Медиация: накануне всплеска спроса на примирение

11 августа, 2017, 17:46 Распечатать Выпуск №29, 12 августа-18 августа

О медиации как способе решить конфликт без продолжительной судебной волокиты в Украине говорят все чаще.

А есть ли у вас книги по медиации? 

— Это вам в отдел эзотерики. 

— Нет, не медитации, а медиации. 

— А что это?

Именно такой разговор вы все еще рискуете услышать, если посетите книжную ярмарку или книжный магазин. И хотя все больше людей уже перестают путать медиацию с медитацией, еще мало кто понимает суть посредничества, переговоров или примирения.

О медиации как способе решить конфликт без продолжительной судебной волокиты в Украине говорят все чаще. Уже открываются специальные курсы, и становится больше людей, которые идут учиться, чтобы овладеть навыками медиатора. Минувшей осенью Верховная Рада приняла проект закона о медиации в первом чтении, Министерство социальной политики в сентябре прошлого года утвердило стандарт социальной услуги посредничества (медиации). Этим летом в Киевском политехническом институте им. Игоря Сикорского даже объявили о запуске магистерской программы для подготовки специалистов по конфликтологии и медиации. 

А что же такое медиация, действительно ли речь идет об инструменте, который разгрузит суды и поможет украинцам успешно преодолевать расхождения и улаживать споры? Определение, предложенное в проекте закона "О медиации" №3665 от 17.12.2015 г. (согласованное с экспертным сообществом медиаторов), говорит, что медиация — это "альтернативный (внесудебный) метод разрешения споров, с помощью которого две или больше сторон спора стремятся в рамках структурированного процесса самостоятельно на добровольной основе достичь согласия для решения их спора с помощью медиатора". Проект предполагает, что стороны заключают с таким экспертом отдельное соглашение о поиске согласия, а другим соглашением фиксируют уже достигнутые договоренности. 

Отдают дань моде на медиацию и новые, принятые Верховной Радой в первом чтении, процессуальные кодексы — гражданский, административный и уголовный. Наконец, в процессуальном законодательстве появляется сам термин "медиация". Он используется при упрочении иммунитета свидетеля для обеспечения реализации одного из основных принципов медиации — конфиденциальности. Также процессуальными кодексами вводится еще один институт примирения — урегулирование спора при участии судьи. Осуществлять такую процедуру может только судья, который рассматривает дело, и лишь до начала его рассмотрения по сути. 

Вице-президент Украинской академии медиации Луиза Романадзе считает, что давать шанс примириться сторонам надо на всех этапах процесса, а главное — нужно позаботиться о том, чтобы примирением занимались люди, которые умеют и хотят это делать. "Навязывание института примирения (как сторонам, так и судьям) вызовет сопротивление и будет неэффективным. Целесообразнее передать дело специально обученному судье или профессиональному медиатору, у которых есть и желание заниматься примирением, и навыки эффективно помогать сторонам спора", — говорит она. Впрочем, во всех трех кодексах большим позитивом является уже то, что авторы предусмотрели возврат половины судебного сбора в случае достижения мирового соглашения. В конце концов, это существенный стимул для сторон попробовать объясниться с помощью медиации, которая безусловно является наиболее результативной. 

Технологии восстановления доверия

В отличие от предложенных в кодексах процедур или обычных переговоров характерной особенностью медиации является наличие четких принципов. Прежде всего речь идет о добровольности участия всех сторон, в том числе и самого медиатора. Медиация начинается с установления доверия на всех уровнях — как между медиатором и каждым участником процесса медиации, так и непосредственно между самими сторонами. Два других ключевых принципа — нейтральность и конфиденциальность. Медиатор не имеет права становиться на сторону какой-либо из сторон, а вся информация, полученная во время медиации, не выходит за пределы процесса. Более того, поскольку обычно в этом процессе предусмотрены не только общие, но и отдельные встречи медиатора с каждой стороной, он должен получить согласие клиента обсуждать услышанное на такой встрече с другой стороной медиации.

Сейчас, даже при отсутствии полноценного правового регулирования, украинцы уже имеют возможность воспользоваться услугами медиации: найти организации или медиаторов, которые предоставляют такие услуги, можно во многих регионах. И хотя конфликты случаются во всех сферах жизни, в семейных взаимоотношениях спрос на медиацию может оказаться наибольшим. 

Директор Городского центра ребенка Службы по делам детей и семьи КГГА Виктория Эйдемиллер сплотила группу коллег-медиаторов в волонтерский проект, в рамках которого уже более года можно получить бесплатную услугу семейной медиации в процессе развода. В прошлом году начальники и соответствующие работники районных служб по делам детей г. Киева прошли тренинги по базовым навыкам медиации, и теперь комиссии по защите прав детей при районных государственных администрациях информируют супругов, которые разводится или уже развелось, о возможности внесудебного решения таких острых вопросов, как местожительство ребенка или график его общения с одним из родителей. За пять месяцев т.г. в центр за этой услугой обратилось 47 человек. "Дел не так много, поскольку люди уверены, что именно в суде они получат то, чего хотят. Впрочем, есть и те, кто либо уже имеет судебное решение, либо еще находится в процессе, но понимает, что это не принесет желаемого результата, и потому хочет решать эти вопросы мирным путем", — говорит Виктория.

Один из ярких случаев: уже разведенные супруги как-то при встрече начали ссориться на улице и так погрузились в выяснение отношений, что не заметили, как их двухлетний ребенок выбежал на дорогу и чуть не попал под колеса автомобиля. Мать после этого два месяца наотрез отказывала отцу в возможности видеться с дочерью. Тот подал в суд, но одновременно обратился за помощью к медиаторам. Уже первая коммуникация сторон была хоть и нелегкой, но результативной — удалось договориться о встрече отца с ребенком в течение нескольких часов в ближайший выходной день. В конце концов, после серии встреч этот процесс оказался успешным для бывших супругов, родители смогли договориться, и теперь отец участвует в воспитании ребенка. При этом для восстановления доверия пришлось проговорить и зафиксировать огромное количество деталей — даже то, каким горшком должна пользоваться девочка. 

Сначала, когда стороны прибегают к медиации, они из-за чрезмерных эмоций не всегда готовы даже разговаривать друг с другом. Каждый видит ситуацию по-своему, считает виновным визави и старается доказать свою правоту. При таких условиях почти невозможно увидеть настоящие причины конфликта, а обсудить варианты его улаживания — и подавно. Медиатор владеет инструментарием, который помогает сторонам сквозь занавес эмоций осознать свои нужды и интересы, а также увидеть ситуацию глазами друг друга. Но это очень непросто, поэтому именно в семейных делах медиаторы часто работают парами, в идеале — юрист и психолог, чаще мужчина и женщина. Это позволяет им увидеть все аспекты ситуации, как можно лучше помочь сторонам, подстраховать друг друга, чтобы не допустить ошибок, а также позаботиться и о собственной эмоциональной безопасности.

Среди типичных трудностей в семейных делах Виктория Эйдемиллер упоминает ситуации, в которых одна из сторон даже после развода, даже несмотря на новый брак бывшего мужа или жены, хочет восстановить семью. Задача медиатора — прежде всего понять, возможно ли это, и в случае негативного ответа помочь человеку осознать и принять реалии. Иногда один из участников затягивает процесс, поскольку воспринимает его как возможность получить психологическую помощь и поддержку, но тогда человеку обычно советуют обратиться к психологу или психотерапевту. 

Не все, где есть третья сторона, является медиацией

Конечно же, у медиации как у инструмента есть не только свои правила, но и ограничения. Именно поэтому еще до начала работы медиаторы в первую очередь оценивают ситуацию на "медиабельность". В частности, медиацию лучше не применять, если речь идет о психологическом или физическом насилии, психических заболеваниях, либо когда лица, участвующие в медиации, не являются теми, кто принимает окончательное решение. Есть и другие факторы, которые медиатор определяет во время предварительных бесед со сторонами и, уже принимая их во внимание, может отказать в предоставлении услуг.

Совсем иное дело, когда за это берется человек без знаний и практических навыков. Предложив медиацию, на самом деле он проводит переговоры, навязывает свою оценку, видение ситуации, проталкивает варианты решения. Так что, даже формально согласившись на предложенные решения, стороны потом уклоняются от выполнения навязанных договоренностей. Неудивительно, что люди, имевшие такой опыт, скептически относятся к перспективам медиации, считают, что она несвоевременна из-за низкой правовой культуры. Но ведь здесь речь идет не о том, что украинцы якобы не могут договариваться. Негатив является следствием ошибочного применения инструментов медиации. 

Как найти человека, который предоставит квалифицированную и качественную помощь, советует председатель правления Института мира и согласия Роман Коваль:

— Медиатор не судья, к которому приходят, например, делить имущество при разводе. Поэтому он не будет все решать за вас и говорить, что именно каждый должен делать. Его задача — помочь вам самостоятельно разобраться с вашими желаниями и причинами конфликта, услышать и понять друг друга и вместе найти пути решения спора. Если вы сами нашли медиатора, спросите его об образовании, ведь в Украине медиация — еще совсем новый инструмент, поэтому доверить дело человеку без практического обучения посредничеству — это потерять время и деньги. Можно выбрать организацию, которая специализируется на медиации, поскольку она сама учит своих медиаторов и отвечает за качество их работы. Но не забудьте поинтересоваться, каков ее этический кодекс, какие процедуры и критерии качества услуг. Хорошо, если кроме формальных признаков, дипломов и сертификатов медиатор имеет опыт работы с похожими делами. Но ключевой фактор успеха — доверие сторон. Поэтому надо пообщаться с медиатором и убедиться, что вы сможете ему доверять. Обратите внимание на то, как специалист общается: есть ли ощущение, что он вас понимает, становится ли вам самим более понятной ваша ситуация. Медиатор для понимания сути конфликта должен обладать эмпатией (способностью понимать чувства и эмоции других) и аналитическими навыками. Также важно, спокоен ли этот человек, уверен ли в себе. В конце концов, правильно выбрав медиатора, вы получаете шанс убедиться, что конфликт — это не только проблема, но и возможность найти новые решения, сформировать новое видение, улучшить взаимопонимание, отношения и т.п.

Закономерно, что вероятное одобрение профильного закона о медиации и новациях в процессуальном законодательстве выплеснет скрытый спрос на эту услугу на поверхность. И медиаторы уже думают, как лучше всего позаботиться о защите прав украинцев на качественное посредничество. 

Комментарий президента Национальной ассоциации медиаторов Украины Дианы Проценко:

— За последние 20 лет более 2 тыс. чел. получили разные сертификаты медиатора, многие — лишь бы украсить ими резюме, т.е. не подкрепив полученных знаний практикой. Также, поскольку медиация становится популярной, не удивляют случаи, когда за эту работу берется человек без соответствующей подготовки, который самовольно считает и называет себя медиатором. Поэтому сейчас стало актуальным защитить людей от недобросовестных услуг медиации. 

В профессиональном сообществе активно обсуждают механизмы саморегулирования. Уже на финальной стадии находится принятие этического кодекса и отраслевых стандартов медиации, в частности и образовательных. Мы в ассоциации предлагаем идти дальше и ввести добровольную аккредитацию. Человек, желающий получить статус аккредитованного медиатора, держит экзамен, берет на себя обязательства соблюдать кодекс и соглашается на рассмотрение жалоб на свои действия. Профессионал получает конкурентные преимущества в поиске работы, своеобразный сертификат качества, а его клиенты — гарантию, что жалобы на действия медиатора тщательно изучат его коллеги — признанные эксперты. И если есть основания, то медиатор потеряет и аккредитацию, и репутацию.

Как видим, медиация — это процесс, который предоставляет сторонам возможность найти решение, удовлетворяющее их интересы. Но это не чудодейственная микстура: она не поможет вернуть утраченную любовь, не поможет заставить кого-то поступать так, как вам бы того хотелось. Медиация — это честный и открытый для участников процесс, где выигрывают все, если они откровенны и искренни, если несут ответственность за свои решения. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно