Ручной Нацбанк — мечта Минфина? «Приятной» неожиданностью могут обернуться для общества идущие сейчас в парламенте непримечательные законотворческие процессы

13 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 13 октября-20 октября 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

На скуку широким общественным массам в нашей стране жаловаться не приходится: изо дня в день на телевидении идут сразу несколько захватывающих программ...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

На скуку широким общественным массам в нашей стране жаловаться не приходится: изо дня в день на телевидении идут сразу несколько захватывающих программ. Народу предлагаются и детективно-приключенческий «экшн» о борьбе лидеров государства за права и полномочия, и трагедийная драма с элементами ужасов о ценах на газ и новых коммунальных тарифах. И даже нескончаемая комедия-фарс о переговорах по созданию широкой коалиции. Которая, хоть и наскучила всем до безобразия, но, наподобие мыльной оперы «Не родись красивой», не дает от себя оторваться в ожидании финальной развязки…

На этом фоне на второй план отходит даже традиционный хит осенне-зимних предновогодних сезонов — бюджетный процесс. Что уж говорить о каких-то скучных прениях по поводу законопроекта, вносящего изменения в закон о Национальном банке, и перипетиях, связанных с изменением статуса и процедуры избрания членов его Совета. Кому и какая разница?

Между тем некоторые акты околонацбанковского действа наводят на мысль об их закулисной постановке достаточно умелыми режиссерами. А ведь неожиданная развязка именно этого сериала, несмотря на его внешнюю серость, может иметь для страны последствия куда более печальные и значимые, нежели нынешнее повышение коммунальных тарифов...

Разменная монета

Автору этих строк до сих пор непонятно, каким образом должности главы НБУ удалось оказаться за пределами квот, распределявшихся в ходе переговоров по созданию коалиций. Ведь именно социалисты, участвовавшие во всех их наиболее значимых раундах, были и остаются наиболее активными публичными критиками Национального банка. Возможно, с их подачи и гуляют который месяц в обществе слухи о скором уходе на пенсию нынешнего председателя НБУ Владимира Стельмаха.

Впрочем, нет никаких гарантий, что этот пост не окажется разменной монетой при достижении каких-либо затейливых политических договоренностей в будущем. При нынешней «отвязности» борьбы за власть политическая целесообразность может взять верх даже над элементарными соображениями здравого смысла.

Не исключено, что именно поэтому в Верховной Раде и появился поданный от имени президента законопроект, вносящий изменения в закон о Национальном банке. Предусматривая увеличение срока полномочий главы НБУ с пяти до семи лет, документ уточняет перечень причин, по которым он может быть уволен Верховной Радой по представлению президента Украины. Правда, не оспаривается главная сомнительная норма, позволяющая президенту инициировать такое увольнение «в рамках своих конституционных полномочий», т.е. фактически, когда ему вздумается.

Также президентский проект вводит запрет на принадлежность первого лица НБУ к какой-либо политической партии. Ему и другим чиновникам Национального банка возбраняется быть народными депутатами, членами Кабмина, заниматься предпринимательской деятельностью, входить в состав органов управления или быть акционерами банков, а также получать в них кредиты, выполнять работу по совместительству, кроме преподавательской, научной и другой творческой.

А еще законопроект предлагает ввести запрет на членство в каких-либо политических партиях и наличие депутатских полномочий для членов Совета Национального банка. Кроме того, предполагается, что члены Совета могут быть уволены в случае несоответствия их деятельности требованиям закона, утраты безупречной деловой репутации либо систематического уклонения от участия в заседаниях совета НБУ.

Как и ожидалось, именно эти нормы встретили наиболее серьезные возражения со стороны нардепов во время первого рассмотрения законопроекта в сессионном зале. Ситуацию спасли обещания главы комитета по финансам и банковской деятельности Петра Порошенко учесть все замечания, которые будут вноситься при подготовке документа ко второму чтению.

По имеющейся у «ЗН» информации, в ходе рассмотрения этого законопроекта в профильном комитете в среду, 11 октября, прозвучали настойчивые предложения кардинально усилить полномочия Совета НБУ (в том числе и в кадровых вопросах) по контролю над Национальным банком.

«Ну и что в этом плохого?»

А то, о чем свидетельствует мировой опыт: когда бал в том или ином центральном банке начинают править политические деятели, это приводит к весьма плачевным последствиям.

Следует напомнить, что одной из первых инициатив участников антикризисной коалиции, которую те попытались в августе протащить через парламент, пользуясь деморализованным состоянием своих оппонентов, была именно попытка захвата парламентской квоты по выдвижению членов Совета НБУ. И кандидатуры были предложены, как на подбор, видных политических деятелей: Сергея Клюева, Бориса Колесникова, Игоря Прасолова и Василия Горбаля (все они представляют Партию регионов), Николая Рудьковского и Василия Цушко (Соцпартия), а также Александра Ткаченко (Компартия).

Наверное, только по счастливой случайности постановление так и не проскочило через парламент (при минимально необходимых 226 голосах «за» проголосовало 208 депутатов).

Здесь, наверное, следует разъяснить части наших читателей, что это за орган такой — Совет НБУ. И почему ему придается столь серьезное значение.

Итак, Совет НБУ — это коллегиальный орган, в который, согласно нынешней редакции закона о Национальном банке, президент и парламент назначают по семь своих представителей сроком на семь лет (нынешним летом как раз истек срок полномочий представителей ВР в Совете).

Помимо эксклюзивных полномочий по принятию Основ денежно-кредитной политики НБУ и по контролю за их выполнением (эти полномочия специально прописаны в Конституции — статья 100), а также утверждению кандидатур заместителей главы Нацбанка, в компетенцию Совета входит утверждение годового бюджета НБУ и распределение его прибыли, а также право ветировать отдельные виды решений правления главного монетарного ведомства страны.

Как видим, полномочий достаточно, чтобы при наличии консолидированной позиции участников иметь серьезнейшие рычаги влияния на первых должностных лиц Национального банка. Именно Совету президент и законодатели фактически делегируют значительную часть своих полномочий по контролю за деятельностью банковского регулятора, обладающего эксклюзивными полномочиями денежной эмиссии в стране, т.е. печатания денег.

И вот здесь мы как раз подобрались к «золотому ключику», которым открывается заветный ларец благоденствия. Или же, в случае нарушения фундаментальных принципов его использования, ящик Пандоры.

Горький опыт первой половины 90-х годов, когда страна пережила гиперинфляцию, побив мировой рекорд роста цен, видимо, мало чему научил некоторых нынешних политиков. Впрочем, многие из них как раз в те смутные времена сформировали свой так называемый стартовый капитал.

Вспоминая те времена, экс-министр финансов Игорь Митюков в одном из интервью заявил: «Ни для кого не было секретом, что коммерческие банки, которые в то время уже существовали в Украине, имели право самостоятельно списывать деньги со счетов Центрального банка, если им не хватало денег для текущей деятельности, обслуживания и кредитования своих клиентов. Естественно, это вызывало непроизвольную, неконтролируемую эмиссию. И в то же время не надо забывать, что аграрное и промышленное лобби в то время превалировало как в парламенте, так и в органах исполнительной власти. Поэтому тезис о том, что деньги можно взять в центральном банке страны, практически никем не оспаривался. Ярким примером является решение съезда аграриев, которое оказало колоссальное давление на президента Леонида Кравчука. На основе постановления съезда было принято решение о крупномасштабной эмиссии для проведения сельскохозяйственных работ. Все это и столкнуло нас в пропасть инфляции, из которой мы с большим трудом выкарабкались в 1999—2000 годах».

В 1999 году в ст. 54 закона о Национальном банке был специально введен запрет на выдачу прямых кредитов как в национальной, так и в иностранной валюте на финансирование расходов госбюджета. Однако Национальный банк, например, имеет право выдавать льготные и долгосрочные кредиты рефинансирования коммерческим банкам на реализацию тех или иных приоритетных проектов. С учетом того, что видным и не очень регионалам принадлежит немало банков в этой стране, заманчивая получается возможность.

Не так давно НБУ публично отказался от намерений возобновить имевшую место еще несколько лет назад подобную практику, хоть прежде и порывался сделать это. Однако если Родина устами членов Совета НБУ и правительства скажет: «Очень надо!», где гарантия, что эта, на первый взгляд, «дармовая кубышка» не откроется?

Слово — серебро, молчанье — золото...

Ввиду очевидной скандальности подобных мероприятий реализация их на нынешнем этапе маловероятна. Однако для любого правительства во все времена было и остается крайне актуальным иметь под рукой податливый Национальный банк. Бюджета, как известно, на всех всегда не хватает. Причем в глазах каждого премьера и министра финансов — почти катастрофически. И уж если они, дабы пополнить статьи доходов, не гнушаются бюджетом на очередной год отменять любые базовые фискальные нормы, то почему нельзя вынудить Нацбанк поддаться политической целесообразности?

Выступая на съезде Ассоциации украинских банков, глава ее совета нардеп Станислав Аржевитин достаточно эмоционально рассказал своим коллегам-банкирам о том, как представители антикризисной коалиции на первом заседании комиссии по подготовке бюджета-2007 выдвинули тезис о необходимости подчинить Национальный банк правительству. Видимо, здесь речь идет о распространенном некоторыми информагентствами заявлении социалиста Василия Волги, который в ходе публичного представления правительственного проекта бюджета-2007 заявил, что его партия готовит внесение изменений в Закон «О Национальном банке Украины». «Ни в одной стране мира Нацбанк не обладает такой невиданной независимостью. Во Франции он подчиняется Минфину, в Канаде — Госказначейству. У нас — никому», — заявил г-н Волга, уточнив, что СПУ предлагает подчинить Нацбанк Министерству финансов.

Интересно, что присутствовавшие при этом заместители министра финансов хоть и не поддержали эту инициативу публично, но и перечить ей не стали. Видимо, им понравилась другая тирада депутата: «Если за последний год активы НБУ выросли в 2,6 раза, а бюджет от этого не получил дополнительно ни копейки, то надо с этим что-то делать».

Здесь мы не будем оспаривать необходимость отработки более четкой и прозрачной, нежели нынешняя, процедуры перераспределения прибыли и подотчетности Национального банка. Да и нынешняя информационная политика главного банка страны, в оправдание которой постоянно звучит «Деньги любят тишину», по правде говоря, не выдерживает критики. Несмотря на старания всех зампредов, исполнительных директоров и советников, единой стратегии в их разобщенных периодических комментариях и публикациях не просматривается. Благодаря чему в потоке звучащей в адрес Нацбанка критики порой очень непросто отличить зерна от плевел.

Однако что касается независимости, тут уважаемый народный избранник, мягко говоря, погрешил против истины. Имея второе высшее образование по специальности экономист-банкир, он почему-то оставляет без внимания такой немаловажный факт, как создание Европейского валютного союза. В ходе которого французский центробанк передал все свои полномочия по регулированию денежно-кредитной сферы Европейскому центральному банку. Который, вне всяких сомнений, и является самым независимым центробанком в мире.

Из-за этого не далее как в прошлом году даже разразился грандиозный скандал, когда руководство ЕЦБ специально проигнорировало официальное и публичное предупреждение со стороны европейских министерств финансов о нежелательности ужесточения денежно-кредитной политики. Буквально через несколько дней президент ЕЦБ Жан-Клод Трише (кстати, до назначения на этот пост — глава банка Франции) объявил, что возглавляемое им ведомство собирается повысить свою основную ставку (ужесточить кредитно-денежную политику) уже на следующем своем совещании. Такой вот показательный пример непослушания… Доверие к единой европейской валюте важнее сиюминутной политической целесообразности.

А у нас во дворе…

По информации «ЗН», один из руководителей парламента в кулуарной беседе посоветовал не воспринимать скандальную инициативу г-на Волги всерьез, назвав ее «неживучей». Подобное уже случалось в этом году по «чувствительным» валютно-курсовым вопросам. Конечно, потом видные партийные лидеры опровергают такие заявления. Но оппоненты при этом приобретают нужный «тонус», что делает их более сговорчивыми и податливыми.

После того, как «антикризисники» уже расставили своих представителей на большинство наиболее значимых постов в государстве, кадровая борьба должна перейти на несколько иной уровень. А тут как раз незаполненная парламентская квота в Совете НБУ. Сейчас он фактически недееспособен, так как не может быть сформирован минимальный кворум, который по Закону «О Национальном банке», составляет десять человек.

И поэтому, кстати, можно оспаривать легитимность Основных принципов денежно-кредитной политики на 2007 год, поданных в сентябре Советом в парламент. А значит, законодатели скорее рано, чем поздно, вернутся к рассмотрению этого вопроса (первоначально планировалось сделать это еще в сентябре, но пока приходится ждать утверждения поправок в закон о НБУ, касающихся его Совета).

Наверное, наивно всерьез рассчитывать на реализацию заложенной в президентский законопроект светлой идеи «деполитизировать» Совет НБУ. Как заявил еще в сентябре член финансово-банковского комитета ВР регионал Василий Горбаль, идея отстранить нардепов от участия в Совете НБУ уже снята в ходе подготовки законопроекта ко второму чтению. «Предлагали, чтобы этот орган состоял исключительно из специалистов по макроэкономическим вопросам, но ведь среди депутатов также есть подходящие специалисты», — сообщил нардеп.

Так что выбираться «подходящие специалисты» в совет все-таки будут, скорее всего, из народных избранников.

Правильнее всего было бы, конечно, чтобы парламентская квота была заполнена на паритетных началах, т.е. с участием всех фракций. Однако, как показывает практика последних недель, представители антикризисной коалиции не уступают «за так» ни одного поста и портфеля своим оппонентам.

Тем более что яркий пример подбора кадров в Совет НБУ по принципу политической лояльности, а не профессиональной компетентности подал сам президент, первого марта прошлого года «одним махом» сменив всю собственную квоту в этой структуре. Кстати, еще до того, как истек официальный срок полномочий назначенцев г-на Кучмы.

С тех пор значимость влияния Совета на деятельность НБУ стала скорее формальной. Однако, как уже говорилось, законодательных полномочий для воздействия на Нацбанк у этого органа более чем достаточно. И в «умелых руках» они могут «заиграть» с новой силой.

Умелых рук у регионалов хватает. Например, все тот же Василий Горбаль, почетный президент Укргазбанка. Вместе с коллегами по финансово-банковскому комитету Виталием Калюжным, Дмитрием Святашем и Василием Цушко он выступил инициатором законопроекта (№2244 от 02.10.2006 года) «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно улучшения условий выдачи и использования кредитов)».

Одна из норм этого документа, например, разрешает банкам выдавать кредиты «не только исключительно в случае соблюдения экономических нормативов, а также в случае надлежащего управления кредитными рисками». Беда только в том, что «надлежащее управление кредитными рисками» в нашей практике пока намного более расплывчатое и туманное понятие, нежели конкретно определенные нормативы Нацбанка.

Другой видный регионал, Ринат Леонидович Ахметов, числится в комитете по экономической политике. Но первые результаты своей законотворческой деятельности проявил на ниве регулирования банковской деятельности. Вместе с Юрием Воропаевым и Александром Вилкулом он инициировал законопроект именно на банковскую тему — «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно регулирования деятельности банков)». Впрочем, этот законопроект эксперты характеризуют не только как достаточно толковый, но и совпадающий с генеральной линией Нацбанка.

Чего не скажешь о другой недавно «всплывшей» законодательной инициативе — законопроекте «О внесении изменений в Закон «О государственных гарантиях восстановления сбережений граждан Украины», зарегистрированном в ВР под №1022. Его авторы — большие радетели за социальную справедливость — товарищи Симоненко, Цыбенко и Пономаренко.

Действительно, проблема возврата обесцененных вкладов крайне актуальна для нашего общества. Однако в качестве одного из источников финансирования выплат депутаты-коммунисты предлагают использовать золотовалютные резервы НБУ. И дело даже не в том, что вливание в экономику денежных средств из золотовалютных запасов Нацбанка — прямой путь к росту инфляции, а значит — и новому обесцениванию вкладов. Как страна, чей внешнеторговый оборот превышает объем ВВП (около 120%), может обойтись без достаточного запаса устойчивости финансовой системы в виде золотовалютных резервов? Ну не дают народным избранникам спокойно спать нацбанковские миллиарды.

Или это, опять же, пока только зондирование почвы? По свидетельствам очевидцев, пока большинство депутатов-регионалов ведут себя на заседаниях финансово-банковского комитета вполне конструктивно. Но вместе взятым представителям антикризисной коалиции, имеющим в этом комитете большинство (16 из 27 его членов), в принципе, ничто не мешает внести и утвердить «правильные» поправки в любой законопроект. Да и у одного из замов главы комитета, представителя фракции БЮТ Сергея Терехина, вполне мог остаться в душе горький осадок от несговорчивости руководства Нацбанка в его бытность министром экономики.

Как бы то ни было, представители антикризисной коалиции вряд ли счастливы видеть у руля главного эмиссионного центра страны консервативного и неподатливого Владимира Стельмаха, которого наблюдатели однозначно относят к команде президента. Так что схватка за эту должность, будь она публичной или подковерной, обязательно произойдет. И что если вдруг президент проявит нехарактерные для него качества и сумеет отстоять своего человека на этом посту?

Тогда не помешало бы иметь на Нацбанк другую управу…

Последние 12 месяцев отечественной истории содержат уже несколько примеров дружного непослушания народных избранников президентскому мнению. Это выливается в не менее дружное преодоление президентского вето, после чего многие хватаются за голову.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК