План Литовченко. Президент «Киевстара» накануне юбилея рассказывает об уроках прошлого, планах на будущее и о том, чему политикам стоило бы поучиться у компании

30 ноября, 2007, 15:39 Распечатать
Выпуск № 46, 30 ноября-7 декабря 2007г.
Автор
Отправить
Отправить

9 декабря 1997 года компания «Киевстар» начала предоставлять услуги мобильной связи. Именно в этот день она и празднует десятилетие на рынке...

Автор

9 декабря 1997 года компания «Киевстар» начала предоставлять услуги мобильной связи. Именно в этот день она и празднует десятилетие на рынке. Хотя была зарегистрирована 2 сентября, а одноименное открытое акционерное общество, получившее мобильную лицензию, было создано еще тремя годами ранее. За десять лет из никому не известной фирмы, неожиданно для всех объявившейся на GSM-конкурсе, «Киевстар» превратился в крупнейшего украинского мобильного оператора. С более чем двадцатью тремя миллионами клиентов, двумя миллиардами долларов годового дохода и пятью с половиной тысячами сотрудников. Бессменный президент «Киевстара» Игорь ЛИТОВЧЕНКО поделился с «ЗН» результатами программы «Общение ради будущего», рассказал о роли телекоммуникаций в экономике и предположил, что оператор мог бы стать примером эффективности для всей Украины.

О политике и социальной ответственности

— В своих интервью вы часто цитируете одного из немецких политиков, который сказал, что «Siemens — это Германия: чем больше заказов будет у Siemens, тем больше рабочих мест и доходов будет у простых немцев». И предлагаете свою формулировку: «Киевстар» — это Украина». Не будет ли это преувеличением?

— Могу с полной уверенностью сказать, что это не преувеличение. Сейчас каждый второй житель страны пользуется нашими услугами. За десять лет мы построили компанию, которая на сегодняшний день, на мой взгляд, является гордостью не только Украины, но и Европы.

Но если люди нам доверяют, значит, мы должны делать для людей еще больше. И мы решили пойти дальше простого меценатства, поддержки малоимущих и инвалидов. Главной задачей программы «Общение ради будущего» было «сформулировать», смоделировать само наше будущее. Путем социологических исследований и дискуссий мы узнали, каким его видят простые люди.

Когда появились первые итоги, мы поняли несколько важных вещей. Первое: украинцы не надеются на то, что кто-то «сделает» их будущее за них. Они готовы работать над своим будущим сами. Они лишь просят не мешать им реализовать свои собственные амбиции — правовые, социальные, экономические. Второе: исследование проходило по всей территории Украины. И оказалось, что люди, которые живут на Востоке, на Западе, в Крыму, в Киеве, думают во многом одинаково! Они отличаются друг от друга в этнокультурном отношении, но все они ставят перед собой абсолютно одинаковые задачи и имеют одинаковые ценности. Когда мы составляли «Карту будущего» (социологическое исследование «Видение населением Украины своего будущего», проведенное Киевским институтом социологии по заказу компании «Киевстар», см «ЗН» №41 от 3 ноября. – В.К.), оказалось, что и на Западе, и на Востоке на первое место в системе ценностей люди поставили семью и детей. На второе — здоровье, физическое и духовное. На третье — материальные ценности, работу и карьеру.

Сегодня, празднуя десятилетие своей работы, мы можем подвести определенный итог развития компании. И сказать, что мы не только лидеры, а служим, можем служить, должны служить примером развития подобного рода компаний, организации экономики, общества и страны в целом.

— Что именно из опыта вашей компании, из практики ее работы вы бы порекомендовали распространить на общественную и экономическую жизнь страны?

— Да взять хотя бы нашу историю. Когда «Киевстар» только начинал работать, на рынке не было технических специалистов мобильной связи. И нам приходилось привлекать из-за рубежа тех, кто обучал наших технарей. Ведь вначале задачей номер один было построение сети. Однако с течением времени акцент изменился: понадобились уже люди, которые умеют продавать созданный компанией продукт, — маркетологи.

Поменялся и стиль управления компанией. На стартовом этапе наиболее важны были личности, энтузиасты, которые горят идеей, готовы поставить четкие цели и задачи, объединить людей, сформировать коллектив единомышленников. Но когда «процесс пошел», приоритетными становятся не личности, а система — отработанные процедуры работы, которые должны быть четко прописаны и выполнение которых должно контролироваться. Сегодня в компании ни один контракт, ни одна рекламная кампания, ни один прием на работу, ни одна закупка не осуществляется без прохождения соответствующей процедуры.

— То есть, если следовать вашей логике, украинской экономике и политике пора переходить от этапа руководства личностей к этапу руководства процедур?

— По итогам социологических опросов, которые инициировал «Киевстар», выяснилось, что людям нужна стабильность в вопросах, связанных с социальной политикой, экономикой. Процедуры, или, применительно к стране, законы — это как раз и есть стабильность. Но, наверное, сегодня рано говорить, что Украина готова к «жизни по процедурам». К тому же страна меняется, поэтому должны модернизироваться и законы. А мы, со своей стороны, можем выступать в качестве экспертов, советников, помощников. Почему? Во-первых, потому что мы построили лидирующую на рынке общенациональную компанию, которая работает с лучшими показателями. С этим надо считаться. Значит, мы что-то знаем, у нас есть некоторый опыт, знания. Кроме того, у нас есть прямой доступ к подобным западным компаниям, и мы можем принести их опыт в Украину.

— А не хочет ли президент «Киевстара» выступить в роли политика? И начать претворять в жизнь свои идеи?

— Нет. Потому что бизнес должен быть отделен от политики. Это абсолютно разные вещи. Но мы готовы к диалогу с политиками, чтобы поделиться опытом, нашим и зарубежным. Но решение о начале такого диалога должны принимать сами политики. Навязывать свою точку зрения мы не будем. Мы хоть и лидеры, но остаемся одним из игроков на одном из сегментов рынка. И наше мнение — только одно из многих, которые могут быть.

— «Киевстар» — одна из первых компаний, которая начала предлагать серьезные программы социальной ответственности бизнеса. Однако ваши планы идут дальше: научить государство эффективному выполнению своих обязанностей. Не кажется ли вам, что социальные программы, наоборот, «расслабляют» государство, которое перестает заботиться о нуждающихся в надежде, что «Киевстар», «Интерпайп» и другие «подхватят»?

— Мы несем социальные обязательства уже несколько лет. У нас 15 «подшефных» школ-интернатов по всей Украине. Мы также ежегодно проводим Djuice-ГОЛ — всеукраинский детский чемпионат по футболу, в котором в нынешнем году приняло участие порядка двух тысяч школ со всей Украины. Еще один из наших проектов — «Мобильная культура», посвященный формированию культуры использования мобильной связи в обществе, к которому в этом году подключилось и Минобразования. Компания также оказывает помощь малоимущим, инвалидам, пенсионерам, ветеранам войны, различным медицинским учреждениям. Это огромный спектр социальной деятельности «Киевстара».

Наша принципиальная позиция — если мы начали кому-то помогать, то помощь должна быть планомерной и долговременной.

Даже в программе «Общение ради будущего», посвященной десятилетию компании, есть серьезная социальная составляющая. Например, в июне-августе этого года мы провели серию круглых столов — брейнстормов. Мы собирали известных в Украине людей, которые являются лидерами мнений в различных сферах жизни общества. По сути, мы отработали модель принятия важных общественных решений, генерации совместных идей. Политики, общественные деятели, представители правительства с интересом смотрели на такой опыт.

Еще одно важное направление социальной ответственности — это наши сотрудники, которых более 5,5 тысячи человек. В нашем коллективе существует определенная культура поведения, и все мы разделяем определенную систему ценностей.

О бизнесе и акционерах

— Могли бы вы рассказать, как за десять лет вашей работы на рынке изменилась страна, как изменился рынок, как изменился житель Украины, который, по совместительству, еще и абонент мобильной связи?

— Рынок изменился очень сильно. Вначале операторы просто создавали продукт, и его просто покупали. Доход от одного абонента был 100 долларов в месяц. Сегодня он не больше восьми и продолжает снижаться. Это связано с развитием конкуренции. Связь на сегодняшний день стала общедоступной.

Не так давно на заседании Евро­пейской бизнес-ассоциации мы поднимали вопрос о налоге в пенсионный фонд в размере 7,5% от стоимости услуг мобильной связи. А ведь этот налог вводился в 2000 году в числе других налогов на покупку предметов роскоши — мехов, ювелирных изделий и т.д. Но ведь мобильная связь давно перестала быть предметом роскоши, а налог остался. Нам-то от него, как говорится, ни холодно, ни жарко, мы его просто собираем и передаем в бюджет. Однако мы в данном случае защищаем интересы абонентов.

Возросли требования абонента к операторам. Десять лет назад ему был важен сам факт пользования мобильной связью, неважно, какого качества. Сегодня абоненты стали очень разборчивы.

Появились новые услуги. Мы еще не внедрили третье поколение, а в западных странах, в частности Корее и Японии, уже вовсю тестируют четвертое.

— Прогнозировали ли вы десять лет назад, что рынок мобильной связи так быстро вырастет? Лет пять-шесть назад считалось, что пользователями мобильной связи смогут стать не более 30% жителей Украины…

— Конечно, тогда такого никто не ожидал. Десять лет назад мы радовались каждому абоненту, потом каждой сотне, каждой тысяче... Праздновали первый миллион. Сегодня номинальное проникновение (количество активных SIM-карт по отношению ко всему населению страны) составляет 117%, а к концу года мы ожидаем рост до 121%. Реальное же проникновение (то есть число людей, пользующихся связью) сегодня составляет 70%, а в конце года достигнет 77%. И это при том, что если вычесть малолетних детей, то статистически пользователями мобильной связи в Украине могут являться только 82% населения. Рост числа абонентов мобильной связи за прошлый год составил 54%. В этом году ожидается 15%. В следующие несколько лет прогнозируется не более 3% прироста ежегодно.

— Украина — не самая богатая страна Европы, но насыщения рынка мобильной связи достигла, наверное, быстрее всех. Почему именно у нас был такой рекордный рост?

— Не только Украина, подобная ситуация наблюдается и в ряде других стран СНГ. Сыграли свою роль ряд факторов. Во-первых, общий экономический рост этих стран. Во-вторых, операторы, и «Киевстар» в том числе, применили в своих тарифах все самые прогрессивные мировые новшества: посекундную тарификацию, падающую стоимость минуты, бесплатные входящие звонки… Даже не во всех европейских странах есть посекундная тарификация, зато у многих — замаскированная плата за входящие, плата за соединение… Украинские тарифы — одни из самых либеральных и прогрессивных.

— Четыре-пять лет назад операторы очень протестовали против закона о бесплатных входящих, пугали обвалом рынка. И вы тогда были активным участником этих протестов. Потом оказалось, что именно благодаря СРР (calling part pay, «платит звонящий». — В.К.) украинские операторы получили рекордный рост. Поговаривают, что лично вы были одним из скрытых лоббистов того закона…

— Мы не были против СРР в принципе, мы понимали, что это общемировая практика. Но мы были против скоропалительного введения этой нормы, без подготовки, без механизма взаиморасчетов, без технической базы, без достаточной емкости сетей. Вот тогда рынок действительно мог бы обвалиться. И лоббировали мы, если можно так выразиться, а точнее, убеждали всех участников процесса назначить определенную дату перехода. Зная которую, операторы могли бы готовиться. А инициаторы этого законопроекта просто скопировали европейскую практику и только потом уже слушали украинских операторов, пытались понять нашу позицию...

— Когда рынок мобильной связи достигает насыщения, операторы начинают работать над увеличением доходности существующих абонентов. Что планирует делать для этого «Киевстар»?

— Первое – мы намерены удержать свою долю рынка. Второе — внедрять новые технологии, на базе которых будут предоставляться новые услуги. Это должны быть услуги, востребованные как можно большим количеством абонентов в каждом сегменте, а не нишевые. Конвергентные услуги, широкополосный доступ, цифровое телевидение и т.д. Сегодня основной доход операторам приносят голосовые услуги. И пока незначительный — дополнительные. В увеличении этого процента есть большой резерв.

Рано или поздно все операторы придут к тому, что их сети станут одинаковыми. Будут примерно одинаковыми покрытие, количество базовых станций. Тарифы тоже будут сопоставимы. И абонент останется там, где ему предложат лучшее качество, лучший сервис, лучший набор услуг, лучшее отношение в целом.

— Почему же «Киевстар» отказывается от бренда Ace&Base?

— Мы всегда уделяли серьезное внимание правильному сегментированию рынка. Я считаю, что оно у нас выполнено идеально: для каждой социальной группы у нас есть свои предложения.

Изначально Ace&Base был рассчитан на тех, кто хочет пользоваться мобильной связью и тратить на нее как можно меньше. Эта услуга была очень востребована и в молодежном сегменте, и в сегменте малого бизнеса, который тоже не мог тогда себе позволить тратить на связь сто долларов в месяц.

Однако шло время, появлялись новые услуги и тарифы, и в какой-то момент оказалось, что пользователи Ace&Base уже относятся к совершенно разным целевым аудиториям. Поэтому мы решили сегментировать так: «Киевстар» — препейд и контракт для многоговорящих абонентов, «Киевстар Бизнес» — для крупных корпоративных абонентов, для малого и среднего бизнеса, Djuice — молодежный массовый сегмент и «Мобилыч» — для малоговорящих абонентов.

При решении вопроса о том, какой портфель брендов оставлять, мы провели серию исследований. И когда спрашивали людей «к кому вы подключены?», то никто не говорил, что подключен к Ace&Base. Они говорили: «У меня карточка «Киевстар». Поэтому никакого рационального смысла в поддержке бренда Ace&Base мы не видели.

— В Украине уже три оператора мобильной связи третьего поколения. Какие уроки извлек «Киевстар» из старта этих компаний, ведь вам когда-нибудь тоже придется развивать 3G?

— Когда появились операторы GSM, кое-кто считал, что место на рынке есть только для двух компаний, а никак не для трех. Но потом появились третий, четвертый, пятый… И мы видим, что чем больше появляется операторов, тем больше от этого выигрывает потребитель. Рынок 3G-связи сейчас только зарождается. И чем больше появится игроков на нем, тем большим будет выбор услуг и ниже тарифы.

На сегодняшний день половина базовых станций «Киевстара» по всей Украине технологически готова к 3G. Когда в «Укртелекоме» еще только проводился тендер по выбору поставщика оборудования, мы обратились к НКРС с просьбой временно выделить нам полосу частот для тестирования 3G в центре Киева. Результаты тестирования — отличные. И сегодня мы продолжаем модернизировать нашу сеть по всей территории Украины. Поэтому после получения лицензии мы сможем очень быстро развернуть 3G сеть и начать предоставлять услуги.

— Сегодня наблюдается интерес мобильных операторов к Wi-Fi и WiMAX. Есть ли он у «Киевстара», и в рамках какой бизнес-модели компания намерена использовать эти технологии?

— Мы получили лицензию на Wi-Fi на всю территорию страны. И в таких местах, как вокзалы, аэропорты, офисы, супермаркеты, будем строить сети. Что касается WiMAX, то это последовательное продолжение 3G. К сожалению, тот спектр частот, который предлагает сегодня независимый регулятор, — 5,4—5,6 ГГц — это не те частоты, которые используются для WiMAX в Европе. А значит, для наших будущих абонентов этого стандарта роуминг будет отсутствовать. Но мы все равно будем использовать это как «последнюю милю» — подключение к конечному оборудованию пользователя.

— А купить одну из компаний, владеющих частотами на 2,4—2,5 ГГц, как это сделал «Голден Телеком»?

— Такие вопросы относятся к компетенции наших акционеров. Если они примут такое решение, мы его выполним.

— Планирует ли «Киевстар» поставить вопрос об участии в правительственной программе «Телефон в каждый дом»? Возможно, если бы операторов, которые в ней участвуют, отбирали на открытом конкурсе, у вас было бы больше преимуществ…

— Телефон с подключением «Киев­стар» и так уже есть в каждом доме! (смеется). Если нас пригласят, то с удовольствием поучаствуем в программе. Если не пригласят — будем по-прежнему решать вопрос телефонизации страны с помощью мобильной связи.

— Бытует мнение, что ситуация, когда акционеры не могут влиять на деятельность компании, очень выгодна для менеджмента, который может действовать по принципу «что не запрещено, то разрешено»…

— Я бы так не сказал. Потому что вся ответственность за любые принятые в компании решения ложится на менеджмент, а не на акционеров. Гораздо проще получить решение совета директоров и пойти его выполнять. Если вы считаете себя хорошим менеджером, то не должны оправдывать волюнтаристские решения какой-либо необходимостью. Либо вы берете на себя ответственность и эту ответственность превращаете в действительность, либо вам тогда не место в компании.

— Рынку интересно, как живет «Киев­стар» в ситуации конфликта между акционерами...

—Есть ежедневные операционные вопросы, по которым мы можем принимать решения самостоятельно. Но есть и глобальные вопросы. Вот вы спрашивали о покупке компаний, о нераспределенной прибыли и дивидендах, о платежах по евробондам. По глобальным вопросам нужны решения акционеров.

В настоящее время важные вопросы «Киевстар» решает следующим образом. Мы общаемся с акционерами, запрашиваем у них подтверждение по важным вопросам через юристов. И если они оба согласны, то делаем. Очень хотелось бы, чтобы они как можно быстрее нашли компромисс. Переговоры идут, и я знаю, что есть какие-то подвижки. Моя задача как руководителя компании — вне зависимости от развития ситуации сохранить доходы и лидерство «Киевстара».

О кадрах и истории

— Вы уже десять лет на посту президента «Киевстара». Не хочется сменить род деятельности? Ведь человеку свойственно стремиться к чему-то новому…

— Работа и условия меня устраивают, планов уходить нет, а новое есть всегда: это новые технологии, новое развитие бизнеса. Хотя у других людей может быть иное отношение к этому вопросу. Вот у нас в компании недавно сменились два директора. Меняется рынок и должны меняться люди. Кроме того, компания не может обеспечить 100% менеджеров возможность дальнейшего роста. Ведь менеджеров много, а руководящих постов мало… С другой стороны, мы можем гордиться тем, что наши специалисты востребованы на рынке, что их приглашают в другие компании на более высокие должности.

— Почему в «Киевстаре» менеджмент среднего звена не так публичен, как аналогичный менеджмент вашего конкурента?

— Исторически так сложилось, что менеджмент «Киевстара» назначается двумя акционерами. И позиции технического, маркетингового и операционного директоров — креатуры норвежцев. Поэтому иногда возникает языковой барьер. Хотя наши «топы» всегда открыты к общению, например, финансовый директор любит журналистов и всегда с ними общается. И Тронд Мо, и пришедший ему на смену Эндрю Симмонс... Очень рекомендую пообщаться с нашим новым техническим директором Йогешем Маликом. Это уникальный человек, я таких еще не встречал. Будучи родом из Индии, он прошел путь от простого инженера до технического директора крупной компании. Молодой менеджер, широко мыслящий с точки зрения бизнеса, с огромным потенциалом.

— Насколько успех «Киевстара» зависел лично от вас, насколько от команды и насколько от акционеров?

— Себе в заслугу я не побоюсь поставить, во-первых, идею создания оператора «Киевстар», во-вторых, правильно определенные цели, в-третьих, подбор управленческой команды, которая есть сегодня и которую я собирал в течение десяти лет. Я могу смело сказать, что это мое. А общие результаты работы — это заслуга команды.

Благодаря акционерам у нас есть доступ на многие рынки, где они работают, как на финансовые, так и на телекоммуникационные. Благодаря этому мы прекрасно понимаем, какие услуги пользуются спросом, как они развиваются, когда их лучше выводить на рынок, во что лучше инвестировать деньги.

— В «Киевстаре» в свое время работали два родственника тогда действовавшего президента Украины. Каков был их вклад в развитие компании?

— Елена Франчук пришла на должность заместителя директора по маркетингу. Пришла, когда компании было уже года два. До этого она работала в банке. Она, как любой человек, имеет право на трудоустройство в любую компанию, в любую отрасль. Захотела поработать в телекоммуникациях и пришла к нам.

Что это нам дало? С одной стороны, огромное количество проверок. С другой — большое чувство ответственности. Мы должны были быть настолько прозрачным бизнесом, чтобы никто не смог нас ни в чем упрекнуть. В общем, это больше обязывало, чем давало.

А Юрий Геннадьевич Туманов стоял у истоков создания компании, еще с 1994 года…

— Еще когда «Киевстар» был ОАО?

— Да. И он по сегодняшний день является председателем наблюдательного совета. Даже если бы он и хотел покинуть этот пост, уволить его может только сам совет. А он не собирается с 2005 года.

Давайте, чтобы закрыть тему истории создания компании, вокруг которой в Интернете столько спекуляций, я вам расскажу, как это было на самом деле.

Итак, 1994 год. Рождается идея создания компании — оператора современных услуг связи. Напомню реалии того времени: рынок связи был в зачаточном состоянии, не было даже «Укртелекома», Министерство связи фактически выполняло функции государственного оператора, как при СССР, и контролировало созданные в ручном режиме «УМС» и «Утел» (см. первое в истории упоминание о «Киевстар» в «ЗН» №8 за 25 февраля 1995 года. — В.К.). Ведь мы тогда отлично понимали, что за телекоммуникациями — будущее. И создали ОАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.». В состав акционеров вошли подразделения государственных организаций — Минэнерго, Госкомнефтегаза, «Укрзалізниці», которые вместе владели контрольным пакетом, а также ряд частных компаний-инвесторов, в том числе британская компания «Импекс-групп», директором которой был Александр Чумак, через несколько лет трагически погибший.

Почему на тот момент была необходимость привлечения государственных структур? Потому что частоты тогда не были еще даже двойного назначения — ими могли распоряжаться только спецпользователи. И нужно было привлечь этих спецпользователей в качестве заинтересованных лиц.

Затем начался длительный период всевозможных согласований. В результате, за два года мы так и не подошли к началу операционной деятельности. И некоторые акционеры, устав ждать результата, решили выйти из бизнеса. Первой, кто продал свои акции, была «Импекс-групп». Потом ушли государственные компании. Зато в составе акционеров появились другие инвесторы: украинские компании «Сторм» и «Омега», а также американский инвестиционный фонд «Спутник». С таким составом акционеров весной 1997 года мы вышли на получение лицензии GSM-900.

Одновременно с участием в конкурсе мы искали стратегического инвестора. Вели переговоры почти со всеми крупными европейскими операторами. И, наконец, уже после получения лицензии достигли договоренности с Telenor. Однако норвежцы не считали возможным войти в состав акционеров ОАО. И поставили условием своего вхождения создание ЗАО. Оно и было создано 2 сентября 1997 года с теми же акционерами, что и ОАО.

Затем была проведена реструктуризация: ОАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.» выкупило 99,99% акций ЗАО «Киевстар», внеся в качестве оплаты целостный имущественный комплекс ОАО, включая право пользования лицензией GSM-900. Чуть позже лицензия была переоформлена на ЗАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.», после чего весной 1998-го ОАО было ликвидировано.

К вопросу о переоформлении лицензии ОАО на ЗАО скажу лишь, что полное сопровождение всего процесса осуществляла компания PriceWaterHouse Coopers, что говорит само за себя. Кроме того, Telenor с его международным инвестиционным рейтингом ААА никогда бы не стал акционером компании, в законности деятельности которой были хоть малейшие сомнения.

— Каким будет «Киевстар» еще через десять лет?

— У меня есть любимая поговорка: «Не жалейте о прошлом, потому что его не вернешь, не заглядывайте слишком далеко в будущее, потому что этого может не произойти, а постарайтесь сохранить и приумножить то, что у вас есть сейчас». Так вот, что касается «сейчас» и ближайшего будущего, то стратегия компании разрабатывается минимум на три года вперед. Мы планируем развитие «Киевстара» с учетом общего развития рынка телекоммуникаций. Сегодня рынок телекоммуникаций дает 7% ВВП, а будет давать намного больше. Очевидно, что это одна из самых динамично развивающихся отраслей экономики, за которой большое будущее. Уверен, что и в будущем «Киевстар» будет лидером на украинском рынке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК