Коломокризис

30 марта, 09:49 Распечатать Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля

Будут ли приняты худшие из возможных решения о дефолте, разрыве отношений с МВФ и возврате Коломойскому Приватбанка

© bihus.info

К концу 2020-го ВВП Ливана сократится на 12%, инфляция дойдет до 30%, а ливанский фунт уже обесценился на 40% и не останавливается. Банки Ливана не выдают не только депозиты, но и наличность. Это цена дефолта.

Стало ли Ливану легче? Нет. Долги все равно надо реструктуризировать, и правительство страны уже вступило в непростые переговоры с держателями еврооблигаций, надеясь, что кредиторы выберут переговоры, а не суд. Кто-то сейчас в Украине и правда хочет девальвации, инфляции и падения экономики, как в 2014-м? Кто в здравом уме скажет: "Молодец, Ливан, так держать!"?

Вот почему удивляет сама необходимость убеждать народных депутатов в том, что дефолт — плохой сценарий для Украины. Особенно в условиях пандемии, глобальной рецессии и внутренних экономических проблем. И что на самом деле единственный человек в стране, которому этот дефолт нужен, — это Игорь Коломойский. Которому плевать на тяжкое бремя долгов государства, но ему неприятно настойчивое желание МВФ привлечь Коломойского к ответственности за вывод из Приватбанка 155 млрд грн. Он не хочет ехать на дебаты в Лондонский суд зимой. Он боится, что прямиком из Лондона может уехать в США на допрос. Он хочет оспорить национализацию Приватбанка и забрать иски против себя из международных судов. И если бы не МВФ, он бы все это уже сделал.

Вот вам и "коломойская" логика: Украине не нужен МВФ с его диктаторскими программами и внешним управлением, и если уж нам без кредитов МВФ не оплатить долгов, то лучше не платить их вовсе. Мы ж не трусы.

Почему важно остаться с МВФ? Украинская экономика еще до пандемии чувствовала себя плохо — производство сокращалось, планы по доходам госбюджета не выполнялись, его дефицит удерживался за счет недофинансирования расходов. По состоянию на 27 марта, без двух рабочих дней месяца, в госбюджет собрали 199 млрд грн из запланированных 238 млрд. Дефицит госбюджета за первые три месяца вырос до 40 млрд грн при граничном показателе за весь год в 96 млрд. Если будем двигаться в нынешнем темпе, к концу года дефицит госбюджета более чем вдвое превысит плановый показатель.

При этом Украине в этом году понадобится 492 млрд грн только на выплаты по внешним и внутренним долгам. И чтобы выполнить госбюджет 2020-го, Минфину необходимо взять в долг порядка 230 млрд грн на внутреннем рынке и еще около 134 млрд грн — на внешних. Однако в нынешних условиях это просто невозможно: пандемия, введение карантина в большинстве стран, лихорадка на фондовых рынках, обвал цен на нефть и бегство инвесторов из развивающихся экономик делают инвестиции в украинские бумаги крайне непривлекательными. А настойчивые разговоры о возможном дефолте Украины — и подавно. И в действительности нам больше негде взять деньги, кроме как у МВФ. Не возьмем — не отдадим, уйдем в дефолт и будем вести переговоры с кредиторами о том, где ж нам после "яреськовских" варрантов найти еще что-то для нынешних заемщиков. О варрантах мы уже писали, там возможны такие суммы, что добавлять к ним еще обязательств — преступление.

Что нам предлагает МВФ? Трехлетнюю программу расширенного финансирования (EFF), объем которой увеличен с 5,5 млрд до 8 млрд долл. Бонусом идут гарантии, что первый транш в 1,75–2 млрд будет направлен максимально быстро, уже в апреле, и не в неприкосновенные золотовалютные резервы НБУ, а в госбюджет. Второй транш в 2 млрд долл. — до конца 2020-го. Кроме этого, сотрудничество с Фондом позволит Украине получить еще 2 млрд долл. от Всемирного банка и ЕБРР. То есть порядка 170 млрд грн под минимально возможный процент.

Зачем нам так много? Каждый день пандемии и карантина — это потери для всех: государства, бизнеса, граждан. Это серьезное испытание даже для развитых и очень богатых стран. Причем государству нужны средства одновременно как на обеспечение борьбы с вирусом, так и для поддержки граждан, зачастую имеющих скромные накопления. Хуже всего то, что спрогнозировать конечные затраты или потери сейчас очень сложно. Но они точно за пределами тех 200 млрд грн, которыми сейчас располагает страна. Вот почему Минфину нужны и изменения в госбюджет, и создание отдельного Стабилизационного фонда для финансирования экстренных расходов, и большие полномочия в работе. И мы видим, как предложения этих изменений были встречены. Президент обозлился, что урезали расходы на кино. Местные власти обвинили центральную в саботаже децентрализации. Министерства возмущаются, почему из-за карантина должны страдать молодые учителя, спортсмены, инфраструктурные проекты и прочее. Никто не понимает, что Минфин буквально скреб по сусекам, чтобы хоть что-то наскрести. Зато все уверены, что урезать прежде всего надо было финансирование военных и силовиков, — во время войны и в преддверии возможного мародерства и голодных бунтов.

Что МВФ хочет взамен? Принятия двух законов: "антиколомойского" и о рынке земли. Причем хороши оба.

Во-первых, совершенно преступный "земельный" законопроект №2178-10, несущий кучу описанных нами рисков и заблокировавший работу парламента на месяцы, принимать не будут. Сошлись на временном компромиссе с учетом текущего кризиса. Рынок откроют, но лишь с июля 2021-го. Более того, в течение двух следующих лет (до 2023-го) покупать и продавать землю на нем смогут только физлица и только в объеме до 100 га в одни руки. То есть рынок откроют исключительно для нынешних пайщиков, позволив на нем только микросделки. Конечно, аграрное лобби возмущено и считает, что такая реформа — вообще не реформа. Но два года форы дают надежду, что к началу "большой" распродажи правительство и Всемирный банк все-таки успеют создать рабочий механизм, позволяющий фермерам получить доступные кредиты для покупки земли и не дать агрохолдингам дополнительных рыночных преимуществ. Государственные и коммунальные земли пока продаваться не будут, оставаясь стратегическим резервом. Что тоже правильно, ведь мы не знаем, какой будет ситуация с продовольствием в мире после пандемии, как долго будут снижаться цены на нефть, влияющие на все сырьевые товары, включая зерно, сколько продадут наши экспортеры в погоне за прибылью, а что останется внутреннему рынку.

Во-вторых, МВФ настаивает на принятии так называемого антиколомойского закона (№3260). В нем НБУ, наученный горьким опытом первой национализации Приватбанка и измученный шестью сотнями судов с Коломойским и Кº, собрал все возможные предохранители, необходимые для того, чтобы ситуация не повторилась в будущем. Напомним, что в данный момент украинские суды рассматривают дело о признании национализации банка незаконной. Если суды встанут на сторону Коломойского, без принятия этого закона банк надо будет вернуть собственнику, а потом опять национализировать, ведь после возврата Кабинет министров Украины заберет из банка вложенные в его капитал 150 млрд грн, и Приватбанк станет банкротом. Этот сценарий неоднократно нами описывался и, по сути, является базовым, если Коломойский добьется отмены национализации. Это сложный, долгий, дорогой и рисковый путь.

"Антиколомойский" законопроект делает невозможными и возврат банка, и попытки оспорить признание его неплатежеспособности. Взамен бывшие собственники могут через суд добиваться получения компенсации. В первоначальном варианте речь шла исключительно о прямых убытках, доказанных аудитом.

Коломойский тут же назвал это положение неконституционным, ибо суд должен иметь право самостоятельно принимать решение о компенсации, и планировал оспорить законопроект в КСУ. Что ж, в новой версии его пожелания учли: размер убытков определяется на основании капитала банка с учетом качества его активов и объемов погашения банком обязательств перед кредиторами. Определяет нанесенные убытки международный аудитор. Даже если он признает, что требование компенсации обоснованно, это все равно не может быть поводом для отмены и оспаривания уже принятого решения НБУ. Механизмы определения компенсации четко прописаны, и доказать, что после выведения из банка 155 млрд грн тебе еще положена компенсация, будет довольно сложно. А главное, принятие этого закона выбьет основания для нынешнего иска о неправомерности национализации. Если, конечно, "антиколомойский" закон будет принят раньше, чем суд вынесет решение.

Естественно, околоколомойские депутаты тут же подали четыре альтернативных законопроекта, попутно указывая, что скоропостижное принятие законопроекта — это нарушение регламента, и профильный комитет обязан рассмотреть все альтернативные проекты, получить заключения экспертного управления, и лишь потом давать рекомендации парламенту, какой из них достойнее.

Понимая, что текущая ситуация в стране не располагает к соблюдению каких-либо регламентов, миньоны Коломойского попутно ведут агитацию против "ига МВФ" в Украине и за дефолт, соответственно.

Диктатура МВФ? Конечно, МВФ хочет вмешательства в нашу внутреннюю политику, любая его программа именно это и предполагает. И чем хороши программы расширенного финансирования, так это тем, что они не просто выдают деньги за пройденные чек-пойнты, они предполагают сопровождение реформ и реальные структурные преобразования, а не принятие для галочки законопроектов, которые никто не выполняет. Но с МВФ всегда можно спорить. И МВФ никогда не приносит Украине готовый меморандум, который она обязана подписать кровью. Подавляющее большинство позиций во всех наших меморандумах — это украинские предложения в ответ на запросы Фонда. Всегда можно предложить что-то другое, всегда можно поспорить, найти иной путь, компромиссное решение. Это не внешнее управление или диктат, это переговоры. И наша беда лишь в качестве украинских переговорщиков, которых в этот раз возглавляет премьер, путающий реструктуризацию с рефинансированием и желающий уже уволить единственного сильного министра в своей команде.

Кроме того, качество наших антикоррупционных органов таково, что именно МВФ в итоге будет следить за тем, чтобы полученные напрямую в Госбюджет средства фонда не были растащены Шмыгалем и компанией, а реально пошли на решение наших острых экономических проблем.

Учитывая, что для принятия даже такого простого решения, как обмен интересов одного олигарха на существенную финансовую поддержку для всей страны, в монобольшинстве нет достаточного количества голосов, и необходимо заручаться поддержкой депутатов "Голоса", "Европейской солидарности" и "Батьківщини", советы и контроль МВФ не будут лишними. Учитывая, что мир охвачен пандемией, глобальная экономика вошла в рецессию, и даже самые развитые страны мира не понимают, справятся ли они с нынешними вызовами, поддержка МВФ — не то, над чем надо раздумывать. Учитывая, что Украине уже в апреле нужно переверстывать годовой бюджет, и количество источников наших доходов каждый день сокращается, а расходы растут, не стоит разбрасываться миллиардами долларов.

Трехлетняя программа Фонда — это не просто деньги, это еще и время, которое нужно стране для выхода из нынешних политического и экономического кризисов. Это шанс пережить глобальный шторм с наименьшими потерями. Тем более что других альтернатив у нас нет.

Все статьи автора читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • владимир дарский владимир дарский 31 березня, 12:11 Однако,господа,а почему не говорится о главном :о возврате Коломойским и Боголюбовым украденных из Приватбанка 155 миллиардах гривен,а также о уголовном преследовании этих лиц? Какую тактику избрал Коломойский ,чтобы от него не требовали возврата своворованого из Приватбанка? Он бросил юристов,чтобы те,во-первых ,оспорили национализацию Приватбанка,а во-вторых,чтобы эти юристы помогли ему еще получить компенсации за мнимый,несуществующий ущерб от национализации этого банка.Был использован принцип:лучшая оборона-это атака.И тактика,сработала,все сейчас на "ушах", от возможных последствий решений украинских коррумпированных,продажных судов.А что же должно было бы быть,когда Коломойский вернулся на Украину? Его, по требованию Генеральной прокуратуры(Офиса Генпрокурора) должны были бы немедленно арестовать и в дальнейшем,самый "справедливый" и пользующийся доверием(недоверием) украинский суд должен был бы принять решение о национализации всего движимого и недвижимого имущества Коломойского и Боголюбова.Вот это и есть правосудие в действии,а не глумление над ним,как это делает Коломойский и его присные. Вор должен сидеть в тюрьме,а его имущество должно быть национализовано для возмещения ущерба ,действительно ,нанесенного вкладчикам Коломойским и Боголюбовым.А ситуация получается издевательски странная: во-первых,пострадавшие вкладчики банка,предъявляют претензии не Коломойскому и Боголюбову ,обокравших этих вкладчиков,а к государственному Приватбанку,не имеющему никакого отношения к краже столетия-выводу в офшоры Коломойским и Боголюбовым 155 млрд.гривен,а эти два расхитителя средств банка хотят себе за ограбление Приватбанка еще и вознаграждение? Пределов наглости и бессовестности нет, у этих деятелей зла! Возникают много вопросов,я почему украинское государство с его многочисленными правоохранительными органами так беспомощно? Ответ заключается в том,что на Украине власть принадлежит не народу ,а олигархии,поэтому олигархи ведут себя так.. согласен 6 не согласен 0 Ответить Цитировать
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно