Инакодействие

14 ноября, 2015, 12:04 Распечатать

Но если мы считаем (а мы же считаем?), что власть в очередной раз озверела от собственной значимости и безнаказанности, то должны противопоставить ей не рассуждения, а действия.

Поскольку война у нас называется "антитеррористической операцией", политический кризис — "децентрализацией", а капитуляция — "особым статусом", я бы тоже
хотел внести свою лепту в словарь отечественного новояза. 

Например, современное инакомыслие предложил бы называть "авторитарным плюрализмом".

Почему? 

Потому что единоличный авторитаризм закончился. (Ну ладно вам, диванным. Мемуары Брежнева не заставляли конспектировать? Нет? Так вот, это был авторитаризм). Последующие попытки надуть красные большевистские или сине-желто-национальные щеки, вопреки всем чаяниям правителей и их холопов, были обречены на провал. По одной-единственной причине — общая постсоветская духовитость уже была не того уровня.

Это как система водоснабжения из скважины. Если не работают гидрокомпенсаторы, то какой насос ни ставь, все будет недостаточно для равномерного водораспределения. Роль гидрокомпенсатора в "совке" выполнял ГУЛАГ. Но даже в современной России бесплатный рабский труд уже не играет никакой роли в экономике, репрессии политически приятны, но по определению — убыточны.

Украина же, при всех кривых зигзагах, которым позавидовал бы опытный пьяница, возвращающийся домой, держит курс на Запад как на свой исторический дом. Хотя по дороге ее явно качает и тошнит. Но, тем не менее, она идет вперед.

Ее лидеры периодически пытаются тряхнуть советской стариной, т.е. репрессиями. Но получается в основном все более жалкое зрелище, если судить по результатам. А продемонстрировать грозность невероятно хочется. Деды ж воевали. Ну, мало ли под какими знаменами. 

И вот мы вступили в эпоху конкуренции авторитариев, замечательно изображенную в поэме Тараса Шевченко "Сон". 

Когда чиновничья свора сначала мечтает о полновесной фиге от начальства, ну хоть бы и половинку, а затем уже и по мордам — и понеслась эстафета, "гуля наш батюшка, гуля". 

Существенное стилистическое отличие от изображенных царских времен в том, что тогдашний сановник кичился своей зависимостью и подчиненностью. Повышал самооценку демонстрацией встроенности в систему. Наш же чиновник при первой возможности, особенно перед прессой, всячески демонстрирует свою индивидуальность и свободомыслие, а также строго дозированную дерзость. Наш чиновник, да и любой начальник, соответствует "цайтгайсту", духу времени ровно настолько, чтобы это соответствие не требовало от него соответствующего поведения. 

С плюрализмом похожая история. Благодаря Интернету, социальным сетям радикальное инакомыслие может демонстрировать любой, кто освоил букварь и в состоянии дотянуться до клавиатуры. 

Забегая наперед, замечу, что Украина в этих процессах вовсе не является каким-то уродливым или, напротив, благолепным исключением. Восточная Европа прошла это лет двадцать назад, о Центральной лучше помолчать, столько не живут. 

Некоторые части бывшей Югославии, вроде БиГа, смутно напоминают нас, да и "арабские весны" были схожи. Разве что южный темперамент плюс ислам быстро столкнули их в область прямого действия, но не дай нам Бог такой бестолковой решительности.

Свобода слова, точнее, свобода высказываний, у нас действительно существует. И я бы настоятельно советовал ее ценить, холить и лелеять как сторонникам власти, так и оппозиции.

 С властью месседж проще — "протестующие не бунтуют". Хотя до власти, опьяненной собой, прекрасной, это не всегда доходит. А когда доходит, то обычно уже в "Борисполе". 

Бунт, переворот и восстание всегда могут рассчитывать на мобилизационный ресурс тех, кому отказано в праве на высказывание публичного мнения. А если за него еще и наказывают, то сформировать силовой пул — это дело месяцев, поверьте старому заговорщику.

Тут неприятная закавыка для национал-демократов или национал-недемократов, или просто "противсихов". 

Это все касается и тех, кто вам не нравится. Даже по веским причинам. Потому что они имеют равные с вами права, пока не переходят к антисистемным действиям. Если вы в этих правах их ущемляете, чем вы лучше?

Вы/мы должны предусмотреть площадку для левых (я не о коммунистах, если что), разных безумных экологов, ньюэджевцев, трансценденталистов, ЛГБТ, Пиратской партии, черт знает кого, как это водится в современном мире — посмотрите Европарламент. Как по мне, этот парламент — безумен и беспомощен. Но я-то — человек, воспитанный на ценностях прошлого века. И он прошел. А мыслить нужно уже следующим. Поэтому молодежь точно не должна ничего "плекати", превращаясь в маленьких старичков. И поэтому, если вы никого в жизни лично не убили (и даже не подрезали), не флудите о фонарях всуе, вам зачтется.

Итак, псевдоавторитарность и псевдоплюрализм, стремясь к совершенству, но, не достигая его в силу исторической справедливости, находят друг друга в нашей реальности. И сливаются в уродливых объятиях без особых шансов на коитус и воспроизводство.

Потому что действительно сильная власть — "далекоглядна". Она, скрепя сердце, позволяет состояться гражданскому обществу. Поскольку из него потом рекрутирует эффективных клерков высшей квалификации, а не безграмотных казнокрадов, как наша.

Плюрализм же мнений западного образца юридически точен в своих высказываниях. И не только из-за возможности по недомыслию попасть "на кичу". Но и потому, что таким образом говорящий демонстрирует и отстаивает свое интеллектуальное превосходство. Если, конечно, интеллект в наличии.

Когда кризис — инстинкты сильнее разума. И не важно, это индивид, власть или общество. У власти срабатывает спинной мозг советского образца, как более древний. У общества включается диссидентская опция полувековой давности. Обе стороны попадают в клинч на радость конкурентам, завистникам и врагам.

Витийствовать о несовершенстве власти можно бесконечно долго. Равно как и о ситуативной примитивности диссидентства. Дело же в том, как с этим всем замечательным бэкграундом теперь взлететь. 

Я вот был на территории зоны ВС-389/36, в селе Кучино (Пермь). Оттуда мы вывозили останки Стуса, Литвина и Тихого. По тем временам это был адский ад, и мы резонно предполагали, что можем не вернуться оттуда живыми.

Разумеется, в Борисполе нас встретила делегация тогдашних политических уродцев вместе с прессой, и я предпочел идти в Киев пешком. 

На похоронах Василя Стуса был ажиотаж. А три года спустя к нему на могилу пришли уже единицы. Такова реальная цена сегодняшних украинских "скреп". Где похоронена Горская? Кто такой Гирнык? Почему генерал Григоренко? Эта часть истории катастрофическим образом была изъята из общественного сознания.

Без пруфлинков и на личном опыте скажу, что об украинском национальном сопротивлении на Западе никто бы не узнал, если бы не евреи-"отказники", не Сохнут и прочие организации. Мы тогда были плечом к плечу, потому выжили.

Я помню территорию ВС-389/36 и нашего поводыря Василя Овсиенко. Под ногами в изобилии валялись платы для утюгов, которые они должны были собирать, и с тех пор к утюгам я отношусь с предубеждением. Но в лагерных условиях они умудрялись находить такой опцион, при котором люди, далеко стоящие друг от друга, находили общий язык. 

Я сейчас скажу страшную вещь. Мы с вами находимся в одном общем лагере. Есть ссученные, законники, есть приблатненные, есть шпана. У старых диссидентов было общее правило — не бить на себе никаких "мастей", потому что политические — они другие, и уголовка это вполне уважала.

Так вот, если абстрагироваться от романтики личного диссидентского прошлого, перед теми, кто считает себя инакомыслящими в современной Украине, стоит серьезный выбор. Точнее, предложение, чтобы не петлять. 

Конкуренция мировоззрений и личных точек зрения — это просто такой композит. Все ваши (и мои в том числе) "-измы" — это не просто продукт прошлого. Это обстоятельство, тянущее Украину назад.

Ах, да, я об инакомыслии.

Диссидентство ХХ в. было невероятно драматичным потому, что о твоем выборе никто и никогда бы не узнал. Я лично знаю десятки людей, совершивших геройские поступки, о которых никто не знает, но им достаточно самого факта. Современное диссидентское движение должно точно так же оказаться перед выбором между демонстративностью западного образца и подлинностью. 

Не спешите расставлять акценты. Мир сейчас устроен вот таким образом, и мы по факту последние 30 лет живем на его деньги. И, похоже, собираемся жить и впредь. 

Подумайте о дивидендах, которые вы хотели бы получить от вклада через несколько лет. А это все те же либеральные ценности, сомнительные, но уж какие есть.

Как и десятки других людей, я мог бы написать нечто вроде "Поваренной книги анархиста". Но как практик могу сказать лишь, что в практическом измерении все ваши идеологические преференции — ничтожная величина. Если критерием является эффективность, то все ваши партийные понты, в лучшем случае, — для ЦИК.

Вы/мы можем выиграть страну лишь в том случае, если радикально уступим место своим представлениям об инакомыслии — современным. Это фактически ересь, потому что признать необходимость широкого патриотического консенсуса ради страны — сложно. 

Вы думаете, скрепы только с другой стороны? 

Оглянитесь вокруг.

Инакомыслие предполагало изначально либеральную критику советского строя. Этого избежали единицы. Ну, может быть, Лукьяненко. Инакомыслие всегда исходило из желания недорого улучшить существующее. И поэтому всегда терпело героическое поражение. Нельзя договариваться с дьяволом.

Все наши и западные бла-бла-бла не имеют решительным образом никакой ценности, пока не превратятся в действие.

Советские диссиденты в массе своей сначала писали письма в обкомы о том, как улучшить советскую власть. Уже после первого срока их попускало, и они писали по делу.

Я предлагаю власти и обществу сразу миновать стадию политического петтинга и перейти к делу. Если власть не в тонусе, то можно просто поменять верх с низом, если кто в курсе. У нас же все реально неплохо со словесностью. Можно поиграть в ролевые игры с подчинением. Хотя цена вопроса — два десятка проходимцев и негодяев, которых нужно арестовать и судить на вчера.

Увы, судить, понимаю…

Но я воспитан в ХХ веке. И у меня есть серьезные опасения, что люди более современные отнесутся к вопросу более безжалостно. Вообще-то я в этом уверен. Кровью можно писать только очень короткие тексты — она быстро сворачивается. Действие, упреждающее повсеместное насилие, — это одновременный временный отказ от своих партийных бубнов, новое техническое и технократическое правительство. 

Новая конституция.

Новая страна. 

Это никакая не риторика, выборы же кончились. Дурачить Запад еще можно, но недолго. Если президент считает, что около 17 мониторингов, ежедневно поступающих в АП, отражают реальную картину, то он глубоко ошибается. 

Диалог с властью нужен и возможен лишь через солидарное действие, на слова она не реагирует. Не потому что инфернально плохая, а потому что глупая и по определению постсовковая.

Смысловой ошибкой является то, что при слове "консенсус" власть начинает прихорашиваться и кокетничать, считая, что договариваться предлагают именно с ней. Оппозиция мрачнеет и дыбит шерсть на загривке, полагая, что слово должно переводиться как "зрада". А договариваться нужно не с партиями, "ветвями" и "силами", а друг с другом. Т.н. народные представители невероятно быстро всегда наглеют, потому что знают: сорок с лишним миллионов маленьких авторитариев вряд ли договорятся друг с другом. Скорее подерутся. Им еще и помогут.

Задача гражданского общества — не ходить на Майдан (сейчас меня распнут). Задача — нагнуть своих представителей в Раде так, чтобы они стали в один строй и не трындели. К сожалению, мало кто из них служил срочную.

Задача Путина — поднять бунт, усилить естественные противоречия. Рассказать Западу, что мы, Украина — новый ИГИЛ, и хотим лишь Майдана с виселицами. Это уже делается. И негативные результаты тоже есть. 

Перед нами весьма скучная и неприбыльная задача — конвертация протестных намерений в продуктивные действия. На данном этапе они могут быть лишь парламентскими. И какие бутылки они друг об друга при этом будут бить — дело десятое. 

Но если мы считаем (а мы же считаем?), что власть в очередной раз озверела от собственной значимости и безнаказанности, то должны противопоставить ей не рассуждения, а действия. Может быть, и появится какой-то украинский Ганди или Ли Куан Ю. Но это обязательно будет человек действия. 

А мы уж со своим ХХ веком как-то пристроимся к истории успеха. А если не будет мессии? Ну, тогда сами. По старинке. 

 

 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >