Ползучий рост экономики

19 июня, 05:30 Распечатать Выпуск №23, 16 июня-22 июня

Какие факторы влияют на снижение темпов экономического роста.

В 2017 году ВВП Украины вырос на 2,3%. Это ниже мирового индикатора в 3,8% и показателя развивающихся стран, составляющего 4,3%. Так какими же были основные драйверы даже такого умеренного, но все же роста, и хватит ли Украине ресурсов для ускорения?

Среди главных локомотивов экономики Украины в 2017 г. можно выделить строительство и розничную торговлю. По сравнению с 2016 г. они показали рост на уровне 26,9 и 5% соответственно. Причем розничная торговля набирала обороты очень неравномерно. Для первого квартала 2017-го показатель составил 3,1%, а для четвертого — уже 7,9%. Что касается
2018 г., то по результатам первых трех месяцев торговля продолжила расти, а вот строительство даже немного сдало позиции (табл. 1). Но есть шанс, что положительная динамика восстановится уже по результатам второго квартала, когда де-факто и стартовал строительный сезон.

Что касается обрабатывающей промышленности, то в 2017 г. она увеличила производство на 5,1%. Очень неплохой показатель, но только если мы будем рассматривать его вне контекста. Еще в 2015-м промышленность упала на 15,1%, в 2014-м — на 8,6, а в довоенном 2013-м — на 9,9%. Таким образом, прирост на уровне 3,7% в 2016 г. и 5,1% в 2017-м — это даже не выход на довоенные показатели, которые сами по себе были не лучшими. И уже тогда в экспертной среде звучали мнения о серьезных структурных перекосах украинской экономики.

В статистике есть такое понятие, как эффект низкой базы сравнения. По большому счету, рост некоторых отраслей украинской экономики в 2016-м и 2017 г. — его наглядное проявление. Сначала мы очень сильно падали, зато потом даже небольшой прирост в абсолютных показателях стал давать неплохие относительные индикаторы (табл. 2, 3).

Чтобы избавиться от этого эффекта, пересчитаем объемы наших главных драйверов — строительства, сельского хозяйства, розничной торговли и обрабатывающей промышленности в долларах США в 2017-м и 2013 г.

В 2017 г. сельское хозяйство принесло экономике Украины 305,19 млрд грн. При курсе в 26,5 грн/долл. и с округлением до десятых в меньшую сторону получаем 11,5 млрд долл. Обрабатывающая промышленность дала 369,45 млрд грн, или 13,9 млрд долл. Строительство прибавило к экономике 68,1 млрд грн — это 2,5 млрд долл. Наконец, торговля — 421,3 млрд грн, или 15,8 млрд долл.

Переходим к 2013 г. Тогда доллар стоил 8 грн. Сельское хозяйство в том году заработало для Украины 128,7 млрд грн, или 16 млрд долл. Обрабатывающая промышленность — 165,5 млрд грн, или 20,6 млрд долл. Строительство — 36,9 млрд грн, или 4,6 млрд долл. Что касается торговли, то на нее пришлось 212 млрд грн, или почти 26,5 млрд долл.

Сразу следует отметить, что расчеты для 2013 г. взяты без учета Крыма и Севастополя, в то время как в 2017 г. не вошли в статистику также и временно оккупированные районы Луганской и Донецкой областей. Но разница между годами очень большая, чтобы ее можно было списать только на уменьшение территорий. Для сельского хозяйства она составила 4,5 млрд долл., для обрабатывающей промышленности — 6,7 млрд, строительства — 2,1 млрд, а торговля потеряла 11,7 млрд долл.

Не драйвовые драйверы

Для точной оценки состояния и потенциала экономики Украины следует рассмотреть причины, благодаря которым в 2017 г. в Украине росли строительство и торговля. Дело в том, что в прошлом году одни украинцы окончательно открыли свои копилки, тогда как другие вообще отказались от бесполезной идеи складывать в них деньги.

После "банкопада" люди начали с большим недоверием относиться к депозитам в коммерческих банках. Казалось бы, один из низкорискованных финансовых инструментов, депозиты для многих оказались источниками убытков. Банки, вышедшие с рынка, не могли погасить обязательства перед своими клиентами. Те, у кого на счетах лежали небольшие суммы, начали весьма длительные разбирательства с Фондом гарантирования вкладов. Другие просто потеряли деньги свыше гарантированного лимита.

Дальше — больше, ведь оставшиеся надежные банки или вообще утратили интерес к депозитам, или фактически предлагают своим клиентам не слишком привлекательные условия, например открыть депозит в долларах под 0,01% годовых. Фактически это почти то же, что хранить деньги дома под матрасом.

Вот почему свободные деньги направились в сферу строительства. Если войти в дом на этапе закладки фундамента, то к моменту окончания строительства, если удастся получить право собственности на квартиру, цена квадратного метра может увеличиться в 2–2,5 раза. Даже пессимистические сроки завершения объекта обычно не превышают четырех-пяти лет, поэтому все равно получается очень неплохой процент. Поэтому люди и начали вкладывать в новые квартиры и дома. А строительные компании ответили на спрос настоящим бумом.

Однако важно понимать, что мы говорим о недвижимости именно как об инструменте для инвестиций. Это совсем не та ситуация, когда вследствие роста благосостояния населения начала строиться одноэтажная Америка. Тогда люди действительно улучшали свои жилищные условия, но сегодня в Украине недвижимость — это просто один из самых надежных способов вложить деньги, который при соблюдении осторожности может дать хорошую прибыль при относительно невысоких рисках.

Другой тренд — это рост торговли. Его драйвером стало повышение минимальной заработной платы. У части населения появилось больше наличных денег. Но мы все равно говорим о суммах, не превышающих тысячу гривен. Конечно, в этом случае предельная склонность к потреблению для многих украинцев составляла 100%. Это означает, что весь прирост доходов они просто тратили. С одной стороны, спровоцировав этим новый виток инфляции, прогноз по которой несколько раз за
2017 г. пересматривали в сторону увеличения. С другой — люди стали больше покупать товаров первой необходимости: продуктов питания, одежды, бытовой химии и т.п.

Получается, что два серьезных источника роста экономики были спровоцированы теми факторами, которые сами по себе являются негативными или нейтральными, поскольку их долгосрочные итоги ведут в первом случае к сокращению предложения на рынке капитала, а во втором — к росту инфляции, когда реальное увеличение доходов длится не более нескольких месяцев, зато потом уровень жизни людей вновь опускается до первоначальных показателей.

Запустим промышленность и разгоним IT

Хорошая новость заключается в том, что во многих отраслях мы перестали падать, поскольку достигли устойчивого дна. И лишь чрезвычайные события могут выбить его у нас из-под ног.

Украинская обрабатывающая промышленность оказалась в сложном положении. Причина — снижение объемов торговли с Россией, на которую были нацелены многие заводы, что негативно сказалось на их экономических показателях. Сегодня большая часть фабрик даже на подконтрольной Украине территории на Востоке фактически не работает. Их сотрудники находятся в квазиотпусках продолжительностью год и более, поскольку у заводов просто нет заказов.

При этом они также не могут продавать товары в Европу — мешают отсутствие необходимой сертификации, а также трудности с получением квот. Наконец, серьезной проблемой для них является поиск европейских клиентов. Часто менеджмент этих заводов работал на основе связей, возникших еще при Советском Союзе, в 90-х или нулевых годах. Вот почему они не очень умеют искать новые рынки и вести переговоры. А если учесть, что большая часть предприятий в свое время была приватизирована за проценты от их реальной стоимости, то сегодня владельцам действительно выгоднее законсервировать активы, чем вкладывать деньги в их развитие, чтобы начать производство продукции на экспорт за пределы СНГ. Еще одна причина — это старение основных фондов многих заводов, большая часть которых уже изношены на 80 и более процентов.

Но это не означает, что ситуация зашла в тупик. Скорее, просто требует от власти принимать меры, которые смогут как-то расшевелить владельцев бизнеса. Например, это может быть помощь в сертификации товаров, как консультационная, так и финансовая. Для облегчения процесса поиска контрагентов нужно привлечь украинскую дипломатическую службу, консулов и, конечно, Торгово-промышленную палату. Речь идет о краткосрочных инициативах. Поскольку как только первые заводы все же смогут выйти со своей продукцией за рубеж и получат там прибыль, сервисные функции и спрос на них станут частной инициативой.

При наличии портфеля заказов компании смогут на рыночных условиях бороться за капитал в виде кредитов, который они станут тратить на обновление основных фондов.

Из системных мероприятий можно выделить дальнейший курс на валютную либерализацию. Бизнесу, который только выходит на иностранные рынки и ищет там контрагентов, надо дать возможность позже возвращать валюту в страну. Благодаря этому, компании смогут предлагать своим потенциальным клиентам более выгодные условия, чтобы выигрывать конкуренцию у других фирм. Более того, необходимы кредитование и страхование внешнеторговых сделок. Мировая практика показывает, что это также задача государства. Сами по себе эти действия часто убыточны, а потому не будут проводиться частными банковскими структурами.

С другой стороны, если эти шаги не будут сделаны, то о каком-либо подъеме промышленности не может быть и речи. Но именно она имеет наибольший нереализованный потенциал из всех сфер и может потащить вперед всю экономику. Составляя около 12% ВВП, при росте в 20% в год промышленность даст плюс 2,4% к ВВП — это больше, чем в целом рост экономики Украины за 2017 г.

Не следует также забывать и об IT. В 2017 г. эта сфера принесла Украине около 3,6 млрд долл. и составила порядка 3% ВВП. При этом сам по себе сектор легко может расти на 25–30% в год еще очень долго. Если у фирм будет достаточно капитала, условия доступа к которому будут аналогичны американскому или даже индийскому рынку, они смогут демонстрировать подобные показатели. Следовательно, мы говорим еще о плюс 1% роста ВВП.

Бежать, чтобы оставаться на месте

Мир не стоит на месте — этот тезис актуален для многих случаев, но особенно при анализе экономического развития государства. Не секрет, что сегодня мы живем в глобализированной среде, которая делает движение потоков капитала и человеческой силы намного более простым, чем 40–50 лет назад. Но это налагает на государство и определенные ограничения. Одно из них — необходимые темпы роста экономики. Согласно общему правилу, они должны быть не ниже общемировых. В 2017 г. это 3,8%. Второе правило — они должны быть не меньше, чем в странах той группы, к которой ты относишься.

Все дело в том, что государства постоянно конкурируют за ресурсы, главный из которых — инвестиционный капитал. А для того чтобы в тебя вложили деньги, ты должен быть надежным и/или прибыльным. Темпы роста ВВП, а также его основные драйверы — это как раз те пункты, которые отвечают за прибыльность.

Что же касается надежности, то к ней относятся макроэкономическая и политическая стабильность и устойчивость, наличие хорошо проработанной законодательной базы, честные суды и проч.

Сегодня Украина входит в группу переходных экономик с темпами роста ВВП на уровне 2,2% в 2017 г. Но за инвестиции мы конкурируем также и с развивающимися странами, которые в прошлом году выросли на 4,3%. Более того, Восточная и Южная Азия выросла в целом на 6%.

Надежность у Украины тоже не самая лучшая. По многим опросам, инвесторов отпугивают украинская коррупция и агрессивный государственный аппарат. Дело в том, что западные капиталисты привыкли видеть в чиновниках сервисный персонал, основная работа которого заключается в помощи бизнесу. Поэтому, наслушавшись историй о наших рейдерских захватах, проверках неугодных и тому подобном, они с опаской смотрят на Украину.

***

В Украине есть два сектора — промышленность и IT, которые вместе могут давать нашей стране почти 3,5% роста ВВП. Это именно те проценты, которых не хватает государству, чтобы конкурировать за инвестиции с другими развивающимися рынками. Но необходимый нам рост отнюдь не сможет произойти сам по себе или исключительно за счет глобальной конъюнктуры — эти факторы есть и у других стран. Нам надо открывать бизнесу новые возможности и активно вкладывать деньги в создание продуктивной среды. Конечно, даже в таких условиях мы не пробежим дистанцию марафона со скоростью спринта. Зато мы будем бежать быстрее наших соперников, ведь именно этот фактор является самым важным в условиях современной экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно