря жестким «политическим торгам» по конституционной реформе.

Важно отметить, что этот закон значительно технологичнее своего предшественника. Скрупулезно и со знанием избирательных реалий выписаны этапы кампании. Более четко прописана процедура принятия решений и порядок их обжалования и отмены. Декларируется равный доступ к СМИ всех кандидатов и проведение теледебатов между ними. Более ясно определена ответственность субъектов избирательного процесса за нарушение законодательства, что является, несомненно, положительной тенденцией (в предыдущей редакции закона о выборах содержалось 36 ограничений и запретов, а ответственность предусматривалась лишь за нарушение 11 из них).

Однако означает ли это, что закон способен вообще оградить нас от применения административного ресурса и «грязных» политтехнологий? Ответ скорее «нет», чем «да».

От законодательства зависит многое. Но в первую очередь, уровень демократизма выборов определяется политической культурой и ответственностью основных политических игроков перед гражданами своей страны. Вспомним: закон о выборах народных депутатов, принятый в 2001 г., тоже был значительно лучше, чем предыдущий. Однако… Практика показала, что аналитики избирательных штабов легко находят технологии, обходящие запреты и ограничения. Добавим, что при этом одни политические силы (прежде всего, провластные), как правило, не несут ответственности за свои действия, к другим же (прежде всего оппозиционным) предъявляются явно завышенные требования.

Закон повышает роль партий и блоков в процессе президентских выборов. Но одновременно открывает и широкое поле для применения административного ресурса. Например, регистрация кандидата может быть отменена, если партия (блок), которые его выдвинули, не менее чем за 15 дней до дня выборов отменили свое решение о его выдвижении. Аналогичное решение может быть принято в случае роспуска избирательного блока (принятого не менее чем за 35 дней до дня выборов). Или, например, решение о выдвижении может быть отменено, если кандидат на пост главы государства является членом партии, которая вышла из состава блока. А если это произойдет позже чем за 95 дней до дня выборов, то и блок, и партия утрачивают статус субъектов избирательного процесса.

Таким образом, если развитие кампании пойдет по экстремальному варианту, то мы станем свидетелями межпартийной «грызни», распада блоков и расколов партий, спровоцированных извне. Единственный совет кандидату — не связываться с политическими партиями и блоками, что само по себе не «есть хорошо», исходя из стратегических политических интересов страны — партийный президент всегда более ответственная политическая фигура, чем беспартийный глава государства.

В законе установлено, что ЦИК может выносить предупреждения кандидатам в семи случаях: установленного судом подкупа избирателей, членов избирательных комиссий, предоставления им услуг, товаров, ценных бумаг бесплатно или на льготных условиях, финансирования избирательной кампании не из средств избирательного фонда. Предупреждения также выносятся за проведение прямой или опосредованной избирательной агитации в сроки, не предусмотренные законом, использование своего служебного положения, предоставления неправдивых сведений о кандидате с целью сознательного обмана избирателей, других нарушений закона о выборах.

Будет ли данная норма действенной? К сожалению, никаких последствий для нарушителей закона, кроме предупреждения, не предусмотрено. Хотя, если судом будут установлены факты первых трех нарушений — это уже уголовные преступления. Впрочем, ни единого факта наказания судом за такие преступления в Украине до сих пор не зарегистрировано, да и сам судебный процесс — дело достаточно длительное и отнюдь не «политически нейтральное» — наказывать будут, скорее всего и прежде всего, кандидатов от оппозиции.

Если говорить об использовании служебного положения или о проведении агитации не в сроки, предусмотренные законом, то предупреждать сегодня нужно всех членов правительства и народных депутатов. На сегодня это малореально и, можно сказать, вообще утопично.

Что касается ограничений на использование средств не из избирательного фонда, то сам закон толкает кандидатов к его нарушению. Наверное, всем более или менее заинтересованным наблюдателям понятно, что за 10 с «лишком» миллионов гривен избирательную кампанию провести невозможно. Ее цена, по экспертным оценкам, минимум в десять раз больше — но в долларах США.

Предыдущие версии закона предоставляли право общественным организациям (при выполнении определенных условий) регистрировать своих членов в качестве официальных наблюдателей. К сожалению, в окончательный вариант нового закона данная норма так и не попала, что существенно ограничивает влияние общественности на избирательный процесс. Зато на выборах мы можем с удивлением увидеть несколько тысяч корреспондентов газеты Комитета избирателей Украины «Точка зору».

Как говорилось выше, вряд ли только с помощью законодательных норм удастся обеспечить равный доступ к СМИ всех кандидатов. Внимательный зритель центральных телеканалов и дотошный читатель местной прессы давно может определить, какого кандидата поддерживает власть, а какого предпочитает «мочить».

Так что, при всей прогрессивности закона, остается много неразрешенных проблем, большинство которых выходит за рамки правового поля.

Цели, формы и методы

Главная цель любой власти — самосохранение, главная цель украинской власти — самосохранение любой ценой. Для этого в Украине сегодня реализуется конституционная реформа, которая через различные законодательные механизмы должна обеспечить продолжение пребывания у власти (а именно в парламенте и правительстве) представителей нынешних финансово-политических групп, уменьшить «ценность» поста главы государства на тот случай, если к власти придет не «свой», а представитель оппозиции.

Еще несколько месяцев назад можно было теоретически рассуждать, что такое «уменьшение ценности» президентского поста снизит интерес некоторых финансово-политических групп (например, «донецких») к выборам. Что, в свою очередь, приведет к тому, что за лишенный полномочий пост не будут бороться с особым ожесточением тотальным применением административного ресурса и «грязных» политических технологий. И Украина сможет отрапортовать о демократических выборах.

Однако последние политические события свидетельствуют, что основные политические силы серьезно настроены на участие в президентской гонке. Их позиция определилась, по крайне мере, под действием трех факторов. Во-первых, пост главы государства в условиях Украины всегда будет означать в глазах населения высшую власть. А если у тебя есть еще и «свое» правительство, то тогда и невозможное становится возможным.

Во-вторых, не за горами парламентские выборы 2006 г., которые, скорее всего, пройдут по пропорциональной системе. Поэтому лидеры заинтересованы в раскрутке своих политических партий. А президентские выборы 2004 г. предоставляют прекрасную возможность для этого. И последнее: где-то уже на грани подсознания всегда присутствовал страх: а вдруг реформа сорвется, а вдруг ее не удастся реализовать в задуманном и выгодном для власти виде?

Поэтому наиболее дальновидные представители политической элиты честно отрабатывали уже упомянутый сценарий. Нужно быть реалистами — избирательная кампания давно началась. А предвыборная агитация, не ограниченная рамками закона, проводится как никогда интенсивно — фактически с осени 2003 г. Именно тогда власть перешла к активным действиям: срывы форумов «Нашей Украины» в Сумах и Донецке, вовлечение силовых структур в политический процесс, участие криминальных элементов в провокациях против оппозиции, жесткое давление на бизнес оппозиционных депутатов и т.д.

Довыборы в округе №61 в марте 2004 г., где был избран народным депутатом брат генерального прокурора, только подтвердили тенденцию. Еще жестче действует власть в Мукачево. Там, похоже, восторжествовал несколько измененный сталинский принцип «нет человека — нет проблемы». Несколько дней назад был ликвидирован Мукачевский городской суд, принимавший решения, которые не отвечали интересам власти, — а «нет органа — нет проблемы».

Уже сегодня обществу навязывается противопоставление Востока и Запада Украины (главная цель — ограничение электората того же В.Ющенко), провоцируется раскол в среде оппозиции (скажем, через реализацию планов конституционной реформы), реанимируется деятельность радикальных организаций, например, пророссийской ориентации, искусственно разжигаются межнациональные конфликты. Если такие тенденции сохранятся, то под угрозу может быть поставлено то, что власть преподносила как свое наивысшее достижение — «сохранение гражданского мира и согласия».

В качестве вывода выдвинем следующую посылку: если на предыдущих выборах административный ресурс и «грязные» политтехнологии использовались преимущественно во время непосредственного проведения избирательной кампании, то сегодня они применяются задолго до ее официального старта — накануне выборов сознательно формируется и моделируется такая общественно-политическая ситуация, которая исключила бы победу представителя оппозиции и гарантировала приход к власти представителя провластной элиты.

А разъединенный электорат, так и не ставший единой нацией, будет делать выбор не между «демократией или авторитаризмом», «социально ориентированной рыночной экономикой или олигархической экономикой», а между искусственно навязанными дилеммами: «государственник — радикал», «сильный политик — безответственный политик», «защитник Востока Украины — ярый националист», «защитник русской культуры и языка — тот, кто хочет ее уничтожить» и т.д. Вряд ли Украина и ее народ достойны такого будущего. Это к вопросу об ответственности политической элиты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК