Небольшие банки имеют право на существование

30 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 30 июня-7 июля 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Еще осенью прошлого года Национальный банк Украины внес изменения в положение «О порядке выдачи банкам лицензий, письменных разрешений и лицензий на выполнение отдельных операций» (постановление №373 от 28.10.2005 г.)...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Еще осенью прошлого года Национальный банк Украины внес изменения в положение «О порядке выдачи банкам лицензий, письменных разрешений и лицензий на выполнение отдельных операций» (постановление №373 от 28.10.2005 г.). Этим нормативным документом были значительно повышены требования к регулятивному капиталу банков для получения разрешений на осуществление валютных и инвестиционных операций, а также операций по доверительному управлению.

Большинство действующих банков уже имеют вышеназванные разрешения и предоставляют своим клиентам соответствующий комплекс услуг, в частности по международным расчетам. Но чтобы сохранить эти разрешения, требуется нарастить свой капитал до конца нынешнего года до определенного Нацбанком уровня — с 3—5 до 5,5—20 млн. евро.

Под прессом новой нормативки оказались от 70 до 90 отечественных банковских учреждений, относящихся к четвертой группе классификации НБУ по размеру активов, в которой на сегодняшний день числятся 109 финансово-кредитных учреждений.

Из-за чего сыр-бор

Поначалу постановление №373 не вызвало особой реакции со стороны банковской общественности. По крайней мере, публично. C открытым письмом по данному вопросу Ассоциация украинских банков (АУБ) обратилась к главе Нацбанка Владимиру Стельмаху только после завершения парламентских выборов — в начале апреля текущего года.

В принципе, большинство выставленных постановлением «порогов» для региональных и межрегиональных банков (5,5 и 8 млн. евро) практически совпадают с давно и хорошо знакомыми банкирам требованиями принятого еще в 2001 году постановления №368 («Инструкция о порядке регулирования деятельности банков в Украине»). В соответствии с этим нормативным документом украинские банки должны были увеличивать свой капитал на 0,5 млн. евро в год (межрегиональные — в 2005 и 2006 годах на 1 млн. евро) и к концу нынешнего года регулятивный капитал банков должен составлять:

— для региональных банков (работающих на территории одной области) — не менее 5 млн. евро;

— для межрегиональных банков — не менее 8 млн. евро.

Но, во-первых, обращает на себя внимание тот факт, что требования 373-го постановления для региональных банков почему-то оказались на 500 тыс. евро выше, нежели 368-го.

Во-вторых, по нескольким пунктам — получение разрешения на ведение корреспондентских счетов банков (резидентов и нерезидентов) в иностранной валюте; корсчетов нерезидентов в гривне; операции с банковскими металлами на внутреннем рынке, открытие корсчетов в банках-нерезидентах в иностранной валюте и осуществление по ним операций, доверительное управление средствами юр- и физлиц — теперь установлен минимальный «порог» в 8 млн. евро регулятивного капитала.

Входной билет для получения разрешений на операции с валютой и банковскими металлами на внешних рынках оказался еще выше — 10 млн. евро, для осуществления прямых инвестиций — 20 млн. евро регулятивного капитала. Видимо, НБУ посчитал, что банки, имеющие статус региональных, не имеют права заниматься вышеозначенными операциями. Насколько для банков болезненна потеря этих разрешений, и говорить не приходится. Ведь речь идет об их конкурентных позициях в экономике, внешнеторговый оборот которой соизмерим с нею самой.

По данным АУБ, по состоянию на 1 февраля 2006 года две трети украинских банков не обладали капиталом, необходимым для получения разрешения на инвестиционную деятельность, около половины — для подтверждения разрешения на осуществление валютных операций на международных рынках. У 40% банков нет капитала, чтобы подтвердить свое право на проведение расчетов по корсчетам в иностранных банках.

В АУБ подсчитали, что для выполнения требований 373-го постановления значительному количеству банков необходимо в текущем году нарастить суммарный капитал в объеме 20—40 млн. грн., что составляет 30—70% от их фактического капитала по состоянию на начало 2006 года.

В то же время банкиры напоминают, что последние четыре года достаточно добросовестно выполняли требования упоминавшегося выше 368-го постановления, которым был установлен тоже достаточно жесткий, но все же выполнимый график наращивания банковского капитала. И если в 2000-м среди банков, предоставляющих свою отчетность АУБ, было 50 финансовых учреждений с регулятивным капиталом менее 5 млн. евро, то к концу 2005-го таковых осталось лишь четыре.

Сейчас же, при нынешнем состоянии экономики и уровне прибыльности в банковской системе, осуществить такой прирост капитала на протяжении одного года невозможно по объективным причинам. Да и экономической целесообразности для банков в этом нет.

Адекватность (достаточность) нынешнего регулятивного капитала — основного показателя надежности — для банков четвертой группы в три раза превышает установленные НБУ минимальные нормативные требования (10%).

«По мнению акционеров банков, — говорится в письме АУБ, — требования постановления №373 не отвечают принципам рыночной экономики, нарушают право собственников самостоятельно определять стратегию развития банка, уровень приемлемых рисков, объемы присутствия на рынке и необходимый для этого размер капитала».

Заслуживает внимания и еще одна цитата из письма ассоциации: «Постановлением нарушаются конституционные нормы, согласно которым государство обеспечивает защиту конкуренции в предпринимательской деятельности… Требования, предусмотренные постановлением №373, разрушают добросовестную конкуренцию на банковском рынке, бюрократически ограничивают деятельность небольших региональных банков и провоцируют искусственное перераспределение их клиентов в пользу банков с крупным капиталом».

Промежуточный финиш

В ходе состоявшегося 15 мая с.г. в Ассоциации украинских банков круглого стола с участием банкирского бомонда и журналистов «ЗН» эта проблема была затронута лишь вскользь. Дискуссии по другим, традиционно более актуальным в глазах журналистов вопросам оказались очень темпераментными и продолжительными, так что нормально обсудить проблемы небольших банков времени практически не осталось. Поэтому глава НБУ Владимир Стельмах пообещал, что готов принять и выслушать банкиров по этому поводу отдельно. К его чести, уже через две недели обещание было выполнено.

31 мая первые лица Нацбанка встретились с руководством АУБ и представителями 52 коммерческих банков со всех регионов Украины.

К сожалению, это совещание было закрытым для прессы. Поэтому появившаяся в СМИ информация оказалась достаточно отрывочной и противоречивой. Да и участники встречи со стороны как НБУ, так и АУБ комментируют результаты консультаций достаточно неохотно. Подводя итоги совещания, АУБ в своем пресс-релизе указала только, что состоявшаяся дискуссия была «живой и конструктивной» и что предложенные АУБ «конкретные пути решения существующих проблем наращивания капитала банками четвертой группы были приняты во внимание руководством НБУ».

Однако «принять во внимание» вовсе не означает «полностью согласиться». Что и подтверждают прозвучавшие после встречи заявления первого зампреда НБУ. Напомним, что в комментарии для «ЗН» А.Шаповалов сообщил, что по итогам встречи руководство НБУ пообещало вернуться к этому документу (постановление №373. — Ю.С.) для его доработки. В частности, речь шла об унификации требований к капиталу банков, определенных в разных нормативных актах, синхронизации их по времени. Однако снижать требования к минимальному уставному капиталу банков, необходимые для осуществления ими деятельности на территории всей Украины, регулятор не собирался. «Выполнение требований по наращиванию капитала до 5 млн. евро будет обязательным для банков, желающих работать во всей Украине или, например, открывать корсчета за границей, иначе пусть такие банки остаются региональными и работают через уполномоченные банки», — заявил г-н Шаповалов.

Пять миллионов евро — минимальный критерий достаточности капитала для начала банковской деятельности, принятый в странах Евросоюза. И россияне, например, с 1 января 2007 года тоже законодательно закрепили у себя именно такой минимум уставного капитала при регистрации новых банков. Действующие же банки, собственные средства (капитал) которых окажутся меньше 5 млн. евро (а таких на конец прошлого года в РФ насчитывалось около 650, т.е. больше половины) смогут продолжать нормальную работу, даже создавать дочерние организации, филиалы и представительства на территории иностранных государств. Единственное условие — их капитал не должен опускаться ниже уровня, достигнутого на 1 января 2007 года.

Наш регулятор, как видим, выставляет своим подопечным значительно более жесткие требования. В то же время, требования к капиталу небанковских финансовых учреждений для получения генеральной лицензии на проведение валютных операций гораздо ниже — от 200 тыс. до 1 млн. евро.

Точки зрения, стереотипы и заблуждения

Язык не повернется обвинить главу НБУ Владимира Стельмаха в непоследовательности или, не дай Бог, подыгрывании интересам каких-то отдельных групп влияния. О необходимости более динамичного укрупнения и концентрации банковского капитала Владимир Семенович твердит давно и постоянно. И не менее настойчиво уже не первый год ведет борьбу за наращивание капитализации своих подопечных. Экономике действительно как воздух нужны дешевые, длинные и большие кредиты. Ведь ситуацию, когда менее двух десятков банков обладают капиталом, достаточным для выдачи одному заемщику кредита в размере свыше 10 млн. евро, нельзя назвать нормальной. Сложно смириться и с положением дел, при котором предпринимательские кредиты сроком на один год уже считаются долгосрочными, при этом их объем в валютном эквиваленте едва превышает 13 млрд. долл., а процентные ставки в национальной валюте по ним упрямо не опускаются ниже 15% годовых.

Одну из главных причин этого В.Стельмах видит в слишком высокой затратности отечественной банковской системы, не позволяющей наращивать капиталы и длинные ресурсы. Наиболее затратны для общества, по его мнению, небольшие и средние банки, поскольку у них процентная маржа — самая высокая. Другой ключевой проблемой глава Нацбанка называет распыленность капитала, а значит, и банковских ресурсов, считая, что 165 — это слишком большое для Украины количество банков. Кроме того, Владимир Семенович обвиняет мелкие банки и их владельцев в кэптивности, непрозрачности структуры собственности, а также нежелании либо наращивать капитал своих детищ, либо объединяться с другими банками.

Получается, что регулятору надоело делать «устные внушения» и он решил разрубить этот гордиев узел одним махом — резко подняв квалификационные требования по капитализации, которую банкам придется осилить, дабы оставаться конкурентоспособными.

Насколько справедливы все эти претензии и правильные ли методы избрал регулятор для решения в общем-то действительно актуальных общегосударственных проблем?

«ЗН» попыталось взглянуть на эту проблему с противоположной стороны, «предъявив» претензии регулятора самим «обвиняемым». Мы обратились к нескольким наиболее уважаемым среди коллег председателям правлений банков четвертой группы. В беседах с банкирами если не развеялись, то, как минимум, серьезно пошатнулись многие стереотипы, укоренившиеся в общественном сознании по отношению к небольшим банкам. И главное, обнажилась чувствительность и значимость этой проблемы не только для банковской системы, но и для всей экономики.

Основные стереотипы в отношении этих банков: они якобы наименее прозрачные, кэптивные финансовые учреждения, обслуживающие исключительно интересы своих собственников в ущерб другим клиентам; от таких банков едва ли не больше вреда, чем пользы экономике. Они, мол, в большинстве своем не только наименее надежны, представляя наибольшую угрозу для вкладчиков, но и ставки завышают, и капиталы отмывают-вымывают, и налоги «оптимизируют», и незаконной конвертацией валюты не брезгуют и т.д. и т.п.

Действительно, отечественная банковская система далека от совершенства (как, впрочем, и любая другая в мире). Подобно любой другой сфере, здесь существуют свои «изгои». Они — порождения нашего далекого от совершенства общества и его законодательства. Да и может ли быть идеальной лишь одна из сфер в целом очень не идеальной экономики?

Но очень несправедливо все небольшие банки стричь под одну гребенку.

Обидно, но с подачи самого регулятора, да и, что греха таить, многих руководителей крупнейших банков, к их «менее важным» и «путающимся под ногами» коллегам приклеились зачастую совсем не заслуженные ярлыки. Ведь на самом деле подавляющее их большинство — это прошедшие и Крым, и Рим становления отечественной банковской системы профессионалы, достойные не меньшего уважения, чем многие председатели правлений крупных и крупнейших финучреждений. И коль управляемые ими банки сумели пережить все смутные времена новейшей украинской истории, то с какой стати большинство из них должно «загнуться» в будущем?

Если уж на то пошло, то перечисленные выше «грешки» водятся (или водились) за более крупными банками ничуть не в меньшей степени, поскольку характерны для всей отечественной банковской системы. Кто из отечественных банкиров может от чистого сердца поклясться в безгрешности?

«Некарманных» даже среди крупных и крупнейших банков — раз, два и обчелся. Вопрос только в размерах этого самого «кармана».

Насчет надежности, то тут тоже можно поспорить. Любой мало-мальски опытный менеджер подтвердит, что чем больше структура и чем динамичнее она растет, тем сложнее ее технологические и управленческие связи. А значит, риски — неизбежно выше.

Многие относительные качественные показатели деятельности мелких банков в целом по группе лучше, чем у крупных и крупнейших. Поэтому степень общественной опасности мелких банков даже меньше, нежели крупных. Если уж на то пошло, то почему мы забываем печальные примеры банков «Инко», «Украина», «Відродження», Градобанк, Лесбанк, каждый из которых в свое время входил в пятерку крупнейших в Украине?

Виновата ли я?

Высокие ставки по кредитам банкирам тоже вряд ли можно вменять в вину. В конкурентной среде каждый субъект предпринимательства хочет и пытается заработать максимум, а стоимость услуг определяется исключительно спросом на них. Не заработаешь ты — заработает кто-то другой. И финансовые услуги здесь вовсе не исключение. Особенно когда экономика из-за отсутствия многих важнейших элементов инфраструктуры финансового рынка испытывает острый дефицит в денежных ресурсах.

Раз мелкие банки могут их продавать дороже, чем их более крупные конкуренты, значит, на их услуги существует соответствующий спрос, и у них есть какое-то конкурентное преимущество. Например, большая гибкость кредитных процедур, индивидуальный подход к клиенту и оперативность при оформлении займа. Каждому предпринимателю хорошо известно, насколько важна скорость рассмотрения заявки, когда необходимо срочно пополнить оборотные средства.

Кроме того, судить о стоимости услуг по одному только номинальному уровню устанавливаемых банками процентных ставок нельзя. Ведь, предоставляя заем, многие крупные банки зачастую попутно взимают всевозможные как разовые, так и регулярные комиссионные. В итоге даже при более низком номинальном проценте реальная стоимость их ссуд оказывается даже выше, чем у более мелких конкурентов.

К нередко звучащим жалобам крупных банкиров, дескать, их мелкие конкуренты завышают стоимость ресурсов (как депозитных, так и кредитных) в экономике, тоже вряд ли можно относиться серьезно. Удельный вес активов всех 109 банков четвертой группы в показателе всей банковской системы составляет всего около 12%, обязательств — немногим превышает 10%. Так можно ли говорить о том, что 1/10 рынка заказывает музыку для остальных 9/10, формируя цену денег в экономике?

В то же время практически все показатели мелких банков растут приблизительно вровень с их аналогами у более крупных конкурентов. И депозитный, и кредитный портфель, и капитал банков всей четвертой группы наращиваются темпами не худшими, нежели у их более крупных конкурентов. Норматив адекватности регулятивного капитала малых банков составляет 30,1%, более чем в два раза превышая средний показатель банковской системы (14,6%) и в три раза — установленный НБУ минимум (10%).

Поэтому для владельцев мелких банков нет смысла (а может, и нет возможности) изымать из оборота, замораживать в уставнике своего банка дополнительные живые миллионы. С одной стороны, для обеспечения необходимого роста активных операций его вроде бы и так достаточно. С другой — банковский сектор не может похвастаться слишком высокой доходностью по сравнению с многими другими сферами бизнеса в нашей стране. А для любого бизнеса эффективность все-таки важнее масштабов. И именно за качественными, а не валовыми показателями в первую очередь надлежало бы следить регулятору банковского рынка. А повышать эффективность банковского надзора путем уменьшения количества «надзираемых» — это не выход, это тупик.

Для сравнения: у крупнейших банков норматив адекватности капитала практически исчерпал запас прочности и составляет всего 11,9%. Так что недокапитализированными правильнее было бы назвать как раз лидеров банковского рынка. Вот кому необходимо наращивать капитал, не забывая о сбалансированности своего кредитного портфеля. А государство обязано обеспечить для этого все необходимые условия — совершенствуя законодательную базу и рыночные инструменты, улучшая инвестиционный климат и помогая финансовыми ресурсами (через Банк развития, например, или Государственное ипотечное учреждение), поскольку с приходом иностранного капитала именно эти банки сохраняют шанс остаться значимыми игроками на банковском рынке, финансируя крупные и долгосрочные, т.е. важные для государства проекты.

Здесь обращает на себя внимание то обстоятельство, что проблему насыщения экономики дешевыми и длинными кредитными ресурсами не удастся решить за счет концентрации капитала мелких банков. Поскольку их собственный капитал суммарно составляет всего 1,3 млрд. долл. В то же время, вынудив уйти с рынка многих игроков, регулятор, даже если ему удастся контролировать этот процесс, может, наоборот, спровоцировать отток капитала с банковского рынка. Т.е. добиться обратного эффекта.

Как показывает опыт развитых государств, при активной консолидации финансового сектора и укреплении позиций крупных банков не менее успешно могут развиваться и небольшие банки. Ставя перед собой иные задачи на рынке, они не представляют угрозы для системных универсальных банков. Их бизнес-планы не предполагают масштабных задач типа «занять до такого-то срока такую-то долю рынка таких-то банковских услуг». Пока на быстрорастущем рынке достаточно места для всех, главная их цель — найти и занять оптимальную нишу на нем, определившись с собственной специализацией, будь то обслуживание потребителей, мелких предпринимателей или VIP-клиентов, потребительское или ипотечное кредитование. И чем больше таких ниш будет занято, тем шире станет спектр банковских услуг, дешевле продукты и ниже ставки. А значит, выиграют их потребители и экономика в целом.

Сколько будет в самый раз?

Оптимальное количество банков — вообще отдельный разговор. Существует ли хоть одно заслуживающее доверия исследование, авторы которого аргументированно доказывают, сколько в нашей или любой другой стране должно быть банков? Ответ — нет! Поэтому любое мнение на сей счет по определению будет субъективным.

Сослаться на опыт соседей или развитых государств тоже затруднительно. К примеру, количество банков в Украине (165) примерно в три раза больше, чем в Польше или Казахстане, в пять раз — чем в Чехии и Венгрии, в девять — чем в Словакии и Словении. В то же время количество банков в Украине в расчете на 1 млн. жителей (3,5) находится на уровне Чехии, Словакии, Венгрии и Казахстана (поскольку население этих стран в 3—10 раз меньше).

Украина имеет в 2,5 раза меньше банков на 1 млн. населения по сравнению с Россией (8,6), но почти во столько же раз больше, чем в Польше (1,5). Однако в Польше, например, помимо 57 крупных универсальных коммерческих банков существует еще около 600 мелких кооперативных банков. У нас же из более чем 600 зарегистрированных кредитных союзов активно работают максимум 40—50.

Да и кто сказал, что наши ближайшие соседи — это идеальный пример для подражания? Если сравнивать количество украинских банков с их аналогами в Соединенных Штатах или Западной Европе, то окажется, что в США действуют более 10 тыс. коммерческих банков (36 банков на 1 млн. чел.). В пятнадцати странах — «старых» членах ЕС — 8,4 тыс. (16 банков на 1 млн. чел.).

Впрочем, попытки усреднять, дифференцировать и интегрировать все эти показатели вряд ли помогут определить оптимальное количество банков. Ведь помимо различных географических и социальных особенностей у каждой из стран — своя структура экономики. А значит, и структуры банковских систем будут различными, поскольку во многом зависят от исторически сформировавшихся способов финансирования национальной экономики, структуры сбережений (зависят от демографической ситуации), способов накопления, объема и распределения добавленной стоимости, состояния внешнеторгового и платежного баланса.

На каждом этапе развития страна может нуждаться в различном количестве банков. И раз уж мы строим в Украине рыночную экономику, то, наверное, рынок, а не чиновники, должен определять, сколько стране требуется таких финучреждений.

К слову сказать, в этом вопросе наш регулятор банковского рынка не слишком последователен. В 1995 году в Украине насчитывалось 230 банковских учреждений. В 2000-м количество действующих банков снизилось до 152. Но с тех пор оно постепенно растет, поскольку на смену ликвидируемым банкам Нацбанк регистрирует ежегодно от пяти до семи банковских учреждений. Причем большинство из них пополняют именно четвертую группу.

В нынешнем году регулятор уже зарегистрировал еще пять банков. Требования к уставному капиталу нового регистрируемого банка законодательно не повышались с момента принятия в 2001-м Закона «О банках и банковской деятельности», хотя 368-е постановление было принято практически одновременно с ним.

И все же сам факт появления новых банков свидетельствует о том, что свободного места на рынке пока достаточно даже для новичков. Так вправе ли регулятор силой выдавливать с рынка те банки, которые довольно успешно работали на нем полтора десятка лет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК