Тупик

8 февраля, 16:37 Распечатать Выпуск №5, 9 февраля-15 февраля

У фермера без техники и переработки произведенного нет никакой перспективы.

Село Гийче Жолковского района, что в 20 км от украинско-польской границы. Как рассказал голова сельрады Иван Ивануса, в списке жителей — 2125 человек. Из более чем 1300 жителей трудоспособного возраста работу в селе имеют чуть больше 250. 

Все остальные разъехались на заработки. Домой приезжают только на праздники и лечиться. Аналогичная ситуация и в украинской глубинке. Как считает И.Ивануса, бизнес в селе развит слабо. Большинство земли передано одному из агрохолдингов, который выращивает кукурузу, подсолнечник, рапс. Людей, занятых в агрохолдинге, немного — человек 40. Еще двое предпринимателей выращивают яблоки (5 га) и смородину (4 га). И это практически все. Есть ли способ дать людям постоянную работу на родных землях?

Два месяца назад жители с. Билаки Самборского района Роман и Игорь Бахур торжественно открыли небольшую семейную молочную ферму. Благодаря проекту "Развитие молочного бизнеса в Украине", финансируемого правительством Канады, Рома и Игорь получили
100 тыс. грн на ведение хозяйства, которые потратили на строительство помещения фермы, приобретение оборудования и т.п. За собственные средства купили восемь коров и начали вести хозяйство. Однако на быстрые доходы не рассчитывают. 

"Сегодня переработчики забирают молоко по 6,0–6,5 грн, что едва покрывает затраты. Немного больше платят организованным в кооперативы фермерам — до 7 грн. Если фермер сдает тонну молока, цена растет до 9,5–10 грн, но у меня нет такого количества молока, чтобы ко мне приезжала машина, — говорит Игорь. — Потому приходится продавать на местном базаре в Самборе. 

Чтобы вести прибыльный бизнес в этом секторе, нужно держать как минимум 30–50 коров. Если начинать с 5–10 голов, то это будет только переливание из пустого в порожнее, — говорит фермер. — Можно работать десять лет и ничего не заработать. Никакой перспективы. Выживать помогает то, что есть дополнительный бизнес. В целом на становление молочной фермы мне нужно более 5 лет. Этот процесс могли бы ускорить наличие техники, государственная поддержка, дешевые банковские кредиты и т.п. Но 45–50% годовых делают убыточной любую производственную деятельность". 

Совершенно другая ситуация с содержанием молочных ферм в Канаде и других западных странах. 

Например, бывший член правления кооператива Agropur, а ныне консультант канадского проекта в Украине Люк Шасе из провинции Квебек, присутствовавший на открытии семейной фермы на Самборщине, у себя дома владел фермой, где было 150 коров, из которых
60 дойные. Работа организована так, что он отвечал только за уход, доение и сдачу молока. Поставка кормов, вывоз и переработка молока — обязанности сопредельных кооперативов. Кроме того, в работе помогала высокая техническая оснащенность фермы: на одну корову тратится около 2500 канадских долларов. Поэтому свободного времени хватает и на прогулки в лес, сбор грибов и т.п.

Доктор экономических наук, профессор кафедры предпринимательства, торговли и биржевой деятельности Львовского национального аграрного университета Юрий Губени много лет назад имел возможность побывать в США, где он ознакомился с семейными фермерскими хозяйствами. "Скажу так, — рассказывает ученый, — там все более или менее одинаковы. Конкуренция выравнивает фермы под определенный стандарт. Что выгодно одному, то становится выгодным и другим фермерам. И что поразило — количество и многообразие сельскохозяйственной техники".

Так же и в Польше. В каждом дворе по 2–3 трактора, сеялки, прицепы, машины… Еще 20–30 лет назад ничего этого не было. Вместе с новой техникой, современными технологиями Польша получила новых полеводов, по сути — предпринимателей, которые мыслят категориями рынка, конкуренции.

Бизнес… по незнанию

"В Украине селяне часто занимаются предпринимательством на свой страх и риск, — говорит доктор экономических наук, профессор НУ "Львовская политехника" Ростислав Славюк. — У меня есть знакомый фермер, у которого 70 дорогих свиней. Как-то мы сели и подсчитали, насколько выгодное это занятие, и так получилось, что прибыль мизерная. В прошлом месяце к нему приехали люди и купили двух свиней, заплатили 12 тыс. гривен. "Теперь, — говорит, — уже есть на что месяц жить". Но он не учитывает своего труда и количества кормов, потраченных на откорм свиней. 

Мелкое сельхозпроизводство в Украине часто держится на незнании селян. Доходы от реализации продукции едва покрывают затраты. И это беда. Другое дело, если предприниматель держит одну-две сотни голов скота, имеет соглашение о реализации продукции с каким-то предприятием. Тогда можно работать". 

По словам Юрия Губени, в экономике действуют "законы масштаба": чем больше вы производите, тем дешевле, конкурентоспособнее будет ваша продукция, а чем больше прибыль, тем больше денег сможете направить на оплату труда, на качество продукции, ее хранение, совершенствование технологий и т.п. 

"Однако в Европе уже увидели не только выгоды, но и риски крупномасштабного производства, — рассказывает Ю.Губени. — Потому его чрезмерная концентрация законодательно ограничена. Как правило, там не разрешают развиваться очень крупным компаниям, хотя есть примеры транснациональных компаний, работающих в аграрном сервисе. Правда, не в первичном производстве.

Мелкие фермеры, имеющие в аренде 50–150 га, государству очень нужны, потому что без них с рынка исчезает продукция, которую не хотят производить крупные компании. Например, ягоды, фрукты, овощи. Поскольку тот, у кого в аренде десятки тысяч гектаров, ореховый сад на первых порах разбивать не будет. Поэтому даже в мощных экономиках есть место как для масштабного, так и для мелкотоварного или натурального производства".

Колумбийская модель хозяйствования

 По мнению Ростислава Славюка, в Украине нет модели сосуществования крупных холдингов и мелких фермерских хозяйств."Модель холдингов — олигархический проект, возникший в условиях, когда над движением земельных ресурсов не было контроля. Они просто взяли землю в аренду, и какая-то ее часть уже вообще не вернется владельцу, потому что тех людей уже нет в живых. И, в сущности, модель холдингов, выстроенная олигархами, вытесняет мелких фермеров с рынка.

Во всем мире есть конкуренция, но всюду действует принцип "не задуши". Там понимают, что без мелкого не выживет и крупный бизнес. Они часто помогают друг другу, — отмечает эксперт. — К сожалению, в Украине это не заложено. Если говорить о малом бизнесе в аграрном секторе, то у нас его практически нет.

Фермер, арендующий 40–50 га, в Польше живет небедно — это обеспеченный и уверенный в себе человек. У него хороший дом, сбалансированные показатели цены и себестоимости произведенной продукции. Если в чем-то возникает потребность, он идет в банк и берет кредит под 0,5–1%. При этом государство возмещает ему 30% стоимости приобретенной техники. Преимущественно это бэушная техника, купленная чаще всего во Франции или Германии.

В Украине 40–50 га — это тупик. Фермер, даже если и имеет одну или две единицы техники, продает преимущественно необработанную продукцию, а потому прибыли не получит. Он не может ни пробиться на рынок, ни заключить выгодные контракты на поставку произведенного. Он банально идет на базар и реализует свою продукцию как простой селянин. Так же сложно ему закупить горючее и комплектующие. Это не современный тип хозяйствования на селе. 

Если польский фермер выращивает индюков, они у него не так, как у нас, — возле дома. В поле он имеет небольшую ферму, на которой кормит птицу по технологии. Для этого в местных органах власти есть соответствующие структуры по предоставлению консультационных услуг. Они помогут фермеру составить разумную систему подачи кормов, ухода и т.п. 

В отличие от Украины, — продолжает Р.Славюк, — в Польше планируют возделывание культур. И это нормальная организация бизнеса. Там нет такого, что в один год крестьяне все поля засадили картофелем, а на следующий — морковью или капустой. Потому один год морковь стоит 50 копеек, а на следующий — 12 гривен. В Украине это обычная практика, а как следствие — постоянная чехарда с ценами на сельхозпродукцию.

Кроме того, польский фермер спокоен за судьбу выращенного урожая — у него есть контракт на поставку урожая, молока или мяса. К нему приедут и заберут продукцию, он не будет стоять на рынке, чтобы продать ее за полцены. Это правило номер один — контракт. В Украине вообще не действует ни одно правило: каждый выращивает что хочет, сбывает где может и за сколько может. Да, крестьяне за границей тоже тяжело работают, но никто из них не переживает такие трудности, как у нас".

Современная европейская модель бизнеса заключается в том, чтобы не просто вырастить, но и сохранить урожай. Поэтому, закладывая фруктовый сад, польский фермер одновременно берет кредит на строительство холодильной вакуумной камеры. Вообще польские селяне в условиях рынка чувствуют себя очень хорошо, поскольку они защищены от разных стихий. 

Сейчас много мелких производителей в Украине находятся вне правового поля. Они нигде не зарегистрированы, не имеют никаких документов, не ведут учет произведенной продукции, нигде о ней не отчитываются. Они — обычные сельские мужики, имеющие в аренде 20–30 га земли, какую-то технику, нанимают одного-двух работников. Поэтому ни один человек в Украине не скажет, сколько выращено зерна, какое поголовье скота, сколько произведено молока, мяса. Этим украинская модель хозяйствования похожа на колумбийскую — каждый выживает как может. Ни в одной западной стране экономика не развивается таким диким образом.

Кто сегодня видел в селе цивилизованную переработку продукции, цивилизованную заготовку? Это же дикость, когда по селам ездит машина выпуска 1970-х годов и собирает селян молоко. Зачем его везти за 50 км, если можно переработать на месте и везти из села не молоко, а масло и сметану? Во всех странах стараются подтянуть переработку к зоне производства, а не везти сырье в районный центр. Часто в селе нет самого необходимого: магазинов, пекарни, парикмахерской, прачечной, швейных мастерских, кафе, отделения банка. Даже хлеб завозят из районных центров!

Если фермерские хозяйства приблизить к цивилизованному варианту, у них будет нормальное кредитование, дороги, сервис, техника, и Украина начнет приобретать ухоженный вид: "помытая", "причесанная", с нормальными дорогами. Если все оставить без изменений, она еще долго будет оставаться страной третьего мира с покосившимися домами, из которой будут бежать люди. 

Комментарий

Анатолий КИНАХ, глава УСПП:

— Ставка на малое и среднее предпринимательство — правильная перспектива. Особенно это касается Украины, что дало бы возможность исправить ситуацию с обеспечением рабочих мест не только в больших городах, но и в селах. Дотации на фермерство есть, но они спорадические и явно недостаточные. Несколько лет назад УСПП, Антикризисный совет на Национальном комитете по промышленному развитию настояли на том, чтобы ввести компенсацию для аграриев на сельскохозяйственную технику производства Украины. Это как убить двух зайцев одним выстрелом — удешевить технику для фермеров, а также стимулировать сельскохозяйственное машиностроение. Однако дальнейших системных программ в этой отрасли не видим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно