Тихое землетрясение

25 сентября, 2015, 22:38 Распечатать

Не хочется верить, что вопрос о моратории на продажу сельхозземель так и не будет поднят в парламенте.  Это будет преступлением, ответственность за которое готовы взять на себя немногие. 

На уходящей неделе неожиданно был поднят земельный вопрос

Во время выездного заседания правительства в Полтаве премьер Арсений Яценюк вдруг вспомнил о том, что сроки действия моратория на исходе, и высказал несколько интересных тезисов. Первый: до окончания моратория необходимо провести выборочный эксперимент по продаже госземель на аукционе и, так сказать, прощупать конъюнктуру рынка. Второй: создать государственного агента на рынке, чтобы страна была готова выкупить землю в случае необходимости и продать ее другому собственнику. Третий: ограничить права собственности на землю в одних руках, дабы не плодить новых земельных олигархов. После чего премьер поручил Минэкономразвития, МинАПК и Госгеокадастру сформировать пакет законов, создающих реальную базу для запуска земельного рынка, — и был таков.

Сложно поверить в то, что менее чем за 100 дней до конца действия моратория этот пакет законов появится и решит все вопросы. Документы такого рода выписываются ответственно и качественно, либо лепятся на скорую руку из прорех и лазеек. Делегируя свое поручение сразу трем госструктурам, премьер искусственно отодвигает сроки его выполнения — пока договорятся, пока соберутся, пока согласуют, потом поменяют. Создать рынок земли невозможно за столь короткое время, а мы все еще на стадии тезисов и даже до планирования не добрались. 

С молчаливого согласия

В действительности правительству и лично Арсению Яценюку ничто не мешало заниматься земельной реформой весь нынешний год. 

Весной, когда президент Порошенко впервые поднял этот вопрос (кстати, ни единым словом не обозначенный в его предвыборной программе), шума было много — разрабатывались концепции, проводились общественные слушания, из ниоткуда возникали эксперты, доказывающие необходимость земельного рынка в Украине и готовность к нему, пророчащие колоссальные инвестиции, развитие инфраструктуры, растущую занятость и рай на селе. Но надолго запала не хватило — закончились средства, выделенные на первый этап пиар-сопровождения кампании "Землю за бусы". Не найдя абсолютной поддержки в обществе, команда реформаторов самоустранилась. Очевидно, люди, напрямую заинтересованные в открытии земельного рынка, решили пойти другим путем, поменяв наступление на засаду. Вопрос замяли, решили выждать, авось никто не вспомнит о том, что 1 января 2016 г. действие моратория закончится само собой, и землю можно будет купить без особых потерь для политической репутации. И властная верхушка, накапливающая в резервуары денежку от контролируемых потоков; и олигархат, имеющий финансовый жир в "тумбочке"; и западные, в основном американские, компании, заинтересованные в украинском земельном ресурсе — уже год готовятся к окончанию моратория. Поговорите со знакомыми нотариусами, и они вам поведают, насколько увеличилось количество сделок по концентрации паев и скупке — продаже землеуправляющих компаний. 

А что же депутаты? ZN.UA обратилось к знатоку парламентских кулуаров, журналисту Оксане ДЕНИСОВОЙ с просьбой опросить явных и теневых лидеров парламентских фракций, чтобы понять: какие фракции выступают за пролонгацию моратория на продажу сельскохозяйственных земель, а какие — нет? Кто из них намерен инициировать пролонгацию? А главное — найдется ли в зале 226 голосов для принятия такого решения? Ответы — вашему вниманию. 

Юлия Тимошенко, глава фракции политической партии "ВО "Батьківщина":

 

Депутаты_1

— Наша фракция внесла законопроект о продлении моратория на продажу сельскохозяйственной земли. Я лично это подписала. Мы считаем, что продажа земли в принципе является очень дискуссионным вопросом, а во время войны — это просто предательство государственных интересов. Во-первых, если во время агрессии мы начнем продавать землю, у кого есть гарантии, что через аффилированных, подставных лиц Российская Федерация на свои корпорации не начнет выкупать украинскую землю?

 

Во-вторых, в Украине уже сформированы крупные клановые структуры, строящие свой бизнес на использовании земли, причем крайне губительном для ее качества использовании. Такие кланы — политико-бизнесовые, поэтому у них достаточно денег, отдельные из них уже взяли в аренду около полумиллиона гектаров. В том числе это люди, сегодня занимающие высшие государственные должности. И как только молоток стукнет и сельскохозяйственная земля пойдет на продажу, то ее скупят, опять-таки, пять-шесть семей. То есть огромное количество крестьян, не имеющих сегодня лишней гривни, гонимых бедностью, пойдет за копейки продавать эту землю властно-олигархическим семьям.

В-третьих, мы должны ставить вопрос, кому принадлежит прибыль. Все западные страны сделали ставку на малые фермерские хозяйства, потому что это — мощная система самозанятости людей в селе. И в них, например, существуют ограничения по количеству земли для фермеров, создаются льготные системы налогообложения для них и система субсидий. У нас же фермеры сегодня уничтожаются как класс. Кроме того, большинство сельскохозяйственных земель в западных странах находится в аренде — от 50 до 70%. И никто не заставляет ее продавать. Ни юридически, ни создавая выдавливающие обстоятельства. У нас же в то время, когда свирепствует кризис, земля может стать единственным настоящим двигателем подъема экономики, если мы построим инфраструктуру переработки сельхозпродукции, а не будем продавать сырье.

Я понимаю планы президента и премьера, которые, возможно, хотят стать у нас новейшими латифундистами и выхватить из Украины свою долю добра и ресурсов, но не надо так спешить. Такую позицию поддерживают все депутаты фракции. Без исключения. Мы — за пролонгацию моратория.

Игорь Кононенко, заместитель главы фракции политической партии "Блок Петра Порошенко":

 

Депутаты_2

— Этот вопрос на фракции еще не обсуждался. Моя личная позиция: мы не должны продлевать мораторий, который уже продлевался, не знаю сколько раз. Считаю, что нужно внедрять рынок земли и урегулировать законодательство в вопросе защиты местных общин вследствие децентрализации.

 

Говорят, "если не продлить мораторий, то с 1 января 2016 г. землю начнут скупать за бесценок". Это неправда. Это — чистый популизм. Потому что для продажи земель есть соответствующий механизм, и он довольно сложный. Так просто продать все земли, как об этом говорят  радикалы, — невозможно. Другое дело, к этому нужно подготовиться: если есть политическое решение, что мораторий мы не продлеваем, то надо принимать пакет законов, который урегулирует этот вопрос. Но рынок земли мы должны внедрять. Ну, ни для кого же не секрет, что сегодня крупные латифундисты работают и скупают паи. Да, у них нет права собственности, но эти паи у них — в долгосрочной аренде, и этот рынок коррумпирован.

А мы сделаем его прозрачным. Если не можешь справиться с ситуацией, нужно правила менять.

— Какие правила нужно менять, и на какие?

— Еще раз говорю: прозрачный рынок земли. Сейчас все равно продолжается скрытая продажа. Спросите у крестьян — они все равно паи свои отдали и получили какие-то 200 грн в месяц. Я буду убеждать фракцию, что за продление моратория голосовать нельзя.

Олег Березюк, глава фракции политической партии "Объединение "Самопоміч":

 

Депутаты_3

— Я не знаю, инициировал ли кто-то на данный момент рассмотрение вопроса о продлении моратория, но относительно земли у нас довольно четкая позиция: она может быть выставлена на продажу только тогда, когда в Украине будет рынок. А рынок будет тогда, когда работающий на земле украинец, средний и малый бизнес будут иметь ресурсы для того, чтобы выкупить эту землю. А если она выставлена на продажу, а ее могут выкупить только 3% латифундистов, а потом перепродавать и сдавать в аренду людям, то такого быть не может.

 

— Все ли депутаты фракции будут голосовать за это?

— Все или не все — это уже другой вопрос...

— А голосов хватит за продление моратория?

— Я думаю, наберется...

Олег Ляшко, глава фракции Радикальной партии:

 

Депутаты_4

— Фракция категорически против продажи земель сельскохозяйственного назначения. И я надеюсь, что в парламенте найдется 226 сознательных народных депутатов, которые понимают, что продажа земли — это измена Украине.

 

На сегодняшний день в парламенте зарегистрировано четыре или пять законопроектов о продлении срока действия моратория, в том числе среди авторов есть депутаты и от нашей фракции. Мы настаиваем на том, чтобы продлить срок действия моратория, потому что продавать сегодня украинскую землю — это, фактически, обезземелить крестьян. Они за копейки отдадут свои паи, и завтра будут новые олигархи. Власть, правительство, президент инициируют продажу земли. Пусть они сначала свое имущество продадут, как обещали перед выборами.

Максим Бурбак, глава фракции политической партии "Народный фронт":

 

Депутаты_5

— В рамках коалиции мы еще не обсуждали этот вопрос, а в коалиционном соглашении ему уделено очень мало внимания. В принципе, мы видим, что сейчас происходит объединение территориальных общин в связи с децентрализацией. Мораторий нужно снимать, но делать это надо после инвентаризации земли — раз, и передачи этой земли новообразованной общине — два. Моя личная позиция относительно снятия моратория: это можно делать только после внедрения определенных ограничительных мер, как, например, продажа земли только гражданам Украины и ограничение количества земли "в одни руки", чтобы мы сейчас не создали себе земельных олигархов.

 

— Мораторий не снимается, он отменяется автоматически, если до 1 января 2016 г. не будет проголосовано его продление. Вы в рамках фракции обсуждали этот вопрос?

— Еще нет. Я вам высказал свою позицию народного депутата. Я за то, чтобы мораторий был снят, но только когда вопрос рынка земли будет урегулирован. Хотя, думаю, до 1 января он урегулирован не будет.

Виталий Хомутынник, сопредседатель депутатской группы "Партия "Відродження":

 

Депутаты_6

— Мы не обсуждали это на заседании фракции, поэтому я могу выразить только свою точку зрения. Я — сторонник того, чтобы было свободное обращение земли. То есть, чтобы человек, у которого есть паи, имел право, по желанию, эту землю заложить в ипотеку, передать по наследству или продать. Я — за отказ от моратория, но оценка и минимальная стоимость земли должны быть подняты на такой уровень, чтобы не возникало никакого давления на людей со стороны фермерских хозяйств, чтобы за бесценок не забирали эти паи. То есть одновременно с отменой моратория нам необходимо установить минимальную планку стоимости той или иной категории земли.

 

Поддерживают ли депутаты нашей группы такую позицию? Этот вопрос еще не стоит в повестке дня, он не зарегистрирован, поэтому сейчас мы можем об этом только говорить. В любом случае, сегодня земля уже является товаром. Она находится в собственности людей, но они только могут передать ее в аренду. Тогда почему же она не может, например, использоваться собственником как залог? Если взять опыт других стран, то после отмены моратория на продажу шло только приблизительно 20%. А остальные закладывали эту землю в банк и на полученные средства обрабатывали эту же землю.

Юрий Бойко, глава фракции политической партии "Оппозиционный блок":

 

Депутаты_7

— 1 января 2016 года заканчивается срок действия моратория на продажу земли. И если его снова не продлить, то это станет катастрофическим явлением для государства и людей. Еще в 2014 году Оппозиционный блок разработал и подал законопроект №1070/1, согласно которому предложил продлить мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения до 2020 года. И мы твердо придерживаемся этой позиции.

 

 

Результаты подсказывают, что попытка спустить вопрос на тормозах могла бы сработать — не определившихся, не обсуждавших, еще не думавших над вопросом среди парламентариев неоправданно много.

За продление действия моратория высказались лидеры только четырех фракций: Радикальной партии (21 депутат), ВО "Батьківщина" (19), Оппозиционного блока (43), "Самопоміч" (26, но, возможно, во фракции будет объявлено свободное голосование). Итого: 109 голосов при необходимых 226.

Позиция многих во фракции Виталия Хомутынника, давно и результативно работающего вместе с братьями Буряками "по земле", будет зависеть от того, насколько в силе поохотиться на чернозем посчитает себя Игорь Коломойский. 

Игорь Кононенко — "левая рука" президента. И поэтому нас интересовала именно его позиция по важнейшему вопросу, а не формального главы фракции БПП. Кононенко уточнил, что на фракции этот вопрос еще не обсуждался. Вот те раз! Из 143 депутатов 25 представляют аграрный сектор, формируя сильнейшую группу влияния, по численности превосходящую некоторые политические силы в парламенте, а главный для АПК вопрос так и не обсудили. Объяснил эту странность один из представителей аграрного лобби, прямо ответив ZN.UA: "Единой позиции у депутатов, представляющих аграрный бизнес во фракции, нет, каждый исходит из своих личных соображений и интересов".

Действительно, аграрии БПП в достаточно сложной ситуации: с точки зрения экономической выгоды, они должны быть за продление моратория, ибо сейчас они арендуют у владельцев паи за сущий мизер — в среднем 700 грн за гектар в год. Для агрохолдингов сохранение status quo на рынке — вопрос реально сэкономленных денег. Слепо преданы Порошенко человек пять лобби, для остальных — он конкурент, и относиться к нему в таких вопросах они будут без пиетета. Они и рады бы разрезать земельный пирог вместе с президентом, но понимают, что откусить от него смогут далеко не все, а лишь особо приближенные к президентскому столу. А вот стоимость аренды повысится гарантированно, а если землю еще купят — что арендовать? В итоге из 143 депутатов фракции 20 почти наверняка захотят мораторий продлить. Все ли из оставшихся 123 будут отстаивать право Петра Алексеевича на расширение его земельных наделов?

Глава депутатской фракции "Народный фронт" Максим Бурбак говорит словами Арсения Петровича, мол, за рынок земли, но только после его урегулирования. А 1 января все ближе. А для урегулирования ничего не сделано. И вопрос еще даже не обсуждался. При этом его фракция — это 81 голос, и представителей агробизнеса, понимающих суть вопроса, — единицы, все больше командиры батальонов. Но можно предположить, что из "Генерального штаба" "Каргелла" и МФК поступит четкий приказ.

Таким образом, если завтра в зал будет внесен закон о продлении моратория, голосов для его поддержки, скорее всего, не хватит.

Сказка о потерянном времени

Яценюк вспомнил о земельном вопросе не в феврале, не весной, во время общественных обсуждений, не летом, в начале аграрного маркетингового года, а именно сейчас. А ведь за прошедшее время можно было создать реальные условия для того, чтобы рынок заработал. Например, принять новый закон "О рынке земель" (старый лежит в Верховной Раде с 2011 г., принятый за основу, отданный на "доопрацювання" и уже морально устаревший). Можно было уже давно ограничить законодательно и покупку земель иностранцами (в Польше аналогичная норма действовала в течение 10 лет после открытия рынка), и накопление больших земельных площадей в руках одного собственника и связанных с ним лиц (а заодно потренироваться связанных лиц определять. Си-и-и-ильно потренироваться). Можно было бы решить все вопросы с кадастром земли, или как минимум решить, готов он все-таки или еще нет. Весной, во время публичных обсуждений, говорилось, что почти готов, но нужно доработать. Но вот уже сейчас глава Госгеокадастра прямо говорит, что заполнен он на 11% (!) процентов, что для завершения (если уместно в таком случае говорить о завершении) инвентаризации необходимо время, до 2018-го, а лучше до 2019-го, а еще — 2,5 млрд грн. И чтобы не утруждать дырявый бюджет, искать их будут у международных доноров, а это тоже непростая и длительная процедура. 

А еще можно было бы подготовить к рыночным отношениям самих владельцев паев. Главное опасение заключается именно в том, что люди, не имея возможности проконсультироваться с юристами, не зная, как объединить имеющиеся у них активы, не понимая специфики рынка, будут обмануты матерыми скупщиками, которые потом, объединив паи, смогут их продать за большую в разы цену. Ну не интересуются крупные компании паями в 3,5 га, и не могут такие паи дорого стоить. Купив один такой участок, придется договариваться с владельцами соседних двух, трех, десяти паев. Это слишком сложный и непредсказуемый путь. И если мы говорим о цивилизованном рынке, то давайте начнем с создания возможностей для объединения владельцев паев, чтобы они могли продавать или сдавать в аренду не 50 паев по 3,5 га, а один, но в 175 га. Тогда и цена вырастет, и спрос на такой участок появится, и уверенность владельцев в том, что они не продешевили, их не обманули, не забрали бесценное за копейки.

Кстати о копейках. Украина не в вакууме, вокруг нас есть земельные рынки и стоимость земли на них в разы выше. Польша, в которой 1 га сельхозземель стоит в среднем 5 тыс. долл., в следующем году открывает свой рынок для иностранцев и небезосновательно опасается, что рынок будет скуплен целиком и полностью, ведь в других европейских странах стоимость гектара еще выше. 

Что ж, не волнуйтесь, соседи, мы готовы отдать самые плодородные в Европе земли за 500 баксов, совершенно не переживая по этому поводу. Мы же ждем инвестиций, мы печемся о благосостоянии села, мы рисуем буколические картинки: счастливого и сытого фермера, который оставляет свой пай под залог в банке, покупает комбайн, семена и удобрения и богатеет день ото дня "на своїм веселім полі"... Вот только банковский кредит фермеру недоступен. 

Из-за проблем в финсекторе предложения банков для АПК сократились в разы, кредитные ставки доходят до 36% годовых в гривне и до 19% — в долларах. В то время как в США стоимость займов для аграриев — 3,25%, во Франции — 3,4%, в Германии — 4%, в Канаде — 3%. Даже если владельцу чудом удастся продать свой пай не за 500 долларов/гектар, а вдвое дороже, он выручит максимум 4 тыс. долл. (чуть больше 86 тыс. грн) — для села это огромные деньги. Что выберет владелец — взять деньги сразу или открывать шкатулочки, в одной из которых — банковский кредит, который еще пойди получи, в другой — сумасшедшие проценты по кредиту, а в третьей — импортные трактор, семена и удобрения, стоимость которых при нынешней девальвации выше любой возможной прибыли. Да, у нас есть альтернатива кредитам — аграрные расписки, знаете, кто ими пользуется? — Monsanto, Syngent и NCG, все как один фермерские хозяйства.

Аналогичными баснями представляются и разговоры, что вот, мол, инвестор придет — порядок наведет. Во-первых, не придет, а уже пришел: Украина разделена между крупными и не очень агрохолдингами многие годы, а порядок так и не наступил. 

За последние три года, при постоянных и стабильных инвестициях в агросектор, количество занятого в нем населения сократилось на 100 тыс. чел. При этом инфраструктура не улучшилась, зарплаты не выросли, жить проще не стало — 350 сел за последние 15 лет просто исчезли с карты Украины. Изменится ли ситуация, если нынешние агрохолдинги укрупнятся? Безусловно, инвестиций станет еще больше, а рабочих мест еще меньше, для того и нужны инвестиции, чтобы заменить ручной труд и оптимизировать затраты. А урожай экспортировать. Сырьем.

Обретя новых хозяев, застонет и сама земля. Львиная доля украинского аграрного экспорта — это зерновые, 50% которых составляют кукуруза и соя. А еще мы в мировых лидерах по экспорту семян и масла подсолнечника, и только за т.г. увеличили его объемы на 7%. Но что может быть более губительным для почвы, чем кукуруза и подсолнечник? ZN.UA уже писало, что по данным Института экономики и прогнозирования НАН Украины, только земли в Чернобыльской зоне находятся в удовлетворительном состоянии, остальные же — это территория изнурительного земледелия. И это сейчас, когда рынок закрыт, а что будет потом? Как правительство, ничего не делая, собирается повысить стоимость земли, качество которой ежедневно ухудшается и будет ухудшаться в дальнейшем?

Не хочется верить, что вопрос о моратории на продажу сельхозземель так и не будет поднят в парламенте. В таком случае с 1 января 2016 г. из-за неподготовленности рынка, тотальной бедности населения, недоступности правовой помощи украинцы войдут в эпоху оголтелого земельного передела. Это будет преступлением, ответственность за которое готовы взять на себя немногие. 

Вероятен другой вариант, кстати, уже озвученный премьером — тот самый выборочный эксперимент по продаже госземель. Яценюк уже может войти в энциклопедию как величайший "экспериментатор" современности, он провел, и не один, эксперимент по выводу зарплат из тени, при нем же проходил эксперимент с электронным администрированием НДС, он же автор "таможенного" эксперимента. 

Беда в том, что все эксперименты Арсения Петровича ничем хорошим не заканчиваются, изначально экспериментальные нововведения становятся объективной реальностью: истек срок эксперимента — и пошла работа полным ходом. Никаких анализов результативности, никаких отчетов. Прописали в законе, что норма после первого числа такого-то месяца набирает полную силу, и успокоились. Теперь пусть нервничают селяне. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >