Открытые и квазиоткрытые. В Украине формируется новый тип пенсионных фондов?

26 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 26 ноября-3 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Как-то раз октябрьским вечером, когда в глазах уже рябело от массы прочитанных материалов для субботнего номера, меня застал врасплох вопрос коллеги: «В какой пенсионный фонд вкладывать деньги?..

Как-то раз октябрьским вечером, когда в глазах уже рябело от массы прочитанных материалов для субботнего номера, меня застал врасплох вопрос коллеги: «В какой пенсионный фонд вкладывать деньги? Надо решать. Мне десять лет до пенсии осталось».

Вопрос, как говорится, достаточно интересный. Знаете, что я сказала? «Правильный ответ — пока ни в какой»…

Коллега хотела бы откладывать деньги в пенсионный фонд на свою будущую пенсию. В понятиях закона о негосударственном пенсионном обеспечении она собирается стать и вкладчиком, и участником НПФ. Согласно закону, участник НПФ — это человек, на имя которого открывается пенсионный счет и в пользу которого делаются взносы, а в перспективе — будет выплачиваться пенсия. Тогда как вкладчик — лицо (юридическое или физическое), которое вносит деньги в пенсионный фонд на собственный счет или счета других лиц. Чаще всего это работодатель, но и самому будущему пенсионеру, а также его родственникам делать взносы не возбраняется.

В законодательстве есть и такое понятие, как учредитель НПФ (по-украински — «засновник». Уточняю это для знатоков языка, которые могут вдруг решить, что учредитель и «засновник» — не одно и то же). Итак, учредитель — это юрлицо или физлицо, объединение юрлиц или объединение физлиц, принявших решение создать фонд. Учредителей может быть один или несколько.

С начала года в Украине созданы два с половиной десятка негосударственных пенсионных фондов. И все-таки реального выбора у рядового украинского гражданина пока нет. Зато имеется немало объективных и субъективных факторов, о которых мы можем порассуждать.

Ликбез: как работает система

Закон о негосударственном пенсионном обеспечении вступил в действие еще с 1 января нынешнего года, однако третий (он же — добровольный) уровень пенсионной системы, костяк которого призваны составить НПФ, все еще находится в процессе создания. Потому что сам по себе НПФ — всего лишь «денежный мешок» со статусом юрлица, внесенный в реестр финучреждений. Ни накапливать, ни тем более приращивать деньги он никак не способен. Этим занимаются другие структуры.

Прежде чем начать свою работу, НПФ необходимо не только стать юридическим лицом и финансовым учреждением, но и утвердить свой орган управления — совет фонда, состав которого в обязательном порядке согласуется с Госфинуслуг. Совет фонда, в свою очередь, заключает договора с теми, кто будет оказывать НПФ необходимые услуги: администратором, управляющим активами и хранителем.

Компания-администратор возьмет на себя заключение всяческих договоров, организацию рекламной кампании, ведение счетов участников, подготовку отчетности, рутинную работу типа созыва собраний, информирования участников о состоянии их персональных счетов и т.д. и т.п. Компания по управлению активами (КУА) займется инвестированием: вкладывать деньги можно в облигации, акции, на банковский депозит, за них разрешено покупать недвижимость, банковские металлы и пр. Но к реальным деньгам КУА доступа также не имеет: саму процедуру перехода средств со счета на счет, а также учет сделок, регистрацию перехода права собственности осуществляет банк-хранитель. Он же контролирует соответствие любых «покупок», осуществляемых за деньги участников, инвестиционной декларации негосударственного пенсионного фонда.

Мы не будем «грузить» читателя мелкими деталями — как утверждается совет фонда или как разрабатывается инвестдекларация. Скажем только о такой существенной составляющей пенсионного проекта, как надзор над рынком. В нашем случае надзор тройственный — эдакий Змей Горыныч: прежде всего Госфинуслуг, главный «начальник» над НПФ и администраторами, а также Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (надзор за компаниями по управлению активами) и НБУ (контроль за банками-хранителями).

Если хотя бы одного элемента нет — система неработоспособна. И если КУА Украине известны уже более двух лет — после принятия закона об институтах совместного инвестирования, и нормативная база для них в целом прописана; если у банков есть определенный опыт депозитарной деятельности (то есть деятельности хранителя), то что такое администратор и с чем его едят, украинские специалисты до недавних пор знали только из зарубежного опыта. Между тем, не в обиду прочим участникам, администратор в пенсионной «цепочке» — фигура едва ли не самая главная.

Только 9 ноября Госфинуслуг выдала лицензии первым трем из более чем двух десятков компаний, которые заявили о своем намерении заниматься этим исключительным видом деятельности. Почему так поздно, ведь «подготовительный» год, отведенный законодателем на создание системы негосударственного пенсионного обеспечения, истекает 31 декабря 2004-го? Не углубляясь в тонкости, скажем: это дело для Украины абсолютно новое, так что разрабатывать с чистого листа пришлось целые тома нормативной базы. Нет нормативки, зарегистрированной Минюстом, — нельзя приступать к практической работе.

Многие вопросы ставили разработчиков нормативной базы в тупик. Ведь сколько ни изучай зарубежный опыт и ни пытайся приложить его к украинским реалиям, чужим умом жить не получится. Простейший пример. Долгое время в Украине не могли определиться, сколько же полагается платить компании за услуги по администрированию НПФ (включая рекламу). Понятно, что бизнесмены, присмотревшие для себя этот вид деятельности, пытались пролоббировать себе расценки повыше. Но ведь плата берется не откуда-нибудь, а из сделанных в пользу того ли иного будущего пенсионера взносов, так что тут крайне важно соблюсти баланс интересов. Конечно, со временем либо рынок, либо законодатель совместно с регулятором рынка этот вопрос отрегулируют. Однако как быть на начальном этапе?

В конце концов было решено, что оплата услуг администраторов не может превышать 6% взносов, сделанных в течение года в открытый НПФ, и не более 5% — в корпоративный.

В конце лета — начале осени остро встала другая проблема. Перед получением в Госфинуслуг лицензии администратор должен продемонстрировать работу программного обеспечения (ПО), необходимого для ведения счетов участников и «общение» его самого с другими субъектами пенсионного рынка. Над программным обеспечением и процедурой его тестирования бились несколько месяцев. Судя по тому, что первые тесты ПО проведены и первые лицензии на право заниматься деятельностью администратора НПФ выданы, в принципе уже понятно, как решать проблемы. Хотя по мере наработки практического опыта могут появиться новые…

К работодателю — передом,
к физлицу — задом

Значит, старт уже близок? Возможно, в январе моя коллега сможет заключить договор с негосударственным пенсионным фондом и сделать на свой счет первый взнос? Увы, общение с «околоэнпээфовской» общественностью заставляет сильно усомниться в этом. Хотя, по иронии судьбы, свыше 70 процентов негосударственных пенсионных фондов в Украине — открытые. То есть, по идее, должны принять любого клиента, а не только работников отдельного предприятия (как корпоративные фонды) или отрасли (профессиональные). На деле физлиц нигде не ждут. По крайней мере, в первые месяцы.

Примет нарождающейся «дискриминации» физлица довольно много. Не секрет, что преимущественное большинство фондов создавались открытыми по той простой причине, что, как сказал мне один крупный специалист, «многие вдруг обнаружили, что создать открытый пенсионный фонд ничего не стоит». Зато создание профессиональных сопряжено с рядом ограничений, установленных законом о негосударственном пенсионном обеспечении. В частности, если предприятие — единственный учредитель фонда не вносит денег за своих работников в течение года, этот НПФ в соответствии с законом подлежит ликвидации. Очень хлопотно и рискованно, считают многие специалисты рынка.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день? На мой взгляд, тенденция такова: фонды создаются четырех видов. В единичных случаях — профессиональные и корпоративные, изредка — открытые. Преимущественное большинство — квазиоткрытые. Это условное обозначение тех, кто связывает будущее своего бизнеса с корпоративным клиентом (клиентами), а не с трудоемкой и марудной работой с физлицами. Насколько такая «открытость» далека от международных стандартов, которые украинские специалисты не один год изучали в разных странах на разных континентах, и говорить не приходится.

Один лишь пример. На дворе — конец ноября, то есть система заработает чуть больше, чем через месяц. Много ли рядовой или даже заинтересованный гражданин знает о тех негосударственных пенсионных фондах, которые уже созданы и в которые, по идее, он может обратиться? Разъяснили ли ему, как именно стать вкладчиком и участником пенсионного фонда, на что обратить внимание? Много ли он видел доходчивых разъяснительных материалов в прессе? Я не говорю о ежедневной программе по УТ-1, в которой идет нудный пересказ положений закона о негосударственном пенсионном обеспечении…

Специалисты говорят, что, во-первых, пока администраторы не получили лицензий, развивать рекламную кампанию некому. Во-вторых, согласно законодательству все рекламные ролики (объявления и т.д.) должны утверждаться в Госфинуслуг. О чем это свидетельствует? О том, что не уложились в отведенный по закону год на подготовку не только фонды, но и их регулятор?

Завлекаловки

Рядовому гражданину надо очень подробно рассказать не только о том, чем один фонд будет отличаться от другого, каким образом заключается контракт, о каких суммах ежемесячных отчислений может идти речь и на что при таких отчислениях можно рассчитывать через 10—15—20 лет. Напуганный трастами и историей с банком «Украина», народ жаждет знать, как гарантируются вклады в НПФ.

Для специалиста не секрет, насколько сложен и тонок этот вопрос, а следовательно — какими четкими и профессиональными должны быть разъяснения. Ведь прямых гарантий для пенсионных вкладов нет. Государство гарантирует их сохранность только в той мере, в какой создана работоспособная добровольная пенсионная система. В ней каждая компания занимает свое место и выполняет законодательно отведенную ей функцию, по сути, перепроверяя действия своих коллег по «производственной» цепочке. А венцом гарантий является оперативная, высокопрофессиональная деятельность Госфинуслуг и двух других регуляторов (банковского и фондового рынка). Кто-то уже начал все это объяснять?

Пока в стране идет большая игра под кодовым названием «Завлеки работодателя». И в ней все средства хороши — даже те, которые на грани закона.

В сентябре автору этих строк случилось побывать на одном форуме по негосударственному пенсионному обеспечению, проходившему в Киеве при участии сразу двух регуляторов — Госфинуслуг и Госкомиссии по ценным бумагам. Аудитории (в которой, по расчетам организаторов, были и руководители предприятий) настойчиво доказывали, что создание пенсионного фонда выгодно для работодателя. Заметьте, не тем, что позволяет стабилизировать кадровый состав и привлечь более опытных работников благодаря дополнительным социальным бонусам, что является очень весомым аргументом на Западе. И, наверное, пришлось бы по вкусу продвинутому нанимателю рабочей силы в Украине.

В своем докладе представитель одной из компаний по управлению активами выдвинул простой, как столб, аргумент: деньги пенсионного фонда можно широко инвестировать в предприятие, которое его учредило. Хотя это, мягко говоря, не совсем так. Если строго следовать законодательству, то инвестирование учредителя НПФ никоим образом не является целью негосударственного пенсионного обеспечения. И разрешается оно в самых минимальных размерах: в течение первых пяти лет — не более 10%, на все оставшееся время — не более 5% всех полученных пенсионным фондом средств.

Если сказанное на мероприятии под громким названием «форум» — только приманка для работодателя, некая завлекаловка, а на самом деле КУА собираются строго следовать принципу диверсификации активов, то это еще полбеды. Хуже, если же схемы преимущественного инвестирования работодателя-вкладчика действительно разработаны и будут широко применяться.

Попытаюсь объяснить «на пальцах». По закону, условно говоря, сто гривен пенсионных денег можно вложить в 20 разных инструментов: акции предприятий, разные виды облигаций, банковские депозиты, недвижимость и пр. — по пять гривен в каждый. (Такой подход специалисты называют диверсификацией активов.) Окажется неудачным одно из 20 вложений — недосчитаетесь лишь пяти гривен. Если же вложения малодиверсифицированы — скажем, в один инструмент инвестируется половина суммы (в нашем случае 50 грн.), а он окажется ненадежным, — то ущерб будет очень велик. Участникам пенсионного фонда, КУА которого (еще раз напомню — инвестирует средства не сам фонд, а компания по управлению активами) отважится грубо нарушить принцип диверсификации, я просто не завидую. Риск потерять деньги — колоссальный. И ничем не оправданный.

Особенно обидно, если пенсионный фонд будет, как мы уже сказали, квазиоткрытым и среди предприятий-вкладчиков там обнаружатся вкладчики-физлица, рискующие собственными деньгами. Терять свои кровные обиднее вдвойне.

Увы, в украинских условиях это не единственная возможность потерять накопления на старость. Как известно, законодатель разрешил работать на рынке негосударственного пенсионного обеспечения трем видам субъектов: НПФ, страховым компаниям и банкам. Однако законы составлены так, что деньги, внесенные за работника в страховую компанию, не являются собственностью этого конкретного работника с первой же минуты их перечисления работодателем. В отличие от НПФ. А значит, возможны ну о-очень интересные варианты: платят вроде как за тебя, а на поверку ты получаешь кукиш…

Впрочем, это тема отдельного разговора.

Граждане, расслабьтесь!

Нам не светит в январе, нам не светит в феврале… Но, если вдуматься, и в этом можно найти положительные моменты. Во-первых, обкатка системы негосударственных пенсионных фондов будет проходить на работодательских деньгах и, вероятнее всего, нервах. Потому что полностью избежать накладок, глупостей, а возможно, и конфликтов вряд ли удастся. Мы же постоим в сторонке и понаблюдаем.

Во-вторых, на недавней пресс-конференции руководитель одной из компаний-администраторов сказал, что доходность по системе НПФ в первое время прогнозируется на уровне 15% годовых, без учета инфляции. Какие сейчас депозитные ставки в банках? 18% годовых и даже 19%? Пользуйтесь моментом, уважаемые физлица. Да, в отличие от НПФ, на банковский депозит деньги вносятся уже после обложения подоходным налогом. Стало быть, положенную по закону налоговую льготу мы теряем.

А может, и не теряем, если речь идет о тех из нас, кто является предпринимателем и работает на едином налоге. Ведь для единоналожников льготы по подоходному в принципе не может быть.

В-третьих, давайте не забывать, что существует давний и хорошо испытанный в Украине метод обеспечения в старости. Это когда деньги вкладываются не в банк и не в банку, а в детей и внуков. Здесь точно так же, как и при финансовом инвестировании, нет и не может быть стопроцентных гарантий. Но зато какое моральное удовлетворение…

В общем, пенсия приближается, но жизнь продолжается...

Блицопрос

Когда негосударственные пенсионные фонды в Украине начнут привлекать и инвестировать деньги?

Валерий АЛЕШИН, первый заместитель председателя комитета ВР по делам пенсионеров, ветеранов, инвалидов:

— Многие начнут привлекать деньги уже с января. Большой рекламной кампании не будет, потому что открытые фонды нацелены прежде всего на юрлиц-вкладчиков, с которыми у них заключены договора. По мере развития системы к ней будут присоединяться другие работодатели — те, кто не является учредителем НПФ.

На мой взгляд, проблема не в рекламе и не в привлечении на начальном этапе как можно большего количества денег в пенсионную систему. Большая проблема возникает на стыке с рынком страхования. Компании по страхованию жизни работают по несколько иным принципам, к ним не предъявляются столь жесткие, как к НПФ, ограничения по инвестированию активов.

Наталия КОВАЛЕВА, эксперт по вопросам развития фондового рынка и небанковских финансовых учреждений Группы сопровождения Координационного совета по вопросам политики финансового сектора Кабинета министров:

— На мой взгляд, привлечения денег в НПФ следует ожидать не раньше начала следующего года. Дело в том, что для функционирования пенсионного фонда должны быть заключены договора с лицами, которые будут оказывать НПФ необходимые услуги: администратором, управляющим активами и хранителем. И если два последних провайдера услуг представлены на рынке в достаточном количестве, то что касается администраторов, Госфинуслуг выдала только три лицензии. Тому есть объективное объяснение: одно из условий выдачи лицензии — наличие полнофункционального программного обеспечения, отвечающего требованиям законодательства. К сожалению, процесс создания такого ПО у большинства разработчиков занимает больше времени, чем они, по-видимому, планировали.

Прикладным вопросом, который следует решить до начала привлечения денег в фонд, является создание пенсионных контрактов и их заключение с будущими вкладчиками. На первый взгляд, это может показаться скорым делом. Однако в действительности разработка добротного текста пенсионного контракта тоже потребует времени.

Анатолий ФЕДОРЕНКО, вице-президент ОАО «КИНТО»:

— У меня такое впечатление, что привлечение и размещение средств начнется уже с января. Раньше января это делать нецелесообразно, так как, во-первых, в 2004 году платежи в НПФ подлежат налогообложению, во-вторых, пока не созданы программные продукты в соответствии с теми требованиями, которые предъявляются к компаниям-администраторам. Но даже если такое ПО уже существует, необходимо время, чтобы им овладеть.

На первых порах наверняка возникнут проблемы с «пропускной способностью» администраторов, их умением обслуживать большую массу клиентов. В Украине такие компании создавались с нуля, зачастую у них нет даже договорной практики.

Конечно же, администраторам НПФ выгоднее работать с предприятием или крупной корпорацией. Ведь что такое вкладчик-физлицо с точки зрения администратора? Это, условно говоря, 20 грн. в месяц, но проблем столько же, сколько с корпоративным клиентом. Большой опыт привлечения вкладов физлиц в нашей стране имеют банки, так что первое время гражданам, скорее всего, придется ориентироваться на созданные именно ими негосударственные пенсионные фонды.

P.S. Статья была написана и комментарии собраны до 21 ноября. Сегодня все переменилось. Стране не до НПФ и проблем с инвестированием, в стране — революция...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК