Смогут ли украинцы получать валютные кредиты?

22 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 22 декабря-29 декабря 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

В течение этой недели представители коммерческих банков и НБУ садились за стол переговоров несколько раз...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

В течение этой недели представители коммерческих банков и НБУ садились за стол переговоров несколько раз. 21 декабря в Ассоциации украинских банков обсуждалось намерение Национального банка фактически запретить кредитование в иностранной валюте физлиц и в значительной степени ограничить выдачу валютных предпринимательских ссуд. Поскольку такой шаг банковского регулятора предполагает кардинальное изменение правил игры, это намерение уже заставило серьезно поволноваться не только многих банкиров, но и их клиентов, планирующих на следующий год крупные покупки.

По информации «ЗН», диалог с нацбанковскими чиновниками, отвечающими за непосредственную разработку соответствующих нормативных документов, у банкиров вроде бы наладился. Остается надеяться, что и с первыми лицами НБУ тоже удастся договориться.

О чем речь

Проект постановления НБУ об утверждении нового «Порядка регулирования валютных операций, связанных с импортом и экспортом финансового капитала» появился на веб-сайте Ассоциации украинских банков (АУБ) еще 23 ноября. Но СМИ обратили на него внимание только неделей позже — после того как информагентства процитировали «пламенный привет» банковской общественности от председателя НБУ Владимира Стельмаха, который решил воспользоваться представившимся случаем, принимая участие в состоявшейся 30 ноября встрече президента Виктора Ющенко с представителями крупного бизнеса.

Выступая перед столь серьезной аудиторией, глава НБУ напомнил банкирам, что необходимость сокращения кредитования в иностранной валюте, о которой все уже несколько подзабыли, вовсе не утратила своей актуальности. Поскольку его значительные объемы, по мнению Владимира Семеновича, стимулируют рост инфляции. Кроме того, г-н Стельмах обвинил операторов валютного рынка в попытках зарабатывать за счет искусственного повышения обменных курсов в период регулярных платежей по кредитам физлиц, что становится возможным на фоне значительных обязательств населения в иностранной валюте. И еще назвал «самым большим обманом» мнение о низком уровне ставок по кредитам в иностранной валюте, которое, как он считает, не имеет достаточных реальных оснований.

Процитированная информагентствами обрывочная аргументация председателя НБУ явно хромала из-за недостаточной системности и обоснованности. Впрочем, это обстоятельство можно списать на ограниченность времени его выступления в ходе вышеозначенной встречи.

Сразу оговоримся: подробный анализ проекта нацбанковского постановления, содержащего 126 страниц весьма убористого текста, вряд ли осилили бы даже самые вдумчивые и продвинутые читатели «ЗН». Поэтому ограничимся лишь самыми общими его положениями.

Помимо порядка открытия филиалов иностранных банков в Украине, этим документом Нацбанк намерен регламентировать и кредитование в иностранной валюте. А точнее, фактически запретить большинство его видов, поскольку речь идет о запрете отечественным финансовым учреждениям предоставлять кредиты в иностранной валюте физлицам, не занимающимся предпринимательской деятельностью. Исключение составляют лишь ссуды для оплаты услуг нерезидентов за лечение и обучение за границей. Также останется возможность получения карточных валютных кредитов, но не более чем на 1 тыс. долл. и на срок до 30 дней.

Предприниматели же смогут получать кредиты в инвалюте исключительно для выполнения ими обязательств по внешнеэкономическим договорам.

Право финучреждений выдавать валютные займы будет ограничено условием привлечения ими средств в инвалюте на соответствующий период и в соответствующих объемах.

Уже перечисленных выше положений достаточно, чтобы продемонстрировать всю серьезность грядущих изменений правил игры на отечественном кредитном рынке.

Первоначально датой, до которой банкиры должны были подать собственные замечания к разработанному Национальным банком проекту, было 11 декабря. Однако ввиду щекотливости и революционности многих вводимых этим постановлением норм банковская общественность уговорила регулятора продлить срок приема замечаний и предложений к нему еще на 10 дней.

Почему?

Чтобы понять мотивацию шагов Национального банка, вовсе не нужен доступ к «крутому инсайду» в недрах НБУ. Достаточно даже поверхностного анализа сводных показателей развития банковского рынка в нынешнем году. Нижеприведенные цифры, возможно, утомят некоторых читателей. Однако многие тенденции нынешнего года настолько показательны, что заслуживают пристального внимания.

В самых общих чертах нынешние темпы развития банковского бизнеса в нашей стране достойны всяческих похвал. Данные департамента монетарной политики НБУ свидетельствуют, что уже по состоянию на 1 декабря прирост выданных банками отечественной экономике кредитов (61,6%) практически сравнялся с аналогичной цифрой за весь прошлый год (61,9%). Исходя из скорости увеличения этого показателя за последние 12 месяцев (68,6%), рискнем предположить, что итоговые результаты года окажутся рекордными за последние 11 лет. Т.е. как раз с тех пор, как стране удалось совладать с разорившей ее гиперинфляцией начала 90-х годов прошлого века.

Но, несмотря на значительное увеличение объемов банковского кредитования, инвестиции в основной капитал за три первых квартала нынешнего года выросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года всего на 16,1%. И хотя эти темпы выглядят намного убедительнее своего аналога 2005 года (3,4%), они более чем в два раза уступают показателям 2003-го и 2004-го (32,5 и 34,5% прироста соответственно).

Рискуем повториться сами или повторить уже многократно сказанное другими, но львиная доля выдаваемых сейчас банковских кредитов носит потребительский, а не инвестиционный характер.

За последние 12 месяцев кредиты субъектам предпринимательской деятельности увеличились вроде бы во вполне приличные полтора раза. Но, во-первых, как отмечают и в самом Нацбанке, значительный спрос на кредитные ресурсы формируют серьезно активизировавшие свою деятельность импортеры. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что если гривневые займы отечественного бизнеса возросли за последние 12 месяцев на 39%, то прирост валютных был в 1,7 раза больше (на 66%).

Во-вторых, полуторакратное наращивание предпринимательских ссуд мало кого впечатлит на фоне прямо таки безудержного роста потребительских займов, которые за последний год увеличились почти в 2,4 раза. Доля займов физлиц в общем объеме банковских кредитов в экономику только за последние пять лет выросла более чем в шесть раз (с 5% на 01.01.2002 г. до более чем 31% на 01.12.2006 г.), причем за последних два года она удвоилась.

Украинцы активно привыкают жить в долг, все чаще принимая решение не откладывать деньги на вожделенную покупку, а делать ее взаймы. При устоявшемся за последние годы двузначном приросте потребительских цен ставки по гривневым депозитам лишь компенсируют инфляцию, да и то не всегда. Валютные же депозиты в большинстве приличных банков оказываются вообще убыточными.

В потребительском сегменте банковского кредитования гривневые займы проигрывают валютным еще более безнадежно, несмотря на резко возросшую популярность кредитования в рассрочку, которое осуществляется в национальной валюте. На валюту в нынешнем году пришлось более 2/3 прироста потребительских займов. Приблизительно до такого же значения уже подрос и средний удельный вес валютных ссуд в общем объеме займов физлиц. В результате всех вышеописанных процессов долларизация экономики за девять месяцев с начала нынешнего года, по подсчетам НБУ, выросла с 23,6 до 28%.

Происходит это главным образом потому, что к валюте привязываются каждые девять из десяти выдаваемых сейчас долгосрочных ипотечных и автокредитов.

Причина большей популярности у населения валютных займов банальна — они значительно дешевле. Если в валюте сейчас можно отыскать ипотечные кредиты сроком на 20 лет под эффективную ставку чуть более 11%, то гривневые вам обойдутся как минимум на 3,5—4, а в среднем на 5—7 процентных пунктов дороже. На кругленьких суммах на покупку вожделенного жилья в крупных областных центрах, и особенно в Киеве, за которые сейчас приходится бить перед банкирами челом, эта разница выливается в ощутимую экономию ежемесячных платежей, чувствительных практически для любого семейного бюджета.

В принципе, в нынешнем году некоторые банки уже анонсировали свое сотрудничество с Государственным ипотечным учреждением, благодаря которому они могут выдавать гривневые ипотечные кредиты по значительно более низкой стоимости. Но много ли вы знаете счастливчиков, которым такие кредиты удалось реально получить?

Государственный Ощадбанк тоже уже вроде бы выдает гривневые ипотечные кредиты под ставку, аналогичную стоимости валютных кредитов у многих других коммерческих банков (14% годовых). Но вряд ли это финансовое учреждение уже можно считать значимым игроком на ипотечном рынке. Судя по запланированному Кабмином мизерному увеличению его уставного капитала, Ощадбанк не станет таковым и в ближайшем обозримом будущем.

Поэтому обслуживание гривневых ипотечных кредитов, реальные ставки по которым у большинства банков находятся сейчас в диапазоне от 16 до 18% годовых, остается непосильной задачей для подавляющей части населения. Поэтому оно вынуждено обращаться именно за валютными займами в поисках сумм, недостающих для покупки жилья.

В то же время остающийся незыблемым валютный курс создает в головах потребителей иллюзию отсутствия риска девальвации гривни, хоть на самом деле он никуда не делся.

Необходимо отдать должное Национальному банку за хранимую им непоколебимость номинального курса гривни к доллару, поскольку в последние годы она является едва ли не единственным фактором стабильности в нашей стране. Но можно ли хранить постоянство валютного курса бесконечно долго?

Опыт Китая свидетельствует, что да. Зато не такой уж и давний опыт Аргентины показывает, насколько плачевными это может обернуться последствиями. К сожалению, в мировой истории намного больше примеров, подобных аргентинскому, нежели китайскому.

Да и события в Украине пока развиваются в основном по аргентинскому сценарию конца прошлого века: тут вам и перманентные политические склоки, и отсутствие необходимых структурных реформ, и тотальная коррупция, и неспособность обуздать непомерные государственные расходы, а также социальные аппетиты. А вот подобный китайскому или хотя бы восточноевропейскому инвестиционный климат по всем этим причинам остается для нас лишь призрачной мечтой.

Поэтому стопроцентных гарантий стабильности валютного курса на те долгие годы, на которые берутся ипотечные кредиты, нет и быть не может. А посему в будущем процесс накопления валютных займов, если он продолжится нынешними темпами, случись существенная девальвация гривни, может быть сопряжен с очень серьезными осложнениями по части обслуживания населением полученных ранее кредитов.

Впрочем, и для банков, хоть и они перекладывают сейчас валютные риски на своих заемщиков, массовые невозвраты создадут опаснейшую угрозу. Устранять которую — и в этом прав г-н Стельмах — лучше рано, чем поздно. Но главный вопрос заключается в том, какими методами это делать.

О пользе запретов

В принципе, тезис о необходимости ограничения валютного кредитования глава Национального банка неоднократно высказывал и ранее. В нынешнем году эта тема впервые «всплыла на публику» еще в апреле, когда появилась очередная порция информации о намерении НБУ ограничить объемы валютного кредитования населения из-за роста долларизации экономики.

Она же стала одной из ключевых в ходе проведенного в мае АУБ и «ЗН» круглого стола по проблемам развития банковского сектора. Именно тогда принявший участие в дискуссии глава НБУ Владимир Стельмах в свойственной ему достаточно жесткой и категорической форме впервые подробно изложил свои аргументы относительно вредности выдачи потребительских кредитов в валюте.

Банкиры, в свою очередь, и на круглом столе, и впоследствии неоднократно заявляли о вредности административного запрета на валютное кредитование, поскольку он обязательно спровоцирует значительное дополнительное удорожание кредитных ресурсов и их дефицит. Ввиду отсутствия на внутреннем рынке достаточно длинных и дешевых гривневых ресурсов, на нынешнем этапе развития отечественной экономики банкиры пока не видят реальной альтернативы динамичному наращиванию валютных займов. Поэтому, признавая существование вышеозначенных дисбалансов, представители коммерческих банков все же настаивают на необходимости решать проблему осторожно и взвешенно, плюс максимально рыночными инструментами.

Поначалу поиск рыночных путей, на который вроде бы согласился Нацбанк, вылился во введение с 1 октября новых экономических нормативов для банков. Повысив норму резервных отчислений при привлечении валютных ресурсов, НБУ в то же время значительно понизил резервные требования по банковским пассивам в гривне. Но, судя по всему, эта мера показалась руководству НБУ недостаточно действенной. И в ноябре с.г. тема валютного кредитования «заиграла новыми красками».

Неужели Нацбанк уже исчерпал свой арсенал рыночных методов? Ведь как показывает многолетняя практика, простейший и наиболее популярный у отечественных чиновников подход — взять и запретить — практически никогда не срабатывает. И сколько ни городи заборов и ни усложняй запретительные процедуры, они практически никогда не дают желаемого эффекта. Ну, разве что усложняют нормативно-правовое поле. А значит, жизнь и банкирам, и их клиентам, создавая благодатную почву для чиновничьих злоупотреблений.

Банкиры и их клиенты, конечно же, изыщут возможности эти запреты обойти. Несколько подобных способов уже даже были анонсированы в прессе, но кому от этого польза?

А вот действенных рыночных инструментов в Национальном банке, похоже, пока не нашли. И поиском компромиссных путей решили озадачить самих коммерческих банкиров, припугнув возможностью принятия запретительного постановления.

Судя по миролюбивому тону большинства представителей НБУ и отзывам участников состоявшегося в АУБ совещания, чиновники готовы идти на компромиссы. Правда, после памятного ноябрьского заявления хранит по этому поводу молчание Владимир Стельмах. А до тех пор, пока неизвестно его окончательное решение, непонятно, по какому сценарию пойдет дальнейший поиск решения проблемы валютного кредитования. Остается только надеяться, что умудренный опытом главный банкир тоже помнит о неэффективности запретов...

Комментарий эксперта

Юрий БЛАЩУК,
председатель правления
Международного ипотечного банка:

— Само намерение Нацбанка ограничить валютное кредитование нашло понимание у банкиров, но способы достижения этой цели вызвали оживленную дискуссию. Очень правильно, что НБУ прислушивается к банкам и старается найти оптимальные пути решения проблемы.

Для начала рассмотрим, чем вызвана долларизация на банковском рынке страны и какие действия следует предпринять для ее устранения.

Долгосрочное доверие к национальной валюте состоит из двух частей: той, которая существует на подсознательном уровне (несмотря на стабильное положение гривни, население все еще ощущает горький осадок от невозвращенных вкладов времен бывшего СССР), и доверия населения к государственной политике в целом.

В настоящее время долгосрочная государственная политика внешних заимствований страны неясна. Банки, планирующие выпуск облигаций, в том числе ипотечных, не располагают системой долгосрочных ориентиров (бенчмаркинга) или даже «украинским LIBOR». Кроме того, никто не может предусмотреть, по какой цене государство будет размещать свои облигации через три-пять лет. Это может в значительной мере осложнить жизнь финансовым институтам.

В Украине нет рынка деривативов, нет механизма хеджирования рисков, поэтому все валютные риски ложатся на банки. В такой ситуации привлечение ресурсов на внешних рынках становится более рискованным и, соответственно, кредитные продукты — более дорогими для заемщиков.

Следовательно, ограничением валютного кредитования проблему несоответствия длины активов и пассивов («гэпов») не решить: не секрет, что в Украине нет ресурсов, адекватных классическим долгосрочным кредитам.

Повторюсь, намерения представителей НБУ заслуживают уважения, но на их месте я бы начинал не с банков, а с работы с правительством. Осуществил бы ряд взвешенных шагов, обеспечил «длинный» финансовый ресурс в гривне, ввел инструменты, которые бы подготовили рынок и сделали ограничения менее болезненными.

На это должно уйти не менее трех, а то и пяти лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК