Рикошетом в цель?

6 марта, 15:51 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-15 марта

Борьба с контрабандистами бьет по законопослушным импортерам.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Ни для кого не секрет, что себестоимость продукции, импортированной в Украину "по белому", значительно выше, чем аналогичный товар с наценкой от контрабандистов. 

Не случайно об этом, уже который год подряд, при каждой возможности говорит, например, Ассоциация "Українські імпортери побутової електроніки". При этом бизнес настаивает: а) государство просто обязано бороться с контрабандой, которая убивает конкуренцию и производство в Украине, б) а если она непобедима, то сделать ее невыгодной. Вот и 4 марта представительный форум "Відповідальний діалог бізнесу та політиків", организатором которого стала Национальная бизнес-коалиция, объединившая 73 бизнес-ассоциации и 35 тыс. предприятий, включил в Топ-10 приоритетов бизнеса детенизацию и, в частности, введение единого налогового электронного документа для контроля цепочки поставок рисковых категорий товаров. А что в ответ предпринимает государство? Оно начинает очередную кампанию по борьбе с занижением таможенной стоимости при растаможивании импорта и вводит драконовские индикативные цены для… законопослушных плательщиков.

Нарисованные налоги

Лучше бы государство не проявляло январскую инициативу, лишь усугубившую невыгодное положение легальных импортеров перед контрабандистами, которые почему-то, несмотря на задекларированные обещания Государственной фискальной службы (ГФС), беспрепятственно продолжали везти импорт, причем по неизменной цене. Зато для ответственных налогоплательщиков ГФС не просто достала в январе 2019 г. припавшие пылью таблицы с индикативными ценами, — она подправила в ней цифры, да так, что последние стали в разы выше реальных контрактных.

Фактически работа "белых" импортеров была парализована. Их поставили перед фактом необходимости переплачивать НДС и пошлину с этих нарисованных цифр. Ну, или как альтернатива — нести дополнительные потери, растаможивая ввозимый товар на временное хранение и втягиваясь в судебные споры с налоговой за возврат переплаченных средств в надежде на ст. 55 Таможенного кодекса Украины (ТКУ).

После такого "осовременивания" индикативных цен типичными стали случаи, когда компания, давно занимающаяся внешнеэкономической деятельностью и стабильно работающая со своим зарубежным контрагентом, с полным набором документов на руках на импорт товара попадает в ситуацию, когда ее груз задержан на таможне. Подача дополнительных документов, подтверждающих цену товара, и даже предоставление заключения независимой экспертизы о стоимости товара проблему растаможки тоже не решают. Таможенникам это банально не нужно, поэтому для них любые цены, ниже индикативных, "не соответствуют действительности". А хочешь завезти товар — плати больше. Всем понятно, аппетит госбюджета накануне президентских выборов усиливается…

Естественно, переплачивать хотелось не многим. Во всяком случае, сначала. Не захотело мириться с перспективой переплаты НДС за ввозимый товар (вместо ожидаемых 24 тыс. грн уплатить в госбюджет 43 тыс. грн) и ООО "Поталь". Об этом редакции предоставил информацию руководитель салонов детской мебели "Теремок" Сергей Маерович, заказчики которого с нетерпением ждали импортных поставок компании "Поталь" из соседней Беларуси.

Цена утраивается

Суть дела о февральской растаможке груза ООО "Поталь" коротко изложена в письме директора компании к заместителю главы ГФС Виктору Кривицкому.

ООО "Поталь" с 2018 г. является представителем белорусской мебельной фабрики "Инволюкс" на территории Украины. Последняя поставка с "Инволюкс" в адрес ООО "Поталь" осуществлялась в декабре 2018 года. на условиях 100-процентной предоплаты. И в феврале 2019 г. была выполнена отгрузка мебели на аналогичных условиях предоплаты. 13 февраля на таможенном посту "Столичный" в Киеве произведен досмотр импортированной мебели инспектором, и документы были переданы на согласование цены в отдел тарифов ГФС Украины. 18 февраля импортеру озвучили словесный ответ, "что отдел тарифов поднимает индикативные цены на мебель… Поднятие индикатива ГФС инициирует в 3 (три) раза, и, соответственно, для прохождения груза предлагается произвести оплату в бюджет в пропорциональном размере (в три раза)". При этом все документы, подтверждающие цену товара, компанией-импортером предоставлены: счета проформы, банковский свифт об оплате, сертификат происхождения, международная товарно-транспортная накладная.

Вот так познакомился уже опытный импортер с новым порядком растаможивания в тесном взаимодействии с отделом тарифов ГФС, который контролирует соответствие цен декларирования. Все оказалось просто: если субъект сам не поднял стоимость в декларации, то последнюю заблокируют, соответственно, оформление груза невозможно.

В результате руководство компании, груз которой застрял на таможне, судорожно соображало, как ему поступать: сопротивляться или платить? Почему судорожно? Во-первых, товар ждали потребители, в данном конкретном случае речь о наборах детской мебели, которые везли под заказ с согласованной датой поставки. Во-вторых, простой на таможне заставлял нести ежесуточные дополнительные потери: хранение груза и простой транспорта. В-третьих, существует же еще валютный контроль. Ведь деньги отправили предоплатой и в течение 90 дней обязаны ввезти груз. Иначе штраф.

Импортер не соглашался платить по индикативной цене, поэтому таможня держала паузу, не вынося окончательное (бумажное) решение, после которого переговоры можно было бы продолжать только в суде. Одновременно шла работа бизнеса по защите своих интересов. Обращались за помощью, куда только могли. Причем налоговая служба с возможностью готовить свой официальный ответ в течение 30 дней — здесь не самый хороший помощник. Ведь время тут — буквально деньги, а еще коммерческая репутация. Поэтому поступили обращения в СМИ и даже посольство Беларуси в Украине. Кстати, у работников Посольства Беларуси, в отличие от чиновников ГФС, нашлось время оперативно среагировать. Они отправили официальную ноту в украинский МИД и запросы на ГФС Киева и Украины.

Вот что лично говорит по этому поводу Сергей Маерович, который был непосредственно задействован в решении проблемы ООО "Поталь" по растаможке белоруской мебели.

"Импортными поставками занимаемся с 2008 г. Периодически таможню штормит. Но остановки таможни случаются не так уж часто. Сегодня существует негласное распоряжение, что мебель должна растаможиваться в соотношении 4 долл./за
1 кг груза (еще в 2018 г. коэффициент составлял 2,2). Если цена декларирования ниже, то ее просто поднимают. У нас в документах соотношение 1,7—1,8 долл./кг. И отдел тарифов должен согласовать правильность цен. В процессе согласования мы получили сообщение: "Вы не можете подтвердить свою цену, поэтому мы вынуждены вам сделать повышение". Речь об устном сообщении, потому что если выносится письменное решение, ручной режим отменяется. Тогда только дорога в суд с прогнозируемыми дополнительными затратами. Поэтому у нас неделю стояла машина в ожидании решения, мы за это заплатим перевозчику. Мы небольшая компания, мы ничего у государства не просим. Просьба только не мешать. Не создавайте препятствия легальному бизнесу. Введите правила понятные и предсказуемые".

Вот и получается, что таможня считает, что упростила жизнь импортеру (ведь декларирует, что все вопросы можно решить прямо с таможенным инспектором), а бизнесмен, наоборот, просит пощады: он предоставил все необходимые подтверждающие документы, но подтвердить цену так и не смог (так считает таможня). А как можно достучаться, если тебе не открывают? 

Во времена правления В.Януковича в таких случаях помогало независимое экспертное заключение по ценам. Такое в Украине предоставляют Торгово-промышленная палата или ГП "Держзовнішінформ". Обойдется такой документ заказчику около 12 тыс. грн без НДС и будет готовиться в течение пяти дней (простоя). Но самое удивительное, что таможенный инспектор может принять экспертное заключение к рассмотрению, а может и не принять. Для него и этот документ не является 100-процентным доказательством цены. Какая-то безысходность. Что в такой ситуации делать?

Себе дороже

Компании "Поталь", можно сказать, повезло, считает Сергей Маерович.

"С одной стороны, хотелось доказать свою правоту и правильность цен, с другой — это дополнительные расходы, время и клиенты. Был момент, когда собирались даже согласиться с оплатой этого безумного тарифа, чтобы потом нанимать юристов и идти в суд. Но вчера позвонили брокеры и сообщили буквально следующее: "Произошло чудо, вам снизили тариф". И они называют соотношение 2,5–2,7 долл./кг. Официальный НДС по этой поставке должен был составить 24 тыс. грн. За счет новых коэффициентов мы доплатили еще около 13 тыс. Изначально переплата должна была составить 43 тыс. грн. Естественно, после требования к оплате 43 тыс. грн заплатить 13 тыс. уже приятней. Незначительные повышения, корректировки есть всегда, но когда это в процентах к поставке — это одно, а когда заставляют платить в бюджет в три раза больше — совершенно другое. Если бы при платеже 24 тыс. грн запросили сверху 4–5 тыс., никто бы не возмущался. Ведь простой транспорта соизмерим переплате".

В общем, как вы поняли, импортер согласился с предложенным ему компромиссным решением. А также с тем, что, соглашаясь, в суд, чтобы вернуть свою переплату на основании ст. 55 ТКУ, он уже не пойдет. То есть решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Хотя компания "Поталь" растаможила февральскую поставку, но не решила проблему принципиально. 

"Мы работаем с тремя белорусскими фабриками. Это решение по одной. На него можно ссылаться. Брокеры надеются, что так и будет, поскольку уже есть прецедент этого года. Но это же не гарантия, — справедливо считает Сергей Маерович. — Таможня всегда может сказать, что снизила цену на один пакет документов, а в новой поставке — другие документы, и поэтому прежней цены не будет. 

Хотя в документах у нас цены, по которым мы реально покупаем… Какие могут быть тут коэффициенты? Да и валютный контракт, прежде чем по нему осуществляется платеж, проверяется банком. Если действительно цель ГФС — борьба с занижением цен, и таможня подозревает, что мы завозим более дорогую мебель, пусть меняет процедуру. Со своей стороны мы готовы предоставлять ей документы за неделю до поставки. В конце концов, пусть связываются с фабриками, проверяют у них. Делать же это, когда товар уже находится на таможне, очень накладно для бизнеса. Нужны четкие и неизменные правила.

Я не понимаю, куда толкают компанию официального импортера? Неужели хотят, чтобы возвратились "серые" и "черные" схемы? Или добиваются того, чтобы мы вообще прекратили свою деятельность? При такой цене — 4 долл./кг — нам невыгодно возить этот товар. Она однозначно отразится на потребителе. Но тогда и мы станем менее конкурентоспособными. Мы не готовы нести затраты по этому безумию, непривязанному к реальной жизни. Если мебель делается в гараже, то это одна цена, если на большой фабрике, расположенной в специальной экономической зоне, — совершенно другая".

Удивительно, но выходит, что для украинской таможни документы — это просто бумага, которой они не доверяют. А если это так, то зачем вообще импортер тратит на них время и деньги? Так может тогда обходиться без них и просто рассчитывать на аналитические способности специалистов по индикативным ценам украинской таможни?

"Мы не начинали свою деятельность в 2001—2002 гг., когда все, что привезешь, просто улетало, — продолжает Сергей Маерович. — Компания состоялась в 2008 г., и за четыре-пять месяцев мы отдали в бюджет около 70 тыс. евро. Белейшая схема, у нас было по три-четыре фуры поставки. Сейчас же объемы импорта скатились до тех, о которых я рассказываю. Это не делает чести нам, но такой сегодня рынок, потребляющий мебель. И вместо того, чтобы хотя бы не мешать, нам устраивают стресс-тесты. При таких тарифах нам нет смысла ввозить. Не готовы мы и кредитовать таможню, отдавая деньги в надежде, что суд их вернет. Даже уплатив по сниженному индикативу, но с учетом простоев, мы не далеко ушли по растратам от полной индикативной цены".

Как видим, у небольших, но "белых" импортеров, уже катастрофически снизились объемы поставок по сравнению с 2008-м. Переплаты и задержки на таможне еще более снизят их конкурентоспособность перед теми, кто, практикуя "серо-черные" схемы, везет товар дешевле и с гарантированными по времени сроками поставки. Так может тогда рынку Украины "белые" участники не нужны? Ему больше подходят "теневики" или большие компании, потенциала которых достаточно, чтобы договориться с таможней или настоять на своем в суде. 

* * *

Создается впечатление, что ГФС попала рикошетом прямо в цель, которую на самом деле и метила. Ведь в конечном итоге в очередной раз заплатил "белый" бизнес, пополнив государственный бюджет. Заплатила не только компания "Поталь", но и многие другие импортеры, припертые к стенке. Они согласились с поднятием цен декларирования, так как посчитали, что простои им обойдутся дороже. 

Таким образом, можно с уверенностью прогнозировать, что потребительские цены в очередной раз подрастут, и от этого "серые" поставщики только выиграют. А главное, до размера проблемы выросла неопределенность, — вопрос цен декларирования оказался в подвешенном состоянии. Точнее его решение зависит от воли таможни. Ведь никто же не гарантировал бизнесу, что компромиссные цены, до которых опустились аппетиты таможни от индикативных цен, будут применяться при очередной растаможке их импортных грузов.

Правда, и бизнес не гарантировал, что при таком таможенном сервисе не предпочтет "тень" "белым" поставкам…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно