Риски современного мира, или Как развить у ребенка "антихрупкость"?

6 ноября, 2015, 00:00 Распечатать

Покой и безопасность детей дома оберегают родители, в школе — учителя. И только на улице — никто. Еще два десятка лет назад во дворах можно было увидеть пожилых людей, которые отдыхали, дышали воздухом, а заодно присматривали за ребятишками. Теперь их там практически нет. Часто дети гуляют сами. Но так ли уж безопасно сейчас на улице, во дворе, на детской площадке? Как обезопасить ребенка от рисков современного мира? Об этом наша беседа с социологом Викторией БРЫНДЗОЙ.

 

Покой и безопасность детей дома оберегают родители, в школе — учителя. И только на улице — никто. Еще два десятка лет назад во дворах можно было увидеть пожилых людей, которые отдыхали, дышали воздухом, а заодно присматривали за ребятишками. Теперь их там практически нет. Часто дети гуляют сами. Но так ли уж безопасно сейчас на улице, во дворе, на детской площадке? Как обезопасить ребенка от рисков современного мира? Об этом наша беседа с социологом Викторией БРЫНДЗОЙ.

— Давайте посмотрим на то, что произошло с обществом за последние двадцать лет. Мы были довольно закрыты, все контролировало и решало государство. Сейчас декларируем открытость общества, при которой безопасность, в частности детей, достигается не тем, что кто-то все контролирует, а тем, что соблюдаются правила. Особенность нашей ситуации в том, что возможности для открытости появились, но нашу способность жить в условиях открытости нам еще предстоит доразвить. 

Для родителей чрезвычайно важно обезопасить ребенка. Это физиологический вопрос. Но поскольку общество переживает трансформацию от одного уклада к другому, родителям сложно определиться со схемой воспитания ребенка: готовить ребенка к жизни "в джунглях", когда побеждает более сильный физически, или в цивилизованном мире, где у слабого одинаковые права и возможности с сильным. Например, как вести себя, когда ребенок в песочнице отбирает игрушку: можно ли брать игрушку другого ребенка? А если да, то как это делать? Попросить или отобрать? Ценности передаются от родителей к детям не потому, что они им рассказывают, что правильно, а что неправильно, а с родительскими поступками. Вы можете постоянно говорить ребенку, что брать чужое нельзя, но если хоть раз отреагируете, дескать, ничего страшного в том, что взял чужое, то ребенок усвоит именно это, показательно спрашивая разрешения. 

После безопасности для родителей не менее важно, чтобы ребенок достиг успеха в жизни, стал самостоятельным. Схемы успеха для закрытого коррупционного общества у нас есть — проталкиваться локтями, искать знакомства с нужными людьми, "ловить халяву", обходить правила. А вот альтернатива пока не очевидна. Как стать успешным, соблюдая правила, прилежно работая, доверяя незнакомым? Родителям это не очевидно, а потому, даже если они скажут ребенку, что чужого брать нельзя, они не знают, что дальше. Как с таким подходом к жизни не то что стать успешным, а просто выжить?

Наблюдаю за собой. Я — человек с западным образованием, относительно молода, однако все равно прослеживаю в своем поведении и словах схемы, характерные для закрытого общества. Например, конформизм — поступать как все, не выделяться (как условие безопасности). Вот ребенок что-то сделал, по моему мнению, неправильно, я импульсивно возмущаюсь: "Ну кто же так делает?" А потом думаю, не противоречит ли это оригинальности, творчеству, открытости? Если до сих пор никто так не делал, разве он не может быть первым? Где же здесь место для инноваций? Вроде одна фраза, но она отражает ценности. 

Обратите внимание, что украинские родители очень нежные, когда разговаривают с младенцем. Но когда ребенок подрастает и проявляет свою субъектность, их отношение, тон разговора меняется: "Сядь! Стой! Не делай так!" В этом наша неготовность к тому, что ребенок проявляет субъектность. Мы предполагаем его несостоятельность, неготовность к жизни. Хотим все контролировать, потому что не знаем механизмов взаимодействия в открытости. 

— К тому же время вносит свои коррективы. Ребенок вырастает, и родители уже боятся отпускать его самого на улицу, во двор. Нет ощущения безопасности. 

— Сегодня в обществе повышенный уровень тревожности. Не только из-за войны. Еще несколько лет назад у людей было ощущение, что государственные учреждения знают и понимают, что делают. Теперь это ощущение меняется. Появляется боязнь, что руководство государства, с одной стороны, не справляется, а с другой — не допускает общество к более активному принятию решений. И это сказывается на нашем ощущении безопасности. Мы все чаще имеем дело с некомпетентностью учреждений, а потому не доверяем им, поскольку считаем, что если с нашим ребенком что-то произойдет, нам вряд или своевременно и качественно помогут. Это — в нашем подсознании. Если вы учите ребенка идти через пешеходный переход или на зеленый свет, вы не уверены, что кто-то на него не наедет. Да, в развитых странах такое тоже может случиться, но там водитель точно ответит за это, и "скорая" приедет за считанные минуты. В Украине мы в этом не уверены. Появляется чувство, что вы можете рассчитывать только на себя и своих близких. А это опять же ограничивает открытость и доверие, а значит и развитие общества. 

— В Украине наблюдаем две противоположные тенденции: одни родители безгранично опекают своих детей, а в других семьях они растут как трава у дороги. Потому что их родители считают, что дети должны видеть жизнь такой, какая она есть. 

— Есть разные концепции воспитания. Сторонники одних радикально призывают отпускать детей, чтобы они как можно раньше познавали опасности самостоятельно. Такие дети лучше приспосабливаются к выживанию. А дети, о которых все время заботятся родители, не приучаются выживать в нашем несовершенном обществе. Иногда это переходит в крайность: мы ходим за ребенком по детской площадке, поддерживаем за руку, уговариваем не бегать, не отпускаем никуда одного. Так что кто-то может отпустить ребенка и позволить ему приобретать собственный опыт, а кого-то эта мысль просто ужасает. Общее состояние тревожности не позволяет нам отдать своего ребенка миру. Мы зацикливаемся на обеспечении его безопасности, а это ограничивает возможности ребенка и, в конце концов, общества в целом развиваться. 

— Что же делать?

— Могу поделиться своим опытом. Я стараюсь себя убедить, что уберечь ребенка ото всех рисков невозможно. Как бы ни хотелось поддержать ребенка за руку, в некоторых моментах надо позволить ему упасть. Пытаюсь объяснить ему риски и помочь научиться на них реагировать. У наших детей нет, в отличие от родителей, опыта жизни в тоталитарном режиме. Им трудно понять, почему инструментом порядка у нас до сих пор является запрет. Если общество открыто, инструментом порядка являются правила и их соблюдение. Запрет у детей эпохи либерализма будет вызывать только сопротивление. Если вы хотите уберечь своего ребенка от соблазнов, а порой и угроз, помогите ему понимать причинно-следственные связи. Просто запреты дадут противоположный эффект. Способствуйте тому, чтобы ребенок сам принимал решения и нес за них ответственность, помогите ему видеть и оценивать последствия своих действий. Так вы лучше подготовите его к рискам современной жизни. Хотя, следует признать, что к вызовам либерализма мы сами еще не готовы. Нам не хватает финансовой, потребительской, гражданской грамотности, мы поддаемся на пропаганду и сладкие обещания, все еще ждем защиты от государства. Мы сами еще должны учиться жить в либеральном открытом мире. Воспитывая ребенка, имеем прекрасную возможность учиться вместе с ним. 

Возвращаясь к теме, можно ли что-либо брать без разрешения. Понаблюдайте за собой, соблюдаете ли вы это правило в отношении своего ребенка. Спрашиваете ли у него разрешения, когда берете его вещи? Если правила действуют не для всех, тогда это не открытость. Это объяснение, почему коррупцию так трудно искоренить из нашего общества. Свобода, которую дает открытость, очень легко перерастает в произвол и беспорядок. Свобода всегда должна быть сбалансирована ответственностью. А ответственность в украинских детях очень неразвита. Мы редко позволяем им самим что-то решать, поскольку считаем, что они не способны принимать собственные решения и отвечать за них. 

— Часто родители очень лояльно относятся к своим детям. Даже если те делают что-то малоприятное. Не хотят травмировать. 

— Этим наши родители существенно отличаются от европейских. В одной английской детской книжке прочитала, как мальчик разрушил пасочки другого ребенка. Что, как вы думаете, сказала ребенку ему мама? Первое — попросила извиниться. Второе — восстановить разрушенное. И третье — посидеть в стороне, потому что он наказан. 

В украинском обществе такую реакцию считали бы преувеличенной. В лучшем случае это будет что-то одно. Наше общество сигнализирует гражданам, что избегать ответственности — это хорошо. Когда вы что-то совершили и избежали ответственности, то это успех, это шанс. И это передается ребенку. Родители не хотят, чтобы ребенок отвечал за свой поступок. Не потому, что они плохие, а потому, что так видят путь выживания и успеха. 

— К сожалению, школе в вопросах воспитания мы тоже не доверяем. 

— Недавно я принимала участие в экспертной дискуссии о том, что нужно делать, чтобы школа лучше выполняла функцию социализации. Сейчас школа выступает дополнительным отягощением. Родители считают, что она мало что дает, часто совершенно не согласны с учителями, но понимают: это надо пройти. И вместе с тем создают параллельный мир: нанимают, например, репетиторов, посылая ребенку сигнал, что школу надо просто отбыть. Учитель перестает быть для ребенка авторитетом, и это еще больше расшатывает его ценностную рамку. Об этом очень хорошо пишет Памела Дракерман в книге "Французское воспитание". В развитых обществах модель правильного общественного поведения проговорена, в отношении нее есть общественная договоренность. Соответственно, детский сад, школа, медиа воссоздают эту общественную договоренность. В Украине до сих пор действовал договор так называемого коррупционного консенсуса, о чем пишет Несторовская группа. Его суть — если можешь украсть, укради! Не попался — хорошо, попался — поделись. Эти вещи бессознательно усваиваются ребенком. Сейчас мы хотим перейти к новому общественному договору. Поэтому должны его тщательно продумывать, проговаривать и прорабатывать соответствующие механизмы взаимодействия. 

В целом в украинском обществе сплелся целый клубок культурных рамок и схем. Мы вобрали много культур, жили в разных режимах. В нашей культуре есть архаика и постмодерн. Например, молодые женщины все еще чувствуют давление: надо выйти замуж и родить ребенка в 20–25 лет, иначе тебя будут считать неудачницей. 

— Но медики же также утверждают, что медлить с этим не следует. С возрастом возрастает угроза наследственных заболеваний, не говоря уже о том, что со временем женщине сложнее родить. 

— Вот видите, вы тоже так считаете. Риск наследственных заболеваний возрастает после 35. Но вообще это отдельная тема, можем об этом дискутировать. Однако подчеркиваю: женщина должна принимать решение о рождении ребенка осознанно и нести за это решение ответственность. А если на нее давят, она родит и, вполне возможно, будет думать, что все ей должны — родители, общество, потому что это ведь они такие требования к ней выдвигали. 

— Считается, что задача родителей научить ребенка распознавать, что такое плохо и что такое хорошо. Но как при этом избежать черно-белых схем?

— Это сложный вопрос для общества, переживающего трансформацию. Мы должны помочь и себе и ребенку разобраться, в чем есть угрозы, подумать, почему они возникают и как их преодолеть. Когда в обществе такое состояние тревожности, восприятие действительности сильно упрощается. Мы делим все на черное и белое, и этим можем и в восприятии ребенка какие-то вещи радикализировать. Например, русские — плохо, "слава Украине" — хорошо. Но жизнь состоит из огромного количества промежуточных бытовых моментов. Вот, например, мы идем по улице, и ребенок спрашивает, что это за дорожный знак? Отвечаю: "Остановка и стоянка запрещена". А он дальше: "А почему здесь стоят машины, если запрещено?" И мне нужно как-то объяснить, что некоторые люди так делают, но это плохо. Понимаете, как это сказывается на осознании правил игры? Они якобы есть, однако отдельные люди их нарушают, и это изо дня в день повторяется. Мы имеем сильную ценностную инерцию. Но это не оправдывает аморальных поступков. Добро вечно, а зло всегда соблазнительнее и проще. Живя в несправедливом обществе, мы научились очень искусно себя оправдывать. Часто нарушение правил оправдываем именно необходимостью выживать, обеспечивать себя. У коррупционеров тоже есть дети, которых они должны кормить. 

Возвращаясь к запретам. Если ограничивать ребенка и постоянно что-то запрещать, ему потом может быть сложно отличить, что действительно опасно, а что — просто прихоть родителей. Если ребенка часто пугать, он постепенно привыкнет и перестанет реагировать. Как в известной сказке о мальчике, который кричал: "Волки!" Но открытость несет и множество рисков, мы это тоже должны понимать. Доступность наркотиков, видео с экстремальными проделками подростков, распространение личной информации через Интернет. Это угрозы совсем другого уровня, чем падение с турника на детской площадке. Не давите на ребенка, объясните, что вы переживаете, будьте искренними. Расскажите о вашем опыте преодоления соблазнов, вместе подумайте о последствиях. Наберитесь сил и пойдите в больницу, где лечат наркоманов, порекомендуйте посмотреть фильм "Реквием по мечте", например. Помогите ребенку увеличить его способность отличать добро от зла. С помощью ситуаций, дискуссий, а не просто запретов. Конечно, бывает и такое, когда надо просто вмешаться и вытащить ребенка, попавшего в беду. Но это может произойти и со взрослым. 

— Коллега рассказал, что его сын-школьник начал ходить в какую-то религиозную секту. Его туда заманил другой школьник. Это тоже риск. 

— Да. И это вопрос доверия. Попробую ответить иллюстрацией. Увидев, что человек лежит на улице, вы, с одной стороны, хотите ему помочь, с другой — колеблетесь: вдруг он опасен. Это вызов — доверять или не доверять. Пока правила игры в обществе все еще неустойчивы, пока мы все еще не можем полагаться на институты, нам приходится в каждой конкретной ситуации решать, какой поступок будет более безопасным, какой более нравственным. Думаю, что некоторое время нам еще будут нужны навыки жить "как в джунглях". Но я убеждена, что доверие — это ключ к развитию общества, хотя открываться нужно осторожно, понимая возможные последствия. Однако я оптимистка. Считаю, что украинцы, живя одновременно в двух культурных рамках, лучше справятся и в глобальном мире, потому что умеют понимать и развитый, и варварский мир. 

— В развитых странах тоже есть риски…

— Там другой характер рисков, которые нам тоже надо понимать. Жизнь человека там настолько безопасна, что он теряется в незнакомой среде. Среднестатистический европеец имел бы серьезные трудности с выживанием в нашем обществе. Но они начинают это осознавать. Мне недавно попалось исследование норвежских психологов Лейфа Кеннара и Элен Сандсеттер о безопасности на детских площадках. Оно доказало, что детские площадки не следует делать слишком безопасными, поскольку это никак не влияет на количество детских травм на них. Ребенок все равно будет искать риски для себя, так пусть лучше это будет на детской площадке, чем там, где риски действительно серьезны. 

Есть очень интересная работа Нассима Талеба "Антихрупкость". Его концепт можно применить и к воспитанию. Он утверждает, что риск является неотъемлемой составляющей современного мира. Поэтому просчитывать риски он считает напрасным делом, поскольку они и так произойдут. Уровень непредсказуемости и вариативности современного мира весьма высок. Чтобы справиться с этим, надо развивать "антихрупкость" — способность совершенствоваться преодолением стрессов. Трудности закаляют, комфорт атрофирует способность противостоять им. Умение преодолевать неурядицы делает нас сильнее. Не оберегайте детей и себя от всех жизненных испытаний. Повышайте их и свою способность преодолевать их и становиться более сильными. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно