Возобновление кредитования: запустить нельзя отложить

1 марта, 2013, 20:41 Распечатать Выпуск №8, 1 марта-6 марта

Одними из ключевых факторов восстановительного роста экономики должны стать улучшение инвестиционного климата и детенизация экономики, которые относятся к первоочередным пунктам принятой на последнем заседании правительства редакции госпрограммы. 

Возобновление кредитования экономики анонсировалось как одна из ключевых задач правительства на 2013–2014 гг. И чтобы найти решение этой проблемы, в Госпрограмму развития экономики правительство заложило достаточно правильные подходы. Между тем четкого ответа на главный вопрос: "как сделать кредитование доступным?" — в программе нет.

Система госгарантий, предложенная Кабмином вместо нынешнего фактически бесконтрольного распределения капитальных инвестиций, повлияет на экономию средств бюджета только в среднесрочной перспективе. К тому же, по оценкам самих чиновников, общая сумма гарантий в этом году вряд ли превысит 10 млрд грн.

Таким образом, чтобы реально активизировать кредитование, правительству в краткосрочной перспективе все равно придется искать формулу снижения стоимости кредитов, цена которых и доступность базы фондирования (стоимость пассива для банковской системы) являются главными факторами возобновления кредитной активности.

И каким бы избитым не был данный постулат, главной составляющей этой формулы будет повышение доверия населения к финансовой системе и гривне. Но будет ли лечение таким же простым, как этот диагноз?

То, что украинская экономика уже "по пояс" в рецессии, наконец осознали (слава Богу) даже в правительстве. По итогам 2012 г. темпы роста ВВП составили 0,2% (при прогнозе в 3,9%), а по итогам января объемы валового внутреннего продукта к декабрю 2012-го даже сократились на 0,5%. "Замедление стало следствием начавшейся рецессии в целом ряде стран мира, сворачивания международных товарных рынков и рынков капитала. Негативное влияние на украинскую экономику оказывают также дорогие энергоносители и необходимость погашать ранее привлеченные крупные долги", — отметил недавно премьер-министр Николай Азаров. Впрочем, это осознание не мешает властям сохранять оптимизм на год 2013-й. Согласно заложенному в Госпрограмму развития экономики на 2013—2014 гг. прогнозу, прирост ВВП по итогам этого года должен составить 3,4%.

Одними из ключевых факторов восстановительного роста экономики должны стать улучшение инвестиционного климата и детенизация экономики, которые относятся к первоочередным пунктам принятой на последнем заседании правительства редакции госпрограммы. По сути, перечень мер, направленных на активизацию финансирования экономического развития, в госпрограмме может быть сведен к четырем пунктам. Это обеспечение некоего оптимального для развития экономики уровня инфляции, обеспечение дедолларизации и детенизации экономики, сбалансирование госбюджета и обеспечение общей финансовой стабильности экономики, обеспечение мер по возобновлению кредитования.

Обеспечение оптимального для развития экономики уровня инфляции

Задача "инфляционного таргетирования" вместо удержания фиксированного курса гривни декларируется НБУ и правительством уже на протяжении шести лет (первый меморандум, в котором были определены обязательства двух ведомств и меры по достижению целевых уровней инфляции в стране Национальный банк Украины направил на рассмотрение правительству в конце 2006 г.).

По сути, таргетирование инфляции — это механизм управления рыночными ожиданиями. Большая уверенность в будущем влечет за собой приток капитала и рост инвестиций. Однако реальных действий в плане отказа от фиксированного курса гривни за этот период так и не наблюдалось. Что, в принципе, вполне объяснимо. Так как обеспечить устойчивую ценовую стабилизацию только инструментами монетарной политики НБУ невозможно.

И дело здесь не только в росте цен на энергоносители. Инфляционный потенциал украинской экономики определяется, прежде всего, сверхвысоким уровнем государственного потребления, постоянными нарушениями пропорциональности в росте производительности труда и его оплаты, слаборазвитым внутренним рынком, высокой монополизацией и низким уровнем конкуренции, фактическим отсутствием фондового рынка, низкой степенью капитализации доходов населения и многими другими факторами ее (экономики) структурно-институциональной недоразвитости.

Есть и другая проблема. Если проанализировать инструментарий центробанка, необходимый для перехода к инфляционному таргетированию, становится очевидно, что цель по переходу к контролируемой инфляции в короткие сроки — слабодостижима не только из-за низкого доверия в обществе к госстатовскому показателю потребительской инфляции. Об этом свидетельствует соотношение между валютным и инструментальным каналами стерилизации денежной массы: через механизм валютных интервенций Нацбанк изъял в минувшем году с рынка около 60 млрд грн, тогда как через систему своих сертификатов мобилизовал только 16,2 млрд грн, или всего 30% средств.

Так что на ближайшее будущее, скорее всего, можно ожидать сохранения консервативной монетарной политики НБУ, направленной на удержание стабильного курса гривни за счет сокращения денежного предложения. Рискнем лишь предположить, что этот контроль не будет таким же жестким, как в 2012-м, поскольку сохранение дефляционных тенденций может вызвать еще большее сокращение ВВП. В госпрограмме заложен показатель инфляции в 5–6% на 2013–2014 гг. Но значит ли это, что НБУ несколько ослабит контроль за курсом и позволит гривне "управляемое плавание"? Пока однозначного ответа на этот вопрос нет.

Обеспечение дедолларизации и детенизации экономики

Госпрограмма предусматривает привлечение в нынешнем году от международных финансовых организаций всего 1,5–2 млрд долл. Это может косвенно свидетельствовать о весьма отдаленных (второе полугодие) перспективах достижения соглашения с Международным валютным фондом (под программу которого завязаны поступления ресурсов и от других доноров Украины), одним из ключевых требований которого является плавающий валютный курс.

Поэтому как минимум в ближайшие несколько месяцев — до соглашения — Нацбанк с высокой долей вероятности продолжит попытки на практике опровергнуть гипотезу о "невозможной троице" нобелевского лауреата Роберта Манделла. Согласно этой теории, невозможно достичь одновременно фиксированного курса, свободного движения капитала и при этом проводить независимую денежную политику.

Это бы легко удавалось центробанку, если бы ключевые экспортные отрасли — прежде всего, металлургия — обеспечивали нарастающий приток валюты в страну. Однако устаревшие технологии не позволяют металлургам увеличивать объемы продаж в ответ на снижение цен на сталь на мировых рынках. Эксперты обращают внимание на тот факт, что традиционно практикуемый в Украине способ решения проблемы платежного баланса за счет девальвации с последующей фиксацией курса приводит к нежеланию собственников вкладывать средства в техническое перевооружение принадлежащих им производств. "Как известно, Украина занимает первое место в мире по доле морально устаревшего, архаического мартеновского производства стали: при среднемировом показателе мартеновской выплавки на уровне 3% в Украине более 40% металла выплавляется таким способом", — напоминает Анатолий Гальчинский.

С этой точки зрения заложенные в госпрограмму меры по стимулированию предприятий горно-металлургического комплекса к техническому переоснащению (нулевая пошлина на импорт оборудования и технологий) выглядят вроде бы логично. Другой вопрос — нужно ли позволять металлургам (читай — Ахметову) заниматься перевооружением своих предприятий, покупая валюту у Нацбанка по заниженному курсу, и еще предоставлять ему при этом льготы по уплате импортных пошлин?

Ответ "да" может прозвучать только в случае принятия полноценного закона о контроле над трансфертным ценообразованием, который будет препятствовать выводу прибыли предприятий базовых отраслей в офшоры. Однако похвастаться таким подходом госпрограмма не может. Благодаря стараниям олигархов, от первоначальных планов по дополнительным поступлениям в госбюджет за счет имплементации этого закона 20 млрд грн в 2013 г. остался только "хвостик" в 0,5 млрд. Поэтому вопрос о том, будут ли сопоставимы налоговые льготы и преференции экспортным предприятиям с уровнем их отдачи бюджету, остается открытым.

Другие предусмотренные меры по детенизации экономики — перекрытие схем по выводу капитала за рубеж за счет взаимозачета однородных требований между торговыми и капитальными операциями и запрет на вексельные расчеты при импорте товаров без ввоза на территорию страны — сложно отнести к макроэкономическим задачам. Так как закрыть эти схемы можно и нужно было уже очень давно. Что же касается введения электронных госзакупок, то оценивать этот пункт программы пока (до первых результатов) просто не хочется. Слишком уж много в последние годы было неудачных попыток искоренить коррупцию в этой сфере.

Балансирование госбюджета

Если решение вопросов детенизации и дедолларизации экономики будет напрямую зависеть от наличия политической и экономической воли, то с балансированием бюджета одним "хочу и сделаю" не обойтись. Во второй половине 2013 г. стартует избирательная кампания на пост президента, поэтому действующей системе власти нужно будет всячески доказывать свою социальную ориентированность. Причем не только народу, но и своим спонсорам.

В связи с этим лозунг "затянуть пояса" вряд ли окажется на знаменах (в том числе и оппозиционных). Поэтому правительство будет всячески искать пути повышения социальных стандартов, сохранения капитальных инвестиций и программ господдержки и манкировать при этом показателями реального дефицита госбюджета. А он, по разным оценкам, может уже в этом году в несколько раз превысить заложенный в госпрограмму показатель в 3,2%. По мнению Игоря Уманского, исполнявшего обязанности министра финансов в правительстве Юлии Тимошенко, дефицит публичных финансов, который необходимо профинансировать правительству в 2013 г. (без учета обязательств НБУ), составляет минимум 92,2 млрд грн, т.е. почти на 80% выше запланированного показателя.

Закрывать валютную часть дефицита в правительстве будут, по всей видимости, за счет продажи еврооблигаций (благо, пока эта задача вполне выполнима благодаря надутому ФРС и ЕЦБ пузырю ликвидности), а гривневую — за счет свободных средств банковской системы. На протяжении последних двух лет основным покупателем финансовых ресурсов у банков продолжает оставаться Минфин, который получает средства в обмен на облигации государственного займа и ими наполняет бюджет.

В качестве компенсатора изъятия ресурсов из финансовой системы (а также на замену механизма капитальных инвестиций из бюджета) в Кабмине предлагают запустить систему предоставления гарантий возврата кредитов распорядителями бюджетных средств. Исходя из презентации министра финансов Юрия Колобова, проведенной им для Кабмина, "введение новых механизмов кредитования под госгарантии будет способствовать созданию условий для расширения источников финансирования приоритетных инвестиционных проектов и на этой основе росту темпов экономического развития".

По его словам, проекты для финансирования под госгарантии будут отбирать специальные межведомственные советы в составе первого вице-премьера, министров
экономического блока, главы Нацбанка и банкиров. В распоряжении ZN.UA есть презентация министра, из которой следуют два направления использования госгарантий. Первое — это самоокупаемые проекты, задолженность по которым будет погашаться за счет доходов от реализации таких проектов. Второе направление — проекты, снижающие нагрузку на бюджет на сумму, эквивалентную объему необходимой бюджетной поддержки. Это не даст "построить пирамиду" долгов и "нагрузить" бюджеты будущих лет. В этом случае обслуживание кредита (процентов, а в некоторых случаях и тела кредита) будет происходить за счет средств бюджета. В бюджете-2013 на эти цели предусмотрено 2,6 млрд грн.

В презентации указано, что ключевым критерием отбора станет подтверждение самоокупаемости проекта, а также снижения нагрузки на бюджет в будущих периодах за счет эффекта от реализации проекта на основе утвержденного его технико-экономического обоснования.

Приоритеты: поддержка национального товаропроизводителя, импортозамещение и поддержка экспорта, энергоэффективность и энергосбережение, социальная направленность.

В ответ на подозрения в возможной коррупционности данного механизма в правительстве говорят о том, что предыдущая схема — капитальных бюджетных инвестиций — вызывала куда больше вопросов в части прозрачности расходования средств. В системе предоставления госгарантий деньги будут проходить два фильтра: банк будет отбирать кредиты для финансирования, затем ТЭО проекта будет проверять Минэкономики, и после этого, собственно, будет выдаваться госгарантия. По оценкам самих чиновников, общая сумма гарантий, которую удастся освоить при таких процедурах, в этом году вряд ли превысит 10 млрд грн.

Как пояснил ZN.UA источник в министерстве, максимальная ставка по таким кредитам может быть установлена на уровне учетной ставки НБУ +2–3% либо же на уровне среднерыночных привлечений госпредприятий (например, "Укравтодор" размещал свои бумаги под 16% годовых).

Очевидно, что в первом случае выдавать кредиты смогут только финучреждения, имеющие льготный доступ к рефинансированию НБУ, т.е. главным образом госбанки. По словам первого вице-премьер-министра Сергея Арбузова, на стартовом этапе проекта миссия его обкатки и отработки будет действительно возложена на госбанки. Но в дальнейшем участвовать в программе сможет любое финучреждение, обладающее для этого необходимыми ресурсными возможностями. Окажется ли программа достаточно прозрачной и привлекательной для активного участия в ней негосударственного банковского сектора — это ключевой (как и в случае с программой "доступной ипотеки") вызов. Участие в системе госгарантий широкого круга коммерческих банков (влиять на решения которых у чиновников будет значительно меньше возможностей, чем в случае с госбанками) действительно могло бы сделать программу эффективной. Но имеющийся пока практический опыт реализации подобных начинаний (как, например, в случае все с той же "доступной ипотекой") дает очень мало поводов для оптимизма.

Защита прав кредиторов

Ключевую с финансовой точки зрения меру — возобновление кредитования — составители программы видят только в усовершенствовании уровня защиты прав кредиторов: "Совершенствование законодательства по вопросам признания недействительными кредитных договоров". Цель — обеспечение выполнения обязательств по кредитным договорам, а также борьба с последствиями расторжения в судебном порядке указанных договоров путем внесения изменений в Гражданский кодекс Украины, в законы "О залоге", "Об ипотеке", а также в соответствующие процессуальные кодексы.

Вероятность реализации — достаточно высока. Нацбанку уже удалось протянуть через Верховную Раду закон о защите прав кредиторов ("Об урегулировании отношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг"). Поэтому внесение необходимых правок в законодательство не будет встречено с таким жестким отпором, как это могло быть в 2009–2010 гг. Хотя бы исходя из того, что большинство кредитных споров, в том числе и с власть имущими, банкиры на сегодняшний день уже "порешали".

Однако внесение изменений в законодательство не гарантирует их правильное применение. Нынешний кризис обнажил все недостатки судебной системы. Появилось много компаний с огромными, миллионными, долгами, которые сегодня очень активно пользуются дырами нашей судебной системы. Например, механизмы псевдобанкротства либо псевдопродажи, когда какой-то юрист, у которого за душой нет ничего, кроме 10 тыс. грн, вдруг покупает компанию, которая стоит сотни миллионов долларов. Дальше начинается цепочка превращений: смена места регистрации, предъявление банкам условий реструктуризации кредита, цепочка странных решений, которые зачастую не имеют ничего общего с нормальной правовой логикой.

А значит, кроме внесения изменений в законы, государство должно обеспечить их безусловное исполнение. А с этим в украинских реалиях как раз существуют серьезные проблемы. "Поэтому правительству нужно больше концентрироваться на реформе и на придании прозрачности системе судоустройства", — считает глава правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин.

Также, по замыслу авторов программы, поддержать кредитование должен Банк развития, которому будут предоставлены госгарантии на привлечение с рынка 10 млрд грн либо рефинансирование гособлигаций правительства Нацбанком, с последующим перенаправлением их в кредитование приоритетных отраслей экономики.

Приоритетные реципиенты помощи, как следует из определенного министерствами списка государственно-важных отраслей экономики, — это авиастроение, судостроение, ракетно-космическая отрасль, машиностроение, а также сферы ТЭК, ЖКХ, транспортная инфраструктура.

Фокус получился размытым (денег на всех точно не хватит), поэтому на настоящий прорыв рассчитывать сложно. Но первыми тремя отраслями в списке страна привыкла гордиться еще во времена СССР, так что возражать необходимости их реанимации и активизации тяжело (особенно чиновникам) даже на подсознательном уровне. Ну а последние три действительно нуждаются в огромных инвестициях (хотя топливно-энергетический комплекс уже фактически перешел в известные частные руки). Главный же вопрос в том, сможет ли правительство обеспечить декларируемую прозрачность работы (подходов, оценки рисков, равного доступа и т.п.) Банка развития при выдаче кредитов в приоритетные отрасли. Необходимость разработки и внесения на рассмотрение Верховной Рады законопроекта "О государственном банке развития", а также формирования нормативно-правовой базы, необходимой для его реализации, пока только предусмотрены госпрограммой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно