Для тех, кто не в курсе о курсе: угроза скрытая и явная

26 октября, 2007, 15:10 Распечатать
Выпуск № 40, 26 октября-2 ноября 2007г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Сегодня есть масса причин для того, чтобы не только промышленники, финансисты и чиновники, но и шир...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Осенние холода так и не остудили летнюю нервозность мировых финансовых рынков. Задерганные инвесторы излишне импульсивно реагируют как на положительные, так и негативные новости. Причем на последние — вдвойне. Между тем доллар устанавливает все новые и новые рекорды курсовых падений, а цены на драгметаллы, нефть и другие биржевые товары по ходу дела бьют многолетние, а зачастую и исторические максимумы.

Нынешние встряски в очередной раз продемонстрировали, насколько острые вызовы для мировых финансовых рынков создаются процессами глобализации. И хотя эта проблема стала актуальной не вчера и даже не нынешним летом, ведущие мировые державы пока не нашли пути к ее решению, ограничиваясь лишь декларациями о намерениях. По крайней мере, такой вывод напрашивается по итогам состоявшегося 18—22 октября очередного полугодового собрания Международного валютного фонда и Всемирного банка, в рамках которого также прошло заседание «большой семерки».

Украинская «хата» не с краю

Сегодня есть масса причин для того, чтобы не только промышленники, финансисты и чиновники, но и широкие слои украинского населения не просто живо интересовались, а вслушивались, затаив дыхание, в каждую важную новость с заграничных мировых финансовых центров и бирж. Не будет преувеличением сказать, что за последние годы и без того серьезная зависимость нашего благосостояния от процессов вне Украины возросла еще в несколько раз.

Для тех, кто все еще не в курсе о курсе, сделаем несколько пояснений. Во-первых, наша «хата» с краю — лишь вредное заблуждение. Наш внешний товарооборот (экспорт плюс импорт) соизмерим, как и прежде, с объемами нашей едва ли не самой открытой в мире экономики. А ее успехи как в прошлом тысячелетии, так и до сих пор, практически полностью предопределяются динамикой мировых цен на металлургическую продукцию и несколько видов сырья.

Во-вторых, из-за 54-процентной доли импорта в энергобалансе страны (газа — 78%) нам приходится все больше свыкаться с мыслью, что стоимость энергоносителей на внутреннем рынке будет все больше зависеть от их котировок на мировых биржевых площадках. Тем больше, чем сильнее будет наше желание перескочить из теплых объятий «старшего брата» под крыло «старушки Европы».

В-третьих, вопреки всем усилиям уходящего правительства оказалось, что и продуктовые цены на внутреннем рынке бывшей житницы Европы тоже серьезно связаны с мировыми тенденциями.

В-четвертых, в последние годы в поисках дополнительных источников финансирования своих бизнесовых, и в том числе инвести­ционных, нужд как финансовый, так и реальный cекторы на порядок активнее стали обращаться на внешние рынки. В результате всего за два с половиной года — с 1 ян­варя 2005-го по 1 июля 2007-го — негосударственный внешний долг увеличился более чем в три раза, достигнув почти 50 млрд. долл. Причем наиболее активными были отечественные банки: за этот период они почти в восемь раз — с 2,66 до 21,20 млрд. долл. — увеличили свои внешние заимствования. Масштабные займы и чрезмерная популярность валютного кредитования среди населения привели к тому, что от ситуации на мировых рынках стали напрямую зависеть как кредитные, так и депозитные ставки в отечественных банках. Причем не только валютные, но и гривневые.

В довершение всего, в силу раз­ных причин нам очень даже непросто отказаться и от фактической при­вяз­ки курса гривни к доллару. В результате, и это в-пятых, в условиях растущего отрицательного сальдо текущего счета, а также до обидного малого арсенала рыночных инструментов регулирования Национальный банк Украины не способен про­водить полностью независимую денежно-кредитную политику. А зна­чит, масштабы денежной эмиссии (и, как следствие, инфляция в стране) зависят не только от беспомощного, но своего правительства, а и от политики чужих денежных властей и никак от нас не зависящей ситуации на мировых финансовых рынках.

Публичные декларации…

Итак, под занавес прошлой недели министры финансов и главы центробанков мировых супер­дер­жав собрались в своем кругу, чтобы обсудить состояние мировой экономики. Основными вопросами были цены на нефть и инфляция, курсы валют и нестабильность на кредитных рынках. Итоговое коммюнике оказалось, на первый взгляд, традиционно серым и обтекаемым. И все же сюрпризы, причем в основном неприятные, были.

Во-первых, публичная декларация G7 содержала фразу о том, что «неблагоприятные факторы, такие, как волнения на финансовых рынках, высокие цены на нефть и спад на рынке жилья в США, скорее всего, снизят темпы роста мировой экономики». Ко­нечно, признание этого факта вряд ли стало для кого-то осо­бым откровением, да и со стороны чиновников было бы явной глупостью утверждать обратное, но подоб­ная оценка настолько резко диссонировала с оптимистичными майскими заявлениями, что не могла не расстроить мировых инвесторов.

Это разочарование усилил и МВФ, снизивший оптимис­тичный прогноз темпов роста мировой экономики до 4,8%. Показатель в общем-то неплохой, но важнее здесь сам факт снижения; к тому же надо, чтобы этот благоприятный прогноз еще сбылся. Высказывания покидающего свой пост директора-распорядителя МВФ Родриго де Рато содержали массу другого негатива, но об этом — чуть позже.

Относительно валют в коммюнике был включен уже набивший оскомину штамп о том, что «чрезмерная волатильность» валют «нежелательна» и их курс должен определяться фундаментальными факторами. Содержалась и достаточно жесткая формулировка о необходимости «ускорения укрепления» китайского юаня, но… никакой конкретики о необходимости «замедления падения» доллара.

И этот факт стал вторым разочарованием для многих мировых инвесторов, тешивших себя надеждой, что от имени влиятельных финансовых чиновников все-таки прозвучит обеспокоенность нынешними проблемами устойчивости американской валюты. Ведь в нынешнем году курс доллара зарегистрировал падение по отношению ко всем 16-ти наиболее активно торгуемым в мире валютам. Во многих случаях, например по отношению к евро, оно достигло не только многолетних, но и исторически рекордных значений.

В преддверии встречи G7 стоимость евро в долларах достигла уровня 1,42, уже достаточно уверенно закрепившись выше отметки 1,40 долл./евро, которая до последнего времени считалась «болевым порогом» для европейской экономики (впрочем, не так давно таким болевым порогом называли отметку 1,30).

Буквально накануне этого совещания представители деловых кругов Германии, Франции и Италии уже вторично за последний месяц обратились к властям ЕС с коллективной просьбой защитить в его рамках интересы европейских экспортеров. Потому европейские финансисты не могли не поднять данный вопрос в ходе обсуждения.

Президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Жан-Клод Трише действительно призвал США вновь подтвердить свою при­вер­женность политике «сильного доллара». И что в итоге? Конечно, на пресс-конференции министр финансов Генри Полсон повторил традиционную фразу о том, что «сильный доллар — в интересах народа США». Но среди валютных дилеров вряд ли найдется хоть один, кто поверил, что нынешние обитатели Белого дома вкладывают в эти слова хотя бы толику того реального смысла, как во времена знаменитого министра финансов клинтоновской администрации Роберта Рубина.

…и реальные мотивы

В вышеупомянутом коммюнике содержалась и более чем традиционная расплывчатая формулировка о готовности стран «семерки» при необходимости сотрудничать на валютном рынке. Но в ответе представителя Минфина США на вопрос Financial Times, предполагает ли это возможность скоординированных валютных интервенций, прозвучало более чем однозначное «абсолютно нет». Участники рынка заключили, что молчание представителей «большой семерки» и в частности США по поводу падения на мировых рынках курса доллара фактически означает согласие на дальнейшее ослабление американской валюты.

Выгода от ослабления доллара для американцев очевидна: она помогает решить проблему огромного дефицита текущего счета платежного баланса, одновременно повышая конкурентоспособность (а значит, и прибыльность) американских корпораций. В прошлом году дефицит текущего счета составил более 6% ВВП США, но в нынешнем году, благодаря девальвации американской валюты, уже начал существенно сокращаться.

По оценкам аналитиков, за год, окончившийся в августе, реальный товарный экспорт в США вырос на 10,2% и на 9,5% — экспорт услуг. В то же время, реальный товарный импорт за тот же период в целом остался неизменным, а импорт услуг увеличился на 5%. В итоге, чистый экспорт способствовал увеличению экономического роста США за первые три квартала 2007 года более чем на пол­процента, что в масштабах американской экономики — очень даже внушительная цифра.

Для европейцев же укрепление евро создает не только проблемы, но и очевидные преимущества. Во-первых, помогает нивелировать инфляционное воздействие роста на мировых рынках цен на энергоносители, металлы, продукты, которые, как известно, деноминированы в долларах. А во-вторых, стимулирует внутренний спрос, многие годы создававший головную боль для стран-старожилов ЕС.

Кстати, опубликованные на днях августовские данные по балан­су текущего счета в 13 странах хож­дения евро зарегистрировали его профицит в 3,8 млрд. евро. Не­смотря на нервотрепку на финансовых рынках, чистый приток капитала в августе тоже остался плюсовым, составив 4,8 млрд. евро (июльский показатель — 30,3 млрд. евро).

Остальные европейские макропоказатели традиционно не дают чрезмерных поводов для оптимизма, но и не слишком разочаровывают. В целом экономика валютного союза неплохо держится на плаву, несмотря на уже предпринятые ЕЦБ повышения ставок кредитования (до 4%). Более того, его руководство хоть и отложило из-за разразившегося в августе кредитного кризиса планы дальнейшего повышения ставок, но настойчиво делает акцент на инфляционных рисках, отодвигая на второй план угрозы экономическому росту. На рынках сейчас преобладает мнение, что как минимум до конца нынешнего года базовые ставки ЕЦБ останутся неизменными.

В противовес европейским, опубликованные в понедельник данные по США засвидетельствовали, что в разгар августовских треволнений из Штатов «убежало» 163 млрд. долл. капитала. Этот отток может усилиться по мере дальнейшего снижения в этой стране базовых ставок кредитования.

В цене фьючерсов на базовые американские процентные ставки сейчас заложена почти 90-процентная вероятность их снижения на 25 базовых пунктов на предстоящем 31 октября заседании руководства ФРС. Оснований для подобных предположений у финансистов достаточно, но главное среди них — очевидная угроза для роста американской экономики, которая вызвана нынешним спадом на рынке жилья в США, худшим за два последние десятилетия.

Громкие заявления…

Еще больше сгустило все эти безрадостные для доллара краски высказывание Родриго де Рато о том, что потеря доверия к долларовым активам может привести к внезапному обвалу американской валюты на мировых рынках. Официальный сайт МВФ процитировал г-на де Рато, заявившего, что «мы пережили настоящее землетрясение в сфере кредитования».

Также было высказано мнение, что ипотечный кризис в США может нанести мировой экономике значительно больший урон, нежели предполагалось ранее. По мнению главы МВФ, все его последствия до сих пор не определены. Кризис существенно снизит темпы роста экономики не только в Соединенных Штатах, но и в странах Западной Европы, Японии.

Было бы странно, если бы подобные «страшилки» заставили мировых инвесторов воспылать особенной любовью к долларовым активам. Особенно под 20-ю годовщину «черного понедельника» в США: напомним, 19 августа 1987 года «голубые фишки» — акции лучших компаний американского фондового рынка — потеряли свыше 23% своей стоимости.

Реакция последовала уже в понедельник, 22 октября, когда соотношение единой европейской валюты и доллара достигло очередного исторического максимума (1,4349 долл./евро, пятничный рекорд — 1,4375 долл./евро). А индекс стоимости «зеленого» по отношению к корзине из шести наиболее активно торгуемых на мировых рынках резервных валют упал до очередного минимума (77,093) за всю историю его подсчетов (с 1973 года).

Подавляющее большинство участников рынка склонно считать, что в сложившейся ситуации падение доллара по отношению к евро до 1,45 — лишь дело времени. Многие настроены еще более воинственно. Они утверждают, что в нынешних экономических условиях вероятность достижения курсом доллара отметки 1,50 значительно выше, нежели его возвращения к диапазону 1,30—1,35 долл./евро.

По ходу обесценивания доллара мировые цены на энергоносители, металлы, продовольствие также фиксируют многолетние максимумы. Многие эксперты считают, что по этой причине над США нависла реальная угроза оказаться в состоянии экономического ступора при ускорившемся росте цен. А спад на рынке недвижимости может затянуться еще на долгие месяцы. Эти опасения подтвердила в среду Национальная ассоциация риелторов США, сообщив, что объем продаж на вторичном рынке жилья в сентябре упал на 8% и составил 5,04 млн. единиц, что является самым низким показателем с 1999 года. Экономисты прогнозировали падение с 5,5 до 5,22 млн.

К хору пессимистов присоединился и бывший глава ФРС Алан Гринспэн, заявивший, что рынок кредитования сейчас «находится в зоне страха» и что до стабилизации цен еще далеко. Поэтому на явное улучшение ситуации в ближайшее время рассчитывать не стоит.

…и робкие действия

Нынешний спад деловой активности в строительной сфере США оказался самым тяжелым с 1991 года. Растущие запасы непроданных домов спровоцировали снижение активности в строительном секторе до 20-летних минимумов. Объемы продаж новых домов, в том числе и вследствие значительно ужесточившихся в последние месяцы условий предоставления ипотечных кредитов, снизились уже на 40% от своих прошлогодних максимумов.

В сфере жилищного строительства уже ликвидировано около 200 тыс. рабочих мест. Армию безработных пополнили тысячи сотрудников фирм, выдающих и обслуживающих ипотечные займы. Уже зафиксированы просрочки платежей по более чем миллиону субстандартных кредитов. Эта цифра угрожает значительно увеличиться, когда в течение ближайших полутора лет по более высокой процентной ставке будут пересчитаны еще 2 млн. кредитов…

Впрочем, возможно, не все так печально. На этой неделе появилось сообщение о намерении крупнейшей ипотечной компании США — Countrywide Financial Corporation — рефинансировать до конца 2008 года ипотечные кредиты на сумму 16 млрд. долл., изменив условия закладных. Это должно помочь заемщикам сохранить свои дома в случае просроченных выплат по займам. Условия закладных смягчат для 82 тыс. клиентов — они получат возможность взять гарантированные правительством кредиты, по которым процентные ставки ниже.

Сама же Countrywide Financial, ставшая одной из главных жертв американского ипотечного кризиса, для защиты от возможного банкротства в сентябре привлекла 12 млрд. долл. дополнительного финансирования. Еще ранее, в конце августа, Bank of America вложил 2 млрд. долл. в привилегированные акции компании, а за неделю до этого она объявила о привлечении кредита на сумму 11,5 млрд. долл. от 40 различных банков.

У самих американских банков (впрочем, как и европейских и восточноазиатских) тоже хватает ипотечных проблем. 15 октября три крупнейших из них — Citigroup, JP Morgan Chase и Bank of America — объявили о совместном намерении создать фонд размером до 100 млрд. долл., который будет покупать высокорейтинговые активы у оказавшихся в затруднительном положении так называемых структурных инвестиционных компаний (structured investment vehicles, или SIV, — специальные подразделения, создаваемые банками, хедж-фондами и другими инвесторами для покупок обеспеченных ипотечными закладными активов за счет выпуска краткосрочных долговых обязательств).

Сообщалось, что другие финансовые учреждения рассматривают возможность присоединения к этому фонду под мудреным названием «Главный канал насыщения ликвидностью» (Master Liquidity Enhancement Conduit, или M-LEC). Впервые идея о создании такого фонда прозвучала в середине сентября на встрече в министерстве финансов США, сыгравшем важную роль в достижении этой договоренности из-за тревоги по поводу того, что «расшатанные» рынки могут спровоцировать спад в экономике.

Главное слабое место SIV — несоответствие по срокам между активами и обязательствами. Средства привлекаются краткосрочные, а инвестируют их в инструменты долгосрочные. В период бурного развития рынка такая тактика приносила немалые прибыли, но из-за кризиса ипотечные активы стали неликвидными и обесценились. В то же время истекшие по срокам обязательства перед инвесторами приходится выполнять: большинство кредиторов не захотели продлевать свои ссуды.

Чтобы переждать кризис и не распродавать по бросовым ценам свои ипотечные активы, оценивающиеся более чем в 300 млрд. долл., SIV сейчас, как воздух, нужны альтернативные источники финансирования. Иначе — банкротство, в случае которого банкам придется внести их убытки в свои собственные балансовые отчеты. Особенно эта угроза актуальна для банка Citigroup, создавшей семь SIV, общая стоимость активов которых превышает 100 млрд. долл.

Ранее Citigroup уже объявляла об убытках в 3,3 млрд. долл., а швейцарский UBS — в 3,4 млрд. А самые значительные на сегодняшний день потери задекларировал американский инвестиционный банк Merrill Lynch. В среду здесь объявили, что вынуждены списать в общей сложности около 7,9 млрд. долл. из-за убытков, полученных в основном из-за снижения стоимости обеспеченных ипотечными активами консолидированных долговых обязательств.

Высока вероятность, что подобные новости будут регулярно появляться и в дальнейшем, поднимая очередной переполох в инвесторской среде. Так что полноценная стабилизация на мировых рынках вряд ли скоро наступит. Это — не очень хорошая новость для украинских заемщиков. По итогам первого полугодия с.г. из 50 млрд. долл. внешних кредитных обязательств негосударственного сектора более трети (18,3 млрд.) были краткосрочными, и их выгодное рефинансирование представляется проблематичным.

Кстати говоря, г-н Гринспэн к созданию американскими банками «суперфонда» (M-LEC) отнесся достаточно скептически, предупредив, что такой шаг может иметь печальные последствия и еще сильнее подкосить и без того шаткое доверие на рынках. Бывший глава ФРС считает, что спасение одного крупного хедж-фонда с целью предотвращения широкомасштабных продаж активов (как это произошло с хедж-фондом LTCM в 1998 году) и попытки поддержать целый класс активов (как в случае с «суперфондом») — это две большие разницы.

Отзвуки глобализации

Печальная история с LTCM, которую так мастерски в свое время разрулил «великий и ужасный» глава ФРС, напомнила, что еще десять лет назад финансовые регуляторы крупнейших супердержав впервые всерьез столкнулись с проблемами, которые генерируют для надзорных органов глобализационные процессы. В таких условиях первыми попадают под удар именно мировые финансовые рынки, благодаря современному уровню коммуникаций и IT-технологий не имеющие временных и пространственных ограничений, но плохо поддающиеся ограничениям регуляторным.

Достаточно серьезные потрясения случались во времена краха dot-com-пузыря, после 11 сентября 2001 года и в некоторых других случаях. Но в последние несколько лет, несмотря на периодические встряски, мировые рынки существовали достаточно беспроблемно. Лишь возникший этим летом и так до сих пор не «устаканенный» кредитный кризис снова заставил чиновников и наблюдателей вспомнить о необходимости новых правил регулирования.

Еще в преддверии заседания «большой семерки» глава американского минфина Генри Полсон предложил создать международную рабочую группу, которая занялась бы изучением проблем на мировых финансовых рынках. Возглавить ее предложено управляющему Банка Италии Марио Драги. Основная задача — подготовить рекомендации и общие принципы в области управления финансовыми рисками, оценки финансовых деривативов, работы кредитных рейтинговых агентств.

Доклад по итогам работы комиссии Драги ожидается лишь в апреле будущего года. По мнению некоторых наблюдателей, ее создание было продиктовано прежде всего желанием США переключить тематику дискуссий «семерки» на более удобные для себя аспекты.

А сама идея родилась не в американском правительстве, а на Уолл-стрит. Представители американских финансовых кругов якобы всерьез озабочены тем, что Нью-Йорк в последнее время теряет свое звание столицы столиц и в частности снижается количество проводящихся здесь IPO. В прошлом году, например, девять из десяти наиболее крупных размещений прошли за пределами США. Исследования международных экспертов призваны помочь официальному Вашингтону лучше понять, почему это происходит.

После пятничного заседания G7 Германия, Франция и Велико­британия выпустили совместное заявление о необходимости пересмотреть стандарты регулирования финансовых рынков, а Международный валютный фонд выразил обеспокоенность по поводу самих механизмов функционирования рынков. Превращение неурядиц в американском ипотечном секторе в глобальный кредитный кризис подтолкнуло МВФ к осознанию необходимости заключения соглашений между отдельными странами и возросшей роли международных институтов.

По мнению фонда, центральные банки приняли «своевременные и решительные меры», однако следует совершенствовать систему надзора над финансовыми институтами, чтобы нестабильность на финансовых рынках не становилась причиной дисбалансов в мировой торговле. Со своей стороны МВФ планирует усилить контроль за финансовым сектором и внимательно отслеживать его влияние на экономику.

Европейская комиссия также представила собственные комментарии. Комиссар ЕС по экономике и денежно-кредитной политике Хоакин Альмуния озвучил «план действий», направленный на «повышение прозрачности, совершенствование стандартов учета и систем риск-менеджмента, усиление регулирования финансовых рынков». Также г-н Альмуния указал на важность роли международных организаций, чем вроде бы продемонстрировал желание Брюсселя привлечь к участию в надзоре за финансовыми рынками другие страны. Однако четкого видения, в чем именно должно состоять такое регулирование, по-прежнему нет.

В понедельник министр финансов США заявил, что международные институты должны «сохранять бдительность» и совместно работать над формированием политики, направленной на предотвращение повторения мирового кредитного кризиса. В его речи содержались призывы к Форуму по финансовой стабильности, Базельскому комитету по банковскому надзору и Международной организации комиссий по ценным бумагам усилить внутренние регулирующие институты, чтобы «предотвратить повторение наблюдавшихся недавно крайностей».

Кроме этого, Полсон приветствовал недавнее изменение политики валютного контроля со стороны Международного валютного фонда, которое «призвано облегчить идентификацию стран, манипулирующих своими валютами». Полсон указал, что фонд должен строго проводить эту политику в жизнь. Понятное дело, что при этом имелись в виду какие угодно страны (особенно Китай и Япония), но никак не США… Не тот ли это случай, когда незаметным оказывается бревно в собственном глазу?

Как видим, разговоров было много. Но о реальных результатах речь пока не идет. Адекватные вызовам времени модели управления глобальными мировыми финансами, похоже, никто пока разработать не в состоянии. Остается надеяться, что они все-таки появятся — до следующего обвала мировых рынков. Но надежда слабая. Пока не грянет гром, не крестится даже вашингтонский чиновник.

Комментируя бурную публичную деятельность вскоре покидающего свой пост г-на Рато, одно из авторитетных мировых изданий достаточно ехидно заметило, что риски «внезапного обвала» американской валюты значительно возросли за уикенд, в течение которого МВФ не смог согласовать внутренние реформы, которые создали бы основу для более активного участия этого международного института в «усмирении» глобальных экономических дисбалансов.

Перегруппировка сил

Чиновники запрягают неспешно. Между тем, по оценкам, объем финансовых инструментов, находящихся в обращении на мировых финансовых рынках, в три раза превышает общемировой годовой ВВП. Один из авторитетных российских экспертов недавно высказал предположение о «формировании международного финансового пузыря, который рано или поздно лопнет с непредсказуемыми последствиями для стран и населения земного шара». Для устранения этой угрозы, по его мнению, необходимо созвать столь масштабное мероприятие, как международная конференция наподобие Бреттон-Вудской 1944 года.

Инициатором такой конференции могла бы стать «большая восьмерка» — этот термин значительно больше по душе россиянам, явно комплексующим от того, что крупные мировые державы пока не рассматривают Россию в качестве полноправного члена элитного клуба, хотя российский министр финансов Алексей Кудрин был приглашен и принимал участие в последнем саммите. Кстати, помимо России, приглашения на «консилиумы» мировых супердержав уже давно должны бы получать и такие страны, как Бразилия, Китай, Индия и некоторые другие государства Юго-Восточной Азии. Это необходимо для обеспечения реального баланса интересов всех крупных игроков международного финансового рынка.

По мнению Стивена Кинга, управляющего директора HSBC, клубу «большая семерка» срочно требуется свежая кровь. По его мнению, конфигурация главных мировых центров экономической власти сегодня уже несколько изменилась. Да, США по-прежнему играют важную роль. И Япония — по-прежнему страна с богатой экономикой, которая, правда, пребывает в состоянии стагнации вот уже 15 лет. Да, Германия, Франция и Италия процветают, но их экономические интересы связаны рамками еврозоны, где управляет один влиятельный центральный банк и несколько министерств финансов. Великобритания и Канада пытаются играть свои роли «честных брокеров», но если они всерьез претендуют на обладание экономическим влиянием в современном мире, то это просто самообман.

В мире уже появились новые экономические сверхдержавы. Китай, Индия, Россия и страны Ближнего Востока по разным причинам стали достаточно крупными игроками, чтобы серьезно влиять на экономику стран «большой семерки». Причем влиять как положительно, так и отрицательно. Именно с этими игроками авторитетные западные экономисты связывают наибольшие надежды в деле предотвращения вызванного «американскими горками» спада в мировой экономике.

По мнению экспертов, уходят в прошлое те времена, когда Соединенные Штаты были едва ли не единственным «локомотивом мировой экономики». Роль «локомотива» переместилась к целой группе регионов, продолжающих поддерживать экономический рост. Происходит глобальный передел рынка. Штаты по-прежнему обладают крупнейшей экономикой на планете, но, к примеру, самым крупным покупателем иностранных товаров и услуг уже стала Европа, на долю которой приходится до 40% всего мирового импорта. Не отстает от Старого Света и Китай с другими развивающимися экономиками. Глобализация современных бизнесов и финансовых потоков оказалась настолько динамичной, что ее результаты застали врасплох даже мировых лидеров.

Кстати, в ходе последней встречи «большой семерки» у ее участников возникло много вопросов в связи с созданием в ряде стран государственных инвестиционных фондов (ГИФ). Главными объектами претензий стали Китай и Россия, накопившие внушительные золотовалютные резервы и сконцентрировавшие значительные ресурсы, которым теперь требуется найти наиболее удачное применение. Представители «большой семерки» воспринимают такие ГИФы как непрозрачные, не подпадающие под существующие стандарты регулирования институты. И видят в них возможный источник проблем для мировых финансовых рынков.

По данным Merrill Lynch, во владении центробанков находятся сейчас резервы на сумму свыше 5,6 трлн. долл. Ежегодно к этим запасам добавляется еще почти триллион. Еще три года назад основная часть денег, накопленных на официальных счетах Китая, России и ближневосточных государств, располагающих огромными профицитами баланса текущих операций, расходовалась на приобретение ценных бумаг правительства США. Сейчас эти средства распределяются несколько иначе. Часть из них вкладывается в отличные от доллара валюты, чем в значительной степени и предопределяется нынешнее падение курса доллара. А часть — перенаправляется на новые виды инвестирования.

Но центробанки не слишком искушены в долгосрочном инвестировании, они приобретают в основном наиболее ликвидные финансовые активы и золото. Поэтому для управления долгосрочной частью государственных активов и создаются ГИФы.

По оценкам Merrill Lynch, к 2011 году запас средств в этих фондах увеличится примерно до 8 трлн. долл. Их может оказаться достаточно, чтобы не только поглощать крупнейшие европейские и американские компании, но и манипулировать состоянием тамошних финансовых рынков, даже влиять на денежно-кредитную политику целых государств. Видимо, подобного скрытого влияния и опасаются представители G7. Но удастся ли им найти какие-либо действенные превентивные меры или снова все ограничится традиционным вербальным воздействием?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК